103 глава

Вполне вероятно, что этот псалом был написан той же рукой и в то же время, что и предыдущий, так как начинается и заканчивается теми же словами: «Благослови, душа моя, Господа!» Стиль, безусловно, немного отличается, так как суть его следующая. Как предыдущий псалом предназначался для провозглашения благости Бога, Его милости и сострадания и ему больше соответствовал приятный и благозвучный стиль, так и этот, празднующий Его величие, силу и всеобщее владычество, должен был быть написан с применением величественных и высокопарных элементов поэзии. Давид в предыдущем псалме, воздав Богу славу за Его милость, верность завету и любовь к Своему народу, в этом псалме воздает славу за Его дела сотворения и провидения, за Его владычество и щедрость ко всем творениям. Там Бог славится как Бог благодати, а здесь – как Бог природы. Данный псалом полностью посвящен этой теме, а не частично, как Псалом 18, который начинается подобной темой, а затем переходит к размышлениям о божественном законе; не так, как Псалом 8, который говорит об этом пророчески, взирая на Христа. Компетентные судьи считают, что этот благородный псалом заслуживает особого отличия не только за благочестие и посвященность (что вне всяких дискуссий), но и за полет фантазии, четкость идей, поразительность поворотов, красоту выражений, отмечаемые греческими и латинскими писателями по каждому подобному поводу. Псалмопевец возносит славу Богу за многие великие вещи.

(I) За великолепие Его величия в вышнем мире (ст. 1-4).

(II) За сотворение моря и суши (ст. 5-9).

(III) За заботу и поддержание существования всех творений соответственно их природе (ст. 10-18,27,28).

(IV) За регулярное движение солнца и луны (ст. 19-24).

(V) За содержимое моря (ст. 25,26).

(VI) За полновластное владычество над всеми тварями (ст. 29-32). И, наконец, псалмопевец заканчивает псалом приятным и твердым решением продолжать славить Бога (ст. 33-35), к которому мы должны искренне присоединиться, воспевая этот псалом.

Стихи 1-9. Когда мы обращаемся к какому-либо религиозному служению, то должны побудить себя в этом крепко держаться за Бога (Ис 64:7). Так здесь и поступает Давид. «Приди, душа моя. Где ты? О чем ты думаешь? Мы должны совершить дело, это ангельский труд; приступим же к нему серьезно. Пусть все силы и способности принимают в нем участие. Благослови, душа моя, Господа!» В этих стихах:

I. Псалмопевец рассматривает божественную славу, сияющую в вышнем мире, о которой, хотя она и невидима, свидетельствует вера. С каким почтением и святым благоговением он начинает свои размышления со следующего признания: «Господи, Боже мой! Ты дивно велик!» Святые радуются, что их Бог – великий Бог. Великолепие правителей является гордостью и радует всех его верных подданных. Величие Бога в этом псалме демонстрируется с помощью различных примеров, ссылающихся на образы, которые пытаются воссоздать великие правители во время публичных выходов. Их выезды, сравниваемые с Его выходом (даже выходы восточных правителей, которые больше всех любили помпезность), являются лишь светом светлячка по сравнению с солнечным сиянием, когда солнце появляется на небе во всей силе. Цари выглядят великими (1) благодаря своим одеждам. А что составляет облачение Бога? «Ты облечен славою и величием» (ст. 1). Мы можем видеть Бога в Его делах, которые возвещают о Его безграничной мудрости и благости и являются великими. «Ты одеваешься светом, как ризою» (ст. 2). Бог есть свет (1Иоан 1:5), Он является Отцом светов (Иак 1:17);

Который обитает в неприступном свете (1Тим 6:16);

Он облачен во свет. Место пребывания Его славы находится на самых высоких небесах, где обитает тот свет, который был сотворен в первый день (Быт 1:3). Из всех видимых творений свет ближе всего к природе духа, и поэтому Богу угодно облачить себя в него, то есть явить себя в таком подобии, как люди выглядят в одежде, которой покрывают себя. Так должно быть, так как Его лицо никто не может видеть.

