118 глава

Стихи 1-3. Здесь псалмопевец показывает, что благочестивые люди счастливы. Они на самом деле имеют благословение сейчас и будут иметь его в дальнейшем. Блаженство – это то, на что претендует каждый из нас, к чему мы стремимся. Здесь автор не говорит, в чем заключается счастье. Нам достаточно знать, что надлежит делать и какими нужно быть, чтобы его достичь, и именно об этом здесь и идет речь. Все хотели бы быть счастливыми, но лишь немногие встают на правильный путь. Господь проложил перед нами правильный путь, который, несомненно, приведет к счастью, хотя и будет тесен и узок. Блаженство – для праведных, любая разновидность блаженства. Теперь рассмотрим черты счастливых людей. Счастлив тот, кто:

1) Подчиняет все свои действия воле Всевышнего и во всех путях своих руководствуется волей Господа как правилом: он ходит в законе Господнем (Стих 1). Божье Слово для него закон не только по тому или иному случаю, но во всех его путях. Он не выходит за ограждения закона, не осмеливается его нарушить, совершив нечто, им запрещенное. Он идет по стезе данного закона, не отвлекаясь по пустякам, но, устремившись вперед к цели, совершая каждый шаг по правилу, и никогда не пускается в авантюры. Это и есть хождение путями Господа (ст. 3) – путями, которые Господь для нас разметил и нам предназначил. Рассуждение о религии принесет нам мало пользы, но она должна стать правилом нашего хождения; мы должны ходить Божьими путями, а не путями мира или нашего собственного сердца (Иов 23:10,11; 31:7).

2) Искренен и честен в религии – непорочен в пути, – он не только хранит себя от осквернения фактически совершенным грехом, «неоскверненным от мира», но и предельно чист в своих намерениях, «в чьем духе нет лукавства». Такой человек действительно хорош, а не только кажется хорошим.

3) Оправдывает доверие, оказанное ему как человеку, исповедующему Бога. Евреи гордились тем, что им вверено слово Божие. Блажен тот, кто сохранил в чистоте и целости этот бесценный вклад, «хранящие откровения Его», как бесценное сокровище, как зеницу ока своего. Хранящий откровения, дабы принести их утешения в мир иной и оставить знания о них и исповедание тем, кто придет в этот мир после него. Ходящий в законе Господнем должен хранить Его откровения, то есть – Божьи истины. Тот, кто не является приверженцем добрых принципов, не будет стремиться к совершению добрых поступков. Еще откровения Господа могут обозначать Его завет. Ковчег завета назван ковчегом откровения. Тот, кто не соблюдает Божьих заповедей, не соблюдает и завета Господа.

4) Устремил свой взгляд только на Господа как свою главную и единственную цель в религии (ст. 2): «всем сердцем ищущие Его». Он ищет не себя и не своего, но только Господа. Его цель – дабы Господь прославился в его послушании и благословил верующего Своим одобрением. Господь есть и будет награждающим и наградой всем ищущим Его тщательно, всем сердцем ищущим Его, ибо именно этого ждет и требует Господь. «Всем сердцем» – потому что, если сердце разделилось между Всевышним и миром, – это порочно.

5) Старательно избегает любого греха (стих 3). «Они не делают беззакония»; он не позволяет себе никакого греха. Он не совершает греха, как это делают рабы греха. Грех не является его привычным занятием или ремеслом. Он знает о множестве злых поступков, создающих препятствия на пути к Господу, но это не те поступки, которые могут увести верующего с данного пути. Свят и блажен тот, кто приучил себя всегда иметь непорочную совесть.

Стихи 4-6. Здесь нас учат:

I. Признавать своим высшим долгом хождение в Божьем законе. Искуситель стремится увлечь людей мыслью о том, что они сами вольны выбирать – станет ли Слово Божье для них правилом или нет, и, хотя оно может быть благим, нет необходимости обязательно в это верить. Змей научил наших прародителей подвергнуть сомнению Божье повеление: «Подлинно ли сказал Бог: не ешьте?» И поэтому нас нужно утвердить в этом: «Ты заповедал повеления Твои хранить твердо» (ст. 4), сделать религию своим правилом, хранить повеления тщательно, посвятить себя религии и быть в ней усердным и постоянным. Нас обязывают, и мы должны покориться на свой страх и риск.

II. Искать для этого мудрости и благодати у Бога: «О, если бы направлялись пути мои к соблюдению уставов Твоих!» (ст. 5). Божье провидение не только управляет и располагает всеми событиями нашей жизни, дабы ничто не встало у нас на пути, но наипаче оно способствует нашему служению Господу, дабы сердца верующих пребывали под руководством и влиянием Святого Духа и мы ни в чем не преступали Божьих заповедей – чтобы не только глаза смотрели в направлении Божьих уставов, но и сердца были расположены соблюдать их. Посмотрите, насколько точно желания и молитва праведного мужа совпадают с волей и повелением праведного Бога: «Ты заповедал мне повеления твои хранить, и я, Господи, готов их хранить». «Ибо воля Божия есть освящение ваше …», и это должно стать нашей волей.

III. Поддерживать себя на пути служения видением утешения, которое мы в нем найдем (ст. 6). Обратите внимание:

1) Несомненно, чертой всякого праведного человека является его почтение ко всем Божьим заповедям. Он почитает повеление Всевышнего, держит его перед глазами как образ, которому он стремится соответствовать, и сокрушается, когда ему это не удается. И все, что бы он ни делал в своем поклонении, сознательно соразмеряет с повелением, ибо таков его долг. Он относится почтительно ко всем заповедям, ибо все они даны одной властью (Иак 2:10,11) и все направлены к одной цели – прославлению Господа в нашем блаженстве. Имеющий искреннее почтение к любой из заповедей будет с уважением относиться к каждой из них – к заповедям как Ветхого, так и Нового Завета, к заповедям, запечатленным на обеих скрижалях, – и к запретам, и к повелениям, относящимся как к внутреннему, так и к внешнему человеку, как к голове, так и к сердцу; будет почитать заповедь, запрещающую самые приятные и доходные грехи, и заповедь, требующую наиболее трудного и опасного служения.

2) Имеющий искренне почтение ко всем Божьим заповедям не постыдится, и не только потому, что соблюдение заповедей уберегает верующего от позора, но и потому, что он уповает на Господа и имеет дерзновение приходить к престолу Его благодати (1Иоан 3:21). Он имеет доброе имя перед людьми, а честность становится его честью. В душе его – ясность и отвага. Он не постыдится погрузиться в себя и размышлять о себе, ибо собственное сердце не осудит его. Давид говорит об этом применительно к себе. Честный находит утешение в своей честности. «Если я виновен, горе мне!», но если я искренен – то все в порядке.

Стихи 7-8. Здесь:

I. Стремление Давида совершенствоваться в религии и сделать себя (как мы говорим) мастером своего дела. Псалмопевец надеется поучиться судам правды Всевышнего. Давид многое знал, но он стремится вперед и желает знать еще больше, как бы ведая о том, что еще не достиг, но, насколько вообще возможно достичь совершенства в этой жизни, он стремится к нему, не приемля неудачи в своих устремлениях. Пока мы живы, должны учиться в школе Христа и сидеть у Его ног. Поставим же себе цель – стать отличниками и попасть в выпускной класс. Божьи суды – все праведны, и поэтому желательно не только их выучить, но и быть в них сведущими, сведущими в Писаниях.

II. Польза, которую Давид извлекал из своих духовных познаний. Он жаждал быть сведущим в Божьих законах, но не для того, чтобы сделать себе имя перед людьми, вызывая их интерес, или чтобы забивать себе голову занимательными размышлениями,

Но, во-первых, чтобы воздать Господу славу за познания: «Я славил бы Тебя в правоте сердца, поучаясь судам правды Твоей», подразумевая, что не смог бы познать, не научи его Бог, и что Божьи наставления – это особое благословение, за которое у нас есть все основания быть благодарными. И хотя школа Христа всегда открыта и Господь не берет за обучение денег, тем не менее Он ждет от своих учеников благодарности и за Свое Слово, и за Свой Дух. Вне всякого сомнения, обучиться такой выгодной профессии, как религия, – это милость, достойная благодарности. Научившиеся хвалить Господа выучили добрый урок, ибо это – работа ангелов, работа небес. Легко хвалить Бога словами или языком, но только тот считается сведущим в данном таинстве, кто научился хвалить Господа с искренним сердцем, то есть, хваля Всевышнего, быть внутренне связанным с Ним и искренне стремиться к цели прославления Господа как своей жизнью, так и поклонением. Бог принимает хвалу только от честных.

