13 глава

Неемия закончил восстановление стены и заселение святого города людьми. После этого он вернулся к своему господину царю, который не желал долго оставаться без него (что следует из ст.6). Спустя некоторое время он получил разрешение вернуться в Иерусалим, чтобы устранить несправедливости и очистить город от пороков, которые вползли за время его отсутствия. Он был весьма активным в исправлении некоторых нарушений, здесь описанных. I. Он отделил от Израиля все иноплеменное, особенно моавитян и аммонитян (ст. 1-3). Он с негодованием изгнал Товию из помещений, которыми тот завладел во дворе храма (ст. 4-9). II. Он позаботился, чтобы священникам и левитам платили твердое жалованье (ст. 10-14). III. Он запретил осквернять субботу и позаботился, чтобы ее святили (ст. 15-25). IV. Он обуздал распространявшееся зло и запретил жениться на чужих женах (ст. 23-31).

Стихи 1-9. Тот факт, что Израиль был избранным народом, прославлял его и хранил его святость; израильтянам следовало хранить себя таковыми и не смешиваться с другими народами; они не должны были допускать, чтобы кто-либо внедрялся к ним. И данные стихи рассказывают, что:

I. Для этого в тот день был зачитан закон в слух народа (ст. 1). Похоже, это был день посвящения стены, ибо к молитвам и хвале они добавили чтение закона; и хотя намного позднее другие упомянутые здесь несправедливости были устранены властью Неемии, но избавиться от присутствия иноплеменников должен был сам народ (ст. 3). Возможно, данные события происходили в годовщину празднования этого дня несколько лет спустя, и поэтому сказано, что они имели место в тот день. Служители нашли закон, утверждавший, что аммонитяне и моавитяне не должны принимать их гражданство, то есть поселяться среди них или объединяться с ними (ст. 1). Основанием для этого требования послужил тот факт, что они были недоброжелательны и причиняли зло Израилю Божьему (ст. 2), не проявляли обычной вежливости, а хотели погубить его, хотя израильтяне не только не причиняли им вреда, но это было им даже запрещено. Так появился этот закон (Втор 23:3-5).

II. Народ с готовностью одобрил это постановление (ст. 3). Посмотрите, насколько полезно читать публично слово Божье; если его внимательно слушать, то оно раскрывает грех и наш долг, добро и зло, показывает, в чем мы ошибаемся. Открытие приносит пользу в том случае, когда побуждает нас отделиться от зла, к которому мы были привязаны. Они отделили все иноплеменное от Израиля то, что с древних времен было для них сетью, ибо пришельцы между ними стали обнаруживать прихоти (Числ 11:4). Этих обитателей они изгнали как опасных захватчиков.

III. Особое внимание уделяется ситуации Товии, который был аммонитянином, ибо, как полагают историки, именно для него зачитывался закон (ст. 1) и повод, побудивший издать его (ст. 2). Он испытывал ту же враждебность к Израилю, что и его предки; в нем жил дух аммонитянина и свидетельствовал о его ненависти к Неемии (Неем 2:10), ибо он всеми силами препятствовал его делу (Неем 4:7,8). Обратите внимание:

1. Священник Елиашив подло предоставил Товии комнату во дворе храма.

(1) Вначале он стал сторонником Товии (ст. 4) за счет брака с членом его семьи, а затем подружился с ним. Его внук женился на дочери Санаваллата (ст. 28). Возможно, кто-то другой из его семьи заключил брак с семьей Товии, а первосвященник (кто бы мог подумать?) считал подобный брак честью для своей семьи и очень гордился этим, хотя на самом деле это было его величайшим позором и у него были все основания стыдиться его. Закон четко требовал, чтобы первосвященник брал в жену из народа своего, в противном случае он порочил семя свое в народе своем (Лев 21:14,15). Возможно, Елиашив заключил подобный союз с аммонитянином слугой (ибо так его называли) и, согласно ему, высоко ценил себя, потому что тот был умен и красив и считался хорошо воспитанным человеком (Неем 6:19), но на самом деле своим поступком он оказал презрение венцу посвященности, и многие не хотели бы, чтобы об этом говорили в Гефе или возвещали на улицах Аскалона.