(2) Благодаря своим дворцам или шатрам, которые они занимают. Что же является дворцом или шатром Бога? Он простирает небеса, как шатер (ст. 2). Он так же поступил в начале, сотворив небесную твердь. Это слово в еврейском языке произошло от слова «расширять» или «простирать» (Быт 1:7). Он сотворил ее, чтобы разделить воды, как занавес разделяет две комнаты. То же самое Он делает и сейчас – Он простирает небеса, как шатер, поддерживает их на всем протяжении, и они по определениям Его стоят доныне. Небесная твердь простирается вокруг земли, как покрывало, накрывающее кровать, чтобы ей было тепло; она поставлена между нами и вышним миром, чтобы рассеивать его блистающий свет, ибо хотя Бог одевается светом, в то же время для нас Он мраком покрыл Себя, как сению. Облака — завеса Его. Величие этого шатра может заставить нас задуматься о величии, поразительном величии Того, кто наполняет небеса и землю. Он имеет Свои жилища, Свои горние чертоги (что подчеркивает значение этого слова), устроив их над водами, которые расположены выше небесной тверди (ст. 3), Он основал землю на морях и реках, расположенных под небесной твердью. Хотя воздух и вода являются жидкими телами, в то же время божественная сила держит их так же крепко и плотно на учрежденных для них местах, как горница крепится стропилами и балками. Как же велик Бог, который подобным образом соорудил и укрепил Свой горний чертог!

(3) Благодаря своим царским колесницам и величавым лошадям, которые в значительной степени добавляют величия их выходам. Но Бог делает облака Своею колесницею, в которой Он едет энергично, стремительно и вне пределов достижения оппозиции, в любое время воздействуя необычными провидениями при управлении этим миром. Он сошел на облаке, словно съехал в колеснице, на гору Синай, чтобы дать закон, и на гору Фавор, чтобы возвестить Евангелие (Мат 17:5);

Он шествует (благородно и величаво) на крыльях ветра (см. Пс 17:11,12). Он повелевает ветрами, направляет их, куда Ему угодно, и через них служит Своим собственным целям.

(4) Благодаря своей свите или череде приверженцев. В этом Бог также велик, ибо (ст. 4) творит ангелами Своими духов. Эти слова цитируются апостолом (Евр 1:7), чтобы доказать превосходство Христа над ангелами. Писание говорит, что ангелы являются Его ангелами и Его служителями, так как находятся в Его власти и распоряжении. Они — ветры и огонь пылающий, то есть являются в ветре и огне (как понимают некоторые). Или же они стремительны, как ветер, и чисты, как пламя; или Он творит Ангелами Своими духов, как цитирует эти слова апостол. Они – духовные создания, и какое бы средство ни подходило больше их природе, несомненно, они не имеют такие же тела, как мы. Являясь духами, они значительно выше тех препятствий, которые представляют проблемы для человеческой природы, и намного ближе к славе божественной природы. Они ярки, стремительны, возносятся, как огонь или пламя огня. В видении Иезекииля они быстро двигались туда и сюда и сверкали, как молния (Иез 1:14). Поэтому их называют серафимами – горящими. Какими бы они ни были, они являются такими, какими их сотворил Бог, какими продолжает творить их. От Него они получили свое существование, и Он его поддерживает, используя их так, как Ему угодно.

II. Он смотрит вниз и вокруг себя, наблюдая славу Божью, сияющую в этом нижнем мире. Господь не настолько поглощен собственной славой Своего двора, чтобы пренебречь самым удаленным уголком Своей территории; ни море, ни суша не лишены Его внимания.

1. Он основал землю (ст. 5). Хотя Он повесил землю ни на чем (Пс 26:7) ponderibus librata suis – балансирующей своим собственным весом, тем не менее она так же непоколебима, словно утверждена на самых крепких основаниях. Он поставил землю на таких твердых основаниях, что хотя она и подверглась сильному удару из-за греха человека и злобы ада, продолжающей наносить ей удары, в то же время не поколеблется она во веки и веки, то есть до самого конца времени, когда должна будет дать место новой земле. Толкование этого места д-ром Хаммондом не заслуживает особого внимания: «Бог определил такое странное место для земли, что, являясь тяжелым телом, можно было бы подумать, что каждую минуту она падает вниз, но в то ж время, как бы это ни поражало наше воображение, вопреки природе подобного тела, она, должно быть, падает вверх и поэтому не разрушается, падая в небеса».

