16 глава

Имя Самсона, как мы обращали внимание ранее, означало «маленькое солнце» (во^аугив). Мы видели, как взошло это яркое солнце, его утренние сильные и светлые лучи; ничто не предвещало обратного, и мы считали, что полдень будет таким же ярким, пока он будет судить Израиль в течение двадцати лет. Но печальная история, изложенная в данной главе, описывает вечер этого дня, который нельзя назвать привлекательным. Это маленькое солнце зашло за облако, но даже во время своего заката излучало такие сильные и яркие лучи, что это сделало его прообразом Христа даже тогда, когда он был побежден смертью. В данной главе:

(I) Самсон подвергает себя большой опасности, вступив в связь с блудницей; ему с трудом удается спастись (ст. 1-3). (II) Самсон практически губит себя, вступив в связь с другой блудницей, Далидой. Обратите внимание:

(1) собственные похоти соблазнили его вступить в эту связь (ст. 4).

(2) Она выдала Самсона его заклятым врагам, филистимлянам, которые [1] благодаря ей наконец узнали, где хранится его великая сила (ст. 5-17);

[2] лишили его силы, сняв с его головы венец отделения (ст. 18-20);

[3] схватили его, ослепили, заключили в темницу, оскорбляли и на торжественном празднике устроили представление, чтобы посмеяться над ним (ст. 21-25). Но он смог отомстить за себя, разрушив строение, находившееся у них над головой, и таким образом сам погиб вместе с ними (ст. 26-31).

Стихи 1-3. Данные стихи раскрывают:

(1) грех Самсона (ст. 1). То, что в самом начале своего служения он взял себе в жены филистимлянку, можно в какой-то степени оправдать, но мы не можем читать, не краснея, о том, что он вступил в связь с блудницей, которую случайно увидел среди них, ибо тем самым осквернил свою честь как израильтянин и назорей. Не рассказывайте об этом в Гефе. Этот низкий аморальный поступок делает привлекательное лицо этого назорея темнее всего черного (Плач 4:7,8). Не сказано, что у Самсона было какоето дело в Газе; и если он отправился туда в поиске блудницы, то нам хотелось бы надеяться, что среди блудниц не было дочерей Израиля. Некоторые полагают, что он отправился туда, чтобы посмотреть, как обстоят дела у филистимлян и таким образом получить какоето преимущество в борьбе против них. Если так, то он забыл свое основное служение, пренебрег им и поэтому попал в сеть. Вначале согрешили его глаза, с которыми ему прежде нужно было заключить завет; там он увидел женщину в наряде блудницы, а похоть зачала и породила грех: он вошел к ней.

(2) Опасность, в которой оказался Самсон. Об этом сообщили городским властям Газы; возможно, сама блудница предала его и сообщила, что Самсон в городе (ст. 2). Скорее всего он изменил внешность или пришел под покровом ночи и отправился в гостиницу или на постоялый двор, которыми управляла эта блудница. В связи с этим городские ворота были закрыты, поставлена стража, и все это делалось бесшумно, чтобы Самсон не почувствовал опасности. Филистимляне подумали, что теперь смогут заключить его в темницу, и не сомневались, что на следующее утро он будет предан смерти. О, если бы все, кто потакает собственным чувственным желаниям и любви к пьянству, нечистоте или какой-либо плотской похоти, увидели себя подобным образом оказавшимися в ловушке, окруженными и предопределенными для гибели своими духовными врагами! Чем быстрее они засыпают и чем более самонадеянными становятся, тем большей опасности подвергаются.

