14 глава

В предыдущей главе мы прочитали о том, как Авессалом лишил себя отцовской защиты и благоволения, в результате чего стал изгнанником, объявленным вне закона; а в данной главе мы читаем о том, с помощью какой хитрости удалось вновь соединить их и как это было сделано. Это записано, чтобы показать безрассудство Давида, который пощадил Авессалома и сквозь пальцы смотрел на его преступление. За это он очень скоро был сурово наказан его чудовищным непокорством. I. Иоав придумал историю, которую следовало изложить Давиду; она касалась бедной вдовы Фекойской, которая пришла, чтобы услышать из его уст приговор в общем: следовало ли предавать смерти убийцу или можно было оставить его в живых (ст. 1-20). II. Услышанная история побудила царя приказать, чтобы Авессалома вернули в Иерусалим, но при этом ему запрещалось быть при дворе (ст. 21-24). III. Описывается сам Авессалом как личность, его семья и каким образом он был представлен с помощью Иоава царю, а тот в свою очередь окончательно примирился с ним (ст. 25-30).

Стихи 1-20. I. Иоав решил вернуть Авессалома из изгнания; его вина была прощена, а бесчестие отменено (ст. 1). Для достижения своей цели он прилагал много усилий.

1. Как придворный, который был очень старательным и всеми способами пытался расположить к себе своего господина и использовать его влияние и благоволение, он заметил, что сердце царя обратилось к Авессалому, ибо его негодование утихло и вновь возвратилась старая привязанность к нему; Давиду не хватало лишь друга, который уговорил бы его примириться и придумал, как это можно осуществить, не бросая тень на славу его правосудия. Видя, как Давид переживает изза этого, Иоав решил сделать для него доброе дело.

2. Он был другом Авессалома и испытывал к нему особое расположение, по крайней мере, считал его восходящим солнцем, которому было бы выгодно оказать услугу. Он предвидел, что рано или поздно отец примирится с ним, и поэтому было бы неплохо оказаться тем инструментом, который бы сделал их друзьями.

3. Как государственный деятель и гражданин, заботящийся о государственном благополучии, он знал, как сильно народ любит Авессалома, и что если Давид умрет, пока тот находится в изгнании, то это может привести к гражданской войне между теми, кто за него, и теми, кто против него; ибо вполне возможно, что хотя весь Израиль любил его, но разделился во мнении относительно его ситуации.

4. Как человек, виновный в убийстве Авенира, он осознавал, что виновен в пролитии крови, и также был незащищен перед гражданским правосудием; поэтому любая милость, которой он мог добиться в адрес Авессалома, подкрепляла бы его помилование.

II. Он решил добиться своей цели, изложив царю схожую ситуацию. Это должна была сделать сообразительная женщина, которую Иоав нанял, чтобы та рассказала ее царю как реальную историю, а Давид должен был на ее основании сделать вывод, как в тот раз, когда Нафан рассказал ему притчу; и если царь примет решение в пользу преступника, то рассказчица сможет догадаться, какие чувства им владеют, и тогда показать ему, что описанная ситуация произошла в его семье; возможно, ей было велено не заходить так далеко, если царь вынесет суровый приговор ее ситуации.

1. Не названа женщина, которую Иоав нанял, чтобы рассказать царю притчу, но говорится, что это была фекоитянка, одна из тех, которая, как ему было известно, могла исполнить это поручение. Необходимо, чтобы все события происходили далеко и Давид не удивился, что не слышал об этом случае раньше. Писание говорит, что это была умная женщина, сообразительнее и умнее многих своих соседей (ст. 2). Было решено, что в истинность истории будет легче поверить, если царь услышит ее из уст фекоитянки.

2. Она пришла в образе безутешной вдовы (ст. 2). Иоав знал, что так ей будет легче добиться приема у царя, который всегда был готов утешить скорбящих, особенно скорбящих вдов, ибо помимо других славных титулов Бога, он упоминает о том, что Он Судья вдов (Пс 67:6). Нет сомнений в том, что ухо и сердце Бога более открыто к воплям страждущих, чем у самых милосердных владык земли.