Во-вторых, чтобы самому попасть под власть выученного: «Поучаясь судам правды Твоей, буду хранить уставы Твои». Мы не можем соблюдать уставы, если не знаем их. Но если не соблюдаем, то учили мы их тщетно. Только тот сведущ в Божьих уставах, кто пришел к твердому решению соблюдать их в силе Божьей благодати.

III. Молитва Давида к Господу не оставлять его: «Не оставляй меня! То есть не предоставляй меня себе самому, не удаляй от меня Твоего Духа и благодати, иначе я не буду хранить уставы Твои». Благочестивый муж чувствует себя погубленным, если Бог оставляет его, ибо в таком случае приход к нему Искусителя будет слишком тяжким. «Хотя и кажется, что Ты оставляешь меня и грозишься оставить меня, и даже на какое-то время удаляешься от меня, все же не допусти, чтобы Твой уход был полным и окончательным. Ибо это – настоящий ад. Не оставляй меня совсем! Горе мне, если Бог отойдет от меня».

2.Бет

Стих 9. Здесь:

I. Задан весомый вопрос: посредством чего следующее поколение может стать лучше нынешнего? «Как юноше содержать в чистоте путь свой?» Очищение подразумевает, что некогда было осквернение. Кроме первородного тления, приносимого всеми нами в этот мир (от которого мы не очистились и по сей день), есть много отдельных грехов, коим подвержены молодые люди и которыми они оскверняют свой путь – «юношеские похоти» (2Тим 2:22);

они делают путь молодых людей оскорбительным для Бога и постыдным для них самих. Молодые люди озабочены тем, чтобы содержать в чистоте свой путь – об обновлении сердца и преобразовании жизни, очиститься и сохранить чистоту от господствующего в мире растления похотью, чтобы могли иметь и добрую совесть, и доброе имя. Очень немногие молодые люди задаются вопросом, посредством чего они могут восстановить и сохранить чистоту, поэтому Давид ставит этот вопрос за них.

II. Приводится исчерпывающий ответ на заданный вопрос. Юноша может содержать в чистоте путь свой хранением себя по слову Божьему. Честь Божьего Слова состоит в том, что оно имеет силу и полезно как для отдельных людей, так и для общества в целом, чье блаженство во многом заключается в достоинствах молодого поколения.

1) Молодые люди должны сделать Божье Слово своим правилом, должны знать его и принять решение сообразоваться с ним; оно будет способствовать очищению молодого поколения сильнее, чем законы правителей или этика философов.

2) Молодые люди должны старательно применять данное правило и извлекать из него пользу. Они должны следить за своим путем, исследовать его по Слову Божьему, сверяясь с последним, как с пробным камнем и стандартом, держать по нему курс, как по карте и компасу. Без бдительности с нашей стороны одного Божьего Слова недостаточно: мы должны постоянно смотреть на Слово и на свой путь, чтобы сравнивать их. Юношу могут погубить как вольный образ жизни (когда не существует правил), так и выбор для себя ложных правил: пусть молодые люди размышляют о том, по какой тропе ступает их нога, и идут по правилам Писания. Только так их путь будет чистым, и они обретут в нем утешение и доверие здесь и навеки.

Стих 10. Здесь:

I. Давид делится своим опытом о благой работе Божьей над ним, в которой он находит утешение и молит Господа: «… ищу Тебя, ищу Тебя как духовного наставника, стремлюсь к Тебе как к своему блаженству, ищу как своего Бога, ибо не должен ли народ обращаться к своему Богу? Если я еще Тебя не нашел, то ищу Тебя, и Ты никогда не говорил и не скажешь мне, что ищу я тщетно, ибо сердцем ищу Тебя, всем сердцем моим ищу Тебя, ищу только Тебя, ищу прилежно».

II. Давид молится о сохранении этой работы: «Ты побудил меня искать Твои повеления и не потерпел бы, если бы я от них отклонился». Наилучшие (верующие) осознают, что могут отклониться; и чем больше радости мы находим в соблюдении Божьих заповедей, тем сильнее нам следует опасаться уклонения от них и усерднее молиться Богу, дабы Он даровал нам благодать, уберегающую от шатаний.

Стих 11. Здесь:

I. Тесное приложение слова Божия Давидом к себе самому: он сокрыл его в своем сердце, поместил слово туда, чтобы оно всегда было у него наготове, когда бы ни понадобилось. Псалмопевец поместил слово, как помещают нечто высоко ценимое — то, о чем проявляют горячую заботу и боятся утери или ограбления. Божье слово – сокровище, достойное надежного размещения, и только сердце может стать надежным местом для его хранения. Если мы просто держим слово дома или в руках, враги могут похитить его у нас. Если держим его только в голове – нас может подвести память. Но если сердце примет форму слова, а в душе останется его отпечаток, то слово – в безопасности.

II. Польза, которую Давид намерен извлечь из слова: «Чтобы не грешить пред Тобою». Благочестивые люди боятся греха и заботятся о том, чтобы предотвратить его. А наиболее надежный способ предотвращения греха – это сокрытие Божьего слова в сердце, дабы ответить на любое искушение, как поступал наш Учитель: «Написано …», противопоставить власти греха Божьи повеления, противопоставить соблазнам Божьи обетования, а запугиваниям – угрозы Всевышнего.

Стих 12. Здесь:

I. Давид воздает Господу славу: «Благословен Ты, Господи! Ты находишь безмерное блаженство в Себе Самом и не нуждаешься ни во мне, ни в моем служении. Но Тебе было угодно почтить его Своим вниманием, и поэтому помоги мне и прими меня». В любую свою молитву мы должны вводить хвалу Господу.

II. Псалмопевец просит у Всевышнего благодати: «Научи меня уставам Твоим; дай мне знать и исполнить мой долг во всем. Ты – источник всякого блаженства; о, позволь мне испить хотя бы каплю из этого источника, такое благословение из того блаженства: научи меня уставам Твоим, дабы мне знать, как благословлять Тебя, благословенного Бога, и дабы самому благословиться в Тебе».

Стихи 13-16. Здесь:

I. Давид с утешением оглядывается назад на почтение, оказанное им Божьему слову. Совесть псалмопевца свидетельствовала ему о том, что:

1) Он назидал других тем, чему научился от слова Божия: «Устами моими возвещал я все суды уст Твоих» (ст. 13). Он поступал так не только как царь, издавая указы и совершая суд по слову Божьему, и не только как пророк в своих псалмах, но и в обычных беседах. Таким образом Давид показал, насколько он исполнился Божьим словом и какую святую радость он испытывал, познавая слово, «ибо от избытка сердца говорят уста». Так милостиво он поступал, обладая знанием, не пряча Божье слово от других, но сокрыв его для них. И из этого доброго сокровища сердца своего вынес доброе, как хозяин дома выносит из сокровищницы своей новое и старое. Питающий сердце хлебом жизни может многих накормить своими устами. Давид молился (ст. 12), чтобы Господь научил его; и здесь он умоляет: «Господи я старался извлечь пользу из знания, которое Ты мне дал, поэтому умножь его», ибо кто имеет, тому дано будет.

2) Он находил радость в слове: «Господи! Научи меня уставам Твоим; ибо я не знаю большей радости, чем знать их и исполнять; на пути откровений Твоих я радуюсь (ст. 14), как и на пути моего постоянного послушания Тебе; и не только в размышлениях и рассказах о Твоем мире, но и в повелениях, и в пути серьезного благочестия, который они мне наметили. Радуюсь, как во всяком богатстве, как любой мирской человек радовался бы росту своего состояния. На пути Божьих заповедей я истинно могу сказать: «Успокойся, душа»». Все богатство – в истинной религии – неисследимое богатство Христово.

II. Давид смотрит вперед со святой решимостью никогда не охладевать в своей любви к слову Божьему. Он как поступает, так и будет поступать (2Кор 11:12). Нашедший радость в Божьих путях, вероятно, будет упорно продолжать по ним продвигаться.

1) Он будет постоянно о них размышлять: «О заповедях Твоих размышляю …» (ст. 15). Давид не только рассказывал о них другим (многие поступают так лишь для того, чтобы блеснуть своими знаниями и властью), но причастился к заповедям всем своим сердцем и потрудился усвоить разумом то, что провозглашал или должен был провозгласить другим. Обратите внимание: Божьи слова должны стать главной темой наших мыслей.

