27 глава

Эта глава рассказывает (I) о ситуации, возникшей у дочерей Салпаада (ст. 1-11).

(II) О предупреждении Моисея о том, что приближается его смерть (ст. 12-14).

(III) О принятых мерах относительно его преемника и будущего лидера.

1. Молитва Моисея (ст. 15-17).

2. Повеление Бога (ст. 18 и далее).

Стихи 1-11. Ситуация, в которой оказались дочери Салпаада, описана в предыдущей главе (ст. 33). Так как на нее обращается особое внимание, то, похоже, это была необычная ситуация, и в то время в Израиле редко в семье не было сыновей, а одни лишь дочери. Этот случай повторно обсуждается в главе 36 по другому поводу, и соответственно решению, принятому в их случае, им был выделен удел (ИНав 17:3,4). Кто-то мог бы предположить, что их личные качества придали весомости их ситуации и привели к тому, что ее стали часто рассматривать.

В этих стихах:

I. Они сами излагают сложившуюся ситуацию и в связи с ней подают прошение в верховный суд, в состав которого входили Моисей, как царь, князья, в качестве лордов, и общество, то есть старейшины из народа, которые были выбраны их представителями как палата общин (ст. 2). Это величественное собрание восседало у входа скинии, чтобы в сложных ситуациях можно было спросить наставления у Бога. К ним обратились эти молодые женщины, ибо обязанность гражданских властей – защищать сирот (англ.пер. Пс 81:3). Не написано, что у них были адвокаты, которые говорили бы вместо них, но они довольно искусно изложили собственное дело, которое нельзя было повести лучше, так как все факты были простыми и честными и говорили сами за себя. Теперь обратите внимание:

1. О чем они просят: чтобы им был дан удел в земле Ханаана среди братьев их отца (ст. 4). Слова Бога, сказанные Моисею, были честно переданы им народу (Числ 26:53): землю Ханаана нужно было честно разделить между теми, кто сейчас был перечислен. Эти дочери знали, что они не были перечислены, и поэтому, согласно данному правилу, не должны были ожидать наследства, а семью их отца можно было считать вымирающей, и она считалась бездетной, хотя у него было много дочерей. Они считали, что это неправильно, и молились, чтобы их считали наследницами своего отца и соответственно выделили им удел. Если бы у них был брат, то они не обращались бы к Моисею (как один человек – ко Христу, Лук 12:13), чтобы получить удел вместе с ним. Но при отсутствии брата они просили о выделении наследства. Тем самым они проявили (1) твердую веру в силу и обетование Бога о том, что Он даст во владение Израилю землю Ханаанскую. Хотя она принадлежала проживавшим там народам и все еще была не завоевана, а они находились за ее пределами, тем не менее они просят выделить им удел в ней, словно она уже полностью принадлежала Израилю (см. Пс 59:8,9): «Бог сказал во святилище Своем: Мой Галаад, Мой Манассия».

(2) Искреннее желание иметь место и имя в земле обетованной, которая была прообразом небес; и если, как считают некоторые, при этом они взирали на небеса и тем самым предъявляли права на вечную жизнь, то несомненно являлись пятью мудрыми девами. Их пример побуждает нас со всяческим возможным усердием подтверждать свое право на небесное наследство, при распределении которого по завету благодати нет различия между мужским полом и женским (Гал 3:28).

(3) Истинное уважение и почитание своего отца, чье имя стало им дорого и ценно сейчас, когда он ушел, и поэтому они проявляли заботу, чтобы оно не исчезло из племени его. Согласно требованиям пятой заповеди дети должны исполнять свой долг перед памятью родителей: почитай отца и мать.

2. На что они ссылались: что их отец не умер в бесчестье, которое могло бы сделать порочной его кровь и лишить наследства, но он за свой грех умер (ст. 3);

он не участвовал в восстаниях или бунтах против Моисея, а именно в мятеже Корея и его сообщников, и подобным образом не участвовал в грехах других. Его можно обвинить в общих грехах человеческих, отвечая за которые он либо устоит перед своим Господином, либо упадет; но он не подвергался никакому открытому справедливому возмездию со стороны Моисея или начальников. Он не был обличен ни в чем, что могло бы стать препятствием для предъявления прав его детей. Когда приходит время умирать, то родителей утешает мысль о том, что, хотя они сами испытывали жгучую боль за свои собственные грехи, тем не менее они не совершали тех беззаконий, за которые Бог посещает детей.

