11 глава

Церемониальный закон, описанный апостолом (Евр 9:9,10), заключается не только в «дарах и жертвах», которые до сего момента рассматривались в этой книге, но и «в пище, питье и различных омовениях» от церемониальной нечистоты. Законы, которые начинают эту главу и определяют различия между некоторыми видами мяса и др., позволяют некоторые употреблять в пищу, как чистые, а другие запрещают есть, как нечистые. «Но иная плоть у человеков». Природа поражается при мысли об употреблении ее в пищу, и участвуют в этом лишь те, кто достиг наивысшей степени варварства и стал на одну ступень с животными. Поэтому против этого не нужен закон. Но есть также иная плоть у скотов, о которых здесь изложен закон (ст. 1-8), иная у рыб (ст. 9-12), иная у птиц (ст. 13-19), иная у пресмыкающихся, которые делятся на два вида: крылатые (ст. 20-28) и ползающие по земле (ст. 29-43). Этот закон заканчивается основным правилом святости и основанием для него (ст. 44 и далее).

Стихи 1-8. Теперь, когда Аарон был посвящен в первосвященники дома Божьего, Бог обратился к нему и Моисею и назначил их уполномоченными передать Его волю народу. Он говорил об этом с Моисеем и Аароном, так как именно от священников требовалось, чтобы они проложили различия между чистыми и нечистыми и научили этому народ. После потопа, когда Бог вступил в завет с Ноем и его сыновьями, Он позволил им есть плоть (Быт 9:13), хотя до того времени они были ограничены продуктами, производимыми землей. Но здесь свобода, дарованная сыновьям Ноя, ограничивается для сыновей Израиля. Они могут есть мясо, но не все его виды; к некоторым они должны относиться как к нечистым и запрещенным для них, к другим – как к чистым и дозволенным в пищу. Закон в этом плане очень точен и строг. Но какие были основания для этого закона? Почему народ Божий не мог использовать все творения, как другие народы?

1. Достаточное уже основание: так как этого желает Бог – такова Его воля, а так как Его закон достаточен, то и основание достаточно, ибо Его воля является Его мудростью. Он посчитал, что хорошо было бы подобным образом испытать послушание Своего народа: не только в торжественных обрядах, совершаемых возле Его жертвенника, но и в каждодневном приеме пищи за столом, чтобы они помнили, что находятся в Его власти. Подобным образом Бог испытал послушание человека в период невинности, запретив ему вкушать плоды определенного дерева.

2. Большая часть мяса, запрещенного как нечистое, на самом деле была вредна и непригодна в пищу, а то, которое мы считаем достаточно полезным и соответственно используем его (мясо таких животных, как кролик, заяц, свинья), возможно, в тех странах и было вредно для их здоровья. В этом законе Бог поступил со Своим народом, как любящий Отец со Своими детьми, запретив им вкушать ту пищу, от которой они наверняка заболели бы. Отметьте: Бог беспокоится о теле, и поэтому не только глупо, но и грех против Бога – наносить вред своему здоровью ради угождения аппетиту.

