11 глава

В данной главе мы читаем о первых плодах правления Саула, о славном спасении Иависа Галаадского от рук аммонитян. Но, исходя из этого, Израиль не должен был делать вывод, что поступил хорошо, попросив царя, ибо Бог мог спасти их без его участия. Пусть восхитятся Божьей милостью: что Он не отверг их, когда они отвергли Его; пусть признают Его мудрость в выборе человека, который если и не подходил для этой должности, то Он сделал пригодным для оказания ему великого доверия, к которому он был призван, и дал возможность в некоторой степени послужить венцу, совершая государственное служение, до того, как он был возложен на его голову благодаря всенародному одобрению. В данной главе описывается:

(I) в каком трудном положении оказался Иавис Галаадский, расположенный по другую сторону Иордана, из-за осады аммонитян (ст. 1-3). (II) Саул проявил великую готовность прийти и помочь жителям города и тем самым выделил себя (ст. 4-10). (III) Успешность этого мероприятия, с помощью которого Бог выделил его (ст. 11). (IV) Мягкость Саула по отношению к тем, кто противостоял ему (ст. 12,13). (V) Всенародное подтверждение и признание его избрания на царство (ст. 14,15).

Стихи 1-4. Аммонитяне были плохими соседями для тех колен Израиля, которые располагались рядом с ними, хотя те и были потомками праведного Лота и на этом основании Израиль учтиво обращался с ними (см. Втор 2:19). В свое время Иеффай смирил их, но теперь грех Израиля дал им возможность вновь поднять голову и отомстить за прежнее унижение. Город Иавис Галаадский несколько веков назад был разрушен мечом справедливости Израиля за то, что не выступил против нечестия Гивы (Суд 21:10);

затем он был вновь отстроен, возможно, потомками тех, кому удалось спастись от меча, и теперь вновь оказался в опасности быть уничтоженным аммонитянами, словно какой-то злой рок преследовал это место. Наас, царь аммонитян (1Пар 19:1), обложил его осадой.

I. Осажденные пожелали вступить в переговоры (ст. 1): «Заключи с нами союз, и мы подчинимся твоим условиям и будем служить тебе». Они потеряли достоинство израильтян, ибо в противном случае не потеряли бы мужества израильтян и не согласились бы покорно служить аммонитянам, не вступив с ними сначала в смелую схватку, защищая себя. Если бы они не нарушили свой завет с Богом и не перестали Ему служить, то им не пришлось бы подобным образом просить о заключении союза с этим языческим народом и предлагать служить ему.

II. Осадившие город поставили позорное и жестокое условие: они пощадят им жизнь и возьмут их в слуги при условии, что они позволят выколоть у каждого из них правый глаз (ст. 2). Жители города были согласны расстаться со свободой и имуществом ради собственной жизни, и если бы аммонитяне согласились на их условия, то вопрос сразу же был бы решен и галаадитяне не послали бы за помощью; но их презренная уступка сделала аммонитян особенно дерзкими в своих требованиях, и они не желали удовлетвориться их служением, а захотели:

(1) поиздеваться над ними, заставить страдать от невыносимой боли, которую те испытали бы, лишаясь одного глаза.

(2) Сделать их неспособными воевать, чтобы они могли работать (в противном случае это был бы ущерб для их хозяев), но не могли носить оружие, ибо в то время сражались, держа щит в левой руке, чтобы прикрыть левый глаз, и таким образом солдат без правого глаза фактически был бы слепым.

(3) Это должно было положить бесчестие на всего Израиля, как на народ слабый и трусливый, позволивший, чтобы с жителями одного из его главных городов обращались таким ничтожным образом, и не предложивший ему помощи.

III. Осажденные хотели получить семь дней для обдумывания их предложения (ст. 3). Если бы Наас не даровал им отсрочки, то мы можем предположить, что это ужасное предложение довело бы их до отчаяния и они, скорее, умерли бы с мечом в руках, чем подчинились такому безжалостному врагу. Поэтому Наас, посчитав невозможным, чтобы за такое короткое время они получили помощь, и будучи уверенным в своих преимуществах в борьбе против них, смело дал им семь дней, чтобы бесчестие Израиля, не подавшего им руку помощи, предстало особенно чудовищным, а его победа особенно прославленной. Но в этом было задействовано провидение, дабы его уверенность стала безрассудной и привела к гибели.

