4 глава

В предшествующей главе мы узнали, какую огромную услугу Елисей оказал трем царям: своей жизнью и триумфом они обязаны его молитвам и пророчествам. И следовало бы ожидать, что следующая глава будет посвящена описанию отличий и почестей, которых удостоился Елисей за свою помощь, и мы узнаем, что его тотчас же повысили при дворе, сделали премьер-министром государства, или что Иосафат взял его к себе и дал высокую должность в своем царстве. Нет, мудрый человек спас армию; и однако же никто не вспоминал об этом мудром человеке (см. Еккл 9:15). Или же ему предложили повышение, но он отказался от него: Елисей предпочел честь служения в школах пророков чести быть великим при дворах правителей. Его возвеличил Бог и этого пророку достаточно, ведь речь идет об истинном величии мы видим, что Елисей был задействован в совершении не менее пяти чудес. I. Он умножил елей бедной вдовы (ст. 1-7). II. Он выхлопотал благословение для доброй сонамитянки сына, родившегося в преклонном возрасте (ст. 8-17). III. Он вернул этого ребенка к жизни, когда тот умер (ст. 18-37). IV. Он оздоровил смертоносную похлебку (ст. 38-41). V. Он накормил 100 человек двадцатью маленькими хлебцами (ст. 42-44).

Стихи 1-7. Чудеса Елисея совершались не напоказ, а приносили конкретную пользу; описанное здесь стало настоящим делом милосердия. Таковы были и чудеса Христа они вызывали не только великое изумление, но и являлись великой милостью для людей, ради которых совершались. Бог возвеличивает Свою благость Своей силой.

I. Елисей с готовностью откликается на жалобу бедной вдовы. Она была вдовой пророка: к кому же ей обращаться, если не к отцу сынов пророческих, который заинтересован в благосостоянии их семей? Повидимому, у пророков, как и у священников, были жены, хотя пророчество, в отличие от священства, не передавалось по наследству. Супружеские узы всегда почетны и не противоречат самым священным профессиям. Итак, на основании жалобы бедной женщины (ст. 1), мы узнаем, что:

(1) ее мужа, который был одним из сынов пророческих, Елисей хорошо знал. Служители, обладающие выдающимися дарами и положением, должны интересоваться делами людей, которые во всех отношениях занимают более низкое положение, и знать их характер и состояние.

(2) У мужа была репутация благочестивого человека. Елисей знал, что тот относился к числу богобоязненных людей, иначе был бы не достоин чести и не пригоден к служению пророка. Муж вдовы был одним из хранивших верность во время всеобщего отступничества одним из 7000 не преклонивших колени перед Ваалом.

(3) Этот человек умер, хотя и отличался благочестием и был хорошим служителем. Разве пророки живут вечно? Облаченные Духом пророчества все равно не имели брони против ударов смерти.

(4) Он умер бедным, и его долг превышал цену имущества. Причем долг был обусловлен отнюдь не расточительностью, любовью к роскоши и распутству, ведь он боялся Господа, а, значит, не дерзнул бы вести такой образ жизни; к тому же религия обязывает людей жить по средствам и тратить не более того, что дано Богом, ведь в противном случае расходы принимают незаконный характер, потому что человек неизбежно оказывается неспособным дать в конечном счете каждому, что причитается, и поэтому постоянно виновен в несправедливых действиях. Тем не менее и боящихся Бога может постигнуть участь должника и банкрота: из-за прискорбных обстоятельств, потерь при морских перевозках, просроченных ссуд, да и по причине собственного неблагоразумия, ибо сыны света не всегда мудры для мира сего. Возможно, этот пророк обеднел из-за гонений: когда правила Иезавель, пророкам приходилось прилагать немало усилий, чтобы выжить, особенно если у них были семьи.

(5) Кредиторы были очень суровы по отношению к двум сыновьям женщины, которым надлежало стать ее поддержкой, так как она вдова. Они же посчитали труд детей вдовы имуществом несостоятельного должника в ее руках, а отсюда следует, что им предстояло стать рабами на семь лет (Исх 21:2), чтобы отработать долги. Покидающие свои семьи под бременем долга, непропорционального их имуществу, не знают, какая беда может их постигнуть. В этой сложной ситуации бедная вдова идет к Елисею, полагаясь на обетование о том, что потомки праведника не будут оставлены. Ведь род правых может рассчитывать на помощь Божьего провидения и на поддержку Божьих пророков.

