4 глава

Эта глава посвящена жертве за грех, которая предназначалась исключительно для того, чтобы принести искупление за грех, совершенный по неведению (I) самим священником (ст. 1-12);

(II) всем собранием (ст. 13-21);

(III) начальником (ст. 22-26) или (IV) отдельным человеком (ст. 27 и далее).

Стихи 1-12. Похоже, что законы, заключенные в первых трех главах, были переданы Моисею в одно время, а в этой главе начинаются заповеди, данные в другое время, в другой день. С престола благодати, находящегося между херувимами, Бог издает эти повеления. Он приступает к новой, более строгой, теме, чем изложенная ранее. Скорее всего, всесожжения, хлебные приношения и мирная жертва приносились и до того, как на горе Синай был дан закон; с теми жертвоприношениями патриархи не были хорошо ознакомлены (Быт 8:20; Исх 20:24) и в них подразумевали грех и приносили искупление за него (Иов 1:5). Но сейчас закон был добавлен по причине преступлений (Гал 3:19), и, когда грех пришел и умножилось преступление (Рим 5:20), народ был наставлен, как более правильно приносить искупление за грех с помощью жертвы, что на самом деле было (более какого-либо церемониального постановления) тенью будущих благ, но заместительной жертвой является Христос, и, принеся себя в жертву, Он искупил грех и навсегда сделал совершенными освящаемых.

I. Предположим, мы имеем общий случай (ст. 2). Здесь рассматривается (1) грех в общем, совершенный против каких-либо заповедей Господних, ибо грех есть беззаконие, преступление против божественного закона. Ни человеческий ум, ни его желания, ни изобретательность, ни предписания не сделают грехом того, что закон Божий не называет таковым. Подобным образом сказано «если душа согрешит…», так как если в действии каким-либо образом не участвует душа, то это не грех. Поэтому Писание называет его грех души моей (Мих 6:7), и именно душе он наносит вред (Прит 8:36).

(2) Грехи, за которые велено приносить эти жертвы.

[1] Предполагалось, что это было явное действие, ибо если бы требовалось приносить жертву за каждую греховную мысль или слово, то жертвоприношения были бы бесконечными. За подобные грехи искупление приносилось в общем в день очищения один раз в году. Но перечисленные здесь грехи совершались против заповедей.

[2] Эти грехи были совершены, хотя их нельзя было делать. Упущения – это грехи, и их нужно судить, но то, что было упущено один раз, могло повториться, поэтому послушание лучше жертвы; проступок же был совершен, и его нельзя было отменить.

[3] Предполагалось, что эти грехи были совершены по неведению. Если они совершались преднамеренно и открыто выражали презрение к закону и Законодателю, то преступник подлежал истреблению, ибо для таковых не остается более жертвы за грехи (Евр 10:26,27; Числ 15:30). Но если преступник не знал закона (из различных примеров мы можем предположить, что их было много), так как было много разнообразных запретов, или человек согрешил неосознанно и обстоятельства свидетельствуют, что он был настроен против греха, но «впал в согрешение», как выражается апостол (Гал 6:1), – в этом случае исправительный закон предусматривал жертву за грех. И евреи говорили: «Преступление искупалось жертвой лишь в том случае, если оно совершалось по неведению, в противном случае, если оно совершалось преднамеренно, преступник заслуживал смерти».