(3) Побег Самсона (ст. 3). Он проснулся в полночь, во время дремоты на ложе (Иов 33:15), возможно, разбуженный сном или ангелом-хранителем, или, скорее, контролируемый собственной совестью. Он встал (мы надеемся), испытывая отвращение к самому себе и раскаиваясь в совершенном грехе, движимый благочестивой решимостью больше не возвращаться к нему; он осознал опасность, которой подвергался, и чувствовал себя человеком, спавшим на верхушке мачты; его одолевали такие мысли: «Разве это ложе достойно, чтобы в нем спал назорей? Разве можно подобным образом осквернять храм живого Бога? Разве можно считать себя в безопасности, совершив такой грех?» Плохо, что он лег спать, не испытывая подобных обличений совести, но было бы хуже, если бы он остался, не взирая на них. Он сразу направился к городским воротам; скорее всего, увидев, что стража спит (в противном случае он оставил бы их вечно спящими), он решил не задерживаться и не терять время, чтобы открыть ворота, а просто выдернул косяки, поднял их вместе с воротами и запором и, несмотря на то что они были объемными, очень крепкими и имели большой вес, отнес их на своей спине на расстояние нескольких миль на вершину горы. Тем самым он с презрением отнесся к попытке врагов лишить его свободы с помощью ворот и запоров, желая предстать более грозным в глазах филистимлян и более привлекательным для своего народа; он привел убедительное доказательство силы, которую дал ему Бог, и был прообразом победы Христа над смертью и адом. Он не только откатил камень от дверей гробницы и сам вышел оттуда, но также унес ворота ада и его запоры и таким образом оставил темницу открытой для всех, кто Ему принадлежит; теперь ад не сможет удержать их. О смерть, где твое жало! Где твои ворота? Благодарение Тому, Кто приобрел победу не только для себя, но и для нас!

Стихи 4-17. Обжегшийся ребенок боится огня, но Самсон, обладавший большей силой, чем свойственно обычному человеку, не имел мудроети, присущей ребенку, ибо хотя не один раз любовь к женщинам и похоть подвергали его опасности и причиняли огромное зло, но он так и не принял предостережения и позднее вновь попал в ту же сеть; и тогда, в третий раз, ему пришлось уплатить за все. Похоже, Соломон ссылается именно на эту историю Самсона, когда в своих предостережениях против аморальности так описывает блудницу в Притче 7:26: «.. .многих повергла она ранеными, и много сильных убиты ею»; и в Притче 6:26: «…она уловляет дорогую душу». Эту порочную женщину, которая погубила Самсона, звали Далида позорное имя, которое вполне уместно использовали в адрес человека, который лестью или ложью причиняет зло и губит тех, кому демонстрирует свою притворную любовь. Данные стихи говорят:

I. О чувствах Самсона к Далиде: он полюбил ее (ст. 4). Одни полагают, что она стала его женой, но тогда ее дом стал бы его домом; другие считают, что он ухаживал за ней, чтобы сделать своей женой, но есть веское основание подозревать, что он испытывал к ней греховную привязанность и жил с ней во грехе. Неясно, была ли она израильтянкой или филистимлянкой. Если она была израильтянкой, что вряд ли возможно, то тогда у нее было сердце филистимлянки.

II. О влиянии на нее владельцев филистимских, которые заставили ее предать Самсона (ст. 5).

1. Они сказали, что хотят всего лишь смирить или наказать его, пообещав, что не причинят ему вреда, а лишь лишат возможности причинить им зло в будущем. И похоже, они настолько старались исполнить свое обещание, что даже тогда, когда он оказался полностью в их власти, не убили его, хотя лезвие, отрезавшее ему волосы, могло легко перерезать ему глотку.

2. Поэтому прежде всего они хотели узнать, в чем великая сила его, чтобы благодаря этому они смогли связать его. Возможно, они считали, что он был заколдован, что это защищало его и что благодаря магии он смог совершить эти подвиги, и не сомневались, что если смогут лишить его этой защиты, то с ним можно будет справиться; поэтому, используя предыдущий опыт и зная его слабую сторону, они надеялись во второй раз отгадать загадку благодаря его женщине решили орать на его телице. Они обязали Далиду выпытать это у него, Убеждая, что тем самым она окажет им большую услугу, и заверяя, что это не будет использовано во вред ему или ей.

3. За услугу каждый из них пообещал дать ей 1100 сиклей серебра, всего 5500 сиклей серебра. Эта сумма составляет более 1000 фунтов стерлингов; ее наняли за такую сумму, чтобы она предала того, кого притворно любила. Посмотрите, корнем какого ужасного зла является любовь к деньгам. Наш благословенный Спаситель тоже был предан ради презренного металла тем, кого Он называл другом, и это преступление тоже сопровождалось поцелуем. Неудивительно, что такие порочные люди, как Далида, являются бесчестными; поступающие бесчестно в одних ситуациях, так же поступят и в других.