II. Елисей успешно помогает бедной вдове в этой сложной ситуации, научив ее, что сделать для оплаты долга и содержания себя и своей семьи в дальнейшем. Он не сказал: грейтесь и питайтесь, но оказал ей реальную помощь. Пророк не пожаловал ей коечто на пропитание, но отправил в мир продавать елей, дав ей в руки хорошие средства для начала. Это произошло посредством чуда, но на данном примере мы учимся наилучшему способу благотворительности: самая большая милость, которую мы можем оказать бедным людям, это по возможности показать им путь, как воспользоваться тем малым, что они имеют, приложив собственное трудолюбие и находчивость.

1. Елисей сказал вдове, что делать, учитывая ее ситуацию: что мне сделать тебе? Сыновья пророков были бедными, и сбор пожертвований среди них не принес бы большого облегчения, однако Бог святых пророков способен удовлетворить все нужды вдовы; и если в ее распоряжении имеется самая малость, то нужда будет удовлетворена благодаря Божьему благословению и умножению того немного, что у нее есть. Поэтому Елисей спрашивает, что у нее есть для получения денег, и узнает, что для продажи нет ничего, кроме одного сосуда с елеем (ст. 2). Если бы у нее была какая-то посуда или мебель, то пророк убедил бы ее расстаться с этим, чтобы она смогла повести себя честно по отношению к кредиторам. Действительно, мы не можем считать своей собственностью что-либо, пока не выплатим все долги. Если бы у вдовы не было этого сосуда с елеем, то Божья сила снабдила бы ее; но поскольку у нее это есть, то Божья сила будет работать с имеющимся в наличии; и на этом примере мы учимся наилучшим образом использовать то, что имеем. Зная, что соседи вдове доверяют, Елисей велит ей взять у них взаймы порожние сосуды (ст. 3), ибо, по-видимому, свои она продала, чтобы выплатить часть долга. Пророк сказал, чтобы она закрыла дверь за собой и своими сыновьями, пока будет наполнять все сосуды из одного. Дверь нужно закрыть, чтобы ей в этом деле не помешали кредиторы или кто-нибудь другой и чтобы вдова и ее сыновья не хвастались потом горделиво о чудесном умножении елея, а имели повод для молитвы и восхваления Бога за столь экстраординарное событие. Примите во внимание:

(1) елею предстояло умножиться путем выливания (подобным же образом умножалась пища у другой вдовы, когда ее ели). Чтобы умножить то, что у нас есть, нужно пользоваться этим; кто имеет, тому дано будет. Таланты удваиваются, когда их пускают в оборот, а не откладывают про запас.

(2) Елей должна наливать сама вдова, а не Елисей или кто-нибудь из пророческих сынов, и этим подразумевается, что на Божье благословение богатством в этом и в ином мире мы можем рассчитывать лишь в связи с собственным усердием, прилежанием и стараниями. То, что мы имеем, умножится лишь в нашей собственной руке.

2. Вдова сделала то, что ей велели, и не стала говорить пророку, что он задумал посмеяться над ней; но, твердо веря в Божью силу и благость, и в полном послушании пророку женщина взяла взаймы у соседей много больших сосудов и стала переливать в них елей. Один из сыновей помогал ей тем, что приносил пустые сосуды, а другой аккуратно ставил в сторону наполненные, и они изумлялись тому, что сосуд с елеем, бывший у них изначально, подобно роднику живой воды, постоянно течет, но не иссякает. Они не видели источник, пополнявший его, но верили, что он в Том, в Ком все наши источники. И теперь метафора Иова подтвердилась в буквальном смысле: скала источала для меня ручьи елея! (Иов 29:6). Возможно, это происходило в колене Асировом, в отношении которого прозвучало благословение: окунет в елей ногу свою (Втор 33:24).

3. Елей продолжал литься в сосуды, пока были в наличии порожние; когда же каждый сосуд наполнился елеем, тогда он течь перестал (ст. 6), ибо не годилось, чтобы эта Драгоценная жидкость полилась через верх и уподобилась пролитой на землю воде, которую уже невозможно собрать. Следует заметить: мы никогда не испытываем недостатка в Божьей силе, щедрости и в богатстве Его благодати; а если в чем-то стеснены, то, значит, сами себя стесняем. Подвести нас может лишь собственная вера, а не Божье обетование. Господь дает нам сверх того, что мы просим: было бы больше сосудов у Бога достаточно елея, чтобы наполнить их, причем достаточно для всех и каждого. Разве сосуд вдовы истощился до того, как наполнились все остальные? Так будем ли мы опасаться, что золотой елей, текущий от самого корня и тука хорошей маслины, остановится, пока есть светильники, заправляющиеся им? (см. Зах 4:12).