II. Закон начинается с описания случая, когда согрешает по ошибке помазанный священник, то есть первосвященник, ибо закон поставляет первосвященниками человеков, имеющих немощи. Хотя его неведение менее всего заслуживает прощения, тем не менее ему позволено принести свою жертву. Его служение не дает ему права простить это преступление без принесения жертвы, но в то же время и не сильно усугубляет его, а позволяет простить этот грех, если он принесет жертву. Если он согрешит наряду со всем народом (именно такая ситуация приводится, ст.3, англ.пер.), то подразумевается, что в этом вопросе он стал на один уровень с другими израильтянами и не должен использовать ради выгоды свое священство. Закон о принесении жертвы за грех первосвященника заключается в том, что (1) он должен принести в качестве жертвы за грех тельца без порока (ст. 3), что было значительной жертвой и приносилось во искупление греха всего собрания (ст. 14), в то время как за грех любого другого начальника или обычного человека было достаточно принести козла или козу (ст. 23,28). Это подразумевало, что вина за грех священника была более значительной. Его высокий чин, взаимоотношения с Богом и с народом в значительной степени усугубляли его преступления (см. Рим 2:21).

(2) Рука приносящего жертву должна быть возложена на голову жертвы (ст. 4);

при этом он должен с раскаянием исповедать совершенный грех, возлагая его на голову жертвы (Лев 16:21). Не может быть прощения греха без его исповедания (Пс 31:5; Прит 28:13). Это также символизировало уверенность в этом учрежденном способе прощения вины, как прообразе чего-то лучшего, которое еще должно прийти, но они еще не могли четко разглядеть его. Возлагавший руку на голову животного тем самым признавал, что он сам заслуживает смерти, а Бог проявляет великую милость, согласившись принять смерть этого животного вместо его смерти. Иудейские толкователи говорили, что жертва за грех и жертва повинности очищали лишь в том случае, если согрешивший каялся и верил в искупление.

(3) Тельца необходимо было убить, затем с великой торжественностью правильно распорядиться кровью жертвы, ибо именно кровь приносит очищение и без пролития крови не бывает прощения (ст. 5-7). Частью крови от жертвы первосвященника за грех он должен был покропить семь раз пред завесою святилища, взирая на престол благодати, хотя он был за завесой; часть крови тельца священник должен был возложить на роги золотого жертвенника, так как у этого жертвенника служил сам священник. Тем самым он объявлял, что смыл осквернение, которое из-за его грехов пристало к его служению. Это также иллюстрировало, какое влияние и силу придавала жертва Христа за грех Его ходатайству. Кровь Его жертвы возлагалась на жертвенник Его фимиама, и Ею кропили перед Господом. Когда это было совершено, то остаток крови выливался к подножию медного жертвенника. Согласно этому обряду грешник признавал, что заслуживает, чтобы его кровь подобным образом пролилась как вода. Это также подразумевало, что душа излилась перед Богом в истинном покаянии, и было прообразом нашего Спасителя, когда Он предал душу Свою на смерть.

(4) Тук, покрывающий внутренности, нужно было сжечь на жертвеннике всесожжений (ст. 8-10). Тем самым жертвоприношение и совершенное им очищение, должно было воздать славу Богу, который, будучи унижен грехом, теперь был прославлен жертвой. Это символизировало мучительные страдания нашего Господа Иисуса, когда Он стал грехом (т.е. жертвой за грех) за нас, особенно скорби Его души и Его внутренние страдания. Это также учит нас, подражая смерти Христа, распять свою плоть.

(5) Голову и тело животного, кожу и все внутренности необходимо было вынести вне стана, в определенное, предназначенное для этого место, и там сжечь дотла (ст. 11,12). Это было очень символично, так как демонстрировало [1] обязанность покаяться, то есть отложить грех, как отвратительную вещь, ненавидимую нашей душой. Истинно раскаявшиеся грешники говорят своим идолам: «Убирайтесь отсюда; что общего у нас теперь с идолами?» Жертва за грех названа грехом. То, что в то время делали с жертвой, должны мы сейчас делать со своими грехами; тело греха должно быть уничтожено (Рим 6:6).

[2] Привилегию прощения. Когда Бог прощает грех, то Он упраздняет его и забрасывает себе за спину. Будут искать грехов Иуды, и не найдется их. Апостол обращает особое внимание на эту церемонию и применяет ее ко Христу (Евр 13:11-13), который страдал за пределами города, на Лобном месте, посреди пепла от умерших людей, как и те, которые умерли на жертвеннике.

