16 глава

Время, когда произошли события, описываемые в этой главе, точно не известно. Скорее всего, это восстание случилось после того, как они повернули от Кадес-Варни, где остановились, чтобы привести себя в порядок после долгого блуждания в пустыне и начали рассматривать это место, как место своего поселения. После того, как были даны новые законы, следует рассказ о новом мятеже, словно грех использовал повод из заповеди, чтобы стать чрезмерно греховным. Эта глава описывает (I) дерзкий и опасный бунт против Моисея и Аарона, возглавляемый Кореем, Дафаном и Авироном (ст. 1-15).

1. Корей и его сообщники соперничали с Аароном за священство (ст. 3). Моисей увещевал их и взывал к Богу, чтобы разрешить разногласия (ст. 4-11).

2. Дафан и Авирон спорили с Моисеем и отказывались подчиняться его требованиям, чем сильно огорчали его (ст. 12-15).

(II) Торжественное явление претендентов на священство пред Богом, согласно данному повелению, и публичное явление славы Господней, которая поглотила бы все собрание, если бы Моисей и Аарон не ходатайствовали (ст. 16-22).

(III) Разрешение разногласий и подавление мятежа с помощью истребления бунтарей.

1. Одни были похоронены живыми в своих палатках (ст. 23-34).

2. Другие были поглощены огнем у дверей скинии (ст. 35), а их кадильницы сохранились для напоминания (ст. 37-40).

(IV) Новое восстание народа (ст. 41-43).

1. Бог останавливает бунт поражением (ст. 45).

2. Аарон останавливает поражение, принеся курения (ст. 46-50). Манера изложения этой истории четко показывает, что брожение среди народа было значительным.

Стихи 1-11. В этих стихах приводится:

I. Описание бунтарей: кем и какими они были. Это не были, как раньше, представители разнородной толпы и отбросы общества, которых поэтому и не называли по именам; это были люди заметные и благородные, занимавшие видное положение. Корей был зачинщиком, он сформировал и возглавил эту группу, поэтому Писание говорит об упорстве Корея (Иуд.11). Он был родственником Моисея, так как они были сыновьями братьев, тем не менее даже близкое родство не могло обуздать его и помешать быть дерзким и жестоким в отношении к пророку. Не считайте странным, если противник человека из его же дома. К нему присоединились Дафан и Авирон – начальники из колена Рувима, старшего сына Иакова. Возможно, Корей был возмущен продвижением Аарона и его возведением в сан священника, а также назначением Елцафана главой сынов Каафовых (Числ 3:30);

возможно, представители колена Рувима были недовольны тем, что колено Иудино занимало самое почетное место в стане. Авнан упомянут в ст.1 как один из предводителей бунта, но он не упоминается нигде далее, то ли потому (как считают некоторые), что раскаялся и оставил их, то ли потому, что не был такой видной личностью, как Дафан и Авирон. Сыны Каафовы располагались в стане по ту же сторону скинии, что и колено Рувима, и это, вероятно, дало Корею возможность вовлечь и их, ибо евреи говорят: «Горе нечестивцу и горе его ближнему», который подвергается опасности заразиться от него. Так как сами по себе они были людьми именитыми, то совратили к участию в заговоре двести пятьдесят мужей, начальников общества, призываемых на собрания (ст. 2). Скорее всего, это были первенцы или, по крайней мере, главы семей, которые до рукоположения Аарона сами совершали святые обряды. Отметьте: гордость, амбиции и соперничество великих людей всегда становились причиной великого зла, совершаемого в церквах и государствах. Бог Своей благодатью делает великих людей смиренными и таким образом дарует мир в наше время. Но известные люди, занимающие видное положение, похожие на описанных в данном случае, стали величайшими грешниками мира (Быт 6:4). Слава и известность, которую они имели, не удовлетворяла их; они занимали высокое положение, но хотели быть еще выше, и так знаменитые люди обрели постыдную репутацию.

II. Протест бунтарей (ст. 3). Они были недовольны тем, что священство было возложено на Аарона и его семью, так как считали слишком большой честью для Моисея передать служение, а для Аарона – принять его; и поэтому их обоих обвинили в узурпации власти: «Вы берете на себя слишком много (англ.пер.)» или: «Достаточно вам так долго владычествовать, теперь готовьтесь отдать свои должности тем, кто имеет такое же право на них и так же хорошо сможет справляться с ними».

1. Они гордо хвалятся святостью всего общества и присутствием Бога среди него. «Все общество, все святы и так же могут приносить жертвы, как Аарон, так как в прошлом были главами своих семей; среди них Господь, чтобы направлять и признать их». У них было мало оснований хвалиться чистотой народа или Божьим благоволением, ибо довольно часто и совсем недавно люди осквернились грехом и теперь ощущали на себе знаки Божьего недовольства. Эти обстоятельства должны были сделать их благодарными священникам за их посредничество между ними и Богом, но вместо этого они начали завидовать им.

2. Мятежники несправедливо обвинили Моисея и Аарона в том, что они присвоили ту славу, которой обладали, в то время как было очевидно без каких-либо противоречий, что Бог призвал их к этому служению (Евр 5:4). Поэтому они не желали вообще никаких священников и начальств, которые руководили бы в гражданских или священных вопросах, никого, кто обладал бы над ними властью, и не соглашались с тем учрежденным порядком правления, который назначил Бог. Посмотрите, (1) какой дух владеет сторонниками социального равенства, теми, кто презирает владычества и противостоит учрежденной над ним власти Бога: они гордые, завистливые, амбициозные, непокорные, нечестивые и безрассудные люди.

(2) К какому отношению должны быть готовы наилучшие и наиболее полезные люди даже со стороны тех, кому они служат. Если узурпаторами представляют тех, кто имеет больше всего прав, а тиранами – тех, кто лучше всех руководит, то пусть помнят, что именно так оскорбляли Моисея и Аарона.