(2) Как родственнику ему пришлось познакомиться с ним. Так как Товия занимался бизнесом, то ему приходилось часто бывать в Иерусалиме и (я не сомневаюсь) с плохими намерениями. Елиашив полюбил своего нового родственника, ему нравилось находиться в его обществе, и он хотел быть как можно ближе к нему. В своих апартаментах при дворе храма не было комнаты, достаточно богато обставленной, чтобы поселить его, поэтому, убрав перегородки, из маленьких помещений, которые раньше использовались в качестве хранилищ, он сделал одну большую величественную комнату для Товии (ст. 5). Какой позор: [1] что Товию аммонитянина с таким почетом принимали в Израиле. [2] Что первосвященник, который должен учить народ закону и быть для него хорошим примером, вопреки закону принимал его и, как смотритель комнат храма, для этого использовал свою власть. [3] Что он решил поселить его во дворах дома Божьего, словно хотел противостать самому Богу; это то же самое, что поставить там идола, как делали нечестивые цари прежних веков. Аммонитянин не мог входить в общество, так почему же злейшего и наихудшего из аммонитян принимали и угождали в самом храме? [4] Чтобы доставить удовольствие Товии и сделать для него комнату, ему пришлось вынести запасы храма; тем самым они подвергались опасности затеряться, испортиться и присвоиться другими людьми, хотя все это были приношения для священников. Так он разрушил завет Левия, на что жаловался Малахия в то время (Мал 2:8). Неемия также мог добавить (ст. 6): «Когда все это происходило, я не был в Иерусалиме». Если бы он был там, то первосвященник не осмелился бы сделать такого. Завистливый враг, который сеет плевелы на Божьем поле, знает, как использовать возможность, чтобы совершить зло, когда слуги спят или отсутствуют (Мат 13:25). Так золотого тельца сделали, когда Моисей был на горе.

2. Неемия, который в то время был областеначальником, смело выгнал его, выбросил все принадлежавшие ему вещи и вернул комнаты для их прежнего использования. Когда он прибыл в Иерусалим и благочестивые люди, обеспокоенные данным положением дел, рассказали ему о тесной связи первосвященника и их главного врага, ему было весьма неприятно (ст. 7,8), что Дом Божий оскверняется, что его врагам доверяют и любят, а его дело предал тот, кто должен быть его защитником и покровителем. Ничто так не печалит благочестивого человека и хорошего руководителя, как то, что служители дома Божьего поступают нечестиво. Неемия имел власть и решил использовать ее для Бога.

(1) Товию необходимо изгнать. Неемия не боялся вызвать недовольство или негодование Товии и Елиашива, не оправдывался тем, что вмешивался в дела, подлежавшие юрисдикции первосвященника, а как человек, ревностно любящий благое дело, выгнал незваного гостя и выбросил прочь все его имущество. Он не забрал его для собственного использования, а выбросил прочь, чтобы Товия, который в то время, скорее всего, отсутствовал, прибыв в свою комнату, не обнаружил удобств, необходимых для проживания там. Подобным образом наш Спаситель очистил храм, чтобы дом молитвы не был вертепом разбойников. Следуя этому примеру, всякий, кто хочет изгнать грех из своего сердца живого храма, должен выбросить из него все, за счет чего тот живет и питается, лишить его всего необходимого и заморить голодом, избавиться от всего, что является пищей и топливом для похоти; это фактически умертвит его.

(2) Запасы храма необходимо было внести в хранилища, и сосуды Дома Божия внести туда’, но прежде всего следовало окропить комнаты водой очистительной, ибо они были осквернены. Когда подобным образом изгоняют грех из сердца покаянием, то верой нужно обратиться к Крови Христа, и тогда оно получит благодати Духа Божьего для всякого доброго дела.

Стихи 10-14. Неемия устранил еще одну несправедливость.