2. Он утвердил границы моря, так как оно тоже принадлежит Ему.

(1) При сотворении Он установил для него границы. В начале земля, будучи более тяжеловесной, должна была бы осесть и была покрыта, как одеянием, бездною (ст. 6): «…на горах стоят воды». Таким образом, земля не была готова, как было задумано, стать местом обитания человека, и поэтому на третий день Бог сказал: «…да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша» (Быт 1:9). Это повеление Бога здесь названо упреком (англ.пер. KJV), словно Он был недоволен тем, что земля была покрыта водой и непригодна для проживания человека. Это слово сопровождалось силой и также названо гласом грома Его, который является могучим голосом и производит необычные эффекты (ст. 7). «От прещения (упрека) Твоего, словно они осознавали, что заняли не принадлежащее им место, бегут они»; они быстро уходят (они не напрасно призывали, чтобы скалы и горы покрыли их), как об этом говорится в другом месте (Пс 76:17): «Видели Тебя, Боже, воды, видели Тебя воды и убоялись, и вострепетали бездны». Даже жидкие тела испугались ужасов Божьих. «Разве на реки воспылал, Господи, гнев Твой? Нет, Ты выступаешь для спасения народа Твоего» (Авв 3:8,13). Так и здесь Бог наказывает воды ради человека, чтобы приготовить для него место, так как человек не должен быть, как рыба в море (Авв 1:14), а у него должен быть воздух, чтобы дышать. Поэтому немедленно со всей неотложностью и возможной быстротой воды удалились (ст. 8): «Они переходят через горы и спускаются в долины (как мы говорим) — восходят на горы, нисходят в долины – они не остаются на прежних местах и не задерживаются в последних, а идут наилучшим путем, чтобы попасть на место, которое Ты назначил для них, и там они обретают свое ложе». Пусть раболепие даже изменчивых вод научит нас послушанию слову и воле Божьей, ибо разве может один человек из всех созданий быть упрямым? Пусть же их удаление и размещение в предназначенных для них местах научит нас покоряться и отдавать себя в распоряжение того провидения, которое назначает границы для нашего обитания.

(2) Он удерживает его в границах (ст. 9). Водам запрещено переходить учрежденные для них границы; они не перейдут, и не возвратятся покрыть землю. Однажды они совершили это во время Ноева потопа, так как Бог повелел им, но с того времени – никогда, так как Бог запретил им, пообещав вновь не топить мир. Сам Бог прославляется в этом примере Его силы (Иов 38:8 и далее) и использует его как аргумент, чтобы мы боялись Его (Иер 5:22). Должное размышление о том, что воды моря очень скоро покроют землю, если Бог не будет сдерживать их, будет поддерживать мир в благоговении перед Богом и Его милостью.

Стихи 10-18. Воздав славу Богу за то, что Он является могущественным Защитником земли, спасая ее от потопа, далее псалмопевец публично признает Его ее щедрым Покровителем, который заботится об удобствах всех созданий.

I. Он обеспечивает их чистой водой для питья: «Ты послал источники в долины» (ст. 10). Безусловно, в море присутствует достаточно воды, чтобы утопить нас, но ни одна его капля не подкрепляет нас и не сможет утолить жажду – настолько она соленая. Поэтому Бог милостиво обеспечил нас водой, пригодной для питья. Натуралисты спорят о происхождении источников, но какой бы ни была вторичная причина, первичная заключается в том, что Бог послал источники в ручьи, которые медленно между горами текут и пополняются за счет сходящей с них дождевой воды. Это дает возможность напоить не только человека и те создания, которые полезны ему, но и всех полевых зверей (ст. 11), ибо там, где Бог дал жизнь, Он поддерживает ее и заботится обо всех тварях. Даже дикие ослы, не поддающиеся приручению и поэтому бесполезные для человека, приглашаются утолить жажду свою; и у нас нет повода жалеть ее для них, так как о нас заботятся лучше, хотя человек рождается подобно дикому осленку. У нас есть повод благодарить Бога за изобилие чистой воды, которой Он снабдил обитаемые части земли, так как в противном случае они были бы необитаемые. И мы должны считать великой милостью достаточное количество того, недостаток чего привел бы к великим страданиям. Чем более всеобщим является это благо, тем большая милость нам оказывается. Usus communis aquarum – вода общая для всех.