3. Случай, рассказанный ею царю, требовал сострадания; она могла получить утешение только благодаря суду совести, исходившему от царя, ибо закон, а следовательно, и суд, вынесенный всеми нижестоящими судами, был бы против нее. Она рассказала царю, что похоронила своего мужа (ст. 5) и у нее осталось два сына, которые были ей поддержкой и утешением в ее вдовьей участи. Эти двое юношей (как это часто бывает) поссорились и подрались, и один из них случайно убил другого (ст. 6). Со своей стороны она хотела защитить убийцу (как ссылалась Ребекка в адрес своих сыновей: «…для чего мне в один день лишиться обоих вас?», Быт 27:45), ибо хотя была ближайшей родственницей убитого и хотела, чтобы не исполнялись все требования мстителя за кровь, но другие родственники настаивали на том, чтобы оставшийся в живых сын был предан смерти согласно закону. Они делали это не из симпатии к убитому, не из чувства справедливости или в память о нем, а для того, чтобы уничтожить наследников (они были достаточно дерзкими, чтобы признаться в том, что именно эту цель преследовали) и завладеть их наследством. Тем самым она лишится:

(1) своего утешения: «Так они погасят остальную искру мою, лишат не только поддержки в старости, но и радости в этом мире, которая сейчас хранится только в этой искре».

(2) Памяти о своем муже: «Его род пресечется, и они не оставят мужу моему имени и потомства» (ст. 7).

4. Царь пообещал ей свое благоволение и защиту ее сыну. Посмотрите, как она воспользовалась состраданием и обещанием царя.

(1) Выслушав ее дело, царь пообещал подумать и распорядиться о нем (ст. 8). Это ободрило ее, ибо он не отказался удовлетворить ее просьбу «Currat lex дабы был исполнен закон; кровь взывает о крови, и пусть она получит требуемое», он уделит время, чтобы узнать, являются ли правдой ее заявления.

(2) Но женщине этого было недостаточно, и она просила, чтобы он незамедлительно принял решение в ее пользу; и если впоследствии окажется, что она описала дело не так, как это было, и, следовательно, вынесенное решение было неверным, то пусть вина за это ляжет на нее, а царь и престол его будет неповинен (ст. 9). Тем не менее ее слова не оправдают царя, если он вынесет приговор, не ознакомившись основательно с делом.

(3) В результате ее настойчивости он обещает, что ее противники не смогут причинить ей вред и перестанут оскорблять ее, а он со своей стороны защитит ее от назойливых приставаний (ст. 10). Представители гражданских властей должны покровительствовать притесняемым вдовам.

(4) Но и это не удовлетворило ее, ибо она хотела добиться прощения своего сына и защиты для него. Родители не могут быть спокойны, пока их дети не находятся в безопасности с обеих сторон, и поэтому вдова волнуется чтобы .мстители за кровь не погубили его сына (ст. 11), ибо она погибнет, если потеряет его; тогда они могут взять и ее жизнь. Она говорит: «Помяни, царь, Господа, Бога твоего», то есть [1] «Пусть царь подтвердит свой милостивый приговор клятвой с упоминанием Господа Бога нашего и пусть воззовет к Нему, чтобы приговор был неопровержим и не подлежал пересмотру, и тогда я успокоюсь» (см. Евр 6:17,18). [2] «Пусть поразмыслит о том, какое доброе основание есть у него для такого милостивого приговора, и тогда он сам подтвердит его. Помяни, как добр и милостив Господь Бог наш, как долго Он терпит грешников и не поступает с ними так, как они заслуживают по делам своим, а всегда готов прощать. Вспомни, как Господь Бог наш пощадил Каина, убившего своего брата, и защищал его от мстителей за кровь (Быт 4:15). Вспомни, как Господь Бог твой простил тебе кровь Урии; и пусть царь, который обрел милость, сам будет милостивым». Отметьте: самыми подходящими и убедительными аргументами, побуждающими нас исполнить свой долг, особенно быть добрыми и милостивыми, являются напоминания о Господе Боге нашем.