I. Левитов обидели: части левитам не отдавались (ст. 10);

это было несправедливо. Возможно, завладев хранилищами, Товия завладел и их запасами, и так как Елиашив смотрел на это сквозь пальцы, то он решил использовать их в личных целях. Суть заключалась не в том, что приношения не собирали у людей, а в том, что они не отдавались левитам, а левиты были настолько скромны, что не требовали своей части. В результате левиты и певцы разбежались каждый на свое поле. Возможно, эти слова появляются как основание, (1) почему удерживалась их плата. Левиты не проживали постоянно в храме, и когда им нужно было совершить служение в храме, они оказывались на своих фермах в деревнях, поэтому народ неохотно жертвовал на их содержание. Если служители не получают достаточное ободрение, то пусть задумаются, нет ли их вины в том презрении, которому они подвергаются из-за пренебрежения своим служением. Или (2) почему Неемия быстро понял, что их части им не отдаются. Их не было на своем месте. «Где певцы? спросил Неемия:Почему они, соответственно своим обязанностям, не посещают храм и не славят Бога? Почему они разбежались, каждый на свое поле, чтобы добыть пропитание для себя и своих семей? Их служение не обеспечивало им приличное содержание». Позорное содержание делает позорным служение. Работой пренебрегают, потому что совершающие ее в пренебрежении. Не так давно приняли правильное решение оплачивать труд певцов (Неем 12:47), но очень скоро престали платить из-за того, что за этим делом не следили!

II. Неемия возложил вину на правителей, которые должны были заботиться о том, чтобы левиты совершали свое служение, и должным образом ободрять их в нем. И христианские власти должны использовать свою власть, чтобы обязать служителей исполнять свой долг, а людей свой. Неемия начал с правителей и призвал их к отчету: «Зачем оставлен нами дом Божий? (ст. 11). Почему левиты не получают из него достаточное содержание? Почему вы не обратили на это внимание и не предотвратили последствия?» Народ оставил левита, что четко запрещалось законом (Втор 12:19; 14:27), и тогда левиты оставили свое служение в доме Божьем. И народу, и служителям, оставившим религию и свое служение, а также гражданским властям, которые не сделали всего возможного, чтобы удержать их, придется за многое ответить.

III. Он поспешил вернуть разбежавшихся левитов на место их туда, где они совершали служение (ст. 11). Левит на поле, равно как и его служитель, трудящийся на базаре, находятся не на своем месте. Его место дом Божий, и там он должен находиться. Многие беспечные люди поступали бы намного лучше, если бы их призывали к этому. Скажите Архиппу: «Смотри, чтобы тебе исполнить служение».

IV. Он обязал людей приносить десятины (ст. 12). Его ревность побудила их быть ревностными; и когда они увидели, что левиты совершают свое служение, то не могли, не испытывая стыда, больше удерживать их плату, а честно и доброхотно принесли ее. Чем лучше совершается служение в церкви, тем лучше в ней платят десятину. V. Он позаботился о том, чтобы левитам немедленно выплатили справедливое жалованье, и назначил людей, которые должны были следить за этим (ст. 13);

это были те, которые считались верными, то есть доказали свою верность в других делах, вверенных им, и тем самым приготовили себе высшую степень (1Тим,3:13). Вначале нужно испытать людей, а потом доверять им: испытать в малом, а затем доверить большее. В их обязанность входило принимать приношения и платить, то есть распределять их между братьями в должное время и в должной пропорции. VI. Не получив воздаяния от тех, для кого он сделал это доброе дело (неизвестно, вообще поблагодарили ли его), Неемия обратился к Богу, как к своему казначею (ст. 14): «Помяни меня за это. Боже мой!» Он часто возносил благочестивые восклицания; в каждой ситуации он взирал на Бога, вверял Ему себя и свои дела.

1. И в данных стихах он с утешением и удовлетворением вспоминает, что сделал для дома Божьего и служения в нем; ему нравилось думать, что он в какой-то мере был инструментом для возрождения и поддержки религии в своей стране и исправил возникшие ошибки. Кто оказал какую-либо милость Божьим служителям, тот в ответ получит милость для своей души: он будет тайно радоваться не только тому, что поступил хорошо, а сделал благо для многих душ.

2. Он обращается к Богу, чтобы Тот вспомнил о нем, не только из гордости или желания похвалиться сделанным; тем более не уповает на свои дела как на свою праведность (словно полагает, что Бог стал его должником), а смиренно взывает к Нему, обращая Его внимание на свою непорочность и честные намерения, которые он имел, совершая это дело, и верит, что Бог не будет неправеден, чтобы забыть дело его и труд любви (Евр 6:10). Обратите внимание, насколько скромен Он в своих требованиях. Он молится: «Помяни меня», а не: «Награди меня»; «Не изгладь мои добрые дела», а не: «Запиши и возвести о них». Тем не менее он был награжден, а его добрые дела записаны, ибо Бог делает больше, чем мы просим. Отметьте: дела, сделанные для дома Бога и для служения при нем ради поддержки религии и ее ободрения, являются добрыми делами. Они праведны и благочестивы, и Бог непременно вспомнит их и не изгладит; они ни в коем случае не потеряют своей награды.