Стихи 13-21. Здесь представлен закон о прощении вины за грех народа посредством жертвы за грех. Если весь народ согрешил из-за ошибочного понимания закона начальниками, которые явились причиной преступления, то после того, как ошибка обнаружена, должна быть принесена жертва, чтобы гнев не обрушился на все собрание. Обратите внимание:

(1) Церковь может ошибаться, и ее начальники могут уводить ее от истины. Поэтому и предполагается, что все общество может согрешить по неведению. Бог всегда будет иметь Церковь на земле, но Он никогда не говорил, что она будет непогрешима или абсолютно свободна от порока по эту сторону небес.

(2) Когда нужно было приносить жертву за грех всего собрания, то старейшины должны были возложить руки на голову жертвы (по крайне мере, трое из них), как представители народа и посредники, ходатайствующие за него. Предположим, что грехом был общий обычай, которому следовала большая часть народа, полагая, что это вполне законно, но потом, после исследования, оказалось, что это не так. В данном случае обыденность участия в данном обычае, который пришел по традиции от отцов, и их невежественное представление о том, что это вполне законно, не оправдывает их грех, и они должны принести жертву, чтобы искупить его. Существует много плохих обычаев и оборотов речи, которые, кажется, не несут в себе вреда, но в то же время могут навлечь гнев на землю, и поэтому старейшины должны заботиться, чтобы реформировать их и ходатайствовать перед Богом о прощении (Иоил 2:16).

(3) Кровью этой жертвы за грех, как и предыдущей, нужно было покропить семь раз пред Господом (ст. 17). Ее не нужно было изливать там, а лишь покропить, ибо очищающая сила Крови Христа и в то время и сейчас в достаточной степени символизировалась и представлялась окроплением (Ис 52:15). Ею нужно было покропить семь раз. Семь – это число совершенства, так как Бог, создав мир за шесть дней, отдыхал на седьмой; поэтому здесь подразумевается, что Христос принес полное удовлетворение и Своей Кровью полностью очищает верные души (см. Евр 10:14). Подобным образом кровь должна быть возложена на рога жертвенника воскурений, на который, похоже, ссылается Писание в Книге Иеремии 17:1, где сказано, что грех Иуды начертан на рогах жертвенников их. Если они не оставят свои грехи, то возложение крови их жертв за грех на рога жертвенников не только не изгладит вину, но и крепче привяжет их к ней, сохранит воспоминание о ней и останется свидетелем против них. Подобным образом на это ссылается Книга Откровение 9:13, где был услышан один голос от четырех рогов золотого жертвенника; то есть был дан положительный ответ на молитву о святых, которая принимается и превозмогает лишь благодаря силе крови жертвы за грех, возложенной на рога этого жертвенника (ср. Отк 8:3).

(4) Когда жертвоприношение исполнено, тогда говорится, что очистил их священник и прощено будет им (ст. 20). Обетование о прощении грехов основывается на очищении. Здесь говорится о прощении греха всего сообщества, то есть об отвращении государственных судов, которых заслуживал грех. Отметьте: спасение церквей и царств от гибели происходит благодаря жертве и ходатайству Христа.

Стихи 22-26. Обратите внимание, что (1) Бог замечает и недоволен грехами правителей. Тот, кто имеет власть призывать других к ответу, сам будет давать отчет Царю царей, ибо какое бы высокое положение они ни занимали, над ними есть высший. Подразумевается, что заповедь, против которой согрешают, названа заповедью Господа, Бога своего (ст. 22). Он – владыка для других, но пусть знает, что Господь есть Бог для него.