2) Он будет постоянно держать их перед глазами: «… и взираю на пути Твои», как путешественник на дорогу: в заботе о том, чтобы не сбиться с пути, он всегда стремится попасть к намеченной цели. Мы не станем размышлять о благом предназначении Божьих повелений, если только не почитаем их за правило для себя и мысли о них не приводят к добрым делам и добрым намерениям.

3) Он будет находить постоянную радость в общении с Богом и в послушании Ему. Его наслаждение Божественным светом носит отнюдь не временный характер, но «уставами Твоими утешаюсь и буду утешаться всегда, не только думать о них, но и с удовольствием исполнять их» (ст. 16). Давид находил большую радость в Божьих уставах, нежели в царских утехах и воинских победах, большую, нежели от меча и гуслей. Когда закон записан в сердце, служение приносит радость.

4) Он никогда не забудет того, что познал о Боге: «… не забываю слова Твоего, не только просто не забуду его, но всегда вспомню, когда необходимо его употребить». Тот, кто размышляет над Божьим Словом и утешается им, вряд ли когда-нибудь его забудет.

3. Гимель

Стих 17. Здесь нас учат:

I. Что своей жизнью мы обязаны Божьей милости. Давид молится: «Яви милость рабу Твоему, и я буду жить …» Именно Божья щедрость дала нам жизнь, дала нам эту жизнь; и щедрость, давшая ее, ее же и продлевает, даруя всякую поддержку и утешение. Если это отнимается, мы умираем или, что равнозначно, наша жизнь становится горькой, и мы просто устаем от нее. Если Господь поступает с нами по суровой справедливости, мы умираем, погибаем, погибаем все; и если эта изъятая жизнь сохраняется и продлевается, то лишь потому, что Господь поступает с нами великодушно, по Своей милости, а не по нашим заслугам. Продлением самой полезной жизни мы обязаны Божьей милости и только на нее должны постоянно полагаться.

II. Что, как следствие, нам следует посвятить свою жизнь служению Господу. И поэтому жизнь – это милость выбора, поскольку дает возможность покориться Господу в этом мире, где так мало прославляющих Его. Именно это имел в виду Давид: «Я не просто буду жить и обогащаться, жить и веселиться, но буду жить и хранить слово Твое, чтобы соблюдать его самому и сберечь для грядущих поколений; и чем дольше я живу, тем лучше это сделаю».

Стих 18. Здесь обратите внимание на то: Что в Божьем законе есть чудеса, которые нас всех касаются и нам следует их сильно желать и увидеть, не только как нечто необычное, удивительное и неожиданное, но и как превосходное, ценное и достойное почтения – то, что Господь утаил от мудрых и разумных и открыл теперь младенцам. И если были чудеса в законе, то их намного больше в Евангелии, где все во всем – Христос, Чье имя – Дивный. И мы, так сильно заинтересованные, можем страстно возжелать увидеть чудеса, в которые стремились проникнуть Ангелы (1Пет 1:12). Желающий увидеть чудеса Божьего закона и Евангелия должен умолять Всевышнего открыть ему глаза и дать разумение. По природе мы слепы, чтобы увидеть Божье, пока Его благодать не заставит пелену спасть с наших глаз; и даже человек, сердцу которого Господь проговорил: «Да будет свет», нуждается в дальнейшем просвещении и должен молиться, чтобы Господь все больше и больше открывал ему глаза, дабы увидевший проходящих людей, как деревья пришел к ясному видению всех вещей. И чем шире Господь открывает нам глаза, тем больше мы видим в слове Божьем чудес, ранее не виданных.

Стих 19. Здесь мы имеем:

I. Признание Давида о его собственном состоянии: «Странник я на земле». Все мы здесь – странники, и все благочестивые люди в этом признаются, ибо их дом – небо, а этот мир – не более чем постоялый двор, земля странствий. Давид был человеком, который знал о мире столько же, сколько и большинство людей, и был в нем известен. Господь построил ему дом, утвердил его престол, ему покорялись чужие, и люди, которых царь не знал, служили ему. Его имя было подобно именам великих людей, тем не менее он называет себя странником. Мы все странники на этой земле и должны считать себя таковыми.

II. Просьба, обращенная к Господу после признания: «Не скрывай от меня заповедей Твоих». Давид подразумевает большее: «Господи, покажи мне Твои заповеди, не дай мне когда-либо лишиться Божьего Слова, но пока я живу, помогай мне возрастать в познании Слова. Странник я, и поэтому мне нужен проводник, охранник, компаньон и утешитель; пусть перед моим взором всегда будут Твои заповеди, ибо они станут для меня всем, о чем только может желать бедный странник. Странник я здесь и скоро должен буду удалиться; заповедями Твоими дай мне подготовиться к моему уходу отсюда».

Стих 20. Давид помолился о том, чтобы Господь открыл ему глаза (ст. 18) и открыл закон (ст. 19);

а здесь он молит о своем самом серьезном желании познания и благодати, ибо многое может усердная молитва.

1) Желание Давида было настойчивым: «Истомилась душа моя желанием судов Твоих во всякое время», или, как некоторые понимают это, «душа полностью охвачена страстным желанием Твоих судов; весь поток ее желаний устремлен в это русло. Я посчитаю себя полностью сломленным и погубленным, если лишусь слова Божия, руководства, общения и утешения, которое оно дает».

2) Это желание было постоянным – «во всякое время». Давид наслаждался Божьим словом не время от времени, по настроению, но это привычное состояние всякой освященной души – жаждать слова Божия как пищи, необходимой для жизни.

Стих 21. Здесь:

I. Говорится о скверном характере нечестивцев. Состояние их ума – ужасно. Они горды; они возвеличивают себя над другими. Однако это еще не все: они возвеличивают себя перед Богом и противопоставляют свою волю воле Всевышнего, как будто бы их сердце, язык и все остальное принадлежит им самим. В корне любого намеренного греха лежит нечто от гордости, не лучше и образ жизни нечестивых: они уклоняются от заповедей Господа, подобно Израилю – народу, заблуждающемуся сердцем. Нечестивцы заблуждаются в суждениях и выбирают правила, противоречащие заповедям Всевышнего, потому и неудивительно, что они заблуждаются в своих поступках и намеренно сворачивают с доброго пути. Таково последствие гордости нечестивых, ибо они говорят: «Что Вседержитель, чтобы нам служить Ему?» или, подобно фараону, заявляют: «Кто такой Господь?»

II. Жалкая участь ждет таковых. Несомненно, они прокляты, ибо Бог гордым противится, и всякий пренебрегающий заповедью закона подводит себя под проклятие (Гал 3:10). И тем, кто сейчас уклоняется от заповедей, Господь вскоре скажет: «Вы прокляты». Гордые грешники благословляют себя, Господь же их проклинает. И несмотря на то, что самые тяжкие последствия проклятия припасены для иного мира, нечестивые будут сурово наказаны и в этом мире: их настигает провидение, изнуряет, и там, где они поступают гордо, Господь демонстрирует Свою власть над ними. Но эти наказания – всего лишь залог кары более тяжкой. Давид заметил, каким наказаниям подвергаются гордые, и это побудило его еще больше прилепиться к Божьему слову и еще усерднее молиться, дабы самому не уклониться от Божьих заповедей. Вот какую пользу приносит святым Божий суд над грешниками.

Стих 22. Здесь:

I. Давид молится против поношений и посрамления со стороны людей, дабы Бог удалил это, или (исходя из значения слова) скатал это с него. Подразумевается, что поношения и посрамления лежали на царе, и ни его величие, ни его благочестие не могли застраховать от пасквилей и клеветы. Некоторые презирали Давида и старались представить его злым; другие поносили и прилагали усилия, дабы выставить царя в неприглядном свете. Подобное часто становится участью людей, поступающих правильно, – их обливают грязью. Итак, на Давиде тяжким грузом лежали поношения и посрамления. Поистине, грязные и жестокие слова костей не сломят, но они способны огорчить дух нежный и искренний. Поэтому Давид молится: «Господи, сними это с меня, чтобы оно не отвлекало меня от служения и я в нем не унывал». В руке Божьей – сердца и языки всех людей, и Господь может сомкнуть лживые уста и поднять доброе имя, попранное в пыли. К Всевышнему мы можем воззвать как к защитнику правды и мстителю зла и вправе полагаться на Его обетование вывести нашу правду, как свет (Пс 36:6). Поношения и посрамления могут сделать нас смиренными и благими, а потом будут удалены.