II. Решение по этому вопросу сообщает божественное пророчество. Моисей не отваживается сам вынести решение, ибо, хотя их претензии кажутся справедливыми и разумными, тем не менее он получил четкое повеление разделить землю между теми, кто был исчислен – только особями мужского пола; поэтому он представил дело их Господу и ожидал Его решения (ст. 5);

сам Бог выносит суд по их случаю. Он знает не только как обстоят дела у народов, но и в отдельных семьях, и выносит суд согласно собственной воле.

1. Их просьба удовлетворена (ст. 7): «Правду говорят дочери Салпаадовы; дай им наследственный удел». Те, которые стремятся получить удел в земле обетованной, получат то, что ищут, и другие блага прибавятся им. Эти требования приятны Богу, и Он увенчает их.

2. Этот вопрос разрешен и для будущих поколений. Дочери Салпаадовы позаботились не только о собственном утешении и добром имени своей семьи, но о славе и блаженстве всего женского пола, ибо в связи с данной ситуацией был принят закон, что в случае, если у мужчины не было сына, его имущество должно переходить его дочерям (ст. 8), но не все – старшей, как старшему сыну, а всем дочерям в равной доле. Те, которые в подобных случаях лишают дочерей их прав лишь для того, чтобы поддержать имя своей семьи (пока о них не будет принято разумное решение), могут сделать право на владение землей более надежным, чем право на благословение вместе с ней. Дальнейшие указания касаются распределения уделов (ст. 9-11). «Если человек не имеет потомства, то его имущество переходит к его брату; если у него нет братьев – то к братьям его отца; а если нет и таковых – то к его ближайшему родственнику». Наш закон полностью согласуется с этими правилами; и хотя иудейские толкователи понимают этот закон по-другому и считают, что если у человека нет детей, то его имущество переходит к его отцу (если он жив), но не к братьям, тем не менее в законе нет ничего подобного, а наш общий закон четко говорит противоположное: наследство не может восходить по прямой линии, поэтому если человек приобрел земли, получив безусловное право собственности, и умирает, не имея потомков, когда его отец еще жив, то отец не может быть его наследником. Посмотрите, как Бог делает наследников, а мы должны согласиться с Его руководством.

Стихи 12-14. В этих стихах (1) Бог говорит Моисею о его ошибке, когда он необдуманно сказал своими устами у вод Меривы и не воздал в должной степени славу Богу и Израилю (ст. 14). Хотя Моисей был служителем Господа, верным служителем, тем не менее однажды он не послушался повеления Бога и не исполнил свой долг; хотя он был очень уважаемым и в высшей степени любимым слугой, тем не менее он вновь должен был услышать о своем неверном поведении, как и весь мир, ибо Бог покажет Свое недовольство грехом, совершаемым даже теми, кто ближе и дороже всех для Него. Даже люди, уважаемые за мудрость и честь, должны быть постоянно осторожны в своих словах и путях, чтобы их слова и дела не лишили их утешения или доброго имени, либо того и другого даже спустя много лет.

(2) Бог говорит Моисею о его смерти, которая была наказанием за грех. Тем не менее, предупреждая его, Бог старается наилучшим образом усладить и смягчить приговор, чтобы Моисей смирился с ним.

[1] Моисей должен умереть, но вначале он насладится созерцанием обетованной земли (ст. 12). Бог показывает ему Ханаан не для того, чтобы помучить или укорить в безрассудстве, совершив которое он лишил себя возможности войти в нее (Он не хотел, чтобы Его слова произвели такое впечатление) – Он желал, чтобы Моисей воспринял это как благоволение. Его зрение (у нас есть основание так думать) было чудесным образом укреплено и усилено, чтобы он мог полно и четко увидеть обетованную землю и в полной мере удовлетворить свое невинное любопытство. Видение Ханаана символизировало его веру в грядущую лучшую страну, то есть небесную, мысль о которой очень приятна для умирающих святых.

[2] Моисею придется умереть, но смерть не истребит его; она лишь присоединит его к народу Божьему, приведет в покой к святым патриархам, которые ушли до него. Авраам, Исаак и Иаков были его народом, который он избрал и любил, и к ним смерть приведет его.