II. Бог позаботился о подходящей пище для человека и животного: «Небо источает тук; оно услышит землю», но Бог услышит небо (Ос 2:21). Он напояет горы с высот Своих (ст. 13), с тех высот, о которых говорит ст.3, с горних чертогов, которые Он устрояет над водами и где хранятся облака, проливающие плодоносные дожди. Холмы, которые не напояются водой, как Египет – Нилом, получают воду от дождей небесных, которые названы потоком Божьим (Пс 64:9), как, например, Ханаан (Втор 11:11,12). Таким образом плодами дел Твоих насыщается земля – то ли дождем, дающим воду для питья (земля знает, когда ее уже имеется достаточно, и жаль, что всякий человек – нет), то ли плодами, которые она производит. Земля получает удовлетворение, производя плоды дел Божьих для блага человека, так как подобным образом она отвечает цели своего создания. Пища, которую Бог производит из земли (ст. 14), является плодами дел Его, которыми насыщается земля. Обратите внимание, как различны и ценны ее плоды.

1. Она произрастает траву для скота и для хищных зверей, которые питаются не травой, а теми, кто ее ест. Для человека есть зелень – трава лучшего сорта, и ужином из зелени и корней не стоит пренебрегать. Более того, для человека есть вино, и елей, и хлеб (ст. 15). Говоря о пище, мы можем обратить внимание на то, что делает нас смиренными и благодарными.

(1) Чтобы смириться, давайте задумаемся о том, что мы постоянно зависим от Бога, который поддерживает нашу жизнь, что мы живем на подаяние, зависим от Его решения, так как нам не хватает наших собственных рук. Наша пища производится землей, что напоминает нам, откуда мы пришли и куда вернемся. Поэтому мы должны помнить, что не хлебом одним будет жить человек, так как он насыщает лишь тело, а должны всматриваться в слово Божье в поисках хлеба, который пребудет до жизни вечной. Давайте также задумаемся, что в этом смысле мы стоим на одной ступени с тварями. Та же земля, то же поле, которое производит траву для скота, производит зерно для человека.

(2) Чтобы стать благодарными, давайте задумаемся о том,

[1] что Бог заботится не только о нас, но и о наших слугах, обеспечивает необходимым скот, который полезен для человека, побуждая траву расти для него в изобилии, в то время как молодые львы, которые не служат человеку, часто бедствуют и терпят голод.

[2] Что пища для нас приготовлена и находится рядом. Так как место нашего обитания – земля, то здесь же мы имеем хранилища и не зависим от купеческих кораблей, издалека привозящих нам хлеб (Прит 31:14).

[3] Что даже от плодов земли мы получаем не только необходимое, но имеем украшения и удовольствия – такому доброму Господину мы служим.

Во-первых, требует ли наша природа пищи, чтобы поддержать ее и восстановить каждодневное угасание? Вот хлеб, который укрепляет сердце человека, и на этом основании назван опорой жизни; пусть никто не жалуется на нужду, имея его.

Во-вторых, идет ли природа дальше, требуя чего-то приятного? Вот вино, которое веселит сердце человека, освежает дух и веселит его при умеренном его употреблении, чтобы мы не только благополучно трудились, но и с весельем. Жаль, что этим злоупотребляют и перегружают сердце, делая человека негодным для совершения долга, хотя на самом деле оно предназначалось, чтобы оживить сердце и стимулировать к выполнению долга.