(5) Эта назойливая вдова, настаивающая так усердно на своем деле, наконец добивается полного прощения своего сына, подтвержденного клятвой (как она того и хотела): «Жив Господь! Не падет и волос сына твоего на землю», то есть он пообещал: «Я позабочусь, чтобы в связи с этой историей ему не был причинен ущерб». Сын Давидов заверил всех, кто оказался под Его защитой, что хотя их и могут предать смерти ради Него, но и волос с головы их не пропадет (Лук 21:16-18);

хотя они многого лишатся ради Него, но не из-за Него. Я не могу сказать, правильно ли поступил Давид, взяв под защиту убийцу, которого не могли защитить даже города-убежища, но, судя по тому, как дело представлено ему, было великое основание не только сострадать матери, но и вынести благоприятное решение в отношении ее сына: хотя он убил своего брата, но не был врагом ему ни вчера, ни третьего дня; он совершил убийство под внезапным побуждением и, возможно, в качестве самообороны. Он сам не ссылался на это, но судья должен быть адвокатом преступника, и поэтому да восторжествует милость над судом.

5. Так в данном случае был вынесен приговор в пользу ее сына, а теперь самое время посмотреть, как эта история соотносится с ситуацией, в которой оказался царский сын Авессалом. Теперь маска сброшена, и раскрывается совсем другой смысл у изложенного. Царь удивился, но не выразил недовольство, когда увидел, что его смиренный проситель внезапно стал его обличителем и ходатаем за его сына, а также устами народа, решившего представить ему свое мнение. Женщина просит у царя прощения, чтобы он терпеливо выслушал, что она собирается сказать ему дальше (ст. 12);

царь разрешает ей продолжить, ибо ему очень понравилась ее сообразительность и характер.

(1) Она полагает, что ситуация, в которой оказался Авессалом, по своей сути такая же, как и ситуация с ее сыновьями, и поэтому если царь согласился защитить ее сына, убившего своего брата, то тем более должен защитить собственного сына и возвратить изгнанника своего (ст. 13). Mutato nomine, de te fabula narratur Смени имя, и эта повесть о тебе. Она не назвала имя Авессалома, да это и не было нужно. Давид очень скучал и так много думал о нем, что очень скоро догадался, кого она имела в виду, говоря об изгнаннике. В этих двух словах содержались два аргумента, силу которых прочувствовал нежный дух царя: «Он изгнан и в течение трех лет страдает от позора и страха, от всех неудобств, связанных с его изгнанием. Для такого довольно сего наказания. Но этот изгнанник твой, это твой собственный сын, часть тебя самого, твой дорогой сын, которого ты любишь». Правда, что история Авессалома сильно отличалась от той, которую она рассказала. Он убил своего брата не в порыве страсти, а преднамеренно, из-за старой злобы; он сделал это не в поле, где не было свидетелей, а за столом, на виду у всех гостей. Авессалом не был единственным сыном, как у той женщины; у Давида было много сыновей, а недавно рожденный сын, которого назвали Иедидиа, похоже, должен стать его наследником, а не Авессалом, ибо его возлюбил Бог. Но это дело слишком воздействовало на самого Давида; он не был критичным, отмечая несоответствие между этими двумя случаями, и больше этой женщины хотел, чтобы его сыну был вынесен благоприятный приговор такой, какой он вынес ее сыну.