4. Пророк дает вдове указания, что делать с елеем, который она получила (ст. 7). Она не должна оставлять его для собственного пользования, чтобы лицо ее блестело. Кто по воле Провидения стал бедным, тому надлежит довольствоваться скромными бытовыми условиями (то есть уметь жить в скудости) и не думать, что, получая нечто сверх обычного, он может потакать своему стремлению к роскоши. Нет:

(1) вдова должна продать елей богатым, которые могут себе позволить пользоваться им. Мы вправе предположить, что елей, появившийся в результате чуда, был наивысшего качества, как и вино (Иоан 2:10), что обеспечивало ему и хорошую цену и хороший спрос. Вероятно, его приобрели купцы, чтобы продать за границей, ибо елей был одним из товаров, которыми торговал Израиль (Езек 27:17).

(2) Деньгами, вырученными за елей, вдова должна вернуть долг. Несмотря на то что кредиторы были неумолимы по отношению к ней, тем не менее они не должны терять изза этого свои средства. Теперь, когда у женщины появилось все необходимое, в первую очередь ей надлежит позаботиться об уплате долга и только потом добывать пропитание для детей. Один из фундаментальных законов нашей религии отдавать всякому должное, возвращать все законные долги, давать каждому свое, даже если для себя остается совсем мало; причем делать это следует не по принуждению, но охотно, без ропота; не только боясь гнева или судебного преследования, но и по совести. Честный человек ест свой хлеб насущный с удовольствием, если только это его собственный хлеб.

(3) А оставшееся не следует откладывать про запас, а жить на это самой вдове и ее детям, но не на одном елее, а на деньги, вырученные за него; таким образом эта семья обретает возможность честно зарабатывать себе на жизнь. Вне всякого сомнения, женщина поступила именно так, как ей велел человек Божий. Следовательно: [1] пусть бедные и попавшие в беду не отчаиваются и доверятся Богу, который позаботится о них, если они находятся на пути долга. Вы будете накормлены, хотя и не станете пировать. Правда, сейчас нам не следует рассчитывать на чудеса, но мы вправе надеяться на милости, если уповаем на Господа и обращаемся к Нему. Пусть вдовы, и вдовы пророков в особенности, полагаются на Бога в том, что он сохранит жизнь им самим и их детям, лишившимся отца, ибо Господь станет для них и мужем и отцом. [2] Пусть люди, которых Бог благословил изобилием, используют его во славу Господу и по Его слову; пусть они распоряжаются достатком по справедливости, как поступила эта вдова, и служат Богу с радостью, пользуясь тем, что имеют, и, как Елисей, будут готовы оказать помощь нуждающимся стать глазами слепому и ногами хромому.

Стихи 8-17. Благословение рождением сына родителей в преклонных летах, которые долгое время были бездетными, издревле служило проявлением Божьей силы и милости: вспомним Авраама и Исаака, Маноя, Елкану; чудо такого рода мы находим и среди совершенных Елисеем. Оно стало благодарностью за гостеприимство, которое оказывала пророку добрая женщина; подобным же образом обетование, что у Авраама будет сын, прозвучало после того, как он принял ангелов. Здесь примите во внимание:

I. Доброе отношение женщины сонамитянки к Елисею. Дела в Израиле были плохи, но не настолько, чтобы Божьему пророку не найти друзей, куда бы он ни пошел. Сонам был городом в колене Иссахаровом и находился между Самарией и Кармилом по этой дороге часто ходил Елисей (как мы находим в гл 2:25). Там жила одна богатая женщина, содержавшая дом свой в порядке и очень гостеприимная; ее муж обладал большим имением, и его сердце было уверено в ней и в ее благоразумном руководстве хозяйством (Прит 31:11). Столь знаменитый человек, как Елисей, не мог пройти незамеченным. Вероятно, останавливаясь в этом городе, он привык выбирать непритязательное жилище; но эта благочестивая госпожа, заметив однажды, что пророк находится там, стала весьма настойчиво просить его и с огромным трудом уговорила обедать у нее (ст. 8). Елисей был человеком скромным и не любил доставлять хлопот, а также смиренным и не искал связей со знатными людьми, поэтому не так-то просто удалось поначалу завести с ним знакомство; но впоследствии, когда бы ни оказывался в этой местности, пророк постоянно заходил в дом сонамитянки. Она так радовалась своему гостю и столь любила его общество, что не только приглашала за стол, но и обеспечила отдельной комнатой в своем доме, чтобы он мог оставаться дольше; при этом женщина не сомневалась, что ее дом будет благословлен ради пророка и все, живущие под его крышей, получат духовное назидание и хороший пример для подражания добрый замысел, тем не менее она осуществила его лишь после того, как познакомила с ним своего мужа, ибо не желала тратить его деньги и приглашать в дом странников, не спросив и не получив его согласия (ст. 9,10). Женщина намекнула своему мужу, что (1) странник, которого она приглашает, святой человек Божий и поэтому принесет пользу семье, а Бог воздаст им за проявленную к нему доброту; возможно, она слышала, какое вознаграждение получила вдова из Сарепты за гостеприимство, оказанное Илии.