В-третьих, природа продолжает капризничать и настоятельно требовать чего-то для украшения? Вот то, что и для этого дает ей земля -елей, от которого блистает лице, чтобы оно было не только веселым, но и красивым, а мы были бы более желанны друг для друга.

2. Более того, божественное провидение обеспечивает подходящей пищей не только животных, но и другие растения (ст. 16): «Насыщаются древа Господа, но не только необходимые для человека, в которых он заинтересован, о которых заботится, разводя сады, парки и другие места, а дерева Господа, растущие в пустынях, о которых заботится лишь Его провидение». Они насыщаются и не нуждаются в питании. Даже кедры Ливанские, открытый лес, которые вырастают высокими и объемистыми и требуют значительное питание, получают достаточно питательных веществ из земли. Это деревья, которые Он насадил и которые на этом основании Он будет хранить и обеспечивать. Мы можем применить эти слова к деревьям праведности, которые являются насаждением Господа, посаженным в Его винограднике. Они насыщены, так как то, что Бог посадил, Он и напояет, и насажденные в доме Господнем, они цветут во дворах Бога нашего (Пс 91:14).

III. Бог заботится, чтобы у них было удобное место для обитания. Людям Бог дал свободу выбора строить для себя и для скота строения, удобные для проживания, но некоторые создания Бог сразу обеспечил жильем.

1. Птиц. Некоторые птицы инстинктивно вьют гнезда в кустах возле рек (ст. 12): «При них – источниках, что между горами текут, — обитают некоторые птицы небесные, из среды ветвей издают голос». Они поют соответственно своим возможностям, славя своего Творца и Даятеля, и их пение может постыдить наше молчание. Отец наш Небесный питает их (Мат 6:26), и поэтому они беспечны и веселы и не думают о завтрашнем дне. Птицы, которые сотворены, чтобы летать над землею (о чем читаем в Быт 1:20), гнездятся высоко, на вершинах деревьев (ст. 17). Создается впечатление, что природа, насадив кедры Ливанские, предназначила удачное место проживания для птиц. Те из них, которые летают высоко в небесах, не будут нуждаться в месте покоя. Отдельно упоминается аист и высокая ель — жилище аисту, его укрытие.

2. Менее значительных животных (ст. 18): «Высокие горы — сернам, которые не имеют достаточно ни силы, ни стремительности, чтобы спасти себя». Инстинкт направляет их к высоким горам, которые являются прибежищем для них. Каменные утесы — убежище зайцам, которые также являются беспомощными животными и обретают убежище в скалах, где с пренебрежением могут смотреть на хищников. Раз Бог так позаботился о низших тварях, то разве сам Он не будет прибежищем и жилищем для Своего собственного народа?

Стихи 19-30. Эти стихи учат нас прославлять и возвеличивать Бога:

I. За постоянную смену дня и ночи, за владычество солнца и луны над ними. Язычники были так поражены влиянием и светом луны и солнца, их полезностью для земли, что поклонялись им, как божествам. Поэтому Писание использует всякую возможность, чтобы показать, что боги, которым они поклоняются, являются творениями и слугами истинного Бога (ст. 19): «Он сотворил луну для указания времен, для исчисления месяцев, направляя времена года для труда земледельца и управляя морскими приливами». Новолуние и полнолуние, рост и уменьшение луны полностью следуют указаниям Творца. Так же поступает солнце, ибо в своем движении оно в точности соблюдает время и место, словно является интеллектуальным существом и знает, что делает. Тем самым Бог заботится об удобстве человека.