(2) Она говорила все это царю, чтобы убедить его вернуть Авессалома из изгнания, даровать ему прощение и вновь приблизить к себе. [1] Она ссылалась на то, какое влияние он имел на народ Израиля. «То, что ты делаешь против него, ты делаешь против народа Божия, который смотрит на него как на наследника венца. Они взирают на дом Давидов в общем, ибо с ним был заключен завет, и поэтому не могут спокойно смотреть, как он уменьшается и угасает изза того, что многие его ветви отпадают в самом разгаре цветения. Поэтому царь, произнеся это слово, обвинил себя самого, ибо обещал побеспокоиться, чтобы имя моего мужа не изгладилось, но не прилагает усилий ради своего имени, хотя оно в опасности, более ценно и важнее десяти тысяч наших имен». [2] Она ссылается на смертность людей (ст. 14): «Мы умрем. Всем нам придется умереть; смерть ожидает нас, и мы не сможем избежать ее или отложить до другого времени, а когда мы умрем, то не сможем ничего изменить и будем как вода, вылитая на землю; более того, мы являемся таковыми даже сейчас, когда живы, ибо потеряли свое бессмертие и не можем его восстановить. Если бы Авессалом не убил Амнона, то все равно, рано или поздно, ему пришлось бы умереть; и если сейчас Авессалома приговорят к смерти за то, что он убил Амнона, то это не вернет его к жизни». Это был неубедительный довод, чтобы не наказывать убийцу, но, похоже, народ не любил Амнона и мало оплакивал его смерть, и поэтому трудно было согласиться, чтобы такая драгоценная жизнь, как жизнь Авессалома, покидала этот мир из-за такой незначительной, как жизнь Амнона. [3] Она ссылается на милость Бога и на Его терпимость к бедным виновным грешникам (ст. 14): «Бог не ж&чает погубить душу и помышляет, как бы не отвергнуть от Себя отверженных Своих детей, которые обидели Его и стали незащищенными для Его правосудия, как Авессалом для твоего». Здесь приводятся два великих примера милости Бога, проявленной к грешникам, которые уместно используются как увещевание, чтобы оказать милость. Во-первых, это терпимость, которую Он проявляет к ним. Они нарушили Его закон, но Он не сразу лишает жизни тех, кто нарушил его, не поражает грешников намертво, хотя вполне справедливо мог бы сделать это, как только совершен грех, а долготерпит их и ожидает, чтобы явить им милость. Мщение Бога позволило Авессалому жить, тогда почему этого не может допустить правосудие Давида? Во-вторых, Бог побеспокоился, чтобы у грешников была возможность восстановить Его благоволение к ним, ибо хотя изза греха они были отвержены от Него, но не были изгнаны и отвергнуты навсегда. Жертвой грешники могли принести искупление. Прокаженные и другие люди, подверженные церемониальной нечистоте, были изгнаны, но было изобретено средство для их очищения, чтобы они не были окончательно отвергнуты, хотя являются отверженными на какоето время. Состояние грешника это состояние изгнания от Бога. Скорее всего бедные изгнанные грешники навсегда были бы отвержены от Бога, если бы не применялось средство для его предотвращения. В противном случае это противоречило бы воле Бога, ибо Он не желает, чтобы кто-нибудь погиб. Безграничная Мудрость изобрела подходящие средства, чтобы предотвратить это, и поэтому если грешники отвергнуты, то из-за их собственной ошибки. Этот пример доброжелательства Бога по отношению к нам должен склонить нас быть милостивыми и сострадательными друг к другу (Мат 18:32,33).

6. Она заканчивает свое обращение высокой похвалой в адрес царя и твердыми заверениями в своей уверенности, что он будет справедлив и мудр в обеих ситуациях (ст. 15-17), ибо, словно рассказанная ею ситуация реальна, она продолжает ссылаться на себя и своего сына, подразумевая Авессалома.

(1) Она не побеспокоила бы царя по этому поводу, но люди напугали ее. Если полагать, что речь идет о ее деле, то соседи дали ей понять, что она и ее сын находятся на краю гибели, ибо их ожидает мститель за кровь; и страх перед ним заставил ее обратиться с подобным прошением к самому царю. Если полагать, что речь идет о деле Авессалома, то она дает царю понять то, чего он не знал раньше: что народ недоволен его строгостью по отношению к сыну настолько, что она опасается, как бы это не привело к гражданскому мятежу или бунту; и, желая предотвратить великое зло, она осмелилась обратиться к самому царю. Страх, охвативший ее, должен послужить оправданием в ее спешке.