(2) Доброе дело, которое она замышляет, не сопряжено с большими расходами: она устроит пророку лишь небольшую горницу. Возможно, свободных комнат в доме не было, чтобы Елисей, посвящавший много времени размышлениям, мог уединиться и не слышать шума, производимого домочадцами. Обстановка будет очень простой: никаких дорогостоящих гардин, этажерок, кушеток, зеркал, а кровать, стол, стул и светильник все самое необходимое для удобства, причем не только для отдыха, но и для занятий чтения и письма. По-видимому, Елисей был очень доволен этим жильем, ибо приходил и оставался там (ст. 11);

похоже, с ним делил комнату и его слуга, ибо пророк был далек от высокомерия.

II. Благодарность Елисея за доброе отношение. Будучи весьма доволен покоем, который он находил в своей горнице, и дружелюбным приемом хозяев, пророк стал размышлять о том, как вознаградить сонамитянку. Кто принимает любезности, тот должен научиться благодарить за них; Божьим людям негоже оставаться в долгу или жить за счет щедрых людей.

1. Елисей предложил женщине похлопотать за нее, воспользовавшись своим влиянием при дворе: вот, ты так заботишься о нас (он преувеличивает оказанную ему любезность, как склонны делать смиренные люди, хотя для кошелька столь богатых и для души столь щедрых это было незначительной услугой), что сделать бы тебе? (ст. 13). Великодушный замышляет благодеяние, а признательный благодарность. «Не нужно ли поговорить о тебе с царем, или с военачальником о должности для твоего мужа гражданской или военной? Есть ли у тебя какие-нибудь жалобы или просьбы или затянувшееся судебное разбирательство, нуждающееся во вмешательстве и одобрении высоких властей? Могу ли я быть тебе в чем-то полезен?» По-видимому, Елисей завоевал благодаря своей помощи в последнее время такой авторитет, что мог ходатайствовать за друзей, хотя и решил не просить благ для себя. Благочестивый человек находит в служении людям не меньше радости, чем в собственном повышении. Но женщина не нуждается в помощи подобного рода: среди своего народа (говорит она) я живу, то есть: «Нам и так хорошо, мы не стремимся улучшить свое положение». Какое счастье жить среди своего народа, который любит и уважает нас и которому мы способны делать добро! И еще лучше, если мы довольны этим и испытываем облегчение, когда знаем, что нам и так хорошо. Почему же люди, живущие с комфортом среди своего народа, желают жить в неге в царских дворцах? Многим стало бы легче, если бы они только знали, как хорошо живут. Несколько лет спустя у сонамитянки появится повод, чтобы за нее замолвили слово пред царем (гл 8:3,4), но сейчас ей это не нужно. Живущие среди своего народа не должны думать, что их гора стоит прочно и ее невозможно поколебать; иногда такие колебания имеют место, как и случилось с этой доброй женщиной, которой пришлось стать пришелицей в чужой стране. А наш постоянный град на небе.

2. Елисей же, чтобы помочь женщине, использовал свой авторитет при небесном дворе, что было намного лучше. Он посоветовался со своим слугой, какую любезность оказать сонамитянке: видите, какую свободу в общении с собой позволял этот великий пророк даже слугам. Гиезий напомнил ему, что она была бездетна: владела большим имением, но у нее не было сына, которому это оставить, и не было надежды родить ребенка, ибо муж уже состарился. Если Елисею удастся получить для нее такую милость от Бога, то устранится единственная печаль, которую она имеет в данное время. Самые желанные милости те, которые наилучшим образом отвечают нашим потребностям. Елисей тотчас же послал за сонамитянкой. С огромным смирением и почтительностью стала она в дверях (ст. 15), что соответствовало присущей ей скромности, и тогда пророк заверил женщину, что через год она родит сына (ст. 16). Она принимала этого пророка во имя пророка и отказалась от награды придворного чтобы за нее замолвили слово перед царем, но получила награду пророка необычайную милость, которая передается через пророков в ответ на молитву; то, что обещал ей Елисей, было для нее сюрпризом, и женщина стала умолять, чтобы это не оказалось лестью: «нет, господин мой, ты человек Божий, и поэтому я надеюсь, что говоришь серьезно, не шутишь и не лжешь рабе твоей». Роды наступили в положенное время, что и подтвердило истинность обещания: и родила сына (ст. 17) именно тогда, когда предсказал Елисей. Бог устроил дом этой женщины в ответ на то, что она любезно устроила горницу для пророка. Мы можем только представить, какую радость принесло это событие в семью. Возвеселись, неплодная, нерождающая!