3. Тем самым Бог хотел научить Свой народ отличаться от других народов не только своим религиозным поклонением, но и образом жизни. Так Он хотел показать им, что они не должны быть причислены к другим народам. Похоже, что и до сего момента существовали некие различия в пище у евреев и других народов, которых придерживались по традиции, ибо они не ели вместе с египтянами (Быт 43:32). Даже до потопа животные разделялись на чистых и нечистых (Быт 7:2), но это отличие было утеряно вместе с другими требованиями религии, когда они жили среди язычников. Данный закон сокращает их количество до определенного и требует, чтобы иудеи придерживались этого и таким образом благодаря особой диете удерживались от близкого общения со своими соседями-идолопоклонниками и могли быть прообразом Божьего духовного Израиля, который не только в этих малых вещах, но в характере своего духа и в образе своей жизни руководствовался благоразумной специфичностью и не сообразовывался с веком сим. Образованные богословы отмечают, что большая часть тварей, считавшихся мерзостью и нечистыми согласно этому закону, высоко почиталась среди язычников и не столько употреблялась в пищу, сколько приносилась в жертву их богам, и поэтому здесь перечислены эти животные как нечистые и мерзость для того, чтобы у них не было искушения съесть их и они могли оставаться религиозно равнодушными к тому, что язычники особенно ценили. Свинья у поздних язычников приносилась в жертву Венере, сова – Минерве, орел – Юпитеру, собака – Гекате и т.д., и все эти твари здесь причислены к нечистым. Что же касается тварей в общем, то здесь изложено основное правило: чистыми считались лишь те, которые имели раздвоенные копыта и на них глубокий разрез, а также жевали жвачку. Они особо упоминаются при повторении закона (Втор 14:4,5), откуда следует, что израильтянам был предоставлен достаточный выбор и они не должны были жаловаться на ограничения. Согласно этому закону те животные, которые не жевали жвачку и не имели раздвоенных копыт, считались нечистыми, и поэтому мясо свиньи, зайца, кроля было запрещено для них, хотя оно широко распространено среди нас. Поэтому, особенно вкушая мясо этих животных, мы должны благодарить за свободу в этом вопросе, предоставленную нам Евангелием, которое учит нас, что всякое творение Божие хорошо, чтобы мы не почитали ничего скверным или нечистым. Некоторые обращают внимание на символику в изложенном здесь правиле, с помощью которого они должны различать пищу, или считают, что, по крайней мере, на это можно сослаться. Размышления и другие действия поклонения, совершаемые сокровенного сердца человеком, могут символически выражаться жеванием жвачки, перевариванием нашей духовной пищи, а справедливость и благотворительность к людям, поступки доброго образа жизни могут символически выражаться раздвоенным копытом. Каждое из этих правил без другого не может положительно представить нас Богу, а должны присутствовать оба – добрые чувства в сердце и добрые дела в жизни. Если чего-то недостает, то мы нечисты, определенно нечисты. Из всех, запрещенных в качестве нечистых, животных самым пугающим и отвратительным для благочестивых иудеев считалось мясо свиньи. Антиох многих предал смерти, так как они отказывались есть его. Возможно, они испытывали особое искушение съесть его и поэтому привили себе и своим детям особое отвращение к нему, не называя его по имени, а чужим мясом. Похоже, что язычники суеверно употребляли его (Ис 65:4), они если свиное мясо (Ис 65:4), и поэтому Бог запретил Своему народу использовать его, чтобы они не научились у своих соседей неправильно употреблять его. Некоторые полагают, что запрет этих животных как нечистых был предназначен, чтобы предостеречь народ от плохих качеств, которыми обладали эти животные. Мы не должны быть грязными и валяться в грязи, как свиньи, как и не должны быть пугливыми и малодушными, как зайцы, или жить на земле, как кролики; пусть ни один человек в чести не превращается в тварей, которые умирают. Закон запрещал не только есть их, но и прикасаться к ним, ибо тот, кто хочет удержаться от любого греха, должен стараться избегать всех искушений к нему, всего, что похоже на него или ведет к нему.

Стихи 9-19. В этих стихах представлено (1) основное правило, касающееся рыб: какие из них чистые, а какие – нет. Всю рыбу, которая имеет плавники и чешую, они могли есть, и лишь та необычная рыба, которая их не имела, была запрещена (ст. 9,10). В древние времена рыба считалась самой изысканной пищей (тогда и в голову не могло прийти, чтобы употреблять ее в дни поста или сделать средством для умерщвления плоти), поэтому Бог не возлагал много ограничений для Своего народа в употреблении рыбы, ибо Он – Господин, позволяющий Своим слугам вкушать не только необходимую пищу, но и лакомства. В адрес запрещенной рыбы сказано, что они скверны для вас (ст. 10-12), то есть «вы должны считать их нечистыми и не только не есть, но и держаться от них на расстоянии». Отметьте: все нечистое должно быть мерзостью для нас; не прикасайтесь к нечистому. Но обратите внимание: это должно было быть мерзостью лишь для иудеев; соседние народы не должны были следовать этому правилу, и эти животные не должны быть мерзостью для христиан. Евреи были почтены особыми привилегиями, и потому, чтобы они не возгордились этим transeunt cum onere – они облагались особыми ограничениями. То же можно сказать в адрес Божьего духовного Израиля: так как он отличен превыше других народов евангельским заветом усыновления и дружбы, то должен более других быть умерщвлен евангельскими заповедями самоотречения и готовностью нести свой крест.

(2) Основное правило в отношении птиц; здесь детально перечислены птицы, от которых нужно было воздерживаться как нечистых, все же остальные птицы дозволено употреблять в пищу. У людей придирчивых есть достаточно информации, чтобы выяснить истинное значение используемых здесь еврейских слов; некоторые из них и до сего часа не очевидны, а некоторые виды птиц присутствуют лишь в отдельных странах. Чтобы знать, в силе ли этот закон сейчас, мы должны с уверенностью знать, что он запрещает; и если бы это было в наших силах и мы были лучше ознакомлены с природой перечисленных здесь птиц, то восхитились бы знанию Адама, давшего им имена, которые выражают их природу (Быт 2:20). Но так как закон был отменен, а знания в значительной степени утеряны, то нам достаточно обратить внимание на тех птиц, которые запрещены.

[1] Некоторые из них хищные птицы – такие как орел, гриф и т.д., а Бог хотел, чтобы Его народ гнушался всего грубого и жестокого, чтобы он не питался кровью и грабежом. Голубиц, за которыми охотились, разрешалось употреблять в пищу человеку и в качестве жертвы Богу, а коршунов и соколов, которые охотились за ними, нужно было считать мерзостью для Бога и человека, ибо положение тех, кого преследуют за праведность, для глаза веры намного лучше положения преследователей.