(2) Она обратилась к нему с большой уверенностью в его мудрости и терпимости: «Я пришла сказать царю, господину моему, эти слова, и никого не просила замолвить за меня словечко, ибо царь выслушает даже такого ничтожного человека, как я. Он услышит вопль угнетенных и не допустит, чтобы самых бедных его подданных истребили из наследия Божия, то есть изгнали из земли Израиля и вынули искать прибежища среди необрезанных, как Авессалома, чья ситуация намного хуже, ибо он изгнан из наследия Божия и нуждается в Божьем законе и постановлениях, которые привели бы его к покаянию, а также подвергается опасности заразиться идолопоклонством от язычников, среди которых он проживает, и может привести эту заразу сюда». Чтобы склонить царя удовлетворить ее просьбу, она выражает уверенность в том, что получит благоприятный ответ, какой приносят ангелы (как поясняет это высказывание епископ Патрик), являющиеся посланниками божественной милости. То, что вдова говорит в качестве похвалы, пророк говорит через обетование (Зах 12:8), что когда самый слабый между ними будет как Давид, то дом Давида будет, как Ангел Господень. «А чтобы так и было, то Господь Бог твой да будет с тобою, чтобы помочь тебе в этом и во всех других судах, которые ты вершишь». Большие ожидания являются великой побудительной силой особенно для людей благородных, чтобы они делали все возможное и не разочаровывали тех, кто надеется на них.

7. Царю показалось, что все это устроил Иоав, и женщина подтвердила, что так и есть (ст. 18-20).

(1) Царь вскоре начал подозревать это, ибо не мог представить, что такая женщина по собственному побуждению обратилась к нему с таким вопросом; он также не знал никого, кроме Иоава, кто мог устроить это, ибо тот был умным человеком и другом Авессалома.

(2) Женщина честно созналась: «Раб твой Иоав приказал мне. Если все хорошо закончится, то его следует поблагодарить, а если плохо, то на нем будет вся вина». Хотя она увидела, что царю это понравилось, но не взяла всю славу себе, а сказала правду, тем самым дав пример, чтобы другие поступали так же, а не лгали, пытаясь скрыть хорошо придуманную схему. Не бойся говорить правду, ибо ничто не оправдывает ложь.

Стихи 21-27. В данных стихах обратите внимание:

I. Дан приказ вернуть Авессалома. Поручение, с которым женщина пришла к Давиду, было таким желанным и при этом она устроила все так поразительно и оригинально, что царь был настроен очень доброжелательно. «Пойди же, сказал он Иоаву, возврати отрока Авессалома» (ст. 21). Он сам хотел оказать ему благоволение, но ради славы справедливости не делал этого, пока ктото не походатайствовал о нем, что иллюстрирует методы божественной благодати. Правда, что Бог сострадает бедным грешникам, не желая, чтобы кто-либо погиб, но Он примиряется с ними через Посредника, Который ходатайствует перед Ним от их имени и Которому даны эти повеления: «Иди, возврати их. Бог во Христе примирил с Собою мир и Он пришел на эту землю нашего изгнания, чтобы возвратить нас Богу». Иоав, получив этот приказ, (1) поблагодарил царя за то, что ему была оказана честь участвовать в этом благодарном деле (ст. 22). Он воспринял его поступок как милость, оказанную ему самому (как считают некоторые), и как признак того, что царь никогда не призовет его к отчету за убийство, в котором он был виновен. Но если он так считал, то ошибался, о чем мы узнаем позже (3Цар 2:5,6).

(2) Не откладывая исполнил приказ Давида и привез Авессалома в Иерусалим (ст. 23). Я не вижу, каким образом можно оправдать Давида, приостановившего исполнение древнего закона (Быт 9:6): «Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека», исполняя который праведный судья не должен признавать ни братьев, ни сыновей своих. Божьи законы не создавались для того, чтобы быть паутиной, которая ловит маленьких мух, но позволяет большим пролетать через нее. Бог справедливо сделал Авессалома, которого он безрассудно пожалел и пощадил, бичом для него самого. Но хотя Давид разрешил ему вернуться в его дом, но запретил являться при дворе и не желал его видеть (ст. 24), а наложил на него следующий запрет:

(1) ради своей чести, чтобы не казалось, что он покровительствует великому преступнику и простил его слишком быстро.