III. Поведение Моисея, когда их протест против него был предан огласке. Как он воспринял его?

1. Он пал на лице свое (ст. 4), как и ранее (Числ 14:5). Тем самым он показал, насколько был бы рад уступить им и с радостью отказаться от своего руководства, если бы только это согласовалось с его долгом перед Богом и с верностью перед возложенным на него доверием. Тем самым он также обратился к Богу в молитве, чтобы Он наставил его, что говорить и делать в этой печальной ситуа¬ции. Он не отвечал им до тех пор, пока не смирился и не успокоил свой дух (который не мог не воспламениться), и принял наставление от Бога. Сердце мудрого в таких ситуациях учится отвечать и спрашивает совета у уст Божьих.

2. Он передает этот случай Богу и предоставляет Ему решать как человек, уверенный в Его милости и праве решать, вполне согласный отказаться от своих прав, если Бог сочтет это правильным, чтобы доставить удовольствие недовольному народу иным назначением. Правое дело не боится быстрого суда; пусть хоть завтра оно рассматривается (ст. 5-7). Пусть Корей и его заговорщики принесут свои кадильницы и вознесут курения пред Господом, и если Он подтвердит то, что принимает их, то очень хорошо; Моисей сейчас, как и раньше, хотел, чтобы весь народ Божий был священниками, если Богу так угодно, чтобы все они были пророками (Числ 11:29). Но если Бог, ответив на обращение к Нему (безусловно, так и будет), станет на сторону Аарона, то они увидят, насколько опасен этот эксперимент. Поэтому он откладывает это испытание до завтра, чтобы посмотреть, не откажутся ли они от своих претензий, переспав с этой мыслью.

3. Он честно рассматривает с ними этот вопрос, чтобы усмирить бунт справедливыми увещеваниями (если это возможно), прежде чем вопрос будет вынесен на суд Божий, ибо тогда, он уверен, дело закончится гибелью недовольных.

(1) Он называет их сыны Левиины (ст. 7,8). Они были из его колена, более того, из Божьего колена, и это усугубляло их положение, так как они восставали против Бога и него самого. Совсем недавно сыны Левия смело встали на сторону Бога в ситуации с золотым тельцом и благодаря этому обрели бессмертную славу; и неужели те, которые тогда остались невиновными, сейчас возглавят преступников и потеряют всю обретенную тогда славу? Разве может быть столько шелухи на гумне у Бога? Левиты – и бунтовщики?

(2) Он отвечает на оскорбление и обвиняет их. Бунтовщики несправедливо обвинили Моисея и Аарона, что те слишком много взяли на себя, хотя они не брали более того, что Бог возлагал на них; более того, Моисей говорит: «Вы берете слишком много на себя, сыны Левиины» (анг.пер.). Отметьте: кто считает себя вправе контролировать и противостоит Божьему назначению, тот слишком много берет на себя. Нам достаточно подчиняться, и мы берем слишком много, предписывая, что делать.

(3) Моисей показывает, какими привилегиями они обладают, являясь левитами: они имеют достаточно и им не нужно домогаться славы священства (ст. 9,10). Он напоминает им, что они, как левиты, были возвеличены к великой славе.

[1] Они были отделены от общества Израильского, Бог отличил и возвеличил их; и вместо того, чтобы жаловаться на семью Аарона, которая была продвинута больше их, они должны благодарить, что их колено было возвышено больше других колен, хотя во всех отношениях они были с ними на одном уровне. Отметьте: удержаться от зависти к тем, кто продвинут выше нас, поможет размышление о том, как много людей занимает более низкое положение. Вместо того, чтобы раздражаться из-за продвижения других больше нас в славе, власти, богатстве или выгоде, в дарах, благодатях или полезности для общества, у нас есть основания благословить Бога, если мы, которые меньше наименьшего, не поставлены рядом с последними. Возможно многие, заслуживающие лучшей участи, не продвинулись так же хорошо.

[2] Они были отделены для великой и значительной славы: во-первых, имели возможность приблизиться к Богу больше, чем обычные израильтяне, хотя те тоже были народом, близким к Нему; чем ближе люди к Богу, тем больше их слава. Во-вторых, чтобы исполняли службы при скинии. Достаточно славы имеет тот, кто носит сосуды святилища и занят служением в скинии. Служение Богу – не только совершенная свобода, но и значительное продвижение. В-третьих, чтобы стоять пред обществом, служа для них. Отметьте: действительно великими являются те люди, которые служат обществу, а слава служителей Бога – быть служителями в Церкви; более того, это добавляет им чести.

[3] Их отделил сам Бог Израиля. Он сам лично поставил их на это место, и поэтому они не должны быть недовольны; именно Бог поставил Аарона на его место, и поэтому они не должны завидовать ему.

(4) Он обличает их в грехе – в том, что они недооценивают эти привилегии: «Неужели это мало вам того?», словно тем самым хочет сказать: «Именно вам, более чем кому-либо, не приличествует завидовать священству Аарона, раз в то же время, когда он был возвышен к своей славе, вы были предназначены для другой, которая зависела от славы Аарона, чтобы вы могли сиять лучами, заимствованными от него». Отметьте:

[1] сама по себе привилегия иметь возможность приблизиться к Богу Израиля – вещь не малая, и поэтому она не должна казаться нам незначительной. Кто пренебрегает возможностью приблизиться к Богу, кто беспечен и относится к этому формально, для кого это задача, а не удовольствие, тому мы вполне уместно можем задать вопрос: «Неужели вам мало того, что Бог сделал вас народом, приближенным к Нему?»

[2] Кто стремится обладать и узурпирует славу, запретную для него, тот оказывает презрение к почестям, доступным ему. Каждый из нас имеет столько славы, сколько Бог считает подходящим для нас и которой мы соответствуем; мы имеем ее намного больше, чем заслуживаем. Поэтому мы должны оставаться довольными ею и не входить в великое и для нас недосягаемое: «вы домогаетесь еще священства?» Они не признавались, что ищут его, но Моисей видел это стремление в их глазах; закон хорошо позаботился о тех, кто служит у жертвенника, и поэтому они хотели заниматься этим служением.