Стихи 15-22. В данных стихах приводится еще один пример благословенной реформации, которую активно осуществлял Неемия. Он возродил освящение субботы и поддержал власть четвертой заповеди; это было очень полезное дело для дома Божьего и служений в нем, ибо неудивительно, что святыми обязанностями пренебрегают там, где не придают значения святому времени и не используют его. Данные стихи:

1. Выражают протест против этого нарушения. Закон о субботе был очень строг и настойчиво требовал его исполнять. Для этого были добрые основания, ибо религия никогда не будет главенствовать, если субботы топчут ногами. Но Неемия обнаружил, что даже в Иуде среди тех, кому суббота была дана для знамения, этот закон бессовестно нарушали. Ему открыли это собственные глаза. Гражданские власти, которые стараются добросовестно исполнять свои обязанности, должны в максимальной степени пытаться увидеть собственными глазами и сделать расследование, чтобы обнаружить зло. К его великой скорби оказалось, что повсеместно оскверняется суббота, святой день, даже в Иерусалиме святом городе, который недавно посвятили Богу.

1. В этот день земледельцы топтали точила и возили снопы домой (ст. 15), хотя закон четко велел в день субботний покоиться даже во время посева и жатвы (Исх 34:21), ибо в противном случае они могут подвергнуться искушению считать себя свободными и вообразить, что Бог потакает им в этом.

2. Носильщики навьючивали ослов всяким грузом и не испытывали угрызений совести, хотя в законе четко говорится, что скот должен отдыхать (Втор 5:14) и они сами не должны носить нош в день субботний (Иер 17:21).

3. Торговцы и разносчики, прибывшие из Тира известного торгового города продавали в субботу всякий товар (ст. 16), а сыны Иуды и Иерусалима имели так мало благодати, что покупали его; тем самым они ободряли их делать Отцовский день днем торговли, вопреки закону четвертой заповеди, которая запрещает делать всякую работу. Раз они оставили святилище и оскверняли субботу, то неудивительно, что повсеместно наблюдалось угасание религии и порочность манер среди народа.

II. Описывают восстановление субботы. Кто ревностно относится к славе Бога, тот не может смотреть, что субботу оскверняют. Обратите внимание, как действовал этот благочестивый человек, движимый ревностью по субботе.

1. Он выговорил тем, кто осквернял субботу (ст. 15, 21). Он не только выразил свое недовольство по этому поводу, но и постарался убедить их в том, что они совершали большой грех, и показал им свидетельство слова Божьего против него. Он не наказывал этот грех, пока не показал его зло.

2. Он выговорил за этот грех начальникам, призвал к ответу знатнейших из иудеев и увещевал их (ст. 17). Даже знатнейшие не занимают слишком высокое положение, чтобы им не могли сказать об их ошибках те, кто, согласно своим обязанностям, должен порицать их; более того, знатнейших людей, как в данной ситуации, нужно увещевать в первую очередь, так как они имеют влияние на других.

(1) Он обвинил их: «Вы делаете такое зло». Хотя они лично не носили зерно и не продавали рыбу, но [1] сквозь пальцы смотрели на тех, кто это делал, и не использовали своей власти, чтобы обуздать их; так они сделали себя виновными, как это часто бывает с представителями власти, которые напрасно носят меч. [2] Они были плохим примером в других вопросах. Если в субботний день люди знатные позволяют себе веселиться и развлекаться, если они устраивают праздные приемы и ведут пустые разговоры, то деловые люди, проживающие и в городе и в деревне, оскверняют его своими мирскими занятиями, ибо чувствуют себя оправданными. Мы ответственны за грехи, которые совершили другие, последовав нашему примеру-

(2) Он обвиняет их в этом грехе, ибо они совершают зло, причина которого большое презрение к Богу и собственной душе.