III. О методах, с помощью которых ему в течение довольно длительного времени удавалось не выдавать свой секрет. Она спрашивала, в чем великая сила его и возможно ли его связать и усмирить (ст. 6), притворяясь, что хочет, чтобы он всего лишь удовлетворил ее любопытство в этом вопросе, и думая при этом, что он может быть связан только ее чарами.

1. Когда она стала особенно настойчивой, он сказал ей, (1) что его можно связать только семью сырыми тетивами (ст. 7). Это было испробовано (ст. 8), но не привело к желаемому результату: он разорвал тетивы с такой же легкостью, как разрывают нитку из пакли, когда пережжет ее огонь (ст. 9).

(2) Что его можно связать двумя новыми веревками (ст. 10), тогда он станет бессилен и с ним можно будет обращаться, как с обычным человеком (ст. 11). Этот метод также был испробован, но и он потерпел неудачу: он сорвал новые веревки с рук своих, как нитки (ст. 12).

(3) Она продолжала настаивать, чтобы он рассказал ей свой секрет, и обвинила в том, что он поступает с ней жестоко, обманывая в течение такого долгого времени. На это он ответил, что если свить семь кос с его головы, то это совершит в нем большие перемены (ст. 13). Это было ближе к правде, чем все его предыдущие ответы, но и это не помогло; сила была заключена в его волосах, и во время этого испытания именно благодаря силе своих волос он выдернул ткачьную колоду вместе с тканью.

2. Трудно сказать, проявилась ли во всех этих испытаниях больше слабость Самсона или порочность Далиды.

(1) Что может быть более порочным, чем ее нетерпеливая и безрассудная настойчивость, с помощью которой она пыталась раскрыть секрет, что в свою очередь (как она знала) подвергнет его жизнь опасности, если эта сила хранится внутри его? Кто может сравниться с ее подлостью и хитростью, с ее ложью и вероломством, когда она держала на своих коленях голову человека, которого любит, и в то же время собиралась предать его тем, кто смертельно его ненавидел?

(2) Как мог Самсон быть настолько слабым, чтобы продолжать общаться с той, которая (он это четко видел) стремилась причинить ему зло? Как мог он так долго приклонять свое ухо к ее дерзким требованиям, когда она хотела узнать, как можно причинить ему зло? Почему, узнав, что в ее спальне находится засада и что эти люди готовы схватить его, если это будет в их силах, он сразу не покинул этот дом, приняв твердое решение никогда сюда больше не возвращаться? Более того, как он мог вновь положить свою голову на колени той, которая так часто будила его тревожными словами: «Филистимляне идут на тебя, Самсон\»? Трудно представить, чтобы человек мог быть настолько одурачен и лишен благоразумия, как в данной ситуации Самсон; но блуд отнимает ум. Трудно сказать, что предполагал Самсон, позволяя ей так часто испытывать, что может ослабить и усмирить его. Некоторые полагают, что он не знал, в чем была его сила, но, похоже, на самом деле он знал, ибо когда сказал, что действительно сделает его бессильным, то, по словам Писания, открыл ей все сердце свое. Похоже, он хотел подшутить над ней и посмотреть, сможет ли он обратить все в шутку, сбить с толку тех, кто находился в засаде, и посмеяться над ними; но он поступил неблагоразумно, не покинув место, как только осознал, что не может удержать свой секрет.

IV. О том, что он наконец раскрыл ей свой большой секрет; и раз это имело для него фатальные последствия, то в этом он должен винить себя самого, ибо у него не хватило силы сохранить тайну от той, которая открыто стремилась его погубить. В глазах всех птиц напрасно расставляется сеть, но Самсон видел расставленную сеть и тем не менее попал в нее. Если бы он не был слеп до того, как филистимляне выкололи его глаза, то увидел бы, что его предают. Имя Далида означает пожиратель, такой она и оказалась для него. Обратите внимание:

(1) как она дразнила его, заверяя в том, что не поверит в его любовь, если он не удовлетворит ее любопытство (ст. 15): «Как же ты говоришь: «Люблю тебя «, а сердце твое не со мною, то есть ты не можешь мне доверить тайны своего сердца?» Кто страстно любит, тот не может вынести, когда его любовь подвергается сомнению; он будет делать все возможное, чтобы подтвердить свою искренность. Этим и воспользовалась Далида, одурачивая этого влюбленного глупца (простите, что так называю его). Это увещевание основывается на великой истине, которая гласит, что мы действительно любим лишь тех, которым не только говорим хорошие слова и пожелания, но и отдаем свои сердца. Такая любовь не содержит притворства, а кто говорит, что любит, но не отдает своего сердца, того можно назвать в высшей степени лжецом и притворщиком. Как мы можем говорить, что любим наших братьев, которых видим, или Бога, Которого не видим, если наши сердца не с ними? В течение многих дней Далида досаждала Самсону своей назойливостью, и в результате ему разонравилось жить с ней (ст. 16). Так почему же тогда он не ушел от нее? Потому что его пленила сила любви так ложно ее называют, а на самом деле это похоть. Она околдовала и одурманила его; и посмотрите, как благодаря ее силе (2) Далиде удалось победить его (ст. 17): «Он открыл ей все сердце свое». Бог предоставил его самому себе и позволил совершить этот глупый поступок, чтобы наказать Самсона за то, что он потакал своим нечистым похотям. Ангел, предсказавший его рождение, ничего не сказал о его великой силе, а лишь то, что он будет назореем и в частности, что бритва не коснется головы его (Суд 13:5). Его силой должно было стать посвящение Богу, ибо он укреплялся силою по могуществу славы того Духа, Который обильно трудился в нем, дабы его сила, данная по обетованию, а не природой, была прообразом духовной силы верующих (Кол 1:11,29). Поэтому символ его посвящения был залогом его силы; если он теряет первое, то лишается и второго (и он знал об этом). «Если я побреюсь, то больше не буду назореем, и тогда я потеряю свою силу». То, что его телесная сила в значительной мере зависела от его волос, которые не могли каким-либо образом естественно воздействовать на нее, учит нас возвеличивать божественные постановления и ожидать Божьей благодати, используя только те средства благодати, которые Бог определил для общения с собой: слово, причастие и молитва. Это сокровище хранится в таких земных сосудах.

Стихи 18-21. Данные стихи описывают фатальные последствия безрассудства Самсона, когда он выдал, в чем заключалась его сила; ему пришлось дорого заплатить за это. Блудница — глубокая пропасть; на кого прогневается Господь, тот упадет туда. Обратите внимание:

(1) Далида удостоверилась, что ей принесли деньги. По манере разговора она поняла, что Самсон открыл ей все свое сердце, и послала за владельцами филистимскими, которые наняли ее совершить этот низкий поступок. Они обязательно должны были принести серебро в руках своих (ст. 18). Самсон не знал, что за него была получена мзда неправедная. Сердце скорбело, видя, как одного из самых смелых людей в мире продавали и покупали как овцу на заклание’, этот пример марает славу человека и запрещает сильным людям когда-либо хвалиться своей силой!

(2) С помощью какого метода ей удалось передать его филистимлянам, согласно заключенной сделке. Многие люди даже за сотую часть того, что получила Далида, продали тех, кому оказывали притворное почтение. Не верьте другу, не полагайтесь на приятеля. Посмотрите, какой вероломный метод она использовала (ст. 19): она усыпила его на коленях своих. Иосиф Флавий говорит: «Она угостила его каким-то опьяняющим ликером, который усыпил его». Мы не знаем, какой яд она могла подсыпать в его чашу, но не можем и предположить, что он осознанно выпил вино или крепкий напиток, ибо это означало бы, что он лишился своего назорейства, словно отрезал свои волосы. Далида притворялась, что любит его даже в тот момент, когда причиняла ему величайшее зло, ибо не могла бы добиться своей цели, если бы не усыпила его. Посмотрите на фатальные последствия самонадеянности. Сатана губит людей, усыпляя их, льстя, чтобы они были уверены в своей безопасности, и тогда они все забывают и ничего не боятся; а затем он лишает их силы и славы и ведет их пленными, чтобы они исполняли его волю. Когда мы спим, наши духовные враги не спят. Когда Самсон уснул, она позвала человека, чтобы он отрезал его волосы, что тот сделал так быстро и тихо, что даже не разбудил и не задел его; и уже во сне дух Самсона стал явно слабеть. И мы можем предположить, что если бы подобное с ним сделал во сне какой-то недоброжелатель и он сам не был при этом соучастником, как в данном случае, то это не оказало бы на него такое странное воздействие; но Самсон был наказан собственной порочностью. Он совершил преступление, в противном случае все не сложилось бы так плохо.