[2] Некоторые из них – одинокие птицы, которые живут во тьме и уединенных местах, такие как сова и пеликан (Пс 101:7; Ис 34:11), баклан и ворон, ибо Божий Израиль не должен быть грустным народом, пребывать в скорби и постоянном уединении.

[3] Одни из них питались нечистой пищей, как, например, цапля, питающаяся змеями, а другие – червями; но мы не только сами должны воздерживаться от всякой нечистоты, но и от общения с теми, кто позволяет себе это.

[4] Одних при ворожбе использовали египтяне. А других – язычники. Считалось, что одни птицы приносят счастье, другие – беду, а языческие гадалки с уважением относились к полету этих птиц. Поэтому все эти птицы должны были стать мерзостью для народа Божьего, и народ не должен был учиться языческим путям.

Стихи 20-42. Вот и сам закон.

1. Относительно летающих насекомых, таких как мухи, осы, пчелы и т.д.; этих насекомых нельзя было есть (ст. 20), так как они непригодны в пищу. Но были некоторые разновидности саранчи, которая в тех странах считалась хорошей пищей и часто употреблялась; так, Иоанн Креститель питался ими в пустыне и ему было позволено есть их (ст. 21,22).

2. Относительно ползающих по земле тварей – все они были запрещены (ст. 29,30 и далее 41,42), так как змей был проклят и приговорен ходить на чреве своем, поэтому между ним и человеком была положена вражда (Быт 3:15), которая сохранялась благодаря этому закону. Прах – пища ползающих тварей, поэтому они не были пригодны человеку в пищу.

3. Относительно мертвых тел всех этих нечистых животных.

(1) Всякий коснувшийся их считался нечистым до вечера (ст. 24-28). Этот закон часто повторяется, чтобы привить людям отвращение ко всему, что запрещалось, хотя никакого четкого основания для этого запрета не было, а лишь воля Законодателя. Это не значит, что на них нужно было смотреть как на осквернивших совесть или тех, кто этим прикосновением согрешил против Бога, если только это не сделано из пренебрежения к закону. Во многих случаях кому-то необходимо касаться их, чтобы предать погребению, но в таком случае они подвергались лишь церемониальной нечистоте, которая на какое-то время запрещала им входить в скинию или есть святое, или же близко общаться со своими близкими. Но эта нечистота длилась лишь до вечера и символизировала, что всем церемониальным осквернениям должен был наступить конец со смертью Христа, совершившейся вечером этого мира. И мы должны научиться всякий день вечером обновлять свое покаяние за грехи дня и очищать себя от осквернения, которому из-за них подвергаемся, чтобы не ложиться спать в своей нечистоте. Они даже могли прикасаться к нечистым животным, таким, как лошади и собаки, пока те были живы, не подвергаясь из-за этого церемониальной нечистоте, так как позволялось использовать их для служения, но не могли прикасаться к ним, когда те были мертвы, так как запрещалось есть их мясо; а к тому, что нельзя было есть, нельзя было прикасаться (Быт 3:3).

(2) Даже сосуды или любая другая утварь, на которую они упадут, считалась нечистой до вечера (ст. 32), а если это были глиняные сосуды, то их нужно было разбить (ст. 33). Это должно было научить израильтян тщательно избегать всего, что было осквернено, даже в своей повседневной жизни. Не только сосуды святилища, но и всякий котел в Иерусалиме и Иуде должны быть святыней Господа (Зах 14:20,21). Законы в этих вопросах очень требовательны, и соблюсти их было сложно, если только задумаемся о том, что нечистым становится все, на что упадет мертвая мышь или крыса; и если это была печь или очаг для котлов, то их нужно было разбить (ст. 35). Исключения также очень приятны (ст. 36 и далее). Все это должно было приучить народ быть точным и усердным в своем послушании, а также научить нас, которые благодаря Христу избавлены от этих обременительных обязанностей, быть не менее бдительными в более важных вопросах закона. Мы должны с таким же усердием хранить свои драгоценные души от осквернения грехом и с такой же быстротой очищать их, когда они осквернены, как в то время израильтяне хранили и очищали свои тела и домашнее имущество от этих церемониальных осквернений.

Стихи 43-47. В этих стихах представлено:

I. Толкование этого закона, или ключ, раскрывающий нам его смысл. Это было не просто меню или наставление врача о диете – тем самым Бог хотел научить Свой народ освящать себя и быть святым (ст. 44). То есть с помощью этого они должны были (1) научиться различать добро и зло и понимать, что не могут поступать, как другие, раз они не могут есть то, что едят другие.