II. Давид ссылается на свою постоянную приверженность слову и пути Господа: «Ибо я храню откровения Твои». Он говорит не только о своей невиновности, которая несправедливо порицалась, но и:

1) О том, что над ним глумились за его добрые деяния. Его презирали и унижали за строгость и ревность в религии; так что он переносил упреки во имя Бога и поэтому может теперь с большей уверенностью попросить Всевышнего заступиться за него. Поношения Божьего народа, если и не будут удалены сейчас, то в скором будущем обернутся великой честью.

2) О том, что никакие глумления не отвернут его от добрых деяний: «Господи, удали от меня это, ибо я храню откровения Твои, ни на что не взирая». Если в день испытания мы сохраним свою непорочность, то можем быть уверены, что все закончится хорошо.

Стих 23. Здесь обратите внимание на то:

I. Как Давида унижали даже великие люди, которые должны были знать его характер лучше и в таком случае быть более великодушными: «Князья сидят, сидят на совете, сидят на суде и сговариваются против меня». Даже то, что говорят князья, – не всегда правда; но очень прискорбно, когда суд превращается в горечь, и призванные защищать невиновных становятся их предателями. Здесь Давид выступает прообразом Христа, потому что именно князья мира сего поносили и распяли Господа славы (1Кор 2:8).

II. Какой способ избрал Давид, дабы легче сносить унижения: он размышляет об уставах Господа, продолжает исполнять свой долг, невзирая на оскорбителей; словно глухой, он не слышит. Когда против Давида сговаривались, он находил аналогии в Божьем слове, выступавшем за псалмопевца и утешавшим его, и ничто не могло поколебать Давида. Тот, кто находит радость в общении с Богом, легче переносит и презирает порицания людей, даже если они князья.

Стих 24. Здесь Давид раскрывает значение своих размышлений над Божьими уставами (стих 23), которые так помогали ему, когда князья сидели и сговаривались против него.

1) Становился ли псалмопевец печальным в скорбях? – Божье слово подбадривало его и было его утешением, утешением большим, чем наслаждения придворной жизни и боевые успехи, развлечения города или страны. Что еще раз подтверждает: для благодатной души утешение Божьего слова намного приятнее, когда другие утешения имеют привкус горечи.

2) Приходил ли Давид в смятение? Был ли он в затруднении – как поступить, когда князья сговаривались против него? – Божьи уставы становились советниками ему; они советовали набраться терпения и передать дело в руки Господа. Божьи откровения будут наилучшими советниками как для князя, так и для обычных людей. Они – люди Моего совета, чем и является слово. Обращение к слову намного надежнее и полезнее, чем обращение ко множеству советников. Обратите внимание: тот, кто желает найти утешение в Божьих откровениях, должен относиться к ним как к своему советнику и в них находить ответы. Так пусть же тот, кто почитает откровения советником в тесном хождении с ними, найдет в них утешение и ободрение.

4. Далет

Стих 25. Здесь:

I. Жалоба Давида. Нам следовало бы думать о его душе как о летящей ввысь к небу, но он говорит о себе: «Душа моя не только валяется в пыли, но и повержена в прах». Здесь звучит жалоба либо:

1) На собственное тление, приверженность миру и телу (и то, и другое – прах), а следовательно, на мертвость для духовного служения. Когда хотел делать доброе, прилежало ему злое. Господь, когда говорил: «… прах ты …» (Быт 3:19), подразумевал, что Адам не только смертен, но и грешен. Жалоба Давида здесь подобна жалобе Св. Павла на тело смерти, которое ему приходилось носить с собою. Остатки обитающего внутри нас тления – весьма тяжкое бремя для благодатной души.

2) На скорби – то ли душевные, то ли внешние. «Отвне – нападения, внутри – страхи, и все это вместе свело его к персти смертной» (Пс 21:16), и душа псалмопевца неизбежно повержена в прах.

II. Просьба Давида об избавлении и его оправдание для усиления данной просьбы: «Оживи меня по слову Твоему. Провидением Своим вдохни жизнь в мои дела, благодатью Своею вдохни жизнь в мои чувства; исцели меня от духовной мертвости и сделай меня живым в моей преданности». Заметьте, когда мы пребываем в унынии, нам следует идти к Господу и просить Его оживить нас. Давид рассматривает Божье Слово как средство оживления (ибо слова, произносимые Богом – суть дух и жизнь для принимающих их), а также как побуждение к надежде на то, что Господь оживит его, ибо обещал благодать и утешение всем святым и Давиду в частности. Божье Слово должно быть нашим поводырем и оправданием в каждой молитве.

Стихи 26-27. Здесь:

I. Большая близость и свобода между Давидом и его Богом. Давид пришел со своим делом и раскрыл перед Господом самое сердце: «Объявил я пути мои и увидел во всех их Тебя, брал Тебя с собою во все мои планы и предприятия». Так Иеффай произнес все слова свои и Езекия развернул письмо пред лицем Господним. «Объявил я пути мои, мои желания, мои бремена и тревоги, с которыми столкнулся на своем пути; или мои грехи, мои обходные пути (в которых я искренне признался), и Ты услышал меня, терпеливо внимая всему, что я говорил, и рассмотрел мое дело». Какое невыразимое словами утешение испытывает душа, когда знает, что все ее жалобы милостивый Господь принял с нежностью (1Иоан 5:14).

II. Искреннее желание Давида продолжать такое тесное общение с Господом не видениями и гласом с небес, а словом и Духом обычным путем. Научи меня уставам Твоим, то есть дай мне уразуметь путь повелений Твоих. Когда Давид узнал, что Господь услышал объявление о путях псалмопевца, он не сказал: «Теперь, Господи, расскажи мне о моей судьбе и дай мне знать, какое событие со мною приключится», но: «Теперь, Господи, расскажи мне о моем служении, дай мне знать Твою волю относительно того, что мне делать в случае необходимости». Заметьте, тот, кто во всех своих путях видит Бога, может молиться с верою, что Господь даст правильное направление его стопам. И самый верный путь поддерживать тесное общение с Господом – это познавать Его уставы и разумно ходить путем повелений Всевышнего (1Иоан 1:6,7).

III. Давид желал посвятить свое знание и разумение во славу Божью и к назиданию других: «Дай мне правильное разумение пути повелений Твоих; дай ясное, четкое и систематическое знание о Божественном; и буду размышлять33 , с большей уверенностью и более целенаправленно, о чудесах Твоих». Мы можем говорить с еще большей благодатью о чудесных делах, о чуде провидения и особенно о чуде искупающей любви, когда понимаем путь Божьих повелений и идем по этому пути.

Стихи 28-29. Здесь:

I. Давид описывает свои собственные скорби: «Душа моя истаевает от скорби», что, по сути, совпадает со сказанным в ст. 25 – «Душа моя повержена в прах». Тяжесть на человеческом сердце заставляет его таять, капать вниз, подобно воску свечи. Кающаяся душа тает в сожалении о грехе, и даже кающаяся душа может таять от скорби и тогда стремится излить свою мольбу перед Богом.

II. Прошение Давида о Божьей благодати.

1) Чтобы Господь дал ему силы перенести скорбь и милостиво поддержал его во время последней: «Укрепи меня душевными силами по слову Твоему, которое, являясь хлебом жизни, дает сердцу человека силы перенести все, что Господу было угодно допустить. Укрепи меня, дабы я совершал служение, противостоял искушениям, нес свои бремена во время скорби, чтобы мне не упасть духом. Укрепи меня по такому слову Твоему: «как дни твои, будет умножаться богатство34 твое»» (Втор 33:25).

2) Чтобы Господь удержал Давида от использования каких-либо незаконных косвенных средств, дабы выпутаться из беды: «Удали от меня путь лжи» (ст. 29). Давид осознавал, что имеет склонность к такому греху; оказавшись в затруднительном положении, он обманул Ахимелеха (1Цар 21:2) и Анхуса (1Цар 21:13; 27:10). Большие трудности становятся большим искушением облечь обман в краски лжи во благо и необходимость самозащиты; поэтому Давид молится, чтобы Господь уберег его от совершения данного греха, дабы он не встал на такой путь. Каждый благочестивый человек опасается пути лжи, хитрости и притворства, поэтому всем нам следует просить Господа, дабы Он Своей благодатью удержал нас от него.