3. Он сам слабо отражал ситуацию, в которой оказался (ст. 20). Проснувшись, он не мог не заметить, что потерял волосы, но тем не менее говорит: «Пойду, как и прежде, и освобожусь после сна», или: «Пойду, сделаю свое дело и сражусь с врагом, как и прежде, когда филистимляне нападали на меня». Возможно, он подумал, что теперь, когда его голова стала легче после того, как была обрита, ему будет легче драться, мало задумываясь о том, насколько тяжелее по сравнению с волосами стало бремя его вины. Но у нас есть основания полагать, что вскоре он заметил в себе некоторую перемену, но при этом не знал, что Господь отступил от него; он не задумывался о том, что это и было основанием для происшедшей перемены. Отметьте: многие потеряли благодатное присутствие Бога, но не заметили этого; они спровоцировали Бога удалиться от них, но не осознали своей потери и никогда не жаловались на это. Их души увяли и стали слабыми, их дары иссякли, и все стало противодействовать им, но они не определили правильную причину этого явления, не знали, что Бог отступил от них, не старались примириться с Ним или восстановить Его благоволение. Когда Бог отступает, мы не можем действовать, как раньше.

4. Как быстро филистимляне воспользовались создавшимся преимуществом (ст. 21). Они схватили Самсона, когда Бог отошел от него. Кто лишает себя Божьей защиты, тот становится легкой добычей для врагов. Если мы спим в объятьях наших похотей, то обязательно проснемся в руках филистимлян. Возможно, они пообещали Далиде не убивать Самсона, но предприняли эффективный метод, чтобы искалечить его. Как только он попал в их руки и они увидели, что могут справиться с ним, они выкололи ему глаза (выжгли, утверждает арабская версия). Они подумали, что глаза не смогут восстановиться, как могут отрасти волосы, и что самая сильная рука мало что может сделать без глаз, направляющих ее, и поэтому если сейчас они ослепят его, то он навсегда останется слепым. Его глаза согрешили первыми, когда он увидел блудницу в Газе и вошел к ней (ст. 1), и именно они были наказаны первыми. Теперь, когда филистимляне ослепили его, у него появилось время вспомнить, как собственная похоть ослепила его. Наилучший способ сохранить глаза отвернуться и не созерцать суету. Они привели его в Газу, чтобы показать его слабость там, где совсем недавно он привел так много доказательств своей силы (ст. 3), и чтобы над ним посмеялись те, в ком он вызывал ужас. Они оковали двумя медными цепями того, кто перед этим был связан узами собственного беззакония, и он молол в доме узников работал в исправительном доме то ли ради прибыли, то ли в качестве наказания, то ли для того и другого вместе. Так дьявол через грешников ослепляет умы неверующих, улавливает их в сеть и хранит для своих интересов. Бедный Самсон, как он пал! Как твоя честь была растоптана во прахе! Как славный защитник Израиля превратился в раба, выполняющего монотонную работу для ликующих филистимлян! Упал венец с головы его; горе ему, что он согрешил\ Пусть его падение будет предостережением для всех, чтобы они хранили свою чистоту и были бдительны к плотским похотям, ибо если мы, как назореи Божьи, оскверним наш завет отделения с Богом, то наша слава и наша защита покинут нас.