(5) Он толкует их мятеж, как бунт против Бога (ст. 11);

пока они притворялись, что отстаивают святость и свободу Израиля Божьего, в действительности они взяли в руки оружие против Бога Израиля: ты и все твое сообщество собрались против Господа. Отметьте: кто сражается против Божьих постановлений и Его провидений, то какую бы цель он ни преследовал, знает он об этом или нет, он, несомненно, сражается со своим Творцом. Тот противостоит царю, кто противостоит его посланникам, ибо «Увы! — говорит Моисей, — что Аарон, что вы ропщете на него?» Если бы ропщущие и недовольные задумались, что инструменты, с которыми они соперничают, являются инструментами, которые нанял Бог, и они таковы, какими Бог создал их – ни хуже, ни лучше, – то они не были бы так дерзки и смелы в своем неодобрении и осуждении. Кто увидел, что учрежденное Богом священство является благословением, тот должен воздать всю славу Богу; если же человек считает его бременем, то не должен на этом основании спорить с Аароном, который является таким, каким его сделали, и делает то, что ему велят. Тем самым в данном деле он заинтересовывает Бога и может быть уверен, что оно закончится для него хорошо.

Стихи 12-22. Эти стихи рассказывают:

I. О дерзости Дафана и Авирона и их предательском протесте. Моисей слышал слова Корея и ответил ему; теперь он вызывает Дафана и Авирона, чтобы выслушать их жалобы (ст. 12), но они не подчиняются его требованиям либо потому, что им стыдно сказать ему в лицо то, что они решили говорить, и это свидетельствует о сохранившихся в них остатках скромности, либо потому, что не признают его власть, и в таком случае это свидетельствует о высшей степени дерзости. Они говорят языком фараона, который бросил вызов Моисею, но забыли, как дорого тому пришлось заплатить за него. Если бы их головы не были так отчаянно разгорячены, а сердца – ожесточены, то они могли бы задуматься, что раз они не обратили внимания на этих посланников, то Моисей мог очень быстро во имя Бога послать им посланников смерти. Так бог этого мира ослепляет умы неверующих. Но с помощью тех же самых посланников они посылают свои обвинительные статьи Моисею, и обвинение звучит очень высокомерно.

1. Они обвиняют его в том, что он причинил им много вреда, выведя из земли Египетской, возмутительно называя ее землей, в которой течет молоко и мед (ст. 13). Безусловно, они имели много лука, чеснока и рыбы в Египте, но никогда – молока и меда; только они подобным образом извратили обетование о Ханаане. Неблагодарные негодяи, как можно было представить злом то, что на самом деле было величайшим благоволением, когда-либо оказанным народу!

2. Они обвиняли его в посягательстве на их жизнь, в том, что он намеревался погубить их в пустыне, хотя они ни в чем не нуждались; а если им суждено было умереть в пустыне, то они должны были винить себя за это. Моисей хотел исцелить их, а они не хотели исцелиться.

3. Они обвиняли его в посягательстве на их свободу: в том, что он хотел сделать их рабами и властвовать над ними. Властвовать над ними! Разве не был он нежным отцом для них? Более того, их верным слугой ради Господа? Разве не было сохранено их имущество, их порядок, разве ими не управляли с нелицеприятной справедливостью? Разве не жили они беспечно и в почете? Тем не менее они жаловались, словно иго Моисея было тяжелее рабства фараона. И разве делал Моисей себя владыкой? Он был далек от этого. С какой радостью в самом начале он отказался бы от этого служения! Как много раз он с радостью сложил бы свои полномочия! А теперь ему приписывают самые отрицательные характеристики тирана и узурпатора.

4. Они обвиняют его в том, что он обманывал их, зарождая надежды обрести хорошую землю, а затем разрушая их (ст. 14): «Привел ли ты нас в землю, где течет молоко и мед, как обещал? И чья же это ошибка?» Моисей привел их к границам этой земли и был готов под водительством Бога отдать ее им во владение, но они отказались от нее и закрыли перед собой дверь. Поэтому они сами были виноваты, что сейчас все еще находились за пределами Ханаана, но обвиняли в этом Моисея. Так глупость человека извращает путь его, а сердце его негодует на Господа (Прит 20:3).

5. В общем они обвиняли его в бесчестных поступках, совершаемых за спинами этих людей, чтобы можно было вести их ослепленными куда ему угодно. Все дела Моисея имели одну цель – открыть их глаза, но они внушают, что он намеревался ослепить их, чтобы они не видели, как их обманывают. Отметьте: мудрейший и наилучший не может угодить всем, как и заслужить добрые слова у всех. Часто самые страшные обвинения звучат в адрес тех, кто заслужил самые громкие аплодисменты. Моисей показал им много добрых дел, совершенных их Отцом, так за какие же дела они порицают его?

II. О справедливом негодовании Моисея из-за их дерзости (ст. 15). Хотя Моисей был кротчайшим человеком, тем не менее, увидев, что в его лице порицают Бога, он весьма огорчился. Ему было тяжко видеть людей, губящих себя, для спасения которых он так много сделал. И в состоянии волнения:

1. Он взывает к Богу, чтобы подтвердить собственную непорочность. В то время как они бесчестно позорили и обвиняли его в амбициях, алчности и деспотизме, в стремлении стать владыкой над ними, Бог был свидетелем, что (1) он никогда ничего не брал у них: «…я не взял ни у одного из них осла, не только в качестве взятки или с помощью вымогательства, но и в качестве вознаграждения и благодарности за все совершенные для них добрые служения». Он никогда не брал себе плату как генерал и не назначал зарплату как судья, тем более не брал дань как владыка. Он был более богатым, когда пас стада Иофора, чем когда стал царем Израиля.

(2) Они ничего не потеряли по его вине: «…я не сделал зла ни одному из них: даже наименьшему, даже наихудшему, которые были самыми упрямыми и сварливыми»; он никогда не злоупотреблял своей властью для поддержания зла. Отметьте: кто ничем не позорил себя, тот не должен бояться быть опозоренным другими: когда люди обвиняют нас, мы можем оставаться спокойными, если наши сердца не обвиняют нас.