(2) Подразумевается, что начальник, согрешивший по неведению, впоследствии осознает свой грех (ст. 23). Это происходит обычно благодаря обличениям совести или порицаниям друзей, которые все мы, даже самые наилучшие и великие, должны не только принять, но и быть за них благодарны. Мы должны стремиться узнать, что делаем неправильно. «Чего я не знаю, Ты научи меня и покажи мне, где я ошибся», — так мы должны молиться Богу каждый день, чтобы (хотя по неведению мы и согрешаем) по неведению не остаться во грехе.

(3) Жертвой за грех начальника должен быть козел, а не телец, как в случае со священником и всем сообществом; не нужно было кровь жертвы вносить в скинию, как в двух предыдущих случаях, а вся она выливалась на медный жертвенник (ст. 25). Плоть жертвы также не нужно было сжигать вне стана, как в тех случаях; это означало, что хотя грех начальника хуже греха обычного человека, но он не так отвратителен и не несет таких же губительных последствий, как грех первосвященника или всего сообщества. В качестве жертвы за грех правителя было достаточно принести козленка, в то время как за грех всего колена требовался телец; это подразумевает, что хотя правитель major singulis – больше любого отдельного человека, но он minor universis – меньше всего сообщества. Плохо, когда великие люди подают плохой пример, но еще хуже, когда люди следуют им.

(4) Обещано, что искупительная жертва будет принята и грех прощен (ст. 26), то есть в том случае, если он покается и изменится. Бог поклялся в адрес Илии, судьи Израильского, что вина дома Илиева не загладится ни жертвами, ни приношениями хлебными вовек (1Цар 3:14).

Стихи 27-35. I. Здесь приводится закон о принесении жертвы за грех обычного человека, которая отличается от жертвы правителя лишь тем, что обычный человек мог принести либо козу, либо овцу (женского пола), а правитель лишь козла (животное мужеского пола). Все остальные детали принесения жертвы совпадают. Обратите внимание:

(1) рассматривается следующий случай: если же кто из народа земли согрешит по ошибке (ст. 27). Пророк предполагает, что они не знают пути Господня, закона Бога своего (Иер 5:4) так, как правители, тем не менее, если они согрешили по неведению, то должны принести жертву за грех. Отметьте: даже грехи, совершенные по ошибке, должны искупаться жертвой. Чтобы оправдаться, когда нас обвиняют во грехе, тем, что совершили его по неведению и из-за внезапности искушения, мы должны иметь право сослаться на величайшее оправдание — «Христос умер» — и воспользоваться им. Мы все должны молиться вместе с Давидом (так как он был правителем), чтобы Бог очистил нас от наших тайных ошибок, которых мы не понимаем или о которых не осведомлены (Пс 18:13).

(2) Грехи, совершенные обычным человеком по неведению, требуют принесения жертвы, ибо как величайшие представители общества не выше порицаний, так и самые незначительные не ниже компетенции божественной справедливости. Ни один из самых обычных людей, если он преступник, не останется незамеченным в толпе.

(3) Жертва за грех не только разрешалась, но и принималась от самых обычных людей, как и совершенное ею очищение (ст. 31,35). В этом богатый и бедный, князь и крестьянин равны; они оба приглашаются прийти ко Христу и поучаствовать в Его жертве на равных основаниях (см. Иов 34:19).

II. Из всех законов о жертве за грех мы можем научиться (1) ненавидеть грех и быть бдительными против него. Грех – отвратительная вещь, так как, чтобы очиститься от него, необходимо было убить и покалечить очень много ни в чем не повинных и полезных творений.

(2) Высоко ценить Христа – величайшую и истинную жертву за грех, чья Кровь очищает от всех грехов, которые не могла уничтожить кровь тельцов и козлов. Теперь, если бы кто согрешил, то Христос – умилостивление (1Иоан 2:1,2) не только для иудеев, но и для язычников. И, возможно, в молитве Христа, как раз перед тем, как Он принес себя в жертву, прозвучала некая ссылка на этот закон о принесении жертвы за грех по неведению: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают».


Глава 5 из 28« Первая«456»Последняя »