[3] Моисею придется умереть так, как до него умер Аарон (ст. 13). Моисей видел, с какой легкостью и радостью Аарон вначале освободился от своего священства, а затем – от тела; поэтому он не должен бояться смерти; ему предстоит лишь приложиться к народу своему, как и приложился Аарон. Подобным образом смерть наших близких и дорогих родственников должна, во-первых, побуждать нас часто думать о ней. Мы не лучше наших отцов или братьев; если они ушли, то и мы уйдем; если они уже приложились к своему народу, то вскоре и мы приложимся. Во-вторых, ободрять нас думать о смерти, не ужасаясь, и даже наслаждаться мыслями о ней. Нам предстоит лишь умереть, как умерли они, если мы жили так же, как они; их будущность есть мир, они с радостью совершили поприще свое; так почему нам стоит бояться зла в этой печальной долине?

Стихи 15-23. В этих стихах:

I. Моисей молится о преемнике. Хотя в другом месте Писание говорит о том, что он ходатайствовал, чтобы этот момент был отложен (Втор 3:24,25), тем не менее, когда Бог сказал, что ему придется умереть, он ревностно молится о том, чтобы Божье дело про¬должалось, хотя не ему будет оказана честь закончить его. Завистливые духи не любят своих преемников, но Моисей был не таким. В своих молитвах и усилиях мы должны заботиться о том, чтобы поднялось новое поколение, чтобы процветала религия, а интересы Царства Божьего среди людей поддерживались и распространялись, когда мы уже будем в могилах. В своей молитве Моисей выражает (1) нежную заботу о народе Израиля: чтобы не осталось общество Господне, как овцы, у которых нет пастыря. Наш Спаситель использует это сравнение, сострадая народу, когда тому не хватает добрых служителей (Мат 9:36). Гражданские власти и служители являются пастырями для народа; если их не хватает или они не такие, какими должны быть, то люди склонны блуждать и рассеиваться, они подвергаются опасности со стороны врагов, им угрожает голод и они могут причинить вред друг другу, как овцы, у которых нет пастыря.

(2) Веру и упование на Бога, как на Бога духов всякой плоти. Он формирует и исследует духов и поэтому может либо найти годных людей, либо сделать их годными служить Его целям на благо Его Церкви. Моисей молится Богу, чтобы Он не посылал Ангела, а поставил над обществом сим человека, то есть назначил того, кто обладал бы необходимыми качествами и был признан правителем народа Израильского, принадлежащего Богу. Перед тем как дать это благословение Израилю, Бог побуждает Моисея молиться об этом; подобным образом Христос, прежде чем послать Своих апостолов, призывает окружающих молить Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою (Мат 9:38).

II. Бог в ответ на эту молитву назначает преемника, Иисуса Навина, который давно выделился своей смелостью в борьбе с амаликитянами, своим смирением в служении Моисею, своей верой и искренностью, свидетельствуя против доклада нечестивых разведчиков. Это был человек, которого выбрал Бог быть преемником Моисея: человек, в котором есть Дух: Дух благодати (он был благочестивым человеком, боящимся Бога, ненавидевшим алчность и поступающим из принципа), дух руководства (он годен для этого служения, чтобы выполнять доверенные ему обязанности), дух командования и смелости; он также имел дух пророчества, ибо Господь часто обращался к нему (Иис. Нав 4:1; 6:2; 7:10).

1. Бог наставляет Моисея, как передать наследование Иисусу.

(1) Он должен рукоположить его: «Возложи на него руку твою» (ст. 18). Это должно быть сделано в подтверждение того, что Моисей передает ему руководство; подобным образом возлагались руки на жертву, которая предназначалась вместо приносившего жертву; это также было знаком того, что Бог передает ему благословение Духа, которое Моисей получил благодаря молитве. Писание говорит, что Иисус, сын Навин, исполнился духа премудрости, потому что Моисей возложил на него руки свои (Втор 34:9). Этот обряд возложения рук использовался и во времена Нового Завета, когда отделяли служителей Евангелия, и это означало торжественное назначение их на служение и ревностное желание, чтобы Бог сделал их годными для него и признал их в нем. Тем самым они приносились как живые жертвы Христу и Его Церкви.

(2) Он должен был представить его Елеазару и народу, поставить его перед ними, чтобы они знали, что он избран Богом для этого великого долга и согласен с назначением.

(3) Он должен дать ему наставление (ст. 19). На него возлагается ответственность за народ Израиля, который передан ему в руки, как овцы – в руки пастыря, и ему придется отчитаться за них. На него возлагается серьезная ответственность исполнить свой долг перед ними; хотя они подчинялись ему, но он сам подчинялся Божьим повелениям и от Него принял это поручение. Занимающие высокое положение должны знать, что над ними есть высший. Это наставление должно быть дано пред глазами их, чтобы произвести большее впечатление на Иисуса Навина и чтобы народ, видя труд и заботу своего владыки, испытывал побуждение помогать ему и ободрять его.