Стихи 22-31. Хотя последний этап в жизни Самсона был бесславным и, возможно, кто-то хотел бы, чтобы он оставался за завесой, но приведенное в данных стихах описание его смерти уменыпает, хотя и не стирает его порицание, ибо его смерть была славной. Нет сомнений в том, что он глубоко раскаялся в своем грехе, ибо грехом он бесчестил Бога и Бог лишил его почестей, возложенных на него. То, что Бог примирился с ним, следует из того, что (1) Он вернул ему символ назорейства (ст. 22): «Волосы на голове его начали расти, где они были острижены, то есть стали такими же крепкими и длинными, как раньше». Возможно, вскоре после того, как волосы у Самсона отросли, настал главный праздник благодарения Дагону, который (и на этот факт обращается особое внимание) должен был стать необычным и особым образом показать, что Бог, благодаря его покаянию, вернул ему Свое благоволение. Сам по себе рост волос не был ни поводом, ни знамением того, что к нему вернулась сила, а только знаком его посвящения и свидетельствовал о том, что Бог вновь принял его как назорея после определенного перерыва без необходимых церемоний, определенных для восстановления бывшего назорея в правах, которые теперь он вновь обретал (Числ 6:9). Странно, что филистимляне, в руках которых он оказался, не следили за ростом его волос и не остригли их. Возможно, они хотели, чтобы к нему вернулась его прежняя великая сила и он мог делать для них больше работы, ибо теперь, когда он был слеп, они не боялись, что он причинит им вред.

(2) Бог использовал его для уничтожения врагов Своего народа именно в то время, когда его подвиг особым образом реабилитировал славу Бога, а не был направлен непосредственно для защиты и избавления Израиля. Обратите внимание: I. Как высокомерно филистимляне оскорбили Бога Израилева.

1. Они принесли жертвы Дагону, Его сопернику. Филистимляне называли его своим богом; они сами сделали его, и он был представлен идолом, верхняя часть которого была изготовлена в виде человека, а нижняя в виде рыбы; это был плод их фантазии, тем не менее они противопоставили его истинному и живому Богу. Этому воображаемому божеству они приписывали свои успехи (ст. 23, 24): «Бог наш предал Самсона, врага нашего и опустошителя земли нашей, в руки наши». Так им казалось, хотя на самом деле он не мог сделать ни добро, ни зло. Они знали, что Далида предала Самсона, и уплатили ей за это, тем не менее приписали успех своему богу и подтвердили это своей верой в его силу и способность защитить их. Подобным образом многие люди ходят во имя своих богов и воздают им хвалу за собственные достижения; так не должны ли и мы воздавать дань своему Богу, Который царствует над всеми? Но, задумываясь о том, какие нечестивые методы они использовали, чтобы схватить Самсона, надо признаться, что только такое навозное божество, как Дагон, могло стать покровителем подобного злодейства. И в день благодарения в честь победы, одержанной над одним человеком, филистимляне вознесли ему свои жертвы и воспели песни хвалы; все от души радовались и славили Дагона. Но еще больше у нас есть оснований прославить Бога за все наши успехи. Благодарение Богу, Который всегда дает нам торжествовать во Христе Иисусе\

2. Они смеялись над Самсоном воином Божьим, и бросали тень на самого Бога. Пока они веселились, вкушая вино, чтобы быть еще веселее, было велено привести Самсона, чтобы он веселил их (ст. 25,27), то есть чтобы они могли смеяться над ним. После того, как филистимляне вознесли жертвы своему богу, вкусили жертвенное и выпили вина, они встали, чтобы поиграть, соответственно обычаям идолопоклонников (1Кор 10:7), и Самсон должен был играть роль глупца в этом действии. Они веселились и смеялись, видя, как этот слепой человек натыкается на предметы и спотыкается. Это все равно что тростью бить по ланите судью Израилева (Мих 5:1), спрашивая его: «Прореки, кто ударил Тебя!» Они поступали жестоко, подобным образом попирая человека в беде, хотя совсем недавно трепетали при виде его. А когда они порицали Бога и спрашивали: «Где теперь твой Бог!», то эти слова ввергали Самсона в бездну бедствия и были словно меч для костей. Ничто не могло причинить больше боли такому великому духу; так как он раскаялся, то благочестивая скорбь сделала его терпеливым, и он принял этот позор как наказание за свое беззаконие. Как бы ни были неправедны филистимляне, но он не мог не признать, что Бог праведен. Он развлекал себя своими заблуждениями вместе с обманщиками, и поэтому вполне справедливо филистимлянам было позволено развлекаться над ним. Нечистота это грех, который делает людей подлыми и подвергает презрению. Раны и бесчестье достанутся тем, чье сердце обмануто женщиной, и его позор не будет с него снят. Вечный позор и презрение будут участью тех, кто ослеплен и связан собственными похотями. Дьявол, обманувший их, будет оскорблять их.