IV. Извещение об этом было послано в Гиву. Жители Иависа сказали, что пошлют послов во все пределы Израильские (ст. 3), что сделало Нааса более уверенным, ибо для этого, как он думал, потребуется время и никто не захочет выступить, раз у них нет общей главы. Возможно, Наас не слышал о новоизбранном царе. Но послы, то ли согласно общей договоренности, то ли по приказу своих хозяев, направились прямо в Гиву и, не найдя там Саула, рассказали новости людям, которые, услышав их, упали и заплакали (ст. 4). Но они с большей готовностью оплакивали бедственное положение своих братьев и опасность, а не думали о том, как помочь им, проливали за них свои слезы, но не свою кровь. Они плакали, отчаявшись помочь жителям Иависа Галаадского и опасаясь, чтобы враг, захватив их пограничный город, не проник в недра их страны, которая теперь оказалась в большой опасности.

Стихи 5-11. Описываемые события в значительной степени прославляют Саула и показывают счастливые плоды иного духа, которым он был наделен. Здесь обратите внимание:

I. На его смирение. Хотя он был помазан царем и принят своим народом, но тем не менее не считал ниже своего достоинства интересоваться состоянием своего стада, а сам отправился посмотреть на него и пришел вечером со своими слугами позади волов с поля (ст. 5). Это послужило доказательством того, что он не возгордился своим возвышением, как это часто бывает с теми, кто возвысился из низкого положения. Тем не менее провидение не обнаружило его выполняющим обязанности царя; он все предоставил Самуилу, и поэтому, чтобы не предаваться безделью, он вновь вернулся к своему деревенскому занятию. Хотя, возможно, за это сыновья Велиара презирали его еще больше, но люди добродетельные и мудрые, любящие свое дело не стали из-за этого думать о нем хуже. Ему еще не были выделены государственные доходы для поддержания его высокого положения, а он сам не хотел становиться бременем для народа и поэтому, как Павел, работал своими руками, ибо если бы он пренебрегал своими домашними делами, то как бы мог содержать себя и свою семью? Соломон приводит такое основание, почему человек должен хорошо заботиться о своих стадах: потому что власть разве из рода в род? (Прит 27:23,24). У Саула было не так, поэтому он должен был обеспечивать себя.

II. На его заботу о соседях. Когда он увидел их в слезах, то спросил: «Что сделалось с народом, что он плачет? Расскажите мне, чтобы я мог помочь им, если их скорбь можно возместить, а если нет то чтобы я мог поплакать с ними». Благочестивые правители страдают, если их подданные в слезах.

III. На его ревность по славе и безопасности Израиля. Когда он услышал о дерзком предложении аммонитян и бедственном положении города матери Израиля, то сошел Дух Божий на Саула и наполнил его разум великими мыслями, и сильно воспламенился гнев его (ст. 6). Дерзость аммонитян сильно разгневала его, равно как и низкий и трусливый дух жителей Иависа Галаадского; он разгневался из-за того, что они раньше не известили его о нападении аммонитян и бедственном положении, которое им грозило. Он разгневался, увидев своих соседей плачущими, когда им следовало бы готовиться к войне. Теперь в груди Саула зажегся смелый и благородный огонь, соответствовавший его высокому положению.

IV. В этой ответственной ситуации он проявил власть и силу. Вскоре Израиль увидел, что хотя он удалился в частное владение, но беспокоился о государстве и умел руководить воинами на поле боя, а не только пасти скот на лугу (ст. 5,7). Он послал обращение во все пределы Израиля, чтобы показать, что его власть распространяется не только на его, а на все колена, и повелел всем мужчинам, обученным воевать, незамедлительно явиться во всеоружии на общую встречу в Везеке. Обратите внимание:

(1) на его скромность, когда в повелении рядом со своим именем он упомянул имя Самуила. Он не желал исполнять обязанности царя, не отдав должную дань уважения этому пророку.

