12 глава

Во время правления Соломона слава царства Израиля была на высоте и совершенной; она долгое время поднималась до своего зенита, но очень скоро начала угасать и ослабевать во время следующего правления. В данной главе мы узнаем, что царство было разделено, а поэтому ослабло и стало незначительным по сравнению с прежним своим положением. I. На престол взошел Ровоам, а Иеровоам вернулся из Египта (ст. 1,2). II. Народ обратился к Ровоаму с просьбой, чтобы их обиды были возмещены, но он по совету молодых советников грубо отказался удовлетворить их просьбу (ст. 3-15). III. В связи с этим десять колен Израиля подняли восстание и поставили царем Иеровоама (ст. 16-20). IV. Ровоам попытался покорить их, но Бог запретил ему это делать (ст. 21-24). V. Иеровоам утвердил свое правление на идолопоклонстве (ст. 25-33). Так Иудея стала слабой из-за того, что братья оставили ее, а Израиль из-за того, что оставил дом Господень.

Стихи 1-15. У Соломона было 1000 жен и наложниц, но мы читаем только об одном сыне, носившем его имя, и он оказался глупцом. Писание говорит (Ос 4:10): «…будут блудить, и не размножатся». Грех плохой способ устроения семьи. Ровоам был сыном самого мудрого человека, но не наследовал мудрости отца, и поэтому наследование царского престола не принесло ему выгоды. Ни мудрость, ни благодать не передаются с кровью. Венец перешел к Соломону в молодом возрасте, но уже тогда он был мудрым. Ровоам взошел на престол в возрасте сорока лет, когда мужчины уже становятся мудрыми, если таковыми им суждено быть, но он в те годы был глупцом. Мудрость не приобретается с возрастом, с годами или благодаря образованию. Двор Соломона был местом, где пребывала мудрость и было много образованных людей, и Ровоам был любимцем двора, но это не помогло ему стать мудрым. Не проворным достается успешный бег, не храбрым — победа. Не было никаких споров по поводу вступления Ровоама на престол, и сразу же после смерти отца он был провозглашен царем. Но:

1. В Сихеме народ захотел заключить договор с Ровоамом, и он снизошел, чтобы встретиться с ними.

1. Израильтяне притворились, что хотят сделать его царем, но на самом деле хотели лишить его власти; они желали объявить его царем в другом месте, а не в городе Давида, чтобы не казалось, что он является царем только Иудеи. В нем они имели десять частей и хотели, чтобы это было сделано на их земле, и тогда все они признали бы его титул.

2. Это было зловещее место, ибо именно в Сихеме Авимелех поставил себя царем (Суд.9), но в то же время оно было известно проводившимися там собраниями государств (Нав 24:1). Мы можем предположить, что Ровоам знал о грозящей ему опасности что царство будет отнято у него, и надеялся, что, отправившись в Сихем и договорившись с десятью коленами, он сможет ее предотвратить. Тем не менее оказалось, что это было самым неразумным решением, которое он мог принять, и что тем самым он лишь приблизил разделение. П. Представители колен обратились к нему с просьбой облегчить бремя налогов, которым он обложил их. Встреча была назначена, и они послали за Иеровоамом, находившимся в Египте, чтобы он пришел и выступил от их имени. Этого не нужно было делать, ибо он знал, что Бог предопределил для него, и приехал бы, даже если бы за ним не послали, так как настало время ему завладеть обещанным венцом. В своем обращении:

(1) они жалуются на последнего правителя: «Отец твой наложил на нас тяжкое иго» (ст. 4). Они не жаловались на идолопоклонство его отца и его отступничество от Бога; то, что было самой большой бедой, не волновало их такими беспечными и безразличными они были в вопросах религии, словно Бог и Молох одно и то же; они хотели лишь одного жить беспечно и не платить налоги. Тем не менее жалоба была беспочвенной и несправедливой. Люди никогда не имели большего изобилия и не жили более беспечно, чем в то время. Они платили налоги? Это делалось для того, чтобы умножить силу и величие их царства. Если строения, возведенные Соломоном, стоили им денег, то не стоили крови, как это было бы в случае войны. Среди них трудилось много рабских рук? Но это не были руки израильтян. Налоги были для них бременем? Как могло быть такое, если Соломон ввез серебро в таком количестве, что оно приравнивалось к обычным камням? Поэтому они лишь воздавали Соломону то, что ему принадлежало. Более того, представим, что действительно для них возникли какие-то трудности; но разве раньше им не говорили о правах царя, которого они все-таки пожелали? Наилучшее правление не может избежать порицаний и осуждения, даже Соломоново. Раскольнический дух всегда найдет, на что жаловаться. Я не нахожу в руководстве Соломона ничего, что сделало бы иго народа тяжелым, за исключением, возможно, женщин, к которым он привязался в последние годы и на притеснения которых смотрел сквозь пальцы.