(3) Он обсуждает с ними сложившуюся ситуацию (ст. 18) и показывает, что нарушение субботы было одним из тех грехов, за которые Бог навлек на них суды, и что если они не примут предостережения и вновь вернутся к этому греху, то будут иметь все основания ожидать грядущих судов: «Вы увеличиваете гнев Его на Израиля, оскверняя субботу». К такому же выводу пришел Ездра: «Если мы опять будем нарушать заповеди Твои, то не прогневаешься ли Ты на нас даже до истребления?» (Ездр 9:14).

3. Он позаботился, чтобы предотвратить осквернение субботы, поставив это одной из целей реформации. Если ему удастся изменить людей, то он не накажет их, а если ему придется наказать, то это должно стать средством для их реформации. Он дал пример властям, чтобы они продолжали начатое им ограничение и благоразумно использовали удила и уздечку, дабы не было повода использовать плеть.

(1) Он велел держать ворота Иерусалима закрытыми с вечера, предшествующего субботе, до утра следующего дня и поставил своих слуг (на старание, смелость и честность которых он мог положиться), чтобы те следили и не позволяли проносить ноши в день субботний, в предшествующую ему ночь или рано утром следующего дня, дабы никто не покушался на это время (ст. 19). Безусловно, разрешалось проходить тем, кто приходил поклониться во дворы храма, но не тем, кто приходил продать товар; таковые были вынуждены ночевать вне Иерусалима (ст. 20), где они, несомненно, желали, чтобы суббота поскорее закончилась и они могли продавать зерно.

(2) Неемия угрожал тем, кто приходил к воротам с товаром и требовал, чтобы его впустили, сказав, что если они придут вновь, то он обязательно наложит руки на них (ст. 21);

эти слова убедили их больше не подходить. Отметьте: если реформаторы будут решительными, то им удастся сделать больше в деле искоренения плохих привычек, чем они надеялись. Если на зло смотреть сквозь пальцы, то оно становится дерзким и будет бросать вызов советам и обличениям; но зло может стать трусливым, если гражданские власти вызовут в людях ужас перед ним. Царь, сидящий на престоле суда, разгоняет очами своими все злое.

(3) Он призвал левитов должным образом святить субботу: чтобы они в первую очередь очищали себя и тем самым давали хороший пример людям и чтобы некоторые пришли содержать стражу у ворот (ст. 22). Так как Неемия со своими слугами должен был вскоре вернуться в царский двор, то он обратил этот призыв к тем, кого он касался: дабы не только во время его присутствия, но и при его отсутствии субботу святили. Реформация совершится лишь в том случае (в этом и другом вопросах), если гражданские власти и служители объединят свои силы. Смелость, ревность и благоразумие Неемии в этом вопросе здесь описаны нам для подражания, и у нас есть основания полагать, что исцеление было длительным, ибо мы читаем, что во времена нашего Спасителя иудеи впали в другую крайность и стали чрезмерно щепетильными в церемониальной части освящения субботы.

4. Он заканчивает этот отрывок повествования молитвой (ст. 22), в которой следует обратить внимание (1) на его прошения: «Помяни меня, Боже мой», как просил вор на кресте: «Помяни меня, Господи»’, этого достаточно. Помышления Бога о нас весьма драгоценны (Пс 39:6). Неемия добавляет: «И пощади меня». Он не считал, что его дела заслуживают награды у строгой справедливости, и ревностно просил Бога пощадить его, как Иеремия: «Не погуби меня по долготерпению Твоему (Иер 15:15);

наказывай меня, Господи, не во гневе (Иер 10:24);

не будь страшен для меня (Иер 17:17)». Отметьте: даже наилучшие святые, совершая наилучшие поступки, нуждаются в щадящей милости, ибо нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы.

(2) На его оправдание: «…по великой милости твоей». Отметьте: когда мы предстаем перед Богом, то должны уповать на Божью милость, а не на собственные заслуги.

