17 глава

Данная глава начинает рассказ о жизни и царствовании Иосафата, который считался одним из трех самых достойных царей и одним из наилучших правителей Иудеи с тех пор, как голова Давида покоилась. Он был благочестивым сыном благочестивого отца, и поэтому в данной ситуации можно сказать, что благодать передалась с кровью, более того, с царской кровью. Блажен сын, имевший такого отца, который заложил доброе основание в нем и для него. Блажен отец, имевший такого сына, который построил стены на этом основании! Блаженно царство, которое было благословлено такими двумя царями и двумя такими царствованиями, следовавшими друг за другом! Данная глава описывает:

(I) его восхождение и утверждение на престоле (ст. 1,2,5). (И) Его личное благочестие (ст. 3,4,6). (III) Принятый им курс для укрепления религии в царстве (ст. 7-9). (IV) Его сильный авторитет в соседних государствах (ст. 10,11). (V) Великое могущество его царства, которое выражалось в многочисленных гарнизонах и действующих войсках (ст. 12-19). Так процветание было его наградой за благочестие, ставшее самой яркой благодатью и украшением его процветания.

Стихи 1-9. О Иосафате в данных стихах написано:

I. Каким мудрым человеком он был. Как только взошел на престол, укрепился он против Израильтян (ст. 1). В то время на престоле Израиля уже в течение трех лет находился воинственный царь Ахав. Энергичное начало его царствования совпало с угасающим заключительным периодом правления Асы. Возможно, не так давно царство Израиля начало делать успехи по сравнению с Иудеей и стало для нее грозным противником; и первое, что должен был со своей стороны сделать Иосафат, обуздать возрастающее величие царства Израиля. Он делал это эффективно и без кровопролития, и очень скоро Ахав начал искать его расположения и оказался более опасным в качестве друга, чем в качестве врага. Иосафат укреплялся не для наступательных действий против Израиля, а для сохранения своих владений. Он укреплял принадлежавшие ему города Ефремовы, находившиеся на границах, и располагал там более многочисленные гарнизоны, чем раньше (ст. 2). Он усиливал себя не так, как его отец: союзом с царем сирийским, а с помощью честных и открытых методов, за что мог ожидать благословений от Бога, на которые уповал.

II. Каким благочестивым человеком он был. В данных стихах ему дается превосходная характеристика.

1. Он ходил первыми путями Давида, отца своего. В определении характера царей за стандарт брались пути Давида (как, например, в 3Цар 15:3,11; 4Цар 14:3; 16:2; 18:3). Но здесь также подчеркивается отличие между его первыми и последними путями, ибо последние пути не были такими благочестивыми, как первые. Первые пути, которыми он ходил до того, как безрассудно поступил с Урией (что позднее упоминается как пятно на его репутации, 3Цар 15:5), были благочестивыми; и хотя он благополучно оправился после этого падения, тем не менее, возможно, на протяжении всей жизни ему так и не удалось полностью восстановить свою духовную силу и утерянное из-за этого утешение. Иосафат следовал за Давидом, пока тот следовал за Богом, но не дальше. Подобным образом и Павел ограничивает нас в подражании ему: «Будьте подражателями мне, как я Христу (пока я подражаю Христу)» (1Кор 11:1). У многих благочестивых людей были свои первые пути наилучшие пути, первая любовь самая сильная любовь; и всякий раз, когда нам предлагают следовать примеру, мы должны выделить для подражания лишь то, что было наилучшим. Но мы также допускаем другое чтение данного стиха: «Он ходил путями Давида, отца своего, чьи пути были первыми, то есть древними». В качестве примера для подражания он берет первые времена царской семьи самые чистые времена, до того, как в нее вкралась порочность последних царствований. (См. Иер 6:16). Септуагинта пропускает имя Давида и относит эти стихи к Асе: «Он ходил первыми путями отца своего и не повторял его ошибок, совершенных в последний период царствования». Очень хорошо быть осторожным, следуя за наилучшими людьми, чтобы не оступиться по их примеру.

2. Он не взыскал Ваалов, но взыскал он Бога отца своего (ст. 3,4). Каждый из соседних народов имел своего Ваала: один народ одного, другой другого, но Иосафат гнушался всех их и не желал иметь ничего общего с ними. Он поклонялся только Господу Богу отца своего, молился и вопрошал только Его; и то и другое подразумевает поиск Бога.

3. Он поступал по заповедям Бога: не только поклонялся истинному Богу, но поклонялся согласно Его постановлениям, а не по деяниям Израильтян (ст. 4). Хотя царь Израиля был его соседом и союзником, но он не желал познавать его путь. Какие бы совместные дела в государственных вопросах ни связывали их, Иосафат не общался с ним и не желал идти на уступки ему в религии. В этом вопросе он твердо держался правила.