1. Вечерние тени содействуют ночному отдыху (ст. 20): «Ты простираешь тьму, и бывает ночь, которая хоть и темна, но придает больше красоты природе и служит контрастом для дневного света». Под защитой ночи кормятся и бродят все лесные звери, которые боятся делать это днем. Бог повелел страшиться и трепетать перед человеком всем зверям земным (Быт 9:2), что содействует его безопасности и чести. Посмотрите, как близки по своей сущности к диким зверям те, чье око ждет сумерков (Иов 24:15) и кто дружит с бесплодными делами тьмы. Темноту можно сравнить с опасностью невежества и грусти, которые являются тьмой для души. Когда стоишь на этих путях, то наступает ночь и во время нее бродят все лесные звери. Тогда сатанинские искушения нападают на нас и довлеют над нами. Тогда львы рыкают о добыче и, по рассказам натуралистов, их рев настолько пугает боязливых зверей, что они теряют и силу и дух и не могут убежать от хищников, что в противном случае сделали бы, и становятся для них легкой добычей. Писание говорит, что они просят у Бога пищу себе, так как она не приготовлена для них заботой и предвидением человека, а скорее поступает благодаря Божьему провидению. Рычание молодых львов, как и крики молодых воронов, толкуются как их просьба пищи у Бога. Раз Бог вложил такое устройство в язык обыкновенной природы и даже злобных тварей, то неужели Он более благоприятно не истолкует язык благодати Своего собственного народа, даже если он слаб, сокрушен и издает воздыхания неизреченные?

2. Утренний свет содействует дневным заботам (ст. 22,23): «Восходит солнце (ибо, зная свой запад, благодаря Богу оно знает, когда нужно вновь вставать), и тогда дикие звери отправляются на покой; даже среди них существует некая общность, так как они собираются и ложатся в свои логовища». Это является великой милостью для сынов человеческих, которые находятся в пути как честные путники от восхода и до захода солнца; о них проявляется забота, чтобы они не стали добычей диких зверей, которые днем уходят с полей, — и тогда у ленивца не будет возможности оправдать свое устранение от дневных забот, сказав: «Лев на дороге!» Поэтому выходит человек на дело свое и на работу свою. Хищники выползают со страхом, а человек выходит смело, как власть имеющий. Твари выползают, чтобы испортить и причинить зло, а человек выходит, чтобы трудиться и творить добро. Есть каждодневная работа, которая должна совершаться в определенный день, к которой человек должен обращаться каждое утро (ибо свет дается нам, чтобы работать, а не забавляться) и продолжать до вечера. Когда настанет ночь, то придет время для отдыха, и тогда человек не может работать.

II. За наполнение океана (ст. 25,26). Земля полна произведений Твоих, обильно населена животными, которые хорошо обеспечены, и поэтому очень редко животные умирают от недостатка пищи. Так и море великое и пространное, которое на глобусе кажется бесполезной частью, или, по крайней мере, его полезность не отвечает пространству, которое оно занимает. В то же время Бог определил ему место и сделал полезным для человека благодаря навигации (там плавают корабли, перевозящие грузы в отдаленные страны намного дешевле, чем при перевозках по суше), а также сделав его складом рыбы. Бог создавал море не напрасно, и оно больше, чем суша; там пресмыкающиеся, которым нет числа, животные малые с большими, которые служат человеку в качестве деликатесов. В истории сотворения особо упоминается кит (Быт 1:21), который здесь (как и в Книге Иова 41:1) назван левиафаном. Он сотворен, чтобы играть в нем. Ему нечего делать, как человеку, который выходит на работу свою; ему нечего бояться, как другим тварям, которые лежат в своих логовах, и поэтому он играется с водой. И жаль, что некоторые из сынов человеческих, обладающие более благородной силой и сотворенные для более благородных целей, живут так, словно они были посланы в этот мир, как левиафан, чтобы играть в воде, проводя все свое время в увеселении. Писание говорит, что левиафан играет в водах, так как очень хорошо вооружен против всяких нападок, что позволяет ему презирать врагов — свисту дротика он смеется (Иов 41:29).

III. За своевременное и щедрое обеспечение всех созданий всем необходимым (ст. 27,28).

1. Бог для них – щедрый Даятель: «Ты дал им пищу; отверзаешь руку Твою — насыщаются благом». Он поддерживает и земную, и небесную армии. Даже самые ничтожные твари не лишены Его внимания. Его руки открыты, когда Он щедро благотворит, являясь великим и добрым домоправителем, который обеспечивает такую большую семью.