Стихи 18-37. Мы вправе предположить, что после рождения сына Елисей стал еще более желанным гостем для доброй сонамитянки. Раньше он считал себя ее должником, но с этого момента и до конца своей жизни женщина будет в долгу перед пророком, ибо никогда не сможет оказать ему равноценную любезность. Также можно предположить, что рожденный ею ребенок был очень дорог Елисею, как сын его молитв, и очень дорог своим родителям, как сын старости их. Но здесь мы узнаем:

1. О внезапной смерти столь любимого ребенка. Он совсем не думал о смертельных опасностях детского возраста и даже ходил на поле к отцу, который, вне всякого сомнения, любил вести с сыном занимательные беседы, и радость от общения со своим ребенком была для него сильнее радости жатвы. Но тут сын, которого заботливо растили, либо простудился, либо перегрелся на открытом поле и заболел; он пожаловался своему отцу на головную боль (ст. 19). К кому мы можем обратиться с нашими жалобами, как не к Отцу небесному? Именно к Нему Дух усыновления побуждает идти верующих со своими печалями и желаниями и учит их взывать к Богу воздыханиями неизреченными: «голова моя! голова моя! Сердце мое! Сердце мое!» Отец велел отнести ребенка и отдать в руки матери, не подозревая опасности в легком недомогании, но надеясь, что он уснет у мамы на коленях и проснется здоровым. Однако болезнь оказалась смертельной: ребенок уснул сном смерти (ст. 20);

утром был еще здоров, а к полудню умер; даже забота и нежность матери не смогли сохранить ему жизнь. Дитя обетования, дитя молитвы, рожденное в любви, погибает. Маленькие дети уязвимы и подвержены внезапным болезням и смерти. Но благоразумное поведение благочестивой матери достойно восхищения: она «стерегла» уста, чтобы не проронить ни слова об этом внезапном горе! От нее не услышали ни единого звука ропота или ворчания. У нее было твердое убеждение, что ребенок оживет вновь: как истинная дочь не только чресл Авраама, но и его веры, она считает, что Бог силен воскресить его из мертвых, почему и получила дитя в предзнаменование (Евр 11:19). Она слышала о воскрешении сына вдовы из Сарепты и о том, что дух Илии почил на Елисее, и не сомневалась в Божьей благости настолько, что охотно верила: Тот, Кто так быстро забрал сына, которого Сам дал, вернет его. Именно благодаря такой вере жены получали умерших своих воскресшими (Евр 11:35). Имея эту веру, она не делала приготовлений к погребению мертвого сына, но готовилась к воскрешению и положила его на постели человека Божия (ст. 21), рассчитывая на его дружескую поддержку. О, женщина! велика вера твоя. Совершивший чудо не расстроит его.

II. О полном скорби обращении матери к пророку по этому печальному поводу; ибо по благоприятному стечению обстоятельств Елисей в данное время находился недалеко в школе на горе Кармил.

1. Женщина попросила у мужа разрешение пойти к пророку, хотя и не сказала по какому делу, чтобы тот по недостатку веры не запретил ей идти (ст. 22). Муж возразил: «сегодня не новомесячие и не суббота» (ст. 23), и отсюда следует, что обычно во время этих праздников Господних сонамитянка вместе с другими благочестивыми людьми ходила на собрание, которое возглавлял Елисей, чтобы послушать слово и присоединиться к пророку в молитве и прославлении. Она считала недостаточным время от времени принимать от него помощь в кругу семьи, но, хотя и была знатной женщиной, все равно посещала общие богослужения (а в данный момент такого собрания не было). «Поэтому, сказал муж, зачем ты пойдешь сегодня? Что случилось?» «Ничего страшного, ответила она, все будет хорошо такты скажешь потом сам». Видите, как эта супружеская пара соперничала между собой во взаимном проявлении внимания; жена была столь покорной, что не отправилась бы в путь, не поставив в известность мужа, а тот был настолько добр, что не стал ей запрещать, хотя она и не сочла уместным посвящать его во все тонкости дела.

2. Как можно быстрее женщина поспешила к пророку (ст. 24), а он, увидев ее на расстоянии, послал слугу спросить, все ли в порядке (ст. 25,26). Вопросы были конкретными: здорова ли ты? здоров ли .муж твой? здоров ли ребенок? Следует заметить: Божьим людям весьма приличествует со всем вниманием и заботой спрашивать о делах своих друзей и их семей. Женщина дала общий ответ: здоровы. Гиезий был не тем человеком, к которому она пришла жаловаться, и таким образом дальнейшие расспросы были пресечены. Она сказала мало, а к лаконичному высказыванию быстро вносят дополнения (Пс 38:2,3), но слова женщины свидетельствовали о терпении: «Со мной, с моим мужем и с ребенком все в порядке» все в порядке, тем не менее в ее доме был мертвый сын. Следует заметить: когда Бог отзывает самых дорогих нам родственников (то есть они умирают), нам приличествует тихо сказать: «С ними и с нами все в порядке» в порядке, потому что все, что делает Бог, хорошо. Все в порядке с теми, кто ушел, если они ушли на небеса, и все в порядке с нами, оставшимися здесь, если скорбь способствовала нашему продвижению к небесам.