4. И возвысилось сердце его на путях Господних (ст. 6), или и возвысил он сердце свое. Он всем сердцем отдался своему делу, и его сердце возвысилось, то есть, совершая свое дело, он искренно желал угодить Богу. К Тебе, Господи, возношу душу мою. Его сердце расширялось, когда он делал хорошее дело (Пс.11 8:32). Он никогда не думал, что уже сделал достаточно для Бога, был энергичен и ревностен в своей религии, пламенел духом, служа Господу с радостью и удовольствием. Он приступил к своему делу со рвением, как Иаков, который, увидев Бога в видении в Вефили, встал и пошел (Быт 29:1), как написано на полях. Он был дерзок и решителен на путях Господних и смело шел по ним. Его сердце возносилось выше размышлений о трудностях, с которыми он сталкивался на пути своего долга; он легко преодолевал их и не боялся ветра и облаков, когда нужно было сеять и жать (Еккл 11:4). Так давайте ходить в том же духе.

III. Каким полезным человеком он был: не только благочестивым мужем, но и хорошим царем. Он не только был благочестивым сам по себе, но и совершил много добрых дел для своего поколения.

1. Он изгнал лжеучителей (так называли истуканов, Авв 2:18), отменил высоты и дубравы (ст. 6): места, где поклонялись идолам; хотя высоты, где поклонялись истинному Богу, не были отменены (2Пар 20:33). Было упразднено только идолопоклонство. Ничто не развращало народ больше, чем рощи или истуканы идолопоклонников, которые он отменил.

2. Он послал учителей истины. Исследовав, в каком состоянии пребывает религия в его царстве, он увидел, что народ в своем большинстве абсолютно невежествен: они не знали, что делали злое. Даже во время последнего благочестивого царствования мало внимания уделялось наставлению людей и объяснению, в чем заключается их долг. Поэтому Иосафат решил начать дело с правильного конца и обращаться с ними как с разумными тварями; он не хотел вести их вслепую и навязывать реформацию, а желал, чтобы их хорошо научили, зная, что таким образом они исцелятся. В этом добром деле он задействовал:

(1) своих князей. Он послал представителей своего окружения, чтобы учили по городам Иудиным народ (ст. 7), и велел, чтобы, отправляя правосудие, они не только наказывали людей, когда те поступали неправильно, но и учили их поступать хорошо и объясняли, для чего они это делают: дабы люди были проинформированы о различии между добром и злом. Князья и судьи как представители власти имели прекрасную возможность научить людей их долгу перед Богом и человеком; и это не выходило за пределы сферы их деятельности, так как законы Божьи следует рассматривать как законы земли.

(2) Вместе с ними отправились левиты и священники и учили в Иудее, имея с собою книгу закона Господня (ст. 8,9). Они были учителями по своему призванию (Втор 33:10). Учение было частью служения, за которое они получали содержание. Помимо этого у них было мало работы. Но, похоже, они пренебрегали им, возможно, делая вид, что не могут собрать людей, чтобы те слушали их. «Хорошо, сказал Иосафат, тогда вы пойдете вместе с князьями, и те своей властью обяжут людей приходить и слушать вас; и в таком случае, если они не будут хорошо наставлены, это будет ваша ошибка». Сколько хороших дел можно было сделать, если бы Моисей и Аарон шли рука об руку подобным образом: когда князья, обладающие властью, и левиты со священниками, знающие Писание, согласились учить народ доброму познанию о Боге и их долге! Эти странствующие судьи и проповедники вместе были инструментами, несшими свет в города Иудеи. Но также сказано, что они имели с собою книгу закона Господня: [1] для собственного назидания, чтобы оттуда черпать все наставления, которые они должны были передать людям, а не учить учениям и заповедям человеческим. [2] Для обличения народа: чтобы люди увидели, что они имеют предписание от Бога говорить и передавать им лишь то, что приняли от Господа. Отметьте: когда служители отправляются учить людей, то должны взять с собой Библию.

IV. Каким счастливым человеком он был.

1. Он был счастлив, пребывая в благоволении Бога, который поразительным образом признал и благословил его: «И был Господь с Иосафатом» (ст. 3);

слово Господа было его советчиком (гласит халдейский парафраз);

утвердил Господь царство в его руке (ст. 5). Тот стоит твердо, с кем рядом присутствует Бог. Если благоволение Господа Бога нашего на нас, то это утвердит дело рук наших и утвердит нас в непорочности.