(2) Научиться постоянно соблюдать божественный закон и руководствоваться им во всех своих поступках, даже самых обычных, которые нужно совершать как должно ради Бога (3Иоан.6). Даже пищу и питье они должны были вкушать по правилу в славу Божию (1Кор 10:31).

(3) Отличаться от всех своих соседей, как народ, отделенный для Бога и обязанный не ходить путями язычников; все это – святость. Так эти вещественные начала мира стали их учителями и управляющими (Гал 4:2,3), чтобы привести и возродить их к первому состоянию в Адаме и залогу их наилучшего положения со Христом, то есть к святости, без которой никто не увидит Господа. Безусловно, великое предназначение всех постановлений – чтобы через них мы могли освятить себя и научиться быть святыми. Даже этот закон о пище, который, кажется, снисходит до самых низин, имеет такую высокую цель, ибо это был закон-заповедь небес, как во времена Ветхого, так и во времена Нового Завета: без святости никто не увидит Господа. Поэтому предостережение (ст. 43) звучит так: «Не оскверняйте душ ваших». Отметьте: имея общение с грехом, который является мерзостью, мы делаем себя омерзительными. Поэтому воистину несчастным является человек, омерзительный в глазах Бога, а таковыми становятся те, кто делает себя такими. Иудейские толкователи предполагают, что основная цель этого закона – запретить израильтянам вступать в брак или другие взаимоотношения с язычниками (Втор 7:2,3), поэтому его нравственный смысл, который запрещает нам участвовать в бесплодных делах тьмы, также обязателен и для нас. И без этой реальной святости в сердце и в жизни приносящий семидал — то же, что приносящий свиную кровь (Ис 66:3);

и если великое недовольство вызывал человек, вкушающий мясо свиньи, то еще большее тот, кто приносил кровь свиньи на Божий жертвенник (Прит 15:8).

II. Основания для этого закона. Они все учреждены самим Законодателем, которого мы должны уважать всяческими проявлениями послушания.

1. «Я Господь, Бог ваш (ст. 44), поэтому вы обязаны исполнять это просто из послушания». Всемогущая власть Бога над нами и Его право собственности на нас обязывает нас делать все, что Он велит, как бы это ни противоречило нашим желаниям.

2. «Я свят» (ст. 44,45). Если Бог свят, то и мы должны быть святы, в противном случае не стоит надеяться, что Он примет нас. Его святость – Его слава (Исх 15:11), и поэтому она становится Его домом на долгие дни (Пс 92:5). Эта великая заповедь, подобным образом усиленная, хотя и появляется здесь среди отмененных законов, но цитируется и запечатляется как евангельская заповедь (1Пет 1:16), в которой подразумевается, что цель всех этих церемониальных ограничений – научить нас, чтобы мы не сообразовывались с прежними похотями, бывшими в неведении вашем (1Пет 1:14).

3. «Я Господь, выведший вас из земли Египетской» (ст. 45). Это и было основанием, почему они должны с радостью подчиниться этим законам, проводящим различие: они были таким чудесным образом удостоены особого благоволения. Тот, кто сделал для них намного больше, чем для любого другого народа, мог справедливо требовать большего от них.

III. Заключение этой заповеди: «Вот закон о скоте, о птицах и т.д.» (ст. 46,47). Этот закон был для них заповедью навеки, то есть до тех пор, пока длился этот период, но во время Евангелия мы читаем, что он был четко отменен голосом с небес, обратившимся к Петру (Деян 10:15), так же, как он фактически был отменен смертью Христа вместе с другими постановлениями, которые истлевают от употребления: «не прикасайся», «не вкушай», «не дотрагивайся» (Кол 2:21,22). И сейчас мы уверены в том, что пища не приближает нас к Богу (1Кор 8:8) и что нет ничего в себе самом нечистого (Рим 14:14), как и в том, что оскверняет человека не то, что входит в уста, но то, что выходит из сердца (Мат 15:11). Поэтому (1) давайте возблагодарим Бога за то, что не находимся под этим ярмом, а каждое творение Божье нам позволено употреблять в пищу и ни в чем нам не отказано.

(2) Стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и остерегайтесь доктрин, которые запрещают употреблять в пищу то, что Бог сотворил, и хотят вновь возродить закон Моисея (1Тим 4:3,4).

(3) Будьте строги, благоразумны и умеренны, употребляя добрые творения Божьи, позволенные нам. Если закон Божий дарует нам свободу, то давайте сами ограничивать себя и всегда есть со страхом, чтобы наш стол не стал для нас сетью. Поставь преграду в гортани твоей, если ты алчен, и не прельщайся лакомыми яствами (Прит 23:2,3). Природа удовлетворяется малым, благодать – еще меньшим, а похоть ничем нельзя удовлетворить.


Глава 12 из 28« Первая«111213»Последняя »