(4) Он должен дать ему от славы своей (ст. 20). Иисус Навин в наилучшее время имел лишь часть славы Моисея и во многих ситуациях не был ровней ему, но, похоже, здесь имеется в виду, что уже в то время, пока пророк еще жил, он должен был принимать участие в руководстве и в качестве помощника быть допущенным действовать от имени власти. Великая честь – служить Богу и Его Церкви; часть этой славы должна достаться Иисусу, чтобы народ, привыкнув повиноваться ему, пока Моисей жив, мог с большей готовностью подчиняться и в дальнейшем.

(5) Он должен назначить Елеазара первосвященником, хранящим наперсник судный, чтобы тот был его советником (ст. 21): «И будет он обращаться к Елеазару, чтобы через него спросить наставления у Бога, будет готов принять его и исполнить все повеления, данные через него». Это было наставление для Иисуса Навина. Хотя он был исполнен Духа и облачен славой, тем не менее не мог сделать ничего, полагаясь лишь на свой собственный разум, не спросив совета у Бога. Это также было для него большим ободрением. Перед ним стояло две сложные задачи: управлять Израилем и завоевать Ханаан, но Бог убедил его, что он будет под божественным руководством и в каждой сложной ситуации Бог посоветует ему наилучший выход. Моисей сам обращался к Богу, чтобы получить наставление, но Иисус Навин и последующие судьи должны были использовать для этого служение первосвященника и спрашивать его о решении посредством урима, к которому (как говорят иудеи) с вопросом могли обращаться лишь царь или глава синедриона или представитель народа от его имени и для его пользы. Так управление Израилем стало абсолютно божественным, ибо таковыми стали назначения и указания их правителей. По слову священника, соответственно уриму, Иисус Навин и весь Израиль должны выходить и входить; и, безусловно, Бог, который подобным образом руководит, сохранит их вхождение и выхождение. Лишь те пребывают в безопасности и могут быть беспечны, кто следует за Богом и во всех своих путях признает Его.

2. Моисей поступает соответственно этим наставлениям (ст. 22,23). Он с готовностью рукополагает Иисуса Навина, (1) хотя в настоящее время это несколько умаляет его и рассматривается почти как отставка от руководства. Он очень желал, чтобы народ перестал смотреть на него и начал всматриваться в восходящее солнце.

(2) Хотя это могло рассматриваться как пренебрежение его семьей. Моисей не был бы так прославлен, если бы отказался от своих почестей ради сына; но он вначале собственными руками рукоположил Елеазара первосвященником, а затем Иисуса Навина – представителя другого колена – сделал главным правителем, в то время как его собственные дети не имели продвижения, так и оставшись в должности обычных левитов. Это был пример самоотречения и подчинения воле Божьей, добавившие ему славы больше, чем наивысшее продвижение своей семьи, подтвердив его характеристику как кротчайшего человека на земле и верного Тому, кто назначил его слугой в Своей доме. «Это, — говорит епископ Патрик, — показывает, что он имел принципы, возвышавшие его над всеми другими законодателями, которые прежде всего стремились утвердить свою семью и поделиться с ее членами частью собственного величия», но в этой ситуации Моисей показал, что действовал не от себя, ибо поступал не для себя.

Теперь, когда народ был исчислен, даны приказы о разделе земли и назначен главнокомандующий армией, можно было бы ожидать, что следующая глава начнет описывать историю завоевания или, по крайней мере, опишет повеления о ведении войны. Но нет, она содержит постановления о поклонении, и в ней проявляется забота о том, чтобы сейчас, когда они собираются войти в Ханаан, их религия сопровождала их и они не забывали о ней, ведя военные действия (ст. 1,2). В этой главе повторяются законы и сообщается окончательная информация о жертвах, которые они должны приносить (I) ежедневно (ст. 3-8),

(II) каждую неделю (ст. 9,10),

(III) каждый месяц (ст. 11-15),

(IV) каждый год (1) на пасху (ст. 16-25) и на пятидесятницу (ст. 26-31). А следующая глава посвящена ежегодным торжествам, совершаемым в седьмой месяц.


Глава 28 из 37« Первая«272829»Последняя »