(2) Они потребовали, чтобы он облегчил их налоги и при таком условии обещали оставаться верными дому Давидову. Они не просили полностью освободить их от уплаты налогов, а сделать бремя их легче; они заботились лишь о том, чтобы сохранить свои деньги, и не волновались, будет ли при этом поддерживаться их религия или защищено руководство. Они искали своего.

III. Ровоам посоветовался с придворными, как ему следует ответить на это обращение. Он поступил благоразумно, обратившись за советом, особенно если сам не сообразил; тем не менее он поступил неразумно, взяв время для размышления, ибо тем самым дал недовольным людям время, чтобы подготовить мятеж, а сам факт обдумывания такого простого вопроса четко показывал, что он мало заботится об облегчении участи народа. Они увидели, чего им стоит ожидать, и соответственным образом приготовились.

1. Авторитетные опытные советники из его окружения посоветовали ему, насколько это возможно, дать положительный ответ, обратиться с добрыми словами и четко пообещать в этот ответственный день служить им, то есть сказать, что он будет их слугой, возместит все обиды и его основной целью будет угождать им и делать их жизнь легкой. «Отрекись от себя, говорили они, сделай это сейчас, и они будут твоими рабами на все дни. Когда нынешний жар будет угашен кротким ответом и собрание разойдется, то охлажденные мысли смирятся с данным положением дел и они останутся преданными семье Соломона». Отметьте: путь к царствованию это служение, добрые дела и стремление их свершать, желание стать всем для всех и таким образом завоевать их сердца. Следующие этому методу, достигнув власти, будут сидеть выше всех, жить беспечнее всех и в безопасности.

2. Молодые советники был горячи и заносчивы; они посоветовали дать грубый и угрожающий ответ на требования народа. Слабость Ровоама заключалась в том:

(1) что он не послушался совета умудренных опытом советников, а последовал мнению молодых людей, которые выросли вместе с ним и были хорошо ему знакомы (ст. 8). Сказался возраст. С его стороны было глупо думать, что раз они были его компаньонами в юношеских развлечениях и удовольствиях, то больше подходят для управления делами государства. Наилучшие умы не всегда обладают большой мудростью; подобным образом нельзя, считая лучшими друзьями, полагаться на тех, кто знает, как нас развеселить, ибо это не сделает нас счастливыми. Великие последствия для молодых людей, выходящих в этот мир, имеет тот факт, с кем они общаются, на кого стараются быть похожими и к чьим советам прислушиваются. Если они выбирают наилучшими друзьями тех, кто питает их гордость, потакает их суетности и поддерживает их любовь к наслаждениям, то они уже отмечены для гибели.

(2) Что он не отдал предпочтение умеренным советам, а с удовольствием последовал за теми, кто навязывал ему жесткие и суровые методы, советовал удвоить налоги независимо от того, была ли для этого необходимость, и требовал сказать это народу прямым текстом (ст. 10,11). Молодые советники думали, что старцы продемонстрировали свою тупость (ст. 7). Им хотелось казаться умными, дав этот совет, и соответственно ему они себя оценивали. Старцы не старались вложить слова в уста Ровоама, а только посоветовали говорить ласковые слова, а юноши вооружили его весьма изящными фразами, которые содержали в себе дерзкие и колкие сравнения: «Мой мизинец толще чресл отца моего и т.д.»; но не всегда наилучший смысл имеют фразы, выраженные наилучшими словами.

IV. Ровоам ответил народу так, как ему посоветовали молодые советники (ст. 14,15). Он старался выглядеть высокомерным и властным и вообразил, что может делать все, что ему угодно, и поэтому решил, что лучше рискнуть потерять их, чем сказать ласковые слова. Отметьте: многие губят себя, стараясь больше содействовать своему настроению, чем своим интересам. Посмотрите:

1. Как сильно ошибался Ровоам в своих планах. Он поступил в высшей степени неразумно и безрассудно.

(1) Он признал, что их недовольство руководством отца было справедливым: «Отец мой обременял вас тяжким игом»; тем самым он был несправедлив к памяти своего отца, которую мог бы легко оправдать от обвинений.