(2) Для большего смирения Авессалома. Возможно, царь услышал о том, как он вел себя, когда Иоав пришел забрать его домой, и это дало ему повод думать, что сын неискренне раскаялся; поэтому он решил засвидетельствовать о своем недовольстве, чтобы тот увидел и осознал свой грех, чтобы скорбел о нем и таким образом смог примириться с Богом; и при первом же извещении об этом Давид, несомненно, вновь принял бы его и оказал благоволение.

II. Эту ситуацию используют, чтобы описать Авессалома. Ничего не говорится о его мудрости и благочестии. Хотя он был сыном набожного отца, но нигде не сообщается о его поклонении. Родители не могут передать благодать своим детям, даже если дают им очень хорошее образование. О нем здесь сообщается только то, что:

(1) он был очень красивым мужчиной; равного ему по красоте не было в Израиле (ст. 25);

это весьма скудная похвала в адрес мужчины, которого больше не за что похвалить. Красивы те, кто поступает красиво. Много оскверненных изуродованных душ пребывает в красивых и привлекательных телах; об этом свидетельствует красота Авессалома, который был осквернен кровью и неестественной неприязнью к своему отцу и владыке. На его теле не было пятна, но в его разуме лишь язвы и пятна. Возможно, его привлекательный внешний вид стал причиной того, почему отец так сильно любил его и защищал от правосудия. Есть основания бояться страданий со стороны своих детей у тех, кому больше нравится их красота, и не их добродетель.

(2) Он имел очень красивые волосы. Возможно, они отличались длиной, цветом или необычной мягкостью, и это делало их особенно ценными и украшением для него (ст. 26). Обращается внимание на его волосы, но не так, как на волосы назорея (ибо он был далек от воздержания), а как на особенность, делавшую его красивым. Он отращивал их до тех пор, пока они не становились слишком тяжелыми и начинали обременять его; он не отрезал их до тех пор, пока мог носить; гордость не только не ощущает холода, но и жары и никогда не жалуется на то, что питает и ублажает ее, хотя и доставляет неудобства. Когда он стриг свои волосы, то демонстрировал и взвешивал их, чтобы видели, насколько они превосходят волосы других мужчин. Они весили 200 сиклей, и подсчитано, что это составляло три фунта и одну унцию нашего веса; а если учесть вес елея и пудры, особенно если это была золотая пудра (ибо, по словам Иосифа Флавия, тогда так было модно), то поразительно, что человек мог носить такой вес, как полагает епископ Патрик. Эти красивые волосы оказались веревкой с петлей на его виселице (2Цар 18:9).

(3) Его семья начала умножаться. Возможно, долгое время у него не было детей, и тогда, отчаявшись, что у него появится хоть один ребенок, он поставил памятник (который упоминается в 2Цар 18:18), носивший его имя. Но потом у него появилось три сына и одна дочь (ст. 27). Или, возможно, все сыновья были истреблены праведной рукой Бога, когда он планировал свой мятеж, и поэтому он поставил этот памятник.

Стихи 28-33. Три года Авессалом был в изгнании по воле отца, а теперь в течение двух лет был узником на свободе и проживал в своем доме; в обеих ситуациях с ним обращались лучше, чем он заслуживал. Но его дух так и остался несмиренным, его гордость не была умерщвлена, и вместо того, чтобы быть благодарным за сохранение жизни, он считал, что с ним несправедливо обращаются, раз не восстановили во всех должностях при дворе. Если бы он искренне покаялся в своих грехах, то удаленность от придворного веселья и уединение в собственном доме, который находился в святом городе Иерусалиме, весьма подходили бы его состоянию. Если убийце суждено жить, то пусть навсегда останется отшельником. Но Авессалом не мог смириться со справедливым и мягким умерщвлением. Он хотел видеть лицо царя, притворившись, что любит его, но на самом деле для того, чтобы занять его место. Он не мог причинить зло своему отцу, пока не примирится с ним; таким был первый шаг его заговора; эта змея не могла ужалить, пока ее вновь не пригреют на груди отца. Авессалом добился своей цели, но не притворившись покорным и пообещав измениться, а (кто бы мог подумать?) нанеся обиду и оскорбление.