Стихи 23-31. В данных стихах приводится еще один пример благочестивой ревности Неемии, стремившегося очистить своих соотечественников, чтобы они были достойным избранным народом Божьим; именно это, а не личное обогащение, стало его основной целью, когда он использовал свою власть. Обратите внимание:

I. Насколько они растлили себя, женившись на чужих женах. На это жаловались во времена Ездры, и много было сделано для реформации в этом вопросе (Ездр.9 и 10). Но если, изгнав нечистого духа, бдительный глаз не следит за ним, он вновь поселится на прежнем месте. Хотя во времена Ездры женившиеся на чужих женах были вынуждены отпустить их (а это в свою очередь не могло не привести к бедствиям и беспорядкам в семьях), то другие не приняли предостережения. Nitimur in vetitum Нас все еще тянет к запретному. Неемия, как хороший правитель, интересовался, в каком состоянии находятся семьи, вверенные его руководству, чтобы своевременно исправить возникшие ошибки и таким образом исцелить потоки, исцелив, прежде всего, источники.

1. Он спросил, где они брали своих жен, и обнаружил, что многие иудеи взяли себе жен из Азотянок, Аммонитянок и Моавитянок (ст. 23), то ли потому что им больше нравилось привезенное издалека, то ли потому что надеялись таким образом укрепить себя и обогатиться. Прочтите, как Бог через пророка порицает их за это (Мал 2:1 1): «Вероломно поступает Иуда, ибо нарушил завет, заключенный с Богом во времена Ездры и касавшийся именно этого вопроса; унизил Иуда святыню Господню и женился на дочери (т.е. поклоннице) чужого бога».

2. Он пообщался с детьми и увидел, что они говорят языком других народов, ибо их речь выдает их. Дети воспитывались матерями и у них, своих сиделок и слуг научились говорить; но они не умели говорить поиудейски; одни дети вообще не говорили на родном языке, другие говорили с трудом или ошибками и наполовину говорили по азотски, или языком других народов, в зависимости от того, откуда родом была мать. Обратите внимание:

(1) дети в раннем возрасте многому учатся у своих матерей. Partus sequitur ventrem Они склонны подражать матерям.

(2) Если кто-либо в семье имеет недостатки, то порочная натура детей склоняет их подражать им, это и является основанием, почему христиане не должны преклоняться под чужое ярмо.

(3) В воспитании детей большое внимание следует уделять языку: чтобы они не учились говорить по азотски, не вели нечестивые и грязные разговоры и не общались с порочными людьми.

II. Что предпринял Неемия, дабы избавиться от этого порока, когда увидел, насколько этот грех преобладает.

1. Он показал им, какое зло они совершили, и свою обязанность свидетельствовать против него. Он не искал повода выговорить им, но как судья должен был наказать это беззаконие, ибо не мог сквозь пальцы смотреть на него (ст. 27, англ.пер.): «Следует ли нам слушать вас, раз вы смягчаете и оправдываете все это? Нет, это зло, великое зло. Вы грешите перед Богом нашим, принимая в сожительство чужеземных жен, и мы должны делать все возможное, чтобы прекратить это. Вы просите, чтобы вас не разводили с ними, но мы не можем послушать вас, ибо нет другого средства очистить нас от греха и предотвратить распространение инфекции».

(1) Неемия процитировал заповедь, взятую из Книги Второзаконие 7:3, чтобы показать, что они совершили великий грех; он заставлял их клясться, чтобы они не отдавали дочерей своих за сыновей их и не брали дочерей их за сыновей своих и за себя. Когда мы хотим отвратить человека от греха, то должны показать ему его порочность в свете заповеди.

(2) Он приводит причину, чтобы показать ее губительные последствия, что, в свою очередь, требует порицания со стороны руководства (ст. 26): «Не из-за них ли (чужих жен) грешил Соломон, царь Израилев?» Падения великих и благочестивых людей написаны для того, чтобы мы приняли предостережения и впредь избегали искушений, которые их одолели. Соломон был известен своей мудростью; не было царя, похожего на него, тем не менее, когда он взял себе чужеземных жен, то его мудрость не спасла его от их сетей; более того, она отошла от него, и он поступал весьма неблагоразумно. Бог возлюбил его, но женитьба на чужих женах лишила его Божьего благоволения и почти истощила святой огонь благодати в его душе. Он был царем Израиля, но его поступки привели к утере десяти из двенадцати колен Израиля. Вы оправдываетесь и утверждаете, что сможете жениться на чужеземках и в то же время сохранить чистоту израильтян, но этого не смог добиться даже Соломон; даже его чужеземные жены ввели в грех. Посему, кто думает, что стоит, пусть бережется, чтобы не упасть, когда он бежит к такому обрыву.