II. Как справедливо Бог Израиля внезапно уничтожил их руками Самсона. Тысячи филистимлян собрались, чтобы поучаствовать вместе с князьями в жертвоприношении, повеселиться и понаблюдать за этой комедией, но праздник обернулся для них фатальной трагедией, ибо все они были убиты и похоронены под руинами этого дома неясно, был ли это храм или театр или некое недостаточно крепкое строение, возведенное специально для этого случая. Обратите внимание:

1. Кто был уничтожен: все владельцы Филистимские (ст. 27), которые взятками подкупили Далиду, чтобы она выдала им Самсона. Зло преследует грешников. Погибло много людей, чья численность достигает 3000, среди них было много женщин, одной из которых, похоже, была блудница из Газы, упомянутая в ст.

1. Именно филистимлянка увлекла Самсона в грех, и теперь среди них было совершено великое истребление, подобное которому по приказу Моисея было совершено среди женщин мадиамских, ибо именно они были для сынов Израилевых поводом к отступлению от Господа в угождение Фегору (Числ 31:16).

2. Когда они были уничтожены.

(1) Когда веселились, были самонадеянны, общались и не осознавали, что находятся в опасности. Мы можем предположить, что, увидев Самсона, опершегося на столбы, они рассмеялись, ибо для них это было поводом для веселья: «Что сделает этот жалкий иудей?»; но через мгновение эти грешники были уничтожены! Они вознеслись гордо и весело, чтобы их падение было более ужасным. Давайте никогда не будем завидовать веселью нечестивых людей, а из данной ситуации сделаем вывод, что их ликование коротко, а веселье лишь на мгновение.

(2) Когда они славили своего бога Дагона и воздавали ему те почести, которые должны возноситься одному Богу; это является предательством по отношению к Царю царей, Его венцу и достоинствам. Поэтому вполне справедливо кровь этих предателей смешалась с кровью их жертв. Валтасар был убит, когда славил своих богов, сделанных руками человеческими (Дан 5:4).

(3) Когда они издевались над израильтянином, назореем, когда они оскорбляли его, преследуя того, кого поражал Бог. Ничто не наполняет меру беззакония человека или народа быстрее, чем насмешки и издевательства над слугами Бога, хотя они сами виновны в том, что их безрассудство так низко повергло их. Те не знают, что делают и кого оскорбляют, кто смеется над хорошим человеком.

3. Как они были уничтожены. Самсон сдвинул колонны дома, и он обрушился на них. Не сомнений в том, что Бог вложил в его сердце, как человека, занимающего видное положение, желание отомстить филистимлянам за оскорбление Бога, Израиля, и его самого.

(1) Он получил силу, необходимую, чтобы сделать это, благодаря своей молитве (ст. 28). Та сила, которую он потерял из-за своего греха, была дана ему, как истинно раскаявшемуся грешнику, благодаря его молитве; подобным образом молился Давид, когда сам спровоцировал Дух благодати удалиться от него (Пс 50:14): «Возврати мне радость спасения Твоего и Духом владычественным утверди меня». Мы можем предположить, что это была мысленная молитва и что его голос не был слышен (ибо она возносилась в шумной крикливой толпе филистимлян);

хотя его голос не был услышан людьми, но молитва была услышана Богом, и Он милостиво ответил на нее. И хотя Самсон не дожил до того момента, чтобы дать себе отчет о своей молитве, как сделал Неемия, но Бог не только принял эту молитву на небесах, но и, открыв ее вдохновленному писцу, позаботился, чтобы она была записана для Его Церкви. Самсон молился, чтобы Бог вспомнил его и укрепил в этот раз, тем самым признавая, что сила, благодаря которой он совершил все предыдущие дела, была от Бога; он умолял о том, чтобы Бог позволил ему еще один раз нанести прощальный удар. То, что он делал это не из страсти или желания отомстить за себя, а из святой ревности по славе Бога и Израиля, следует из того, что Бог принял его молитву и ответил на нее. Самсон умер с молитвой на устах, как и наш благословенный Спаситель, но Самсон молился о мести, а Спаситель о прощении.