1. Своим наглым поступком по отношению к Иоаву он заставил его ходатайствовать о себе. Несколько раз Авессалом посылал за ним, чтобы тот пришел поговорить, ибо сам не осмеливался отправиться к нему, но Иоав не приходил (ст. 29), возможно, потому что Авессалом в должной степени (как ему хотелось) не признал оказанной ему милости, когда его привезли в Иерусалим; гордые люди принимают каждую оказанную им услугу за долг. Можно было подумать, что, оказавшись на месте Авессалома, другой человек отправил бы Иоаву любезное послание и от всей души поблагодарил бы его (придворные привыкли получать щедрые подарки). Но вместо этого он велит своим слугам поджечь принадлежащее ему поле ячменя (ст. 3О);

это самый злобный поступок, который он мог совершить. Самсон не мог придумать более жестокого способа, чтобы навредить филистимлянам. Странно, что таким образом, причинив Иоаву ущерб, Авессалом надеялся убедить его оказать услугу или положительно представить себя царю или народу, чтобы добиться их благоволения. Тем самым он показал, что является злым и недоброжелательным человеком, а также врагом народа, который не заботится о его благе, ибо огонь мог распространиться на поля других. Тем не менее с помощью этой уловки он вынудил Иоава прийти к нему (ст. 31). Так Бог с помощью страданий привлекает к Себе тех, кто держится от Него на расстоянии. По закону Авессалом должен был возместить убытки (Исх 22:6), тем не менее мы нигде не читаем, чтобы он предложил или Иоав потребовал сделать это. Возможно, Иоав подумал, что не сможет оправдать свой отказ прийти и поговорить с ним, а Авессалом решил, что его отказом сможет оправдать способ, с помощью которого заставил его прийти. И теперь Иоав, возможно, напуганный внезапной дерзостью и яростью Авессалома и осознавший, что он имеет довольно сильное влияние на народ и это поможет ему оправдать его самые дерзкие поступки (в противном случае он никогда не сделал бы этого), не только прощает нанесенное ему оскорбление, но и отправляется к царю с его поручением. Посмотрите, чего люди могут добиться угрозами и своими дерзкими поступками.

2. Своим наглым посланием (ибо я не могу назвать его по-другому), адресованным царю, он восстановил свое место при дворе, чтобы иметь возможность видеть лицо царя, то есть быть его тайным советником (Есф 1:14).

(1) Его послание было высокомерным и заносчивым; и такое поведение не приличествовало сыну или подданному (ст. 32). Он недооценил оказанное ему благоволение, когда его вернули из изгнания и разрешили жить в собственном доме в Иерусалиме: «Зачем я пришел из Гессура?» Он отрицает свою вину, хотя его преступление было отвратительным, и не признает, что совершил беззаконие, исподволь внушая, что его обидели вынесенным ему порицанием. Он бросает вызов царскому правосудию: «Пусть убьет меня, если этого желает его сердце», зная, что Давид слишком сильно любит его, чтобы сделать это.

(2) Тем не менее благодаря этому посланию он добился своей цели (ст. 3З). Сильная любовь Давида истолковала его слова как проявление большого уважения к отцу и ревностное желание обрести его благоволение. Но увы, все обстояло наоборот. Посмотрите, как легко добрые и благочестивые люди могут быть обмануты собственными детьми, замышляющими зло, особенно если родители слепо любят их. Авессалом позой своего тела засвидетельствовал о покорности отцу: он пал лицом своим на землю пред царем; и Давид поцелуем запечатлел свое прощение. Если душа отца склонилась примириться с нераскаявшимся сыном, то разве есть повод у раскаявшихся грешников сомневаться в сострадании Того, Кого называют Отцом милости? Когда Ефрем оплакивал себя, то Бог вскоре стал тоже оплакивать его, в любезных выражениях свидетельствуя об отцовской нежности: «Не дорогой ли у Меня сын Ефрем? Не любимое ли дитя?» (Иер 31:20).


Глава 14 из 24« Первая«131415»Последняя »