3) Чтобы Давид всегда мог пребывать под руководством и защитой Господа: «Закон Твой даруй мне; даруй мне его, дабы удержать меня от пути лжи». У Давида был закон, переписанный его собственной рукой, ибо царь был обязан списывать копию закона для своего пользования (Втор 17:18). Однако Давид молится о том, чтобы закон был записан у него в сердце, ибо только тогда он у нас на самом деле есть и идет на благо. «Даруй мне закон все больше и больше». Познавший любовь и закон Господа не может не желать знать его лучше и любить еще больше. «Даруй мне» – Давид просит о нем, как об особом знаке Божьего расположения. Заметьте, мы должны почитать Божий закон как дар, подарок, невыразимый словами подарок, и ценить его, и молиться о нем, и соответственно выражать свою благодарность. Божественный кодекс основ и повелений на самом деле является хартией привилегий; и, воистину, Господь милостив к тем, кого Он облагодетельствовал, подарив закон.

Стихи 30-32. Обратите внимание:

I. Человек, готовый на все ради веры, прежде всего должен сделать серьезный и сознательный выбор, как поступил Давид: «Я избрал путь истины». Заметьте:

1) Путь серьезного благочестия – это путь истины; принципы, на которых данный путь зиждется, – это вечные принципы истины и это единственный истинный путь к блаженству.

2) Мы должны избрать хождение по этому пути не потому, что мы никакого другого не знаем, но потому, что не знаем лучшего. К тому же, мы не знаем более надежного и доброго пути. Давайте же изберем данный путь и будем по нему идти, даже если он окажется узок.

II. Избравший путь истины должен постоянно сверяться с Божьим словом как с правилом своего хождения: «Поставил пред собою суды Твои», подобно человеку, который учится писать – он кладет перед собой образец, по которому пишет; или подобно мастеру, держащему перед глазами модель, чтобы в точности повторить ее в работе. Точно так же, как мы храним Слово в сердце, привычно сообразуясь с ним, мы должны держать Слово перед глазами в прямом смысле, заглядывая в него по любому случаю, дабы нам идти верно и по правилам.

III. Сделавший религию своим выбором и правилом, вероятно, будет твердо и верно ее держаться: «Я прилепился к откровениям Твоим с неизменной любовью и непоколебимой решимостью, прилепился к ним на все времена, во всех испытаниях. Я избрал их, и поэтому я прилепился к ним». Заметьте: христианин, делающий выбор, отличается постоянством, в то время как случайные христиане меняют направление, стоит подуть ветру.

IV. Прилепившийся к Божьему Слову вправе с верою надеяться и молиться о том, чтобы Господь принял его. Ибо и Давид подразумевал это, когда просил: «Не постыди меня, то есть не позволяй мне делать постыдного и не отвергай моего служения, что станет для меня самым большим крушением».

V. Чем больше утешения дает нам Господь, тем лучшего служения Он от нас ждет (ст. 32). Здесь:

1) Решимость Давида с великим усердием продвигаться дальше в религии: «Потеку путем заповедей Твоих». Вознамерившийся попасть на небо должен поспешить туда и стремиться вперед и вперед. Нам следует пользоваться временем и прилагать усилия, продолжая свое дело с радостью. И мы потечем путем служения тогда, когда готовы исполнять его, находим в нем радость и «свергнем с себя всякое бремя» (Евр 12:1).

2) Давид полностью полагается на Божью благодать: «Я преуспею в своем служении, когда Ты расширишь сердце мое». Господь Своим Духом расширяет сердце Божьего народа, когда дает ему мудрость (ибо, это так и названо – «обширным сердцем35 » (3Цар 4:29), когда изливает в сердце любовь Божию и вкладывает туда радость. Радость в Господе должна стать двигателем нашего послушания.

5. Хей

Стихи 33-34. Здесь:

I. Давид усердно молится о том, чтобы Сам Господь стал его учителем. В окружении царя были пророки, мудрецы и священники, и сам по себе Давид был хорошо обучен закону Божьему. Однако псалмопевец умоляет Господа научить его, зная о том, что «кто такой, как Он, наставник?» (Иов 36:22). Обратите внимание:

1) Давид желает быть обученным не понятиям языка Божьих уставов, но их пути – пути применения их к себе и руководства собою посредством данных уставов. «Научи меня пути служения моего, предписанного Твоими уставами, и в каждом случае сомнения дай мне знать Твою волю относительно моих действий, дай мне услышать позади себя слово, говорящее: «вот путь, идите по нему»» (Ис 30:21).

2) Давид желает быть обученным таким способом, которым не сможет его обучить ни один человек: «Вразуми меня …» Будучи владыкою над природой, Господь дал нам умственные силы и способности; но здесь нас учат молиться о том, чтобы Господь, будучи Богом благодати, дал нам разумение, как применять эти силы и способности для великих дел, составляющих наш покой, к которым мы питаем неприязнь из-за тления своего естества. «Вразуми меня …», просвети меня разумением, ибо иметь разумение неосвященное все равно что не иметь разумения совсем. Дух откровения в слове не достигнет цели, если мы не имеем духа мудрости в сердце. Именно им мы обязаны Христу, ибо «Сын Божий пришел и дал нам свет и разум …» (1Иоан 5:20).

II. Давид честно обещает быть хорошим учеником. Если Господь его научит, то это учение, несомненно, пойдет на благо: «И буду соблюдать закон Твой, чего я никогда не стал бы делать, если бы не был научен Богом, а посему страстно желаю быть наученным». Если Господь Своим Духом даст нам правильное и хорошее разумение, мы:

1) Будем постоянны в своем послушании: «…и я буду держаться его до конца, до конца своей жизни, что станет вернейшим доказательством моей искренности». Какая польза путешественнику держаться пути лишь на время, а не до конца путешествия?

2) Будем послушны от всего сердца: «… и буду соблюдать закон Твой и хранить его всем сердцем», с удовольствием и радостью, с решимостью и силой. Человек следует по пути, которым ведет его сердце; так пусть же это будет путь Божьих заповедей, ибо в их соблюдении – весь человек.

Стихи 35-36. Давид уже помолился Господу, дабы Всевышний просветил его разумение, чтобы ему знать свое служение и не ошибиться в нем. Здесь псалмопевец молит Господа «приклонить» его волю и оживить действующие силы души, дабы он мог нести свое служение. «Потому что Бог производит в вас и хотение и действие …» (Фил 2:13), равно как и разумение того, что есть благо. И добрая голова, и доброе сердце – от доброй благодати Божьей, и то и другое необходимо для всякого доброго дела.

Здесь обратите внимание:

I. О какой благодати молится Давид.

1) Чтобы Господь дал ему силы исполнить свой долг: «Поставь меня на стезю; укрепи меня для всякого благого дела». Поскольку сами по себе мы не достаточно способны, то должны полагаться на Божью благодать, ибо все наши способности от Всевышнего. Господь влагает в нас Свой Дух и таким образом побуждает нас ходить в заповедях Его (Иез 36:28) – именно об этом просит здесь Давид.

2) Чтобы Господь дал ему желание и по Своей благодати подавил природную антипатию: «Приклони сердце мое к откровениям Твоим, к тому, что предписывают Твои откровения; не только всели в меня желание служить Тебе, в чем состоит мой долг и посему я заинтересован исполнить его как можно лучше, но и усиль мое желание служить Тебе, дабы оно соответствовало новому естеству и благоприятствовало мне». Долг тогда исполняется с радостью, когда сердце к нему склонно, а поскольку склоняет сердце именно Божья благодать, то чем больше мы обнаруживаем в себе нежелания, тем усерднее мы должны благодати искать.

II. Грех, против которого молится Давид, – корысть: «Приклони сердце мое к откровениям Твоим и устрани, умертви присущую мне склонность к корысти». Этот грех противостоит всем Божьим откровениям; ибо любовь к деньгам – грех, лежащий в корне большого греха, всех грехов. Поэтому тот, кто желает, чтобы в нем укоренилась любовь Божья, должен претерпеть искоренение из себя любви к миру; ибо дружба с миром есть вражда против Бога. Вы видите, как Бог обходится с людьми – не принуждая, но затрагивая струны человеческого сердца, производя в нем склонность к добру и отвращение ко злу.

III. Обоснование Давида для усиления молитвы: «Господи, приведи меня и сохрани меня на стезе заповедей Твоих, ибо я возжелал ее; и поэтому так ревностно молюсь о благодати ходить по этой стезе. Ты произвел во мне это желание на стезе заповедей Твоих, так неужели Ты не дашь мне способности ходить в них и таким образом возвеличить Твою работу?»