2. Они терпеливо ожидают от Него благ: «Все они от Тебя ожидают». Они ищут пищу в соответствии с природным инстинктом, который Бог вложил в них, и в должное для этого время; и они не требуют другой пищи или в неположенное для них время, а следуют заложенной в них природе. Они совершают свою роль для ее получения: то, что Бог дает им – принимают, а не ожидают, что провидение вложит пищу им в рот. Они удовлетворены тем, что получают, и насыщаются благом. Они не желают больше того, что Бог считает подходящим для них, и этим осуждают нас за ропот, недовольство и неудовлетворенность своей судьбой.

IV. За абсолютную власть и неограниченное владычество, которому подчиняются все твари до нынешнего времени, хотя отдельные их представители каждый день умирают и оставляют этот мир. Обратите внимание:

(1) все твари умирают (ст. 29): «Скроешь лице Твое, отнимешь Твою поддерживающую силу, Твою подкрепляющую щедрость – и они сразу же мятутся». Каждая тварь зависит от Божьего благоволения, каждый святой ощущает ее необходимость и поэтому говорит вместе с Давидом (Пс 29:8): «…Ты сокрыл лице Твое, и я смутился». Бог недоволен этим нижним миром из-за греха человека, и это является причиной суеты и бремени, от которого стенает всякая тварь. Ты отнимешь дух их, который держишь в Своей руке, и лишь затем, а не ранее, они умирают и в персть свою возвращаются к своим первопричинам. Дух животных, который сходит вниз, в землю, в руках Бога, как и дух сынов человеческих, который восходит вверх. Смерть скота была одной из египетских казней, и об этом была проявлена особая забота во время всемирного потопа.

2. Все сохранилось, несмотря на смену поколений (ст. 30): «Пошлешь дух Твой — созидаются». Тот же самый дух (т.е. та же божественная воля и сила), благодаря которому все было сотворено, поддерживает существование отдельных видов тварей, места их обитания и полезность таким образом, что когда одно поколение уходит, то другое приходит, и время от времени они созидаются. Новое поколение приходит на смену старого, и так протекает постоянное созидание. Таким образом Ты обновляешь лице земли изо дня в день солнечным светом (который украшает ее по-новому каждое утро), из года в год ее плодами, которые обогащают ее по-новому каждую весну, обновляя ее лицо по сравнению с зимним видом. Мир также полон тварями, словно никто не умирал, так как место умершего было заполнено. Это (как говорят евреи) нужно применить к воскресению, эмблемой которого является каждая весна, когда новый мир создается из пепла старого.

Посреди этого рассуждения псалмопевец выражает удивление делами Божьими (ст. 24): «Как многочисленны дела Твои, Господи! Они разнообразны и многочисленны; их очень много видов, и в каждом виде их много; и в то же время все соделал Ты премудро». Когда человек берет на себя обязательство совершить много дел, различных дел, то чаще всего некоторые из них остаются в пренебрежении и им не уделяется должное внимание. А вот Божьи дела, хотя их много и они отличаются, совершаются все премудро и с величайшей точностью; в них нет ни малейшего изъяна или недостатка. Чем ближе и тщательнее с помощью микроскопа мы рассматриваем произведения искусства, тем более грубыми они оказываются, в то время как дела природы через эти увеличительные стекла оказываются более красивыми и строгими. Они все сотворены премудро, так как должны отвечать цели своего предназначения и служить для блага вселенной, чтобы прославить всемирного Монарха.

Стихи 31-35. Псалмопевец заканчивает свое размышление, провозглашая:

I. Славу Богу, для чего в основном и был написан этот псалом.

1. Его необходимо славить, (1) как великого Бога и Бога непревзойденных совершенств: «Да будет Господу слава во веки» (ст. 31). Она пребудет до конца времен в делах сотворения и провидения; она пребудет до вечности в блаженстве и восхищении святых и ангелов. Слава человека вянет, а слава Бога – вечна. Творения меняются, а Творец не подвержен переменам.