(2) Он вообразил, что может лучше управлять ими и облагать налогами, чем его отец, не задумываясь о том, что значительно уступал ему в способностях. Как мог говорить о недостатках правления своего отца тот, кто никогда не мог претендовать на слабое подобие его славы?

(3) Он угрожал не только обременять их налогами, но и наказывать с помощью жестоких законов, сурово приводя их в исполнение; это будут не только плети, но и скорпионы плети с вплетенными в них шпорами, от удара которых будет литься кровь. Вкратце: он будет обращаться с ними как с животными, нагружать их бременем и бить, когда ему захочется, не заботясь о том, любят они его или нет, а заставлять их бояться его.

(4) Тем самым он вызвал недовольство народа, который благодаря беспечной жизни и долгому процветанию стал богатым, сильным и гордым и не хотел, чтобы им попирали (как это бывает с бедными, запуганными и угнетенными людьми);

все это он сказал народу, который в то время был склонен поднять бунт и имел человека, готового возглавить их. Никогда еще человек не был так сильно ослеплен гордостью и любовью к деспотичной власти, и это привело к самым фатальным последствиям.

2. Как благодаря этим событиям исполнились планы Бога. Так суждено было Господом (ст. 15). Он предоставил Ровоама собственному безрассудству и сокрыл от глаз его, что служит миру его, дабы царство было отнято у него. Отметьте: Бог служит Своим мудрым и праведным целям за счет безрассудных поступков и преступлений людей и улавливает грешников делами их собственных рук. Теряющие царство небесное лишаются его (как Ровоам в данной ситуации) из-за собственной глупости и самонадеянности.

Стихи 16-24. Данные стихи рассказывают о том, как у дома Давидова было отнято царство десяти колен. Чтобы добиться этого:

I. Восставший народ был твердым и решительным. Израильтяне вознегодовали, возмутившись наглым заявлением Ровоама в их адрес и его угрозами, и пришли к выводу, что руководство, которое началось с таких высокомерных заявлений, со временем станет невыносимым и тяжким, и сразу все как один приняли решение: «Какая нам часть в Давиде!» (ст. 16). В данной ситуации они очень неуважительно говорят о Давиде, величайшем благословении их народа, называя его сыном Иессеевом таким же человеком, как их соседи. Как быстро забывают благочестивых людей и их полезное служение народу! Их также следовало обвинить в поспешности, с которой они пришли к этому решению. Со временем и рассчитав благоразумно, они могли бы заключить с Ровоамом особое соглашение, которое удовлетворило бы обе стороны. Если бы они спросили, кто дал Ровоаму этот совет, и попытались удалить из его окружения нечестивых советников, то разделение царства можно было бы предотвратить, ибо ревность по свободе и собственности вполне соответствовала этому свободному народу. Разве Израиль раб? Или он домочадец? Почему он сделался добычею? (Иер 2:14). Они хотят, чтобы ими руководили, а не ездили на них верхом. Защита побуждает быть верными, но не разорение. Неудивительно, что отложился Израиль от дома Давидова (ст. 19), раз дом Давидов отступил от великих целей, ради которых он был возвышен, быть служителями Бога во благо им. Но подобным образом бунтовать против потомков Давида, которого Бог возвысил до царства и дал право передавать его потомкам, и ставить другого царя, противопоставляя его этой семье, было большим грехом (см. 2Пар 13:5-8). На этот факт ссылается Бог (Ос 8:4): «Они поставляли царей сами, без Меня». А о том, что только колено Иудино последовало за домом Давидовым (ст. 17,20), упоминается с похвалой, ибо, насколько мне известно, они убедились, что Ровоам лучше, чем его слово, и он не царствовал так жестоко, как грозил вначале.

II. Ровоам поступал неразумно, продолжая управлять делами государства; и это все больше проявлялось. Безрассудно бросившись в зыбучие пески, он погружался в них все больше, пытаясь выбраться оттуда.

1. Он поступил очень необдуманно, послав Адонирама, начальника над податью, вести переговоры с народом (ст. 18). Все дело было в налогах, а Адонирам был именно тем человеком, на которого они больше всего жаловались. Только увидев человека, чье имя было им ненавистно, они пришли в ярость. Они не могли терпеливо его выслушать, забросали его каменьями, и он умер во время народного бунта. Ровоам неудачно выбрал своего посланника, как раньше выбрал советников.