2. Он просит Бога вступиться и оправдать его, демонстрируя Свое недовольство курениями, принесенными Кореем и его сообщниками, с которыми договорились Дафан и Авирон. «Господи, — говорит он, — не обращай взора Твоего на приношение их». Похоже, что здесь он ссылается на историю Каина, недавно написанную собственной рукой, о котором сказано, что Бог не призрел на его и дар его (Быт 4:5). Писание ставит рядом тех, которые в упорстве погибают, как Корей и идут путем Каиновым (Иуд.11), и поэтому Моисей молится, чтобы к ним было проявлено такое же недовольство, как к Каину, и они были так же наказаны.

III. О тяжбе между Моисеем и его обвинителями.

1. Моисей призывает их явиться вместе с Аароном следующим утром во время принесения утренних воскурений и передать этот вопрос на суд Божий (ст. 16,17). Раз он не смог убедить их своим призывом и страстным увещеванием, то для разрешения разногласий готов вступить в состязание ради награды от Бога, не сомневаясь, что Он будет на его стороне. Он еще раньше сослался на это (ст. 6,7), а здесь добавляет лишь одно условие, которое свидетельствует о его великом снисхождении к подающим жалобу: хотя Аарону, против чьего продвижения они возражали, божественным постановлением была оказана великая честь зажигать воскурения в скинии, но в этом испытании он должен быть на месте испытуемого и стоять на одном уровне с Кореем у дверей скинии. Более того, сам Моисей будет стоять рядом с ними, поэтому к истцу будет справедливое отношение, которого он желает; и таким образом заграждаются всякие уста.

2. Корей принял вызов и явился с Моисеем и Аароном при входе в скинию, чтобы добиться своих намерений (ст. 18,19). Если бы он не был настолько дерзок, то не зашел бы так далеко в данном вопросе. Разве не был он совсем недавно свидетелем происшедшего с Надавом и Авиудом, посвященными священниками, которые были поражены смертью за то, что осмелились принести к воскурениям чуждый огонь? Как мог он и его сообщники достичь успеха, принося воскурения грешными руками? Тем не менее, чтобы противостоять Моисею и Аарону, находясь на пике гордости, он бросает вызов небесам и осмеливается требовать божественного благоволения, не имея божественного предписания; так ужасно ожесточаются сердца из-за обманчивости греха. И взял каждый свою кадильницу. Возможно, это были те же кадильницы, которые эти главы семей использовали у своих семейных жертвенников до того, как эта часть религиозного поклонения была ограничена священством и жертвенником в скинии (они вновь хотели использовать их);

или это могли быть обычные жаровни для каждодневного употребления. Кто-то мог бы подумать, что для того, чтобы присутствовать при торжественном испытании и быть свидетелями его результата, Моисей должен был собрать все общество против непокорных, но, похоже, Корей собрал все общество против Моисея (ст. 19);

это подразумевает, что большая часть израильтян присоединилась к Корею, была в его распоряжении и желала ему успеха, а надежды мятежника победить Аарона были очень высоки, ибо если бы он сомневался в успехе, то не стремился сделать испытание таким публичным. Он и не подозревал, что сейчас собрал все общество, чтобы оно стало свидетелем его гибели! Отметьте: гордые и амбициозные люди, строя планы собственного продвижения, часто тем самым торопят собственное позорное падение.

IV. Суд начался, и Судья занял Свое место, угрожая вынести приговор всему собранию.

1. Явилась слава Господня (ст. 19). Та же слава, которая явилась, чтобы определить Аарона на его служение в начале (Лев 9:23), теперь явилась, чтобы подтвердить это назначение и разрушить планы тех, кто противостоит ему и соперничает с ним. Божественное Величие, или слава вечного Слова, которая обычно пребывала между херувимами за завесой, сейчас явилась при входе в скинию, чтобы навести ужас на все общество, ибо хотя они не видели никакого сходства, но, возможно, явление света и огня так же четко показывало недовольство Бога ими, как в то время, когда Он сам явился (Числ 14:10). Ничто не вызывает больше ужаса у тех, кто осознает собственную вину, чем явление божественной славы, ибо такая величественная Личность может быть страшным врагом.

2. Бог угрожал истребить их во мгновение, и, чтобы осуществить это, велел Моисею и Аарону отойти от них (ст. 21). Тем самым Бог показал, чего заслуживает их грех и как Он недоволен им. Посмотрите, насколько опасно иметь общение с грешниками и участвовать с ними даже в незначительных делах. Похоже, что многие люди пришли «за компанию», следуя за толпой или из любопытства, чтобы увидеть результат; в то же время, не придя (как они должны были поступить) свидетельствовать против мятежников и не заявив, что стоят на стороне Бога и Моисея, они скорее всего были бы истреблены во мгновение. Если мы следуем за толпой, в которую вошел дьявол, то приближаемся к гибели.

V. Смиренное ходатайство Моисея и Аарона об обществе (ст. 22).

1. Их реакция была незамедлительной: они пали на лица свои, распростерлись перед Богом, как ходатаи в добром деле, чтобы убедить щадящую милость. Хотя люди предательски покинули их и присоединились к противникам, тем не менее они доказали свою верность возложенному на них доверию, как пастыри Израиля, которые должны стать в пролом, видя стадо в опасности. Отметьте: если другие не исполняют свой долг по отношению к нам, то это не освобождает нас от исполнения своего долга по отношению к ним, а также от возложенных на нас обязанностей искать их благополучия.

2. Их молитва представляла собой просьбу, и она оказалась убедительной. Бог истребил бы их, если бы Моисей не отвратил ярость Его (Пс 105:23). Тем не менее мы не должны думать, что Моисей в данной ситуации был более внимательным и сострадательным, чем Бог. Просто Бог считал уместным показать Свое справедливое недовольство грехом и грешниками, вынеся им приговор, и в то же время показать, как Он милостив и снисходителен к молитвам святых, отменив этот приговор по ходатайству Моисея. В этой молитве обратите внимание:

(1) какой титул они присваивают Богу: Боже духов всякой плоти. Посмотрите, что представляет из себя человек: это дух во плоти, душа, заключенная в тело, творение, чудесно образованное из небес и земли. Посмотрите, кем является Бог: Он – Бог духов всего человечества. Он – Господь, образовавший дух человека (Зах 12:1). Он – Отец духов (Евр 12:9). Он обладает способностью создавать их (Пс 32:15) и властью – распоряжаться ими, ибо Он сказал: «…все души — Мои» (Иез 18:4). Тем самым они внушают, что хотя, как Бог духов всякой плоти, Он может полностью истребить это собрание во мгновение, тем не менее можно надеяться, что Он из милости пощадит их не только потому, что они – дело Его рук и Он по праву владеет ими, а потому что, являясь Богом духов, Он знает их природу и может различить ведущих и ведомых: тех, кто грешит умышленно, и тех, кого втянули обманом; и, верша суд, Он будет проводить соответственное различие.