Стих 37. Здесь:

I. Давид молится об удерживающей благодати, дабы ему уберечься и удержаться от всего, что мешает на пути служения. «Отврати очи мои, чтобы не видеть суеты». Почести, наслаждения и прибыли мира сего – и есть суета, сам вид и перспектива которых уводит множество людей со стези религии и благочестия. Стоит приковать к суете взгляд, как сердце заражается любовью к ней, отчуждаясь таким образом от Бога и всего духовного. Следовательно, поскольку мы должны «завет положить с глазами» своими и возложить на них обязанность не блуждать вслед и не сосредотачиваться на том, что опасно (Иов 31:1), то нам нужно молить Господа, чтобы Он Своим провидением удержал суету от нашего взора и Своей благодатью уберег нас от очарования ее видом.

II. Давид молится об удерживающей благодати, чтобы она не только уберегла его от любого препятствия на пути к небу, но и дала ему все необходимое для ускорения продвижения: «Животвори меня на пути Твоем; животвори меня, чтобы сберечь время, улучшить возможности, стремиться вперед и исполнять любой долг с живостью и ревностью духа». Созерцание суеты умерщвляет нас и замедляет наш шаг; путешественник, который стоит и разглядывает каждый объект, представший его взору, не оторвет ног от земли; но если уберечь глаза от вида привлекающих внимание вещей, сердце будет держаться того, что истинно радует нас.

Стих 38. Здесь приводится:

I. Характер благочестивого человека, становление которого – результат работы в нем Божьей благодати. Благочестивый человек – раб Господа, подчиняющийся Его закону и задействованный в Его работе, то есть благоговеющий перед Господом, предавший себя в распоряжение и под руководство Всевышнего, занятый высокими мыслями о Господе и поклонением во славу Его. Воистину, Божьим рабом является тот, кто, несмотря на свои несовершенства и изъяны, искренне благоговеет перед Богом, и все его чувства и поступки продиктованы этим благоговением; такой человек – активный приверженец религии.

II. Доверие благочестивого человека Богу, когда он полагается на слово благодати Всевышнего. Тот, кто является Божьим рабом, может с верою и смиренным дерзновением молиться, чтобы Господь утвердил ему Свое слово, то есть чтобы исполнил Свои обетования в положенное время, а пока дал ему уверенность в исполнении обетований. Мы должны молиться о Божьих обетованиях: не нужно быть слишком честолюбивым и просить большего, но и не нужно быть слишком скромным, чтобы просить меньшего.

Стих 39. Здесь:

I. Давид, как и ранее (ст. 22), молится против поношения. Псалмопевец осознает, что когда-то совершил нечто и этим делом подал повод врагам Господа хулить, что опорочило его собственную репутацию и обратилось в позор для семьи. Теперь Давид молится, чтобы Господь, держащий в Своей руке сердца и языки всех людей, смилостивился отвратить поношение, избавить его от всех беззаконий его и не предавать его на поругание безумному, чего он опасался (Пс 38:9). Или же Давид имеет в виду, что поношения врагов несправедливы, и «да онемеют уста лживые».

II. Давид взывает к благости Божьих судов: «Господи, Ты сидишь на престоле, и суды Твои правильны и благи, справедливы и добры к тем, кому причинили зло, и поэтому к Тебе я взываю, пострадав от несправедливого и недоброго осуждения людей». Какая мелочь быть судимым судами людей, когда нас судит Господь! Или таким образом: «Твое слово, Твои пути, Твоя святая религия благи, но упреки, направленные на меня, падут на них, поэтому, Господи, отврати их, не допусти, чтобы через мой бок нанесли поражение религии».

Стих 40. Здесь:

I. Давид признается в ревностной любви к Божьему слову: «Я возжелал повелений Твоих, не просто полюбил их и нашел радость в уже обретенном мною, но и имею страстное желание познавать их больше и исполнять их лучше, и продолжаю стремиться к совершенству». Вкус сладости Божьих повелений не может не побудить нас жаждать более близкого знакомства с ними. Давид взывает к Господу со своим страстным желанием Его повелений: «Вот, я так полюбил, так возжелал; Ты знаешь все, Ты знаешь, как это важно для меня».

II. Давид молится о благодати, которая дала бы ему силы соответствовать своему признанию. «Ты возбудил во мне это томное желание, вдохни в меня жизнь, чтобы я мог его осуществить; животвори меня правдою Твоею, Твоими праведными путями, по Твоему праведному обетованию». Там, где Господь зарождает волю, там Он зародит и действие, и там, где Господь зарождает желание, Он его и удовлетворит».

6. Вав

Стихи 41-42. Здесь:

I. Молитва Давида Господу о спасении. «Господи, Ты мой Спаситель, сам по себе я жалок, и только Ты способен сделать меня счастливым; да придут ко мне милости Твои, Господи, спасение Твое. Ускорь мое временное спасение от бед нынешних и поторопи меня к спасению вечному, даруя мне необходимые для него качества, залог-утешение и предвкушение его».

II. Давид полагается на благодать и обетование Господа о спасении. Наше упование зиждется на двух столпах, и они нас не подведут:

1) Божья благодать: «Да придут ко мне милости Твои, Господи, спасение Твое». Своим спасением мы обязаны исключительно Божьей милости, а не каким-то своим заслугам. На вечную жизнь можем надеяться, только ожидая милости от Господа нашего Иисуса Христа (Иуда 21). «Господи, с верою я взираю на милости Твои, так пусть же молитва моя достигнет цели и они придут ко мне».

2) Обетование Господа: «… по слову Твоему, слову Твоего обетования. Ибо уповаю на слово Твое, и посему могу надеяться на исполнение обетования». Нам не только позволено уповать на Божье слово, но такое упование является условием осуществления слова для нас.

III. Упование Давида на благоприятный исход, который гарантируют Божья благодать и обетования: «И я дам ответ поносящему меня за мою веру в Бога, как будто бы она могла меня подвести». Когда Господь спасает от беды того, кто уповает на Него, Он заставит замолчать посмеявшегося над мыслью нищего (Пс 13:6), а когда спасение святых совершится полностью, поношения насмешников умолкнут навеки; и тогда, вне всякого сомнения, станет ясно – уповали на Господа не напрасно.

Стихи 43-44. Здесь представлено:

I. Смиренное прошение Давида о языке мудрых, чтобы он вовремя смог произнести слово во славу Господа: «Не отнимай совсем от уст моих слова истины». Псалмопевец подразумевает: «Господи, да пребудет слово истины всегда на устах моих; дай мне мудрости и отваги, необходимые для употребления моего знания с целью наставления других; и чтобы, как добрый хозяин, я мог выносить из сокровищницы моей новое и старое и совершать исповедание веры, когда бы ни был призван». Нам нужно молиться Господу о том, чтобы мы никогда не боялись и не стыдились своего признания Божьих истин и путей и не отрекались от Господа перед людьми. Давид обнаружил, что иногда он пребывал в затруднении, и слово истины не так быстро, как следовало бы, появлялось у него на устах, однако псалмопевец молится: «Господи, не отнимай его совсем от меня, пусть у меня под рукой всегда будет столько слова, сколько необходимо для исполнения моего долга подобающим образом».

II. Смиренное провозглашение состояния благочестивого сердца, без которого язык мудрых, как бы он ни служил другим, не принесет нам никакой пользы.

1) Давид заявляет о своем уповании на Всевышнего: «Господи, подготовь меня и сделай могучим в Писаниях, ибо я уповаю на суды Твои, и если их не окажется у меня под рукой, то поддержка и защита отойдут от меня».

2) Давид заявляет о своей решимости быть преданным своему долгу в силе Божьей благодати: «И буду хранить закон Твой всегда. Если Твой закон не только у меня в сердце, но и на устах, я буду делать все, что следует, и полностью покорюсь Твоей воле». «Да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен» (2Тим 3:17; Кол 3:16). Обратите внимание на решимость Давида соблюдать Божий закон: во-первых, – всегда, не отвлекаясь на пустяки; во-вторых, – во веки и веки, без отступничества. Господу нужно служить в постоянном послушании изо дня в день сутки напролет. Мы не должны уставать делать добро. Если служим Господу до конца наших дней на земле, то будем служить Ему на небе в бесконечных столетиях вечности. Так станем же хранить закон Его во веки и веки. Или таким образом: «Господи, дай слово истины устам моим, дабы я передал это священное сокровище подрастающему поколению (2Тим 2:2), а оно перенесло слово в грядущие века, и так Твой закон сохранится во веки и веки», то есть от поколения к поколению по обетованию: «И слова Мои, которые вложил Я в уста твои, не отступят от уст твоих и от уст потомства твоего, и от уст потомков потомства твоего» (Ис 59:21).