2. Некоторые думают, что он поступил необдуманно, оставив место своего пребывания и поспешив в Иерусалим, ибо тем самым предал своих друзей и дал преимущество противникам, которые после его ответа с отвращением отправились по своим шатрам (ст. 16), но не предложили поставить царем Иеровоама до тех пор, пока Ровоам не удалился (ст. 20). Посмотрите, с какой стремительностью этот глупый правитель бросался из одной крайности в другую. Он грубил и оскорблял, когда думал, что все принадлежит ему, но скрылся и выглядел весьма презренно, когда увидел грозящую ему опасность. Очень часто люди, которые ведут себя дерзко в период процветания, становятся жалкими, когда приходят неприятности.

III. Бог запретил ему пытаться мечом восстановить утерянное. То, что произошло, было от Господа, Который не допустил бы, чтобы все осталось по-прежнему (что имело бы место, если бы Ровоам одержал победу и покорил десять колен), или чтобы дому Давидову был нанесен больший ущерб (что имело бы место в том случае, если бы Иеровоам одержал победу и покорил два колена). Все должно было остаться так, как есть, и поэтому Бог запретил сражаться.

1. Ровоам проявил смелость, решив силой покорить мятежников. Смелость пришла к нему, когда он прибыл в Иерусалим (ст. 21). Там ему показалось, что он находится среди верных друзей, которые никогда не предадут его и выступят на его стороне. Иуда и Вениамин, которые боялись Господа и царя и не имели дел с теми, кто любит перемены, сразу же собрали армию, состоявшую из 180000 воинов, чтобы отстоять права своего царя у десяти колен; ради него они были готовы, как мы говорим, рисковать своей жизнью и имуществом, так как у них не было оснований или, скорее, желания жаловаться, как у остальных.

2. Но еще больше смелости проявил Ровоам, отказавшись от своих попыток, когда Бог через пророка велел ему сложить оружие. Он не хотел покорно отдать царство, ибо тогда был бы недостоин звания царя, но тем не менее решил не сражаться за него, ибо тем самым пошел бы против Бога и в таком случае не был бы достоин звания израильтянина. Развязать войну в данной ситуации означало бы не только воевать с их братьями (ст. 24), которых они должны были любить, но и воевать против Бога, Которому должны были подчиняться, ибо Он сказал: «От Меня это было». Размышления о том, что Бог творец наших бед и потерь, а наши братья лишь их инструменты, должны помогать нам смириться с ними; поэтому мы не должны думать о мести. Ровоам и его народ послушались слова Господня, распустили армию и молча согласились. Хотя, вероятно, они могли добиться успеха (ибо их армия была многочисленной и решительной, а армия Иеровоама слабой и неопытной) и из-за отступления подвергнуться порицаниям со стороны соседей, ибо в значительной степени потеряли свою силу и не сделали ни одной попытки, чтобы вернуть себе процветание, тем не менее (1) они исполнили повеление Бога, посланное через бедного пророка. Если мы знаем намерение Бога, то должны покориться ему, как бы сильно оно ни противоречило нашим намерениям.

(2) Они заботились о собственных интересах, ибо хотя на их стороне были все преимущества и даже справедливость, но они не процветали бы, если бы одержали победу, не послушавшись Бога; лучше было сидеть спокойно, чем встать, а потом упасть. Во время правления следующего царя Бог позволил им сражаться и одержать победу (2Пар.12), но не в тот раз.

Стихи 25-33. Данные стихи описывают начало царствования Иеровоама. Он вначале построил Сихем, а потом Пенуил, украсил и сделал их укрепленными городами; возможно, в каждом из них он имел собственный дворец (ст. 25): в Ефреме и в Гаде, по ту сторону Иордана. Наверно, это было правильно, но, укрепляя свое царство, он преследовал другой план, который оказался фатальным для интересов религии.

I. Прежде всего он хотел с помощью определенных средств сохранить приверженность тех, кто выбрал его своим царем, и предотвратить их возврат к дому Давидову (ст. 26,27).

1. Похоже, он ревновал о своем народе, боялся, что рано или поздно они убьют его и вернутся к Ровоаму. Многие, возвысившиеся во время одного мятежа, были свергнуты следующим. Иеровоам не мог полагаться на любовь своего народа, хотя в то время казалось, что они очень довольны им, ибо тому, что добыто нечестно и с помощью узурпации, нельзя радоваться, хранить его с уверенностью и удовлетворением.