2. Он был счастлив, потому что народ любил его (ст. 5): «Давали все Иудеи дары Иосафату в знак благодарности за оказанную милость и посланных проповедников». Чем больше возможностей имеют люди познать истинную религию, тем более сознательными и преданными они будут. Правительство, осуществляя цель, ради которой было поставлено, получит поддержку. Результатом благоволения со стороны Бога и его подданных было то, что Иосафат имел много богатства и славы. Хотя немногие верят, но не подлежащей сомнению является истина, гласящая, что религия и благочестие являются наилучшими друзьями внешнего процветания. И, обратите внимание, это происходит сразу же: «Возвысилось сердце его на путях Господних». Изобилие богатства и славы для многих оказываются помехой и препятствием на путях Господних; они порождают гордость, самонадеянность и любовь к чувственным наслаждениям; но совсем противоположно они воздействовали на Иосафата: изобилие стало елеем для колес его послушания: чем больше он имел богатства в этом мире, тем больше его сердце возвышалось на путях Господних.

Стихи 10-19. Данные стихи продолжают описывать великое процветание царства Иудеи во времена Иосафата.

I. Он оказывал сильное влияние на соседних правителей и их народы. Хотя, возможно, он не был таким великим воином, как Давид (благодаря чему мог бы вызывать в них страх), не был таким большим ученым, как Соломон (благодаря чему его могли считать великим пророком), тем не менее был страх Господень на всех них (то есть так Бог воздействовал и руководил их духом), так что все они благоговели перед ним (ст. 10).

1. Никто из них не воевал с Иосафатом. Милостивое Божье провидение распорядилось таким образом, что, пока князья и священники наставляли и реформировали страну, никто из соседей не тревожил его и не отвлекал от этого благочестивого дела. Подобным образом, когда Иаков со своими сыновьями пошли поклониться Богу в Вефиле, ужас от Господа напал на соседние города и они не преследовали сынов Иаковлевых (Быт 35:5; см. Исх 34:24).

2. Многие из них принесли дары (ст. 11), чтобы заручиться его дружбой. Возможно, Аса обязал их платить эту дань, став владельцем городов филистимских и шатров арабских (2Пар 14:14,15). Аравитяне пригнали ему 7700 овнов и столько же козлов, которых сопровождало, скорее всего, пропорциональное количество овец, ягнят, коз и козлят.

II. В городах иудейских хранился значительный запас продовольствия. Он снес старые амбары и построил более просторные (ст. 12): крепости и города для запасов, где можно было хранить оружие и продукты. Он был деловым человеком и во всех своих мероприятиях действовал ради блага государства: старался сохранить мир или готовился к войне.

III. В армии царил порядок. Ее состав не изменялся с тех пор, как ее организовал Давид. Она включала пять военачальников, которые здесь перечислены вместе с офицерами, находившимися непосредственно в их подчинении. Это были начальники, обученные воевать, и каждый из них был ответственным за свой район. Трое служили в Иудее и двое в Вениамине. Об одном из них, Амасии, сказано, что он добровольно посвятил себя Господу (ст. 16): не только царю, чтобы служить ему на этом ответственном посту, но и Господу, чтобы прославить Его в своем служении. Он был самым известным из них благодаря своей религиозности и вступил на эту должность не ради славы, власти или выгоды, а чтобы исполнить свой долг перед Богом и послужить стране. В то время великие военачальники часто приносили свою добычу Господу (1Пар 26:26), но этот благочестивый муж вначале принес себя Господу, а затем то, что посвятил Ему. Под командованием пяти военачальников находилось 1160000 воинов огромная армия для сравнительно небольшого пространства земли, занятого Иудой и Вениамином, которую необходимо было обмундировать и содержать. Авия смог вывести на поле боя всего 400000 воинов (2Пар 13:3), Аса менее 600000 воинов (2Пар 14:8), а Иосафат имел в своем распоряжении почти 1200000 воинов. Но следует учесть, (1) что Бог пообещал сделать потомство Авраама многочисленным, как песок морской.

(2) Что этому способствовал длительный мир.

(3) И мы можем предположить, что город Иерусалим значительно увеличился.

(4) Что к нему перешли многие граждане Израиля (2Пар 15:19), которые умножили численность населения.

(5) Бог особым образом благословлял Иосафата, и поэтому он был весьма успешен во всех своих делах. Можно предположить, что части армии были рассеяны по всей стране и каждый человек в основном находился на собственном содержании; тем не менее армии часто собирались для смотра и тренировок и были готовы выступить по первому требованию. Военачальники ожидали приказа царя (ст. 19) так же, как офицеры его двора, советники и министры государства. И наконец, обратите внимание: не грозная армия поразила соседние народы ужасом, который удержал их от попыток выступить против Израиля или обязал платить дань, а страх Божий, напавший на них, когда Иосафат реформировал страну и учредил в ней служение проповеди (ст. 10). Постановления Бога обладают большей силой, чем военная мощь государства, и они могут защитить его; мужи Божьи обладают большей силой, чем мужи войны.


Глава 18 из 37« Первая«171819»Последняя »