3. Когда сонамитянка пришла к пророку, то смиренно обсудила с ним постигшее ее сейчас горе. Она бросилась к его ногам, будучи охвачена тревогой и скорбью, которую скрывала, пока не пришла к тому, кто, как она верила, сможет помочь (ст. 27). Она умела показывать свои чувства, когда знала, что в этом есть смысл, равно как и умела скрывать их, когда знала, что они могут сослужить плохую службу. Гиезий догадался, что его господину не понравится увидеть женщину у своих ног, поэтому он бросился ее поднимать; но Елисей хотел услышать, что она скажет, поскольку, наверно, не узнал причину ее горя непосредственно от Бога. Господь открывал своим пророкам то, что считал нужным, причем не всегда, когда они того желали. И сейчас Бог не сообщил Елисею о случившемся, чтобы он узнал обо всем из уст самой женщины. Она говорила очень эмоционально и ссылалась на то, что (1) сначала была безразлична к милости, которой сейчас лишилась: «просила ли я сына у господина моего? Нет. Ты знаешь, что не просила. Это была твоя идея, а не моя. Я не жаловалась, что у меня нет ребенка, как Анна, и не умоляла, подобно Рахили: дай мне детей, а если не так, я умираю». Следует заметить: когда мы лишаемся каких-либо земных благ, то хорошо, если можем сказать, что по благодати не были привязаны к ним всем сердцем; ибо в противном случае у нас есть причина бояться, что таковые были даны нам в гневе и отняты в негодовании.

(2) Полностью полагалась на слово пророка: не говорила ли я: «не обманывай меня?» Она действительно так говорила (ст. 16), и упоминание об этом можно считать [1] либо поводом к ссоре с пророком за обман. Женщина готова думать, что над ней посмеялись, сначала дав милость, а потом отняв ее; и было бы лучше, если бы она вообще не имела ребенка, чем лишиться его теперь, когда он стал для нее таким утешением. Следует заметить: утрата милости не должна побуждать нас к недооценке таковой. [2] Либо попыткой уговорить пророка, чтобы он вернул ребенка к жизни: «Я говорила: не обманывай меня, и я знаю, что не обманешь». Следует заметить: как бы нас ни разочаровывало Божье провидение, мы можем быть уверены, что Божье обетование никогда не обманывало и не обманет нас, и упование на него не заставит нас постыдиться.

III. О воскрешении ребенка к жизни. Мы вправе предположить, что женщина более обстоятельно описала Елисею смерть ребенка, а он дал ей обещание о воскрешении, более обнадеживающее, чем в данных стихах, где кратко сообщается, что:

1. Елисей велел Гиезию, чтобы тот со всей поспешностью отправлялся к мертвому ребенку; причем дал ему свой посох, который надлежало положить на лицо умершего (ст. 29). Я затрудняюсь найти этому объяснение. Ведь Елисей знал, что Илия воскресил мертвого ребенка при очень тесном контакте, распростершись над ним и молясь снова и снова; так возможно ли воскрешение в результате столь поверхностной церемонии, тем более ничто не мешает пророку пойти и сделать это самому? Неужели такое полномочие может передаваться какому-то Гиезию? Епископ Холл предполагает, что это решение было обусловлено человеческим тщеславием, а не Божьим побуждением, и поэтому ни к чему не привело. Бог не желает назначать столь низкую цену за такие великие милости, ведь если так легко получить, то люди перестанут их ценить.

2. Женщина решила без пророка не возвращаться: не отстану от тебя (ст. 3О). Она не особо уповала на посох, но хотела заручиться поддержкой руки, которая на него опиралась, и имела на это право. Возможно, таким образом Бог намеревался научить нас не полагаться на создания (то есть на слуг) в том деле, тяжесть которого лишь под силу Творцу их и нашему Господину. Гиезий возвращается re infecta без успеха, без каких-либо признаков жизни у ребенка: не пробуждается ребенок (ст. 3 1 ), подразумевая, к утешению матери, что дитя не умерло, но спит и, он надеется, вскоре проснется. В пробуждении мертвых душ к духовной жизни служители способны сделать своими силами не больше, чем в данном случае сделал Гиезий: они могут «положить слово», подобно жезлу пророка, «на лицо», но до тех пор, пока не вмешается Христос Своим Духом, никто не услышит ни звука. Ничем не подкрепленная буква убивает, а Дух животворит. Ведь не пророчество над сухими костями дает им жизнь, но должен прийти дух с неба и подуть на убитых (Иез 37:4,9).