(2) Как милостивого Бога: «…да веселится Господь о делах Своих!» Он и сейчас удовлетворен плодами Своей мудрости и благости, как и в тот день, когда увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма и почил в день седьмый. Мы часто поступаем так, чему, пересмотрев, не радуемся, а огорчаемся и желаем, чтобы оно не было совершено, виня себя за собственное руководство. Но всегда веселится Господь о делах Своих, так как все они совершаются мудро. Нам жалко делиться своим богатством и благотворить, но Богу – никогда; Он веселится, видя дела Своей благодати, ибо дары и призвание Божие непреложны.

(3) Как Бога всемогущей силы (ст. 32): «Призирает на землю, и она трясется, словно не может вынести Его недовольства, трепещет, как Синай от присутствия Господа. Он прикасается к горам, и дымятся». Вулканы, или горящие горы (такие, как Этна), являются символами гнева Божьего, пребывающего на гордых несмиренных грешниках. Если разгневанный взгляд и прикосновение приводят к таким эффектам, то что совершит Его тяжелая рука и действие Его простертой мышцы? Кто знает силу гнева Его? Кто же тогда осмелится бросить Ему вызов? Бог радуется Своим делам, так как они совершены с большой аккуратностью, и подобным образом благоволит Господь к боящимся Его.

2. Сам псалмопевец будет много прославлять Его (ст. 33): «Буду петь Господу, Богу моему, буду славить Его как Иегову, Творца и моего Бога – Бога, вступившего со мной в завет; и буду делать это не только сейчас, а всю жизнь мою, доколе есмь». Мы должны славить Бога, пока живем и существуем, так как Он дал нам жизнь, поддерживает и продляет ее, и мы во всем зависим от Него. А когда наша жизнь подойдет к концу и уже не будет ни земли, ни жизни, ни существования, тогда мы надеемся получить новую лучшую жизнь, лучшее существование в лучшем мире и там совершать этот труд, но лучшим образом и в лучшей компании.

II. Радость себе (ст. 34): «Да будет благоприятна Ему песнь моя; она будет четкой и подробной, впечатляющей и влияющей, и поэтому она будет благоприятна». Мысли о Боге будут самыми благоприятными в том случае, если они обладают наибольшей силой. Отметьте, что божественные размышления являются приятной обязанностью для всех освященных: «Я буду веселиться о Господе; для меня будет удовольствием славить Его; я буду рад любой возможности возвестить Его славу; и я всегда буду веселиться о Господе и лишь о Нем одном». Все мои радости соединятся в Нем, и в Нем они будут совершенными.

III. Ужас нечестивцам (ст. 35): «Да исчезнут грешники с земли, и беззаконных да не будет более».

1. Тот, кто противится Богу силы и сражается против Него, несомненно, исчезнет; не может процветать тот, кто ожесточается против Всемогущего.

2. Тот, кто восстает против света такого убедительного доказательства существования Бога и отказывается служить Тому, кому служат все твари, будет справедливо уничтожен. Тот, кто под тяжестью своих беззаконий заставляет стенать землю, которую Бог наполняет своими богатствами, будет стерт с лица земли – таковых она извергнет.

3. Тот, кто от всего сердца желает прославить Бога, не может не иметь святого негодования к тем, кто хулит и бесчестит Его. Такой человек испытывает святое удовлетворение, предвкушая гибель их и возвеличение, которое получит Бог благодаря этому. Даже это должно быть темой нашей хвалы: «Когда исчезнут грешники с земли, пусть душа моя благословит Господа за то, что я не изгнан вместе с делающими беззаконие, а отделен от них особой благодатью Божьей. Когда беззаконных не будет более, я надеюсь славить Бога без конца. И поэтому да будет слава Господу, пусть все окружающие присоединятся ко мне и прославят Бога. Аллилуйя! Воспойте хвалу Иегове». Здесь мы впервые встречаем слово «аллилуйя», и оно произносится по поводу гибели нечестивцев; и в последний раз мы встретим его в той же связи. Когда новый Вавилон исчезнет, тогда зазвучит «аллилуйя» — припев песни (Отк 19:1,3,4,6).


Глава 104 из 150« Первая«103104105150»Последняя »

Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Комментарии Мэтью Генри — Псалтирь. Раздел: Комментарии Мэтью Генри на Ветхий Завет.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.