2. Он не доверял обетованию Бога, не мог поверить Его слову, гласившему, что если он будет исполнять свой долг, то Бог устроит ему дом твердый (3Цар 11:38), а для собственной безопасности придумал свои пути и средства, которые оказались греховными. Практическое неверие во вседостаточность Бога является корнем нашего вероломного ухода от Него. П. Для достижения своей цели он решил удержать народ, дабы тот не ходил поклоняться в Иерусалим. Это место избрал Бог, чтобы там пребывало Его имя. Там находился храм Соломона, которым Бог торжественно завладел в облаке славы на глазах у всего Израиля. Об этом помнили многие ныне живущие израильтяне. У находящегося там жертвенника служил священник Господа, там все израильтяне должны были принимать участие в праздниках, и туда все они приносили свои жертвы.

1. Но Иеровоам понимал, что если народ будет продолжать исполнять эти постановления, то со временем вернется к дому Давидову, привлекаемый великолепием царского двора и храма. Если они останутся верными своей старой религии, то вернутся к своему старому царю. Мы можем предположить, что если бы он заключил договор с Ровоамом, чтобы ему самому и его народу позволили безопасно приходить и покидать Иерусалим во время назначенных торжественных праздников, то тот не отказал бы. Из этого следует, что он не столько боялся, что его выгонят силой, сколько опасался, что народ добровольно вернется к Ровоаму.

2. Поэтому он разубеждал их ходить в Иерусалим, сделав вид, что заботится об их удобстве: «Не надо вам ходить в Иерусалим так далеко, чтобы поклониться Богу (ст. 28). Это тяжкое ярмо, и пора от него избавиться». Некоторые читают: «Вы достаточно долго ходили в Иерусалим; храм, к которому вы привыкли, теперь не кажется таким величественным и священным, как раньше (для человеческой оценки его ощутимая слава постепенно поблекла);

вы достаточно утомили себя другими бременами, поэтому избавьтесь от этого; почему теперь мы должны быть привязаны к одному месту, а не жить, как во времена Самуила?»

3. Он позаботился, чтобы израильтяне были обеспечены всем необходимым для поклонения дома. После консультации с некоторыми государственными деятелями он решил поставить два золотых тельца в качестве знака божественного присутствия и убедить народ, что они могут оставаться дома и там приносить жертвы, а не ходить в Иерусалим поклоняться перед ковчегом. Некоторые были весьма снисходительны и подумали, что тельцы символизируют крышку ковчега и находящихся над ней херувимов, но более вероятно, что Иеровоам пристрастился к идолопоклонству египтян, поклонявшихся своему богу Апису в виде быка или тельца, среди которых жил какое-то время.

(1) Он не хотел тратиться на строительство золотого храма, как Соломон, и решил, что два золотых тельца это все, что он может себе позволить.

(2) Нет сомнений в том, что он хотел, чтобы они символизировали или представляли не какого-то ложного бога, как Молох или Хамос, а единственного истинного Бога, Бога Израиля, Который, как Он заявлял, вывел их из земли Египта (ст. 28). Поэтому данное решение нарушало не первую, а вторую заповедь. Он решил побудить людей подобным образом поклоняться, так как знал, что многие из них любят истуканов и ради тельцов охотно оставят храм Бога, где они были запрещены.

(3) Он решил сделать два тельца, чтобы постепенно отучить людей от веры в единство божественной природы, что проложило бы путь для многобожия язычников. Он поставил тельцов в Дане и Вефили: одного на самой удаленной северной границе государства, а другого на юге, словно они были стражниками и защитниками царства. Вефиль располагался рядом с Иудой, и поэтому Иеровоам там поставил тельца, чтобы искушать подданных Ровоама, склонных к идолопоклонству, приходить к нему, вместо тех своих подданных, которые продолжали ходить в Иерусалим. Другого он поставил в Дане для удобства тех, кто проживал в самых удаленных уголках царства, ибо там были поставлены истуканы Михи и именно там на протяжении многих веков люди почитали их (Суд 18:30,31). Вефиль означает дом Божий, что давало некий повод для предрассудков, но пророк назвал его Бефавен дом суеты, или беззакония.