(2) Аргумент, на котором они настаивают; он согласуется с тем, на котором настаивал Авраам, ходатайствуя о Содоме (Быт 18:23): «Неужели Ты погубишь праведного с нечестивым?»; подобная просьба излагается здесь: «Один человек согрешил, а Ты гневаешься на все сообщество?» Конечно, все они согрешили, присоединившись к бунтарю в данной ситуации, но большее преступление совершил тот, кто тайно готовил восстание. Отметьте: что бы Бог ни намеревался совершить Своей верховной властью и строгой справедливостью, у нас есть повод надеяться, что Он не погубит все собрание за грех одного, а милость и истина сретятся, правда и мир облобызаются, выполняя задачу Искупителя, и милость превознесется над судом. Моисей знал, что все собрание должно погибнуть в пустыне постепенно, но он ревностно молится, чтобы они не были истреблены во мгновение, и считает благоволением получение отсрочки: «Господин! оставь ее и на этот год».

Стихи 23-34. Эти стихи определяют разногласия с Дафаном и Авироном, которые восстали против Моисея, как следующий раздел – разногласия с Кореем и его сообщниками, соперничавшими с Аароном. Похоже, что Дафан и Авирон поставили просторную скинию посреди палаток своих семей, где они собирались вместе, принимали решения и вывесили свой флаг, бросавший вызов Моисею; это место здесь названо жилищем Корея, Дафана и Авирона (ст. 24,27). Здесь, на месте встреч, стояли Дафан и Авирон, когда Корей с друзьями приблизился к скинии Господней, ожидая результата этого испытания, но здесь рассказывается, как они совершали свое дело до того, как испытание закончилось, ибо в Своих судах Бог использует тот метод, который Ему угодно.

I. Всему сообществу дано предостережение немедленно отойти от палаток мятежников.

1. Бог велит, чтобы Моисей объявил об этом (ст. 24). Это был ответ на молитву Моисея, который молился, чтобы Бог не истреблял все сообщество. «Хорошо, — говорит Бог, — Я не буду делать этого, если только они будут достаточно мудры, чтобы действовать ради собственной безопасности, и покинут опасный путь. Если они отделятся от мятежников – хорошо, они не погибнут с ними; в противном случае последствия для них будут те же». Отметьте: нам не следует надеяться получить пользу от молитв друзей о нашем спасении, если сами не являемся прилежными и верными в использовании средств спасения, ибо Бог никогда не обещал спасать чудесами тех, кто не желает спасать себя с помощью обычных средств. Моисей, молившийся о них, должно быть, проповедовал им об этом и предупреждал их бежать от грядущего гнева.

2. Моисей соответственно направляется к жилищу мятежников, оставляя Аарона у дверей скинии (ст. 25). Дафан и Авирон упрямо отказывались подойти к нему (ст. 12), тем не менее он смиренно снисходит и направляется к ним, чтобы попытаться убедить и воздействовать на них. Подобным образом служители должны с кротостью наставлять тех, кто противостоит им, и не считать ниже своего достоинства снисходить к самым непокорным ради их блага. Сам Христос протягивал руку непокорному и упрямому народу. Семьдесят старейшин Израиля присоединились к Моисею и его охране, чтобы оградить его от оскорбительного высокомерия толпы и своим присутствием оказать ему честь и, возможно, чтобы пробудить благоговение в мятежниках. Наш долг – делать все, что в наших силах, ради поощрения и поддержки оскорбленной невинности и чести.

3. Было возвещено, чтобы все люди, волнующиеся о своей безопасности, отошли от шатров нечестивых людей (ст. 26);

это должно было символизировать, что они отказываются от участия в этом деле, испытывают отвращение к своим заговорам и преступлениям и страх перед грядущим наказанием. Отметьте: кто не желает погибнуть с грешниками, тот должен выйти от них и отделиться. Мы напрасно молимся: «Не погуби души моей с грешниками», если не спасаем себя от рода сего развращенного. Божий народ был призван выйти из Вавилона, чтобы не участвовать в их грехах и казнях (Отк 18:4).

II. Сообщество приняло предостережение, но мятежники продолжали упорствовать (ст. 27).

1. Бог из милости склонил грешников оставить бунтовщиков; и отошли они со всех сторон от жилища Корея, Дафана и Авирона: и те, кому по жребию выпало поставить свои палатки рядом с ними (которые, несомненно, переместили свои семьи и имущество), и те, которые пришли из разных частей стана, чтобы посмотреть итог событий. В ответ на молитву Моисея Бог склонил сердца сообщества позаботиться о собственной сохранности. Отметьте: кого Бог спасает, тем Он дает покаяние, чтобы они освободились от сети диавола. Благодать, которая отделяет от злоумышленников, всегда сопутствует спасению.

2. Бог в Своей справедливости оставляет мятежников во власти упрямства и их ожесточенных сердец. Хотя они видят, что все ближние оставили их, а они сами стали мишенью для стрел Божьей справедливости, тем не менее вместо того, чтобы пасть и смириться пред Богом и Моисеем, признавая свою вину и умоляя о прощении, вместо того, чтобы бежать, спасаясь и ища прибежища в толпе, они дерзко стояли у дверей шатров своих, словно хотели смутить самого Бога и бросали Ему вызов. Так сильно их сердца были ожесточены и вели их к погибели, а они сами оставались бесстрашными, когда их дела были совсем плохи. Но как жаль, что их маленькие дети, которые были неспособны испытывать чувство вины или страха из-за дерзости своих родителей, оказались в таком же безрассудно смелом положении! Счастливы те, которые вовремя наставлены склоняться перед Богом, а не те несчастные, которых учат противостоять Ему!