(2) На его кротость, когда он грозил наказать тех, кто не будет повиноваться его приказам. Он разрубил в куски пару волов и разослал их части в различные города Израиля, тем самым угрожая отказавшимся послужить государству, что так будет поступлено с волами Его, но не с ним самим. В качестве страшного наказания Бог грозил: «Вола твоего заколют в глазах твоих, и не будешь есть его» (Втор 28:31). Необходимо, чтобы повеление усиливалось каким-то наказанием, но не было таким же суровым, как наказание, ранее принятое всем собранием в схожей ситуации (Суд 21:5). Саул хотел показать, что его правление будет мягче предыдущего. Результатом его призывов был сбор милиции, или обученных отрядов, состоящих из представителей народа, которые выступили как один человек; а причина этого заключалась в том, что напал страх Господень на народ. Саул не стремился их заставить бояться себя; их побудил соблюдать его приказы страх Божий и уважение к тому, кто сделал Саула их царем, а их самих членами друг друга. Отметьте: религия и страх Божий сделают людей хорошими подданными, хорошими воинами и хорошими друзьями, содействующими гражданским интересам своей страны. Кто боится Бога, тот будет сознательно исполнять свой долг перед всеми людьми и особенно перед своими правителями. V. На его благоразумные действия в этом важном мероприятии (ст. 8). Он пересчитал пришедших к нему, чтобы знать, какой силой он обладает и как распределить войска наилучшим образом, соответственно их численности. Уважения заслуживают те правители, которые знают численность своих воинов, и славы заслуживает Царь царей, ибо нет счета воинствам Его (Иов 25:3). Похоже, на этом военном смотре Иуда, исчисливший сам себя, не произвел величественного впечатления, ибо, являясь одним из двенадцати колен, он представлял всего лишь одиннадцатую часть от всей численности войска 30330, хотя встреча проходила в Везеке городе, принадлежавшем этому колену. Им недоставало численности, или смелости, или ревности тех качеств, которыми славилось это колено; такое низкое положение оно занимало перед тем, как скипетр в нем был передан Давиду. VI. На веру и упование, на которых основывались его смелость и решимость в данном предприятии. Похоже, те же посланники, которые принесли вести из Иависа Галаадского, были посланы Саулом по всей стране, чтобы собрать военные отряды, которые были бы надежными, верными и старательными в своем служении; а затем он послал их обратно в родной город к огорченным соотечественникам, заверив их в следующем (возможно, так поступить его ободрил Самуил): «Завтра, до того часа, как враг сможет заявить, что семь дней истекли, будет к вам помощь (ст. 9). Исполните то, что вы должны сделать, и мы сделаем то, что Должны сделать со своей стороны. Неожиданно нападите на осадивших вас, когда мы будем окружать их». Саул знал, что его дело было справедливым, что он получил четкий призыв и что Бог на его стороне, и поэтому не сомневался в успехе. Это была хорошая новость для осажденных жителей Иависа Галаадского, чей правый глаз оплакивал их бедствия, а теперь начал угасать, надеясь на помощь, и болеть в предвидении кончины грядущего дня, когда он будет видеть в последний раз; чем более отчаянное положение, тем более желанно избавление. Услышав это известие, они обрадовались, полагаясь на переданные им заверения. И тогда же отправили послов в стан врага (ст. 10) сказать, что на следующий день будут готовы встретиться с ними. Враги же восприняли эти слова как намек на то, что они отчаялись дождаться помощи, и стали еще увереннее в успехе. И раз они не побеспокоились послать разведчиков, чтобы исправить собственную ошибку, то должны были винить себя в том, что события весьма удивили их: осажденные не были обязаны извещать их о помощи, в которой были уверены. VII. На его трудолюбие и прилежание в своем деле. Если бы он с юности обучался искусству ведения войн и водил войска на поле боя так же часто, как следовал за стадами, то и тогда не смог бы справиться с делом подобного рода более умело и старательно. Когда Дух Господень сходит на людей, то Он делает их искусными в деле и без опыта. Итак, в распоряжении Саула оказалась огромная армия (особенно по сравнению с нынешними обычаями);

ему предстояло пройти длинный путь, около шестидесяти миль, и перейти Иордан. В его армии не было кавалерии, а только пехота, которую он разделил на три отряда (ст. 11). И обратите внимание:

(1) с какой поразительной стремительностью он набросился на врага. Спустя день и ночь он добрался до места, где разворачивались события и решалась не только его собственная, но и судьба всего Израиля. Он дал слово и не собирался его нарушать; более того, он поступил лучше, чем обещал, ибо пообещал прийти на помощь на следующий день, когда обогреет солнце (ст. 9), а пришел днем раньше во время утренней стражи (ст. 11). Кому Бог помогает, тому помогает с раннего утра (Пс 45:6).