Стихи 45-48. В данных стихах следует обратить внимание:

I. На то, как Давид любит закон Божий: «…я взыскал повелений Твоих (стих 45). Я желаю знать и исполнять свой долг и обращаться к Твоему слову. Сделаю все возможное, дабы познавать, что есть воля Божия, и раскрывать Божий замысел. Я взыскал повелений Твоих, ибо я их возлюбил (ст. 47, 48). Я не только с ними согласен, ибо они благи, но и нахожу в них утешение, ибо они благи для меня». Все это – любовь к Господу, Его руководству, а посему – и ко всем Божьим заповедям.

II. На что Давид уповал в связи с этим. Мы находим здесь пять обещаний Давида себе самому относительно того, что он достигнет в силе Божьей благодати:

1) Он будет свободен и не скован в исполнении своего долга: «Буду ходить свободно, избавленный от зла, не связанный путами собственного тления, свободный для добра, совершая его не по принуждению, но добровольно». Служение греху – абсолютное рабство; служение Господу – абсолютная свобода. Распутство – это рабская зависимость от величайшего из тиранов; честность – это свобода от наименьших оков (Иоан 8:32,36; Лук 1:74,75).

2) Он будет смелым и отважным в своем служении: «Буду говорить об откровениях Твоих пред царями». До венчания Давида на царство его судьями подчас становились такие цари, как Саул, Анхус; но если бы его призвали держать перед ними ответ о том, на что он уповает, псалмопевец заговорил бы об откровениях Божьих и открыто признал бы, что строит свою надежду именно на них, и откровения стали для него всем – советником, защитой, венцом. Мы не должны бояться открыто признавать свое вероисповедание, даже если подвергаемся риску навлечь на себя гнев царей, но говорить о вере, как о том, чем мы будем жить и в чем умрем, подобно тому как вели себя трое мужей пред Навуходоносором (Дан 3:16; Деян 4:20). После венчания Давида на царство цари подчас становились его товарищами, они наносили ему визиты, он посещал их с ответными визитами. Однако Давид не обходил из любезности к ним тему о вероисповедании, подменяя ее какими угодно разговорами, он не боялся противоречить им и лишить беседу непринужденности. Нет, Божьи откровения станут главной темой разговоров Давида с царями, и не только чтобы показать, что он не стыдится своей религии, но и с целью наставления и обращения в нее собеседников. Царям полезно слушать Божьи откровения, которые украшают речь правителей, о них говорящих.

3) Давид будет находить радость и удовольствие в своем служении (ст. 47). «Буду утешаться заповедями Твоими, обращаясь к ним и сообразуясь с ними. Никогда я не буду доволен собою так, как при исполнении угодного Богу». Чем больше радости мы находим в служении Господу, тем ближе подходим к совершенству, к которому стремимся.

4) Давид будет прилежен и энергичен в своем служении: «Руки мои буду простирать к заповедям Твоим»; речь идет не только о страстном стремлении к ним (Пс 112:6) – «я ухвачусь за них, как бы не потерять и не отпустить их», но об усердных стараниях души соблюдать их – «буду простирать руки к заповедям, не только хваля их, но и практикуя; более того, я буду простирать к ним руки, прилагая всю надлежащую силу». Опущенные от праздности и отчаяния руки следует поднять (Евр 12:12).

5) Давид будет исполнять свой долг вдумчиво и внимательно (ст. 48): «И размышлять об уставах Твоих, не просто забавлять себя построением умозаключений на их основе, но продумывать наилучшие способы соблюдения уставов». Поступая так, мы доказываем свою истинную любовь к Божьим заповедям, если в работу включаются и разум, и руки.

7. Заин

Стих 49. Здесь Давид ссылается на две вещи в молитве к Богу о милости и благодати, на них он уповал по слову, которым и руководствуется в своих прошениях.

I. Бог дал ему обетование, на которое Давид надеется: «Господи, я не желаю ничего большего, кроме того, чтобы Ты вспомнил слово Твое к рабу Твоему… и сделай, как Ты сказал (1Пар 17:23). Ты мудр, и поэтому совершишь то, что вознамерился, и не изменишь воли Своей. Ты верен, и поэтому исполнишь то, что обещал, и не нарушишь слова Своего». Тот, кто сделал Божьи обетования своей долей, вправе со смиренным дерзновением ссылаться на них. «Господи, не Ты ли произнес это слово, не Ты ли обратишь его во благо?» (Быт 32:9; Исх 33:12).

2) Господь, давший Давиду обетование словом, Своей благодатью зародил в нем упование на данное обетование, дал псалмопевцу право полагаться на него и побудил ожидать великого. Неужели Бог, воспламенивший в нас стремление к духовным благословениям, преобладающее над желанием мирских благ, не будет столь милостив, чтобы удовлетворить это стремление? Неужели Вселивший в нас упования на духовные благословения не будет столь справедлив, чтобы их осуществить? Господь, Духом Своим зародивший в нас веру, по вере нашей будет трудиться над нами и не разочарует нас.

Стих 50. Здесь Давид говорит о пользе Божьего слова для него.

I. Слово – как средство его освящения: «Слово Твое оживляет меня. Оно сделало меня живим, когда я был мертв во грехе; очень часто оно оживляло меня, когда я был мертв в служении; оно оживляло меня к благому, когда я противился ему, и оно оживляло меня в благом, когда я был холоден и безразличен».

II. Поэтому слово стало средством утешения Давида, когда тот скорбел и нуждался в поддержке: «Поскольку Твое слово подчас оживляло меня, оно меня и утешало». Божье слово несет в себе силу утешения в бедствии, но применимо это только к тем, кто хоть в какой-то мере испытал на себе животворящую силу слова. Если по благодати слово делает нас святыми, то оно способно успокоить нас в любых условиях, при любых обстоятельствах.

Стих 51. Здесь Давид повествует о том, что нам было бы полезно знать.

I. Над его религией глумились. Несмотря на то, что Давид был человеком чести, очень благоразумным и славно послужил своей стране, гордые крайне ругались над его добросовестностью и благоговением; его высмеивали, над ним подтрунивали, делали все возможное, дабы вызвать к нему презрение. Смеялись над молитвами Давида, называя их нытьем, над серьезностью, называя ее хандрой, над строгостью, называя ее ненужной педантичностью. Насмешники гордились своими деяниями.

II. Тем не менее глумление не отвратило Давида от религии: «Они сделали все возможное, чтобы я от стыда сдался, но ничто не поколебало меня, я не уклонился от закона Твоего; но я еще больше унижусь (как сказал Давид Мелхоле, когда та высмеивала его), сделаюсь еще ничтожнее». Давид не только не отрекся от закона, но даже не уклонился от него. Мы не должны избегать служения и пропускать возможность творить благо в страхе перед упреками и оскорблениями людей. Путник продолжает свой путь, даже когда на него лают собаки. Тот, кто не может вынести ради Христа грубого слова, слишком мало может вынести ради Него.

Стих 52. Когда Давида высмеивали за его набожность, он не только твердо держался своего благочестия, но и I. Утешался. Псалмопевец не просто переносил оскорбления, но переносил их с радостью. Они не только не вывели его из равновесия, но и не нарушили покоя его духа в Господе. Давид утешался мыслью о том, что он переносит оскорбления ради Господа и что его злейшие враги не могли найти предлога против него, «если не найдут его против него в законе Бога его» (Дан 6:5). Верующие, которых высмеивают за приверженность Божьему закону, могут утешаться тем, что поношение Христово, в конечном счете, окажется большим для них богатством, нежели египетские сокровища.

II. Утешался, вспоминая Божьи суды от века, вспоминая Божье провидение для его народа в прошлом, проявлявшееся в милости для народа и правосудии по отношению к гонителям. Божьи суды от века, в дни нашей юности и дни наших отцов следует вспоминать, чтобы утешиться и ободриться на пути Божьем, ибо Господь не изменился.

Стих 53. Здесь описывается:

I. Характер нечестивых. Давид подразумевает открытое, серьезное нечестие: «Нечестивых, оставляющих закон Твой». Любой грех – это нарушение закона, но путь и течение сознательного, демонстративного греха – откровенное пренебрежение законом и его отвержение.