2. Он показал, что очень недоволен сложившейся ситуацией и желает пробудить их, чтобы они осознали совершенное ими зло; он сделал за это выговор (ст. 25). Они пытались оправдать свои поступки, но он показал, какими несерьезными были их отговорки, и горячо спорил с ними. Заставив их молчать, он проклял их, то есть провозгласил им суды Божьи и показал, чего заслуживал их грех. Затем он выбрал из присутствующих самых упрямых, которые больше других подходили для примера, и бил их (т.е. приказал определенным должностным лицам бить их согласно закону, Втор 25:2,3);

и чтобы еще больше опозорить их, он рвал у них волоса срезал или сбривал их (так можно понимать данное место). Возможно, эти люди гордились своими волосами, и поэтому он вырвал их, чтобы, изуродовав и смирив, предать их позору; это должно было хотя бы на короткое время обесчестить их. В подобной ситуации Ездра рвал собственные волосы, испытывая святую скорбь о грехе, а Неемия рвал у них волосы, испытывая святое негодование грешниками. Посмотрите на различие в характерах мудрых, благочестивых и полезных людей, на различные благодати и дары от одного и того же Духа.

3. Он потребовал, чтобы они больше не брали себе чужеземных жен и отделили тех, кого уже взяли: «Он очистил их от всего чужеземного мужчин и женщин (ст. 3О) и заставил их пообещать с клятвой, что впредь они этого не будут делать (ст. 25)». Так он испытал все способы и средства, чтобы остановить зло и предотвратить его повторение.

4. Он проявил особую заботу о семьях священников, чтобы на них не было этого пятна и вины. Собирая сведения, он узнал, что один из потомков семьи первосвященника женился на дочери Санаваллата отъявленного врага иудеев (Неем 2:10; 4:1) и поэтому фактически содействовал интересам жителей Самарии (ст. 28). Как же мало этот человек любил Бога и Его страну, раз связал себя обязательствами и подружился с их заклятым врагом. Похоже, этот молодой священник не отпустил свою жену, и поэтому Неемия прогнал его от себя, лишил звания и не допускал к священству. Иосиф Флавий говорит, что этим изгнанным священником был Манассия, и когда Неемия прогнал его, то он пошел к своему свекру Санаваллату, который построил ему на горе Гаризим храм, похожий на Иерусалимский, и пообещал сделать его в нем первосвященником; так было заложено основание для притязаний самаритян, остававшихся жаркими до времени Спасителя (Иоан 4:20): «Отцы наши поклонялись на этой горе». Изгнав священника, который лишился чести занимать эту должность, Неемия вновь восстановил службы священников и левитов (ст. 30). Для них не было потерей расставание со служителем, который позорил их звание; без него дело пойдет лучше. Когда Иуда ушел, то Христос сказал: «Ныне прославился Сын Человеческий» (Иоан 13:30,31). В данных стихах приводится молитва Неемии по этому поводу.

(1) Он молится: «Вспомяни им, Боже мой!» (ст. 29). «Господи, убеди и обрати их; напомни им, какими они должны быть, и сделай так, чтобы они пришли в себя». Или эти слова можно понимать так: «Вспомни им и взыщи с них за грехи; напомни им о грехах их». Если так воспринимать их, то данная молитва является пророчеством о том, что Бог напомнит служителям об их грехах. Кто порочит священство, тот презирает Бога; и того невысоко ценят. Возможно, их было слишком много и они были слишком великими, чтобы Неемия мог лично справиться с ними, поэтому он говорит: «Господи, займись ими, возьми это дело в свои руки».

(2) Он молится: «Помяни меня, Боже мой!» (ст. 31). Люди иногда забывают наилучшие служения, совершенные для них (Еккл 9:15), поэтому Неемия отдает это дело в руки Бога, чтобы Тот наградил его. Он считает Его своим кассиром и не сомневается, что ему хорошо заплатят. Хорошо, если бы таким было краткое изложение наших прошений; чтобы быть счастливыми, нам не нужно большего: «Помяни меня, Боже мой, во благо мне!»


Глава 14 из 14« Первая«121314

Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Комментарии Мэтью Генри — Неемия. Раздел: Комментарии Мэтью Генри на Ветхий Завет.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.