3. Усердной молитвой пророк добился у Бога возвращения умершего ребенка к жизни. Он нашел мертвое дитя на своей собственной постели (ст. 32) и запер дверь за ними двумя (англ. пер., ст.3З). Даже о мертвом ребенке здесь говорится как о личности одной из двух, ибо он еще существует и не пропал. Пророк закрылся от всех остальных, чтобы не показалось, что хвалится данной ему Богом силой, или же он не желал совершать чудо напоказ перед людьми. Примите во внимание:

(1) Как тщательно пророк подготовился к этому великому действию, возможно, осознавая, что искушал Бога тем, что слишком высоко думал о силе своего жезла в руках Гиезия, в чем ему пришлось разочароваться и счесть это упреком в свой адрес. И теперь, когда Елисей убедился, что задача сложнее, чем он предполагал вначале, то принялся за ее исполнение со всей серьезностью. [1] Он помолился Господу (ст. 3З), вероятно, как это делал прежде Илия: Господи Боже мой! да возвратится душа отрока сего в него\ Христос возвращал мертвых к жизни как власть имеющий: «девица, тебе говорю, встань»; «юноша! тебе говорю, встань\»; «Лазарь! иди вон» (ибо Он был сильным и верным, как Сын и как Господин жизни), а Илия и Елисей делали это посредством прошения, как слуги. [2] Он лег над ребенком (ст. 34), как бы желая передать ему часть необходимого тепла или духа. Таким образом Елисей выразил искренность своего желания и показал, что в совершении этого великого дела он полностью полагается на Божью силу. Сначала он приложил свои уста к его устам, как бы вдыхая в ребенка дыхание жизни во имя Бога; затем свои глаза к его глазам, как бы открывая их снова к свету жизни; потом свои ладони к его ладоням, чтобы вернуть им силу. После этого пророк встал и прошел по горнице взад и вперед, преисполненный заботы и внимания, всецело сосредоточившись на том, чему предстояло свершиться. Потом опять поднялся и простерся на нем во второй раз (ст. 35). Кто желает быть действенным орудием в передаче духовной жизни мертвым душам, тот должен так же сильно отдаваться делу, приноравливаясь к нему и подвизавшись в молитвах за эти души.

(2) Как постепенно совершалось действие. При первом контакте согрелось тело ребенка (ст. 34), и пророк благодаря этому воодушевился на продолжение усердной молитвы. Какое-то время спустя чихнул ребенок раз семь, что стало признаком не просто жизни, а жизнедеятельности. Говорят, что, согласно древнему преданию, когда Бог вдохнул в Адама дыхание жизни, то первым ее признаком было чихание, и поэтому появился обычай выражать чихающим почтительное внимание. Некоторые отмечают, что чихание проясняет голову, в которой гнездятся детские капризы.

(3) С какой радостью ребенка вернули живим матери (ст. 36,37), и все причастные к этому лица немало утешились (Деян 20:12). Вы видите в этом силу Бога, Который убивает и оживляет вновь? Вы видите силу молитвы? В ней не только ключи, открывающие облака, но и ключи от смерти. Видите силу веры? Ведь можно обойтись даже без непреложного закона природы (гласящего, что смерть это путь туда, откуда не возвращаются), лишь бы эта верующая сонамитянка не разочаровалась.

Стихи 38-44. Здесь мы находим Елисея на своем месте, в своей стихии среди сынов пророков, которых он учит и, как отец, заботится о них. Как же им посчастливилось, что ими руководил человек, искренне заботившийся об их состоянии и о том, чтобы они были накормлены и научены. Страну тогда постиг голод за нечестие ее жителей, о чем говорится дальше (гл 8:1). Он продолжался семь лет ровно столько же, как и во время Илии. Голодали от нехватки хлеба, но о недостатке проповеди Слова Божия ничего не говорится, ибо мы видим, что перед Елисеем сидят сыны пророков, чтобы послушать его мудрости и научиться самим, а потом научить других. Здесь описаны два случая, как Елисей позаботился о пропитании своих учеников. И Христос дважды накормил тех, кому проповедовал. Елисей же еще сильнее радел об этом из-за голода в стране, чтобы сыны пророческие не были постыжены во время лютое и во дни голода были сыты (Пс 36:19).

1. Елисей превратил пагубную пищу в безвредную и здоровую.