III. Моисей во имя Господа торжественно провозгласил им приговор, и могущественная сила Бога приступает к осуществлению приговора для разрешения разногласия. Моисей по интуиции и наставлению от Бога, когда глаза всего Израиля устремлены на него, побуждаемый справедливым и святым негодованием из-за дерзости мятежников, смело подводит это дело к неожиданной концовке (ст. 28-30).

1. Если мятежники умрут обычной смертью, то он не будет возражать, если его сочтут самозванцем: не только в том случае, если они умрут обычной смертью, но и если они умрут от наказания, которое ранее уже выносили преступникам. «Если они умрут от болезни, от огня с небес или от меча, тогда скажите, что Бог отрекся от Моисея.

2. Но если земля разверзнет уста свои и поглотит их (наказание, не имеющее прецедента), тогда да знает весь дом Израиля с уверенностью, что я – слуга Бога, Им посланный, Им нанятый, а тот, кто сражается против меня, сражается против Него». Сам по себе суд был бы достаточным доказательством того, что Бог недоволен мятежниками, и дал бы всем людям понять, что они раздражали Господа; но раз Моисей так торжественно предсказал и заранее обратился к Богу с просьбой, когда не было малейших намеков на подобное событие, тогда убеждающая сила этого доказательства стала намного сильнее, и не подлежало сомнению, что он является не только слугой, но и любимцем небес, который хорошо знаком с божественной волей и может добиться такого необычного явления божественной силы для собственного оправдания.

IV. Приговор был приведен в исполнение. Было явлено, что Бог и Его слуга Моисей хорошо понимают друг друга, ибо как только Моисей произнес эти слова, Бог совершил их и земля расселась (ст. 31): разверзла земля уста свои и поглотила их и все имущество их (ст. 32), а затем покрыла их земля (ст. 33).

(1) Это наказание не имело себе равного. Совершая его, Бог сотворил новое, чего Он не делал ранее, ибо в Его колчане много стрел и во гневе Он поступает по-разному, как и творя милость. Дафан и Авирон считали себя в безопасности, так как находились на расстоянии от божественного величия, откуда иногда исходил огонь от Господа; qui procul a Jove (говорят они) procul a fulmine – кто далек от Юпитера, тот далек от удара молнии. Но Бог показал им, что Он не привязывается к какому-либо способу наказания; земля, если Ему угодно, станет таким же действенным инструментом Его справедливости, как и огонь.

(2) Сами грешники очень боялись сойти живыми в могилы, умереть и быть погребенным в одно мгновение, спуститься в преисподнюю в самой полноте сил своих, совершенно спокойными и мирными.

(3) Это было сурово по отношению к их бедным детям, которые, для придания этому наказанию большего ужаса и для более полного подтверждения божественного гнева, погибли как часть своих родителей. Хотя по этому поводу мы не можем в точности сказать, насколько плохими они должны быть, чтобы заслужить это наказание, или насколько милостивый Бог мог быть разгневан ими, чтобы так наказать, тем не менее в общем мы можем быть уверены, что Безграничная Мудрость не причинила им зла. Не может быть у Бога неправосудия.

(4) Это наказание само по себе было чудом. Разверзшаяся земля – это чудо, которое намного превосходит силы природы, как и расступившееся море, а поглощающая земля – даже большее чудо, чем смыкающиеся воды. Все творения Бога в Его распоряжении, и, если Ему угодно, Он может сделать любое из Своих творений инструментом Своей справедливости; ни один из них не будет нашим другом, если Он – наш враг. Теперь Бог подтвердил для Израиля то, чему Моисей недавно учил его в своей молитве (Пс 89:11): «Кто знает силу гнева Твоего?» У него в запасе, когда Ему угодно, есть напасти для делающего зло (Иов 31:3). Поэтому давайте из этого сделаем вывод: «кто может стоять пред Господом, сим святым Богом?»

(5) Это имело важное значение. Они открывают свои уста против небес и гортань их — открытый гроб, поэтому вполне справедливо земля открыла свои уста и проглотила их. Они разделили сообщество – поэтому вполне справедливо земля разделилась под ними. Самонадеянные грешники, не желающие меняться – бремя для земли, все творение стенает от них, и в данной ситуации то, что земля поглотила этих мятежников, символизировало, что она устала носить их и терпеть их владычество. И, размышляя о том, насколько и в наше время земля подобным образом обременена тяжестью беззаконий, нам остается удивляться, что лишь единственный раз она потонула под их тяжестью.

(6) Это было прообразом вечной гибели грешников, умирающих нераскаявшимися, о которых, возможно, со ссылкой на эту ситуацию говорится, что они обрушились в яму (Пс 9:16) и сошли живыми в ад (Пс 54:16). Но Давид, когда он погряз в глубоком болоте, тем не менее молится с верой: «…да не затворит надо мною пропасть зева своего» (Пс 68:3-16), как это происходит с осужденными, ибо между ними и жизнью огромная пропасть. Его ситуация была плохой, но не катастрофической, как эта.

V. Весь Израиль ужаснулся от этого наказания: они побежали при их вопле (ст. 34). Они кричали, когда было слишком поздно. Их скорбные пронзительные крики, вместо того чтобы вызвать у близких желание помочь, побудили еще больше оттолкнуть их, ибо, зная свою собственную вину и вину друг друга, они торопили друг друга, говоря: «…дабы и нас не поглотила земля». Отметьте: гибель других должна быть предостережением для нас. Если бы мы могли с помощью веры слышать вопли тех, кто отправился в бездонный ров, то были бы более усердны, спасая свою жизнь, чтобы и нам не оказаться осужденными.