(2) С какой поразительной смелостью он набросился на врага. Рано утром, когда они еще спали, предаваясь мечтам о победе, которую надеялись одержать над несчастными жителями Иависа Галаадского, он оказался в середине их войска до того, как они осознали это, а его войны, выступившие против них тремя колоннами, окружили аммонитян со всех сторон, так что у них не было ни желания, ни времени поднять против них голову. И наконец, чтобы его слава была полной, Бог увенчал все эти добродетели успехом. Иавис Галаадский был спасен, аммонитяне полностью разбиты; и у него в распоряжении был еще целый день, чтобы завершить свою победу. Это сражение закончилось тем, что после окончания массового истребления врагов оставшиеся в живых рассеялись так, что не осталось из них двоих вместе, чтобы ободрить или помочь друг другу (ст. 11). Мы можем предположить, что в этом вопросе Саул был самым энергичным, (1) потому что между коленом Вениаминовым и Иависом Галаадским существовало некое соглашение. Этот город отказался присоединиться к остальным коленам Израилевым, чтобы уничтожить Гиву, за что позднее был наказан; но, возможно, теперь это припомнилось им как милость, когда Саул из Гивы пришел с максимальной готовностью и решимостью помочь Иавису Галаадскому. Но это еще не все; две трети оставшихся в живых вениамитян были обеспечены женами из этого города (Суд 21:14), и поэтому большая часть матерей Вениаминовых были дочерьми Иависа Галаадского, за что город Саула, который был вениамитянином, был особым образом благодарен; и теперь мы увидели, как они отплатили за эту милость (1Цар 31:11,12).

(2) Потому что именно нашествия аммонитян побудили народ желать царя (так говорит Самуил, 1Пар 12:12), и поэтому если бы Саул в данном предприятии не справился со своей задачей, то не оправдал бы их ожиданий и навсегда лишился бы их уважения.

Стихи 12-15. Данные стихи описывают, к каким славным результатам привела победа, одержанная Саулом. Но здесь речь не идет о ее последствиях за пределами Израиля, хотя мы уверены, что мужам Иависа Галадаского, которым с таким трудом удалось спасти свои правые глаза, теперь с их помощью удалось увидеть представившуюся возможность отомстить жестоким врагам и лишить их возможности в будущем когда-либо притеснять их подобным образом. Теперь они отомстят аммонитянам за свои правые глаза, которые те приговорили к уничтожению, как Самсон отомстил филистимлянам за свои два выколотых глаза (Суд 16:28). Здесь описывается, к каким последствиям привела эта победа в Израиле.

I. Народ воспользовался представившейся возможностью, чтобы проявить ревность по чести Саула и свое негодование оскорблениями в его адрес. Похоже, там присутствовал и Самуил, если не во время действий (для него это расстояние было слишком большим), то вышедший встретить возвращавшихся победителей; и к нему, как к судье, обратились (ибо знали, что Саул не будет судьей в своем деле) с предложением, чтобы сыновей Велиара, которые не желают, чтобы он царствовал над ними, вывели вперед и убили (ст. 12). Счастливая судьба Саула (как чаще всего говорят в таких случаях глупцы) пошла дальше с ними для подтверждения его права на царство, чем его выбор согласно жребию или помазание Самуилом. У них не было подобной смелости, чтобы совершить расправу над теми, кто противостоял ему, когда он выглядел презренно, но теперь, когда благодаря своей победе он выглядел величественно, их могла удовлетворить только смерть этих людей.

II. Саул воспользовался этой ситуацией, чтобы привести дополнительные доказательства своей снисходительности, ибо, не дожидаясь ответа Самуила, сам подавил это побуждение (ст. 13): «В сей день никого не должно умерщвлять», даже тех нечестивых людей, которые оскорбляли его и тем самым позорили самого Бога, (1) ибо это был день их радости и ликования: «Сегодня Господь совершил спасение в Израиле, и раз Бог был так добр ко всем нам, то давайте не будем жестокими друг к другу. Теперь, когда Бог развеселил сердце Израиля, давайте не будем печалить сердца отдельных израильтян».

(2) Так как он надеялся, что благодаря совершенному сегодня делу они будут в более благодушном настроении и осознают, что этот человек под руководством Бога может спасти их, и теперь почтят того, кого раньше презирали; и если теперь они исправятся, то он уверен, что больше они не будут его беспокоить, и, следовательно, его цель будет достигнута. Если вы сможете сделать врага другом, то это принесет вам больше преимуществ, чем его смерть. Все благочестивые правители считают, что их власть для назидания, а не для разрушения.

III. Самуил использовал эту ситуацию, чтобы созвать народ вместе пред Господом в Галгале (ст. 14,15)

(1) и они могли публично поблагодарить Бога за последнюю свою победу. Там они весьма веселились, и чтобы Бог принял хвалу за то, что доставило им утешение, они принесли мирные жертвы Господу как своему благодетелю, даровавшему им успех.

(2) И они могли подтвердить избрание Саула на царство более торжественно, чем это было сделано раньше, а он впредь не удалялся в свое уединенное место. Самуил хотел, чтобы царство обновилось; он хотел еще раз объявить о своей отставке, а народ должен был обновить свое одобрение и признать, что это было божественное назначение. Они сделали Саула царем, это было их решение и дело, и поэтому они должны подчиняться ему.


Глава 12 из 32« Первая«111213»Последняя »