1. В учебный день, когда присутствовали все сыны пророков, он велел своему слуге обеспечить их пищей для тела, тогда как сам преломлял хлеб жизни для их душ. Не похоже, чтобы у них было мясо; пророк распорядился лишь сварить похлебку из трав (ст. 38). Сыны пророческие должны являть пример смирения и воздержания, не желая лакомств, а довольствуясь простой пищей. Если у них нет ароматных кушаний из мяса, более того, вся трапеза состоит из похлебки, то пусть учтут, что и сам великий пророк питался и угощал своих гостей тем же.

2. Один из слуг, посланных собирать травы (которые, по-видимому, должны заменить в похлебке мясо), по ошибке принес нечто пагубное, по крайней мере, очень тошнотворное и покрошил в похлебку эти, как они названы здесь, дикие плоды (ст. 39). Существует мнение, что речь идет о дикой тыкве растении с сильным слабительным действием, которое может оказаться опасным, если не подвергается правильной обработке. Похоже, что сыны пророков в богословии были осведомлены лучше, чем в естествознании, и чаще читали Библию, а не рассматривали травы. И если какие-то растения на земле являются ядовитыми, то нам следует считать это следствием проклятия (терния и волчцы произрастит она тебе), тогда как по изначальному благословению все было хорошо.

3. Гости пожаловались Елисею на непригодность пищи. Природа наградила человека способностью различать вкусы, чтобы не только наслаждаться здоровой пищей, но и уметь определить пагубное до того, как оно попало в желудок; мы распознаем пищу пробуя ее (Иов 12:11). Вкусившие похлебку сразу поняли, что есть ее опасно, так что даже закричали: смерть в котле (ст. 40). Трапеза зачастую становится сетью, и предназначенное нам на благо оказывается капканом, поэтому у нас есть основания «пиршествовать не без страха»; и, когда мы получаем поддержку и жизненные блага, нас не должно покидать ожидание смерти и страх перед грехом.

4. Елисей тотчас же исправил плохой вкус и предотвратил неблагоприятные последствия приема в пищу непригодной похлебки; подобно тому как раньше он оздоровил горькую воду солью, здесь он исправил горький вкус бульона мукой (ст. 41). Вероятно, мука присутствовала в похлебке и до того, но тогда она была добавлена обычной рукой с единственной целью сделать бульон гуще; вроде бы производится одно и то же действие, но поскольку теперь муку добавил собственной рукой Елисей с намерением оздоровить похлебку, то становится очевидным, что изменение произошло не благодаря муке (которая служила лишь знамением, а не средством), а было произведено Божьей силой. Теперь все было хорошо: избежали не только смерти, но и пагубы в котле. Нам надлежит признавать Божью благость в том, что Господь делает нашу пищу здоровой и питательной. Я Господь целитель твой.

II. Елисей сделал так, что малого количества пищи оказалось достаточно для множества едоков.

1. Ему принесли в дар двадцать ячменных лепешек и немного зерна (ст. 42), причем в те века такой подарок не считался презренным вообще, а теперь, во время голода в стране, был особенно ценен. И этот дар назван здесь хлебным начатком, который причитался Господу; тогда все священники и левиты были в Иерусалиме, вдали от участников описываемых событий, поэтому религиозные люди считали пророков получателями от имени Бога и приносили свои первые плоды им, что служило хорошей поддержкой для пророческих школ.

2. Даром получив, Елисей даром и отдал, причем распорядился так, чтобы все было отдано пророкам, не приберегая ничего для себя и на потом. «…Завтрашний сам будет заботиться о своем; раздай все людям, чтобы они ели». Божьему человеку приличествует быть добрым и великодушным, а отцам пророков являть щедрость пророческим сынам.

3. Хотя лепешки были маленькими (вероятно, не больше съедаемых одним человеком за прием пищи), тем не менее двадцати хватило для насыщения сотни (ст. 43,44). Слуга Елисея подумал, что поставить так мало пищи перед множеством людей равнозначно издевательству над ними, и пристыдил своего господина за то, что он пригласил многих на скудную провизию; но во имя Господа было сказано, что пищи для приглашенных достаточно, и это подтвердилось; люди ели, и даже осталось, но не потому, что не выдержали желудки, а потому, что во время трапезы хлеб умножался. Бог обещал Своей Церкви: пищу его благословляя благословлю, нищих его насыщу хлебом (Пс 131:15);

ибо, кого Он питает, тот насыщается; благословляемое Им умножается, а развеваемое Им убывает (Агг 1:9). Чудо насыщения слушавших Христа намного превосходило описываемое здесь; но и то и другое учит нас полагаться на Бога, когда мы идем по пути служения, и тогда мы можем надеяться, что Божье провидение особым образом позаботится о нашей защите и пропитании.


Глава 5 из 26« Первая«456»Последняя »