Стихи 35-40. Теперь давайте вернемся к дверям скинии, где мы оставили претендующих на священство со своими кадильницами, готовыми принести воскурения. И здесь мы читаем:

I. Их настигает месть (ст. 35). Возможно, когда земля разверзлась в стане, чтобы поглотить Дафана и Авирона, тогда же вышел огонь от Господа и пожрал тех двести пятьдесят мужей, которые принесли курение, в то время как Аарон, находившийся среди них, остался в живых. Это наказание не было таким же новым, как предыдущее, ибо Надав и Авиуд умерли подобным образом, но оно было не менее ужасающим и необычным, и тем самым было явлено, (1) что наш Бог – огонь пожирающий. Разве гром не указывает четко на страх, который вызывает Его голос? Молния – это тоже сила в Его руке. В Его яростном негодовании, которое поглотило противников, мы должны увидеть и сделать вывод о том, как страшно впасть в руки Бога живого (Евр 10:27-31).

(2) Что мы погибнем, если будем общаться с теми, кто не с нами. Бог ревнует о славе Своих постановлений и не позволит, чтобы на них посягали. Возможно, сам Корей был поглощен огнем вместе с 250, которые отважились принести воскурения, ибо он стремился именно к священству, и у нас есть основания думать, что именно поэтому он не желал оставить свой пост у дверей скинии. Но теперь льстившие себя надеждой стать священниками стали жертвами Божьей справедливости. Если бы они были довольны своим служением левитов, которое было священным и почетным и которого они не заслуживали, то могли бы остаться в живых и умереть с радостью и доброй репутацией; но подобно согрешившим ангелам, не сохранившим своего достоинства, они были ввергнуты в подземный мир, их кадильницы – вырваны из их рук, а дыхание покинуло их тела из-за пламени, которое символизировало казнь огня вечного.

II. Предпринята забота, дабы сохранить память об этой казни. Не упоминается о том, чтобы доставали их тела; Писание оставляет их лежащими в земле, как навоз, хотя даются повеления об их кадильницах, (1) которые должны быть сохранены, так как освящены. Это было поручено Елеазару (ст. 37). Захватчики, посягнувшие на священство, зашли так далеко, что, используя божественную терпимость и покорность, зажгли воскурения огнем с жертвенника, которые им было позволено использовать для испытания. Но как только они зажгли свой огонь, Бог зажег другой, положивший печальный конец их притязаниям. И теперь Елеазару было велено разбросать огонь вместе с зажженными им воскурениями на неком нечистом месте вне стана, чтобы продемонстрировать отвращение Бога к их приношениям, как к оскверненной вещи: жертва нечестивых — мерзость пред Господом. Но он также должен был собрать кадильницы, в которых находился смешанный огонь – Божий огонь и их огонь, ибо они освятились. То, что однажды употреблялось для святого использования по Божьему повелению (даже лишь для испытания), не должно вновь использоваться для обычного употребления. Некоторые понимают это так: скорее, они посвящены или закланы, и поэтому, как все освященные вещи, они должны тем или иным образом служить для славы Бога.

(2) Чтобы они использовались для служения в святилище, но не как кадильницы, так как это, скорее всего, прославило бы узурпаторов, которых нужно было опозорить; также не было необходимости иметь медные кадильницы, раз использовался золотой жертвенник с золотыми кадильницами; их нужно было разбить в листы для покрытия жертвенника (ст. 38-40). Эти лицемеры намеревались разрушить жертвенник, сделав священство заурядным служением; но дабы показать, что бессильная злоба не может поколебать служение Аарона (она, скорее, подтвердила его), их кадильницы, соперничавшие с его кадильницей, использовались для украшения и оберегания жертвенника, у которого он служил. Но это еще не все: это покрытие жертвенника должно стать знамением об этом великом событии для всех поколений сынов Израилевых. Хотя в этой истории было много поразительного и Моисей должен был записать ее в своей книге, тем не менее существовала опасность, что со временем все забудется; впечатления, которые кажутся глубокими, не всегда оказываются длительными. Поэтому появилась необходимость записать это наказание, дабы левиты, приступающие к жертвеннику, исполняя определенные для них второстепенные служения, научились не выходить за отведенные им пределы, боясь нарушить их, дабы их не постигла участь Корея и его сообщников, которые были левитами и хотели стать священниками. Эти кадильницы были сохранены для устрашения, чтобы другие услышали и убоялись и не поступали самонадеянно. Так Бог позаботился, чтобы Его чудесные дела, сопровождающие милость и суд, остались в вечной памяти, чтобы благодаря этому была достигнута определенная цель и они могли послужить наставлением и увещеванием нам, достигшим последних веков.

Стихи 41-50. Эти стихи рассказывают:

I. О новом мятеже против Моисея и Аарона, имевшем место на следующий день. Изумляйтесь этому, небеса, и удивляйся, земля! Был ли когда-либо подобный пример неизлечимой порочности грешников? На другой день (ст. 41) весь народ возроптал.

1. Совсем недавно они были сильно напуганы наказанием мятежников. Пронзительные крики погибающих грешников, восставших на собственные души, все еще звучали в их ушах, в воздухе витал запах гари, а разверзшаяся земля вряд ли была тщательно утоптана, тем не менее все грехи возобновились и всеми предостережениями пренебрегли.

2. Хотя недавно они спаслись от такого же наказания и выжившие напоминали головни, выхваченные из огня, тем не менее они бросили вызов Моисею и Аарону, благодаря чьему ходатайству были сохранены. Их обвинения были очень дерзки: вы умертвили народ Господень. Разве можно было сказать что-либо более несправедливое и злобное? Они возвели бунтовщиков в сан святых, называя народом Божьим тех, кто умер с оружием в руках, направленным на Него. Они бесчестили божественную справедливость. Было очевидно, что Моисей и Аарон не прикладывали руку к их смерти (они сделали все возможное, чтобы спасти их), поэтому, обвиняя их в убийстве, на самом деле они обвиняли в этом самого Бога. Продолжительное упрямство этого народа, несмотря на страх перед законом Божьим, который был дан на горе Синай, и страх перед наказанием, которым Бог поразил непокорных, показывает, насколько необходима благодать Божья, чтобы эффективно изменить человеческие сердца и жизни. Без нее, похоже, никакие средства не достигнут этой цели. Любовь сделает то, чего не может сделать страх.