(2) Он получил возможность сделать это, прислонившись к двум столбам, которые были главными опорами здания; похоже, они стояли так близко друг к другу, что он смог одновременно держаться за них (ст. 26,29). Взявшись за столбы, он со всей силой толкнул их, громко воскликнув: «Умри, душа моя, с Филистимлянами!» (ст. 30). Аттатдие т уиЫеге ропИ Когда ему наносили рану, он умер. Огромное скопление людей, которые находились на крыше и смотрели на происходившее внизу, также способствовало разрушению здания. Вес, который пришлось нести этим колоннам, намного превосходил тот, на который они были рассчитаны, и, возможно, здание упало по этой причине, по крайней мере, этот факт сделал падение более фатальным для тех, кто находился внутри. Вряд ли кому-то удалось спастись: они либо задохнулись, либо были раздавлены до смерти. Это было сделано не благодаря природной силе Самсона, а благодаря всемогущей силе Бога и в наших глазах вызвало не только удивление, но и изумление. Все происшедшее [1] значительно смирило филистимлян. Их владельцы и знатные люди были убиты вместе со значительным количеством простых людей, и все это произошло во время их праздника. Храм Дагона (а многие полагают, что это случилось именно в нем) был разрушен, а сам Дагон похоронен в нем. Этот факт значительно обуздал дерзость уцелевших, и если бы в израильтянах в то время было достаточно благоразумия и духа и они воспользовались бы создавшимся преимуществом, то могли бы сбросить ярмо филистимлян. [2] Полностью оправдывало Самсона, и он не считался виновным в греховном убийстве себя или филистимлян. Он был видной государственной личностью и объявлен врагом филистимлян, в борьбе против которых на этом основании мог использовать всевозможные преимущества. В то время они самым варварским образом воевали против него, все присутствующие пособничали и подстрекали к этому, и поэтому они справедливо погибли вместе с ним. В данной ситуации он не был felo й/е ,$е самоубийцей, ибо стремился лишить жизни не себя (хотя у него было много поводов устать от нее), а лишить жизни врагов Израиля, и для достижения этой цели он смело решил отказаться от собственной, не дорожа своею жизнью, а стремясь с честью совершить поприще свое. [3] Бог значительно прославился, простив великие преступления Самсона, и данная ситуация была тому доказательством. Считалось, что если правитель давал поручение осужденному, то это приравнивалось к прощению. Но хотя Он был Богом прощающим, но при этом и наказывающим за дела их (Пс 98:8), и, позволив, чтобы Его воин умер в оковах, Он предостерег всех, чтобы они остерегались похотей, которые воюют против души. Тем не менее у нас есть добрые основания надеяться, что хотя Самсон умер с филистимлянами, но его вечная участь не будет такой, как у них. Господь знает Своих. [4] Он был четким прообразом Христа, Который поверг царство сатаны так же, как Самсон разрушил храм Дагона, и когда Он умер, то одержал самую прославленную победу над силами тьмы. Когда Его руки распростерлись на кресте, как руки Самсона, протянутые к двум столбам, то Он нанес смертельный удар по вратам ада и Своей смертью лишил силы имеющего державу смерти, то есть дьявола (Евр 2:14,15);

тем самым Христос превзошел Самсона, который умер с филистимлянами, ибо Он воскрес, чтобы восторжествовать над ними. История Самсона заканчивается (1) описанием его похорон. Родственники, вдохновленные его славной смертью, пришли, отыскали его тело среди убитых и с почетом перенесли в родную страну. Его похоронили в гробнице отца, а филистимляне пребывали в таком оцепенении, что не осмелились препятствовать этому.

(2) Повторным упоминанием о длительности его правления: он был судьею Израиля двадцать лет; и если бы израильтяне не были презренными и не заискивали перед филистимлянами, то благодаря его дерзости и смелости они освободились бы от их ярма. Они жили бы в безопасности, покое и блаженстве, если бы позволили Богу и своим судьям сделать их таковыми.


Глава 17 из 22« Первая«161718»Последняя »

Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Комментарии Мэтью Генри — Судей. Раздел: Комментарии Мэтью Генри на Ветхий Завет.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.