4. Люди согласились с ним в этом вопросе, и им очень понравилось новшество: «Народ стал ходить к одному из них, даже в Дан» (ст. 30) вначале в Дан, потому что там был поставлен первый истукан; или эти слова означают: «…даже в Дан, хотя он находился на значительном расстоянии». Полагавшие, что ходить в Иерусалим для поклонения Богу согласно Его постановлению утомительно, не испытывали трудностей, отправляясь в Дан, находившийся вдвое дальше, чтобы поклониться Ему согласно собственному измышлению. Или эти слова подразумевают, что они ходили к одному из истуканов даже в Дан на том основании, что Авия, царь Иудеи, через двадцать лет вернул Вефиль (2Пар 13:19) и, похоже, удалил золотого тельца или запретил поклоняться ему, и тогда у них остался только один истукан в Дане. Это повело ко греху, это был отъявленный грех, ибо он четко нарушал вторую заповедь. Бог иногда позволял обходиться без закона, повелевавшего поклоняться в одном месте, но никогда не позволял поклоняться Ему через образы. Тем самым они оправдали своих отцов, сделавших тельца у Хорива, хотя Бог в полной мере продемонстрировал свое недовольство ими и обещал посетить их в день посещения Его (Исх 32:34). Поэтому этим поступком они выразили свое великое презрение ко гневу Божьему и Его закону; так они добавляли один грех к другому. Епископ Патрик цитирует высказывание иудеев, утверждающих, что до царствования Иеровоама израильтяне питались одним тельцом, а с того момента двумя.

5. Водрузив богов, он обеспечил их обителями; нам сообщается, что в этом он отступил от божественных постановлений; эти слова подразумевают, что в других вопросах он подражал тому, что делалось в Иудее (ст. 32), насколько это было возможно. Посмотрите, как одна ошибка приводит ко многим другим.

(1) Он построил капища на высотах для жертвенников: один храм в Дане, а второй, как мы можем предположить, в Вефиле (ст. 31), и в каждом из них находилось много жертвенников; похоже, основанием для этого были жалобы, что в Иерусалиме в храме был только один, и это создавало неудобства. Некоторые воспринимали умножение жертвенников как проявление набожности, но Бог через пророка по-другому истолковывает это: «…много жертвенников настроил Ефрем для греха» (Ос 8:11).

(2) Он сделал священниками людей из самых низких слоев населения (в англ.пер.), и они вполне подходили, чтобы быть священниками этих тельцов, даже слишком хорошими. Он поставил священниками людей из самых удаленных уголков страны, то есть из каждого района, и велел им проживать среди своих соседей, наставлять в его постановлениях и навязывать их. Так эти люди были рассеяны, как левиты, но не были из сынов Левииных. А священникам, которые служили на высотах или у жертвенников, он велел поселиться в Вефиле, подобно священникам в Иерусалиме (ст. 32), чтобы они совершали публичные служения.

(3) Праздник кущей, который Бог велел совершать в пятнадцатый день седьмого месяца, он перенес на пятнадцатый день восьмого месяца (ст. 32), который он произвольно назначил (ст. 3З), чтобы продемонстрировать свою власть в церковных вопросах. Пасху и пятидесятницу они праздновали в должное время, или вообще не праздновали, или они были незначительным торжеством по сравнению с этим.

(4) Он присвоил себе власть назначать священников, поэтому неудивительно, что своими руками совершал их служение: он принес жертвы на жертвеннике. Об этом дважды упоминается (ст. 32,33);

также говорится, что он совершал курение. На совершение им жертвоприношения смотрели сквозь пальцы, ибо это было одно из его многих нарушений, но царь Озия сразу был за это наказан проказой. Он сделал это лично, чтобы выглядеть величественным в глазах народа и приобрести репутацию благоговейного человека, а также чтобы украсить новый праздник торжественным событием, к которому, похоже, в то время присоединил праздник посвящения своего жертвенника. [1] Так согрешил Иеровоам, и, возможно, он оправдывал себя в глазах мира и собственной совести тем, что поступал не так плохо, как Соломон, который поклонялся другим богам. [2] Он ввел в грех Израиля, отвернул его от поклонения Богу и привил идолопоклонство его потомству. Так израильтяне были наказаны за то, что оставили престолы дома Давидова. Богослов г-н Уистон (\Vhiston) в своей летописи для приведения в порядок историй двух государств, Иудеи и Израиля, предполагает, что Иеровоам изменил исчисление года и сделал так, что он включал одиннадцать месяцев и что этими годами исчислялись царствования царей Израиля до момента, когда Ииуй провел изменения; и поэтому период в одиннадцать лет в летописи Иудеи соответствует двенадцати годам летописи Израиля.


Глава 13 из 23« Первая«121314»Последняя »