II. Бог незамедлительно явился мятежникам. Когда собралось общество против Моисея и Аарона, возможно, с целью свергнуть или убить их, тогда они обратились к скинии собрания, словно ожидая оттуда неких знаков недовольства. И вот, явилась слава Господня (ст. 42), чтобы защитить Своих слуг и поразить обвинителей и противников Бога и Его служителей. В связи с этим Моисей и Аарон пришли к скинии собрания: частично ради собственной безопасности (они использовали святилище как укрытие от пререкания языков, Пс 26:5; 30:21), частично, чтобы получить совет и узнать, что думает Бог по этому поводу (ст. 43). По данному вопросу справедливость возвещает, что они заслуживают погибели во мгновение (ст. 45). Почему еще один день должны жить те, которые не желают изменяться, для кого мятежи – каждодневное занятие? Пусть свершится справедливая месть и сделает свое дело, и тогда трудность будет быстро преодолена. Только вначале должны спастись Моисей и Аарон.

III. Ходатайство Моисея и Аарона о них. Казалось бы, у них было столько же оснований, как у Илии, когда он жаловался Богу на Израиль (Рим 11:2), тем не менее они простили и забыли нанесенные им оскорбления и стали наилучшими друзьями своих врагов.

1. Они оба пали на лица свои, смиренно ходатайствуя перед Богом о милости и зная, как велико Его недовольство. Они поступали так несколько раз ранее в подобных ситуациях; и хотя люди низменно отплатили им за это, тем не менее Бог милостиво принимает их и они вновь обращаются к тому же методу. Непрестанно молитесь.

2. Моисей, понимая, что началось поражение в народе среди мятежников (т.е. в группе, собравшейся против Моисея), посылает Аарона принести искупление за общество, исполнив свое служение священника (ст. 46). Аарон с готовностью отправляется и зажигает воскурения между живыми и мертвыми, но не для того, чтобы очистить зараженный воздух, а чтобы смирить оскорбленного Бога и таким образом остановить распространяющееся поражение. Из этого следует, (1) что Аарон был очень хорошим человеком, который истинно любил свой народ, хотя тот ненавидел и завидовал ему. Хотя в настоящее время Бог мстил за раздор и вступался за его священство, тем не менее он вмешался, чтобы отвратить гнев Божий. Более того, забывая о своем возрасте и положении, он бежит в толпу, чтобы помочь людям. Он не говорит: «Пусть пострадают немножко, и тогда мой приход будет более желанным», а как человек, сопереживающий за жизнь каждого израильтянина, он торопится заполнить пролом, в который входит смерть. Моисей и Аарон, которых обвиняли в истреблении народа Господнего, теперь могли справедливо укорить их: неужели они надеялись, что их спасителями станут те, кого они несправедливо назвали убийцами? Но эти благочестивые люди своим примером учат нас не быть злопамятными к тем, кто плохо поступает с нами, и не использовать преимущество, которое дают нам люди, плохо отзываясь о нас, позволяющее нам отказывать им в милости, которая в наших силах. Мы должны воздавать добром за зло.

(2) Что Аарон был очень смелым человеком, раз рискнул отправиться в центр разъяренной толпы, которая собралась против него и, как он знал, могла еще больше разъяриться из-за начавшегося поражения. Он был достаточно смел, чтобы пойти в центр эпидемии, где было больше стрел смерти, и сотни, более того, тысячи падали по правую и левую руку. Чтобы спасти их жизни, он берет свою жизнь в руки, не считая ее дорогой, чтобы исполнить свое служение.

(3) Что Аарон был мужем Божьим, для человеков поставляемым на служение Богу. Тем самым его призвание к священству было окончательно подтверждено и вознесено выше всяких противоречий. Бог не только спас его жизнь, истребив самозванцев, но и сейчас сделал инструментом для спасения Израиля. Сравните здесь кадильницу Аарона с кадильницами грешников, восставших на свои души (англ.пер.). Те провоцировали гнев Божий, а эта усмиряла его; те губили жизни людей, а эта спасала их; поэтому не осталось места для сомнений в призвании Аарона к священству. Отметьте: тот больше всего достоин гражданских почестей, кто больше всего жертвует собой ради благополучия государства и получает милость от Господа быть верным и полезным. Если человек хочет стать великим, позвольте ему стать слугой для всех.

(4) Что Аарон был прообразом Христа, который пришел в мир, чтобы принести искупление за грех и отвратить от нас гнев Божий, который Своим посредничеством и ходатайством стоит между живыми и мертвыми, чтобы сохранить для себя Свой избранный Израиль и спасти его, находящегося посреди мира, зараженного грехом и проклятием.

IV. Чем закончилось это событие.

1. Божья справедливость прославилась в смерти нескольких людей. В течение незначительного времени меч Господень произвел великое истребление. Хотя Аарон торопился, насколько это было в его силах, тем не менее, пока он смог приступить к своему служению, 14700 человек умерли от поражения на месте (ст. 49). По сравнению с этим количеством лишь немного умерло по делу Корея; зачинщики должны были послужить примером, но так как терпимость и долготерпение Бога не привело их к покаянию, теперь справедливость не так щадила кровь израильтян. Они жаловались на смерть нескольких сотен, как на жестокое избиение среди народа Господнего, но теперь Бог заглушает эту жалобу истреблением многих тысяч. Отметьте: кто жалуется на незначительные наказания, тот готовит для себя большие, ибо если Бог судит, то Он победит.

2. Божья милость прославилась сохранением остатка. Бог показал народу, что Он может сделать Своей силой и что Он может сделать, поступая справедливо, но затем Он показал, что может сделать из любви и сострадания: во что бы то ни стало, несмотря на все это, Он хотел сохранить для себя остаток с помощью посредника. Облако воскурений Аарона из его рук остановило поражение. Отметьте: Божья милость сопутствует Его славе и Он часто во гневе помнит о милости. Даже когда суды начались, молитва останавливает их; Он всегда готов простить и не радуется смерти грешников.


Глава 17 из 37« Первая«161718»Последняя »