II. Впечатление, произведенное на Давида нечестием порочных. Оно пугает псалмопевца, просто поражает его. Псалмопевец с ужасом думает об оскорблении, которое оно наносит Всевышнему, о наслаждении, которое оно доставляет сатане, и вреде, причиняемом душам людей. Давид страшится последствий как для самих грешников (и восклицает: «Не погуби души моей с грешниками! Враг мой будет как нечестивец»), так и для интересов Царства Божьего среди людей, которое, по его опасениям, могло пасть и разрушиться вследствие нечестия. Давид не говорит: «Ужас овладевает мною из-за жестоких замыслов против меня», но «из-за презрения нечестивцев к Богу и Его закону». Грех чудовищно ужасен в глазах всех освященных (Иер 5:30; 23:14; Ос 6:10; Иер 2:12).

I. Состояние Давида и условия, в которых он находился «на месте странствований», что подразумевает либо личные злоключения Давида (зачастую псалмопевец был вынужден метаться из стороны в сторону и спешить), либо жребий, общий для всех. Этот мир – место наших странствований, дом, где мы странники, наша скиния, постоялый двор. Нам следует называть себя странниками и пришельцами на земле, мы здесь не дома и не должны надолго задерживаться. Даже дворец Давида был всего лишь местом его странствия.

II. Утешение Давида в этом состоянии: «Уставы Твои были песнями моими. Ими я занимал себя», подобно путешественникам, которые имеют обыкновение время от времени запевать хорошую песню, чтобы отвлечься от мыслей об усталости и разнообразить свой путь. Давид был сладким певцом Израиля, и здесь мы узнаем, откуда он брал свои песни, – они были взяты из слова Божия. Давид знал уставы Господа так же хорошо, как песни, которые поет народ; он беседовал с ними, странствуя в одиночестве. Уставы были красивы, как песни, и исполняли его сердце весельем больше, чем радовались певшие под звуки гуслей (Ам 6:5). «Злостраждет ли кто из вас?» Пусть поет Божьи уставы, «и воспоют пути Господни» (Пс 117:5), и улетучится печаль.

Стихи 55-56. Здесь описывается:

I. Обращение Давида с Божьим Словом; он хранил его и в каждом случае вспоминал. Божье имя – открытие, которое Давид сам сделал для нас по слову Божьему. Это – памятование о Господе из рода в род, и поэтому нам всегда следует хранить его в памяти – вспоминать его ночью, бодрствуя в постели, когда мы общаемся с собственным сердцем. В тот час, когда все остальные спали, Давид вспоминал имя Господа и, повторяя этот урок, все больше и лучше его узнавал, и в скорбной ночи он имя Божье вспоминал.

II. Формирование совести согласно Божьему слову. Когда человек должным образом памятует Божье имя, предшествующее закону Всевышнего, это оказывает огромное влияние на соблюдение человеком закона: «Ночью вспоминал я имя Твое» и посему бережно хранил закон Твой на протяжении дня. Какое утешение приносит размышление о том, что наше собственное сердце может свидетельствовать, как мы вспоминали Божье имя и хранили Его закон!

III. Преимущества, обретенные Давидом (ст. 56): «Он стал моим, ибо повеления Твои храню». Некоторые понимают это в более широком смысле: Он стал моим (то есть я обрел то, чем довольствуюсь, у меня есть все необходимое), ибо повеления Твои храню. Заметьте, каждый человек, делом жизни которого является религия, будет обладать ее благами, обретет преимущества, невыразимые словами. Есть и другая точка зрения: данный стих продолжает мысль предыдущего: «Я обрел утешение от хранения Твоего закона, потому что хранил его». Заметьте, Божья работа сама по себе является вознаграждением. Искреннее желание покоряться воле Божьей – самая ценная награда послушания. И чем больше мы делаем, тем больше можем сделать и сделаем в служении Господу. Ветвь, приносящая плод, становится еще более плодоносной (Иоан 15:2).

8. Хет

Стих 57. Отсюда мы можем сделать вывод о характере благочестивого человека.

I. Счастье для него – благосклонность Господа: «Удел мой, Господи36 ». Другие видят свое счастье в богатстве и почестях мира сего. Их удел – в этой жизни. Они не видят будущего; они не желают большего. Богатство и почести – это их «доброе» (Лук 16:25). В то время как все освященные почитают Господа уделом своего наследия и своей чашею, ничто меньшее их не удовлетворит. Давид вправе взывать к Господу таким образом: «Господи, Ты знаешь, что я избрал Тебя своим уделом и в своем счастье полагаюсь на Тебя».

II. Давид принимает закон Божий за правило: «… сказал я, соблюдать слова Твои; а то, что я сказал, Твоею благодатью исполню и пребуду в этом до конца». Заметьте: тому, кто почитает Господа своим уделом, следует почитать Его своим владыкою и дать Ему клятву верности; и, пообещав соблюдать слово Господа, нужно почаще напоминать себе о своем обещании (Пс 38:2).

Стих 58. В предшествующем стихе псалмопевец рассуждал о своих заветах с Господом, а здесь размышляет о своих молитвах к Богу и вновь обращается с просьбой. Обратите внимание:

1) О чем молился Давид. Почитая Господа своим уделом, он просит Его о благосклонности37 как человек, знающий о том, что он ее лишился, будучи недостойным; и все же Давид чувствует себя погубленным без Божьего расположения, и если только обретет его, то будет счастлив навеки. Мы не должны требовать у Бога благосклонности как должного, но можем смиренно умолять Всевышнего, чтобы Он не только примирился с нами, но и принял нас и улыбнулся нам. Давид молится: «Помилуй меня, прости мне мои неправильные поступки и даруй мне благодать, которая поможет в дальнейшем поступать лучше».

2) Как молился Давид. – Всем сердцем – как человек, знающий цену благословению, о котором он просит. Благодатная душа целиком и полностью настраивается на Божью благосклонность и поэтому настойчиво ее просит. «Не отпущу Тебя, пока не благословишь меня».

3) На что Давид ссылается. – На Божье обетование: «Помилуй меня по слову Твоему. Я желаю обещанной милости и полагаюсь на обетование о ней». Тот, кто руководствуется повелениями Божьего Слова и принял решение их соблюдать (стих 57), может ссылаться на обетования Слова и находить в них утешение.

Стихи 59-60. Давид говорил, что будет соблюдать слова Господа (ст. 57), и это он хорошо сказал; теперь псалмопевец сообщает, каким образом он выполнял принятое решение.

I. Давид размышлял о путях своих. Он заранее рассуждал, что ему следует делать, обдумывал стезю для ноги своей (Прит 4:26), дабы ему ступать уверенно, без всяких рискованных приключений. Псалмопевец думал о совершенных им поступках, размышлял о своем прошлом, вспоминая пройденные тропы и предпринятые шаги. Речь идет о постоянном сосредоточенном мышлении. Некоторые проводят аналогию с процессом вышивания: вышивальщица работает внимательно и точно, стараясь избежать малейшей ошибки; или с проведением подсчетов, например, когда человек подводит итоги: чем я обладаю, чего я стою? «Я размышлял не о богатстве (подобно алчному человеку Пс 48:12), но о путях моих, не о том, что имею, а о том, что делаю», ибо то, что делаем, последует за нами в иной мир, тогда как имущество свое оставляем другим. Многие любят критиковать пути других людей и никогда не думают о своих собственных – но «каждый да испытывает свое дело …»

II. Давид обращал стопы свои к откровениям Божьим. Он определил сделать Божье слово своим правилом и поступать по нему. Псалмопевец отказался от боковых тропинок, которые уводили его в сторону, и вернулся к Божьим откровениям. Он обратил к ним не только свой взор, но и стопы; свои чувства обратил в любовь к Божьему слову, а поведение – в применение слова на практике. Его душа тянулась к Божьим откровениям, а поступки были ими обусловлены. Раздумья кающегося должны приводить к благочестивым решениям.

III. Давид сделал это немедленно и без колебаний: «Спешил и не медлил …» (ст. 60). Когда мы испытываем обличения во грехе, то должны ковать железо, пока горячо, а не помышлять об отсрочке действия, как это было с Феликсом: «…когда найду время». Если мы призваны к исполнению своего долга, то не стоит терять времени, но приняться за дело сегодня, «доколе можно говорить «ныне»». То, о чем повествует Давид в данном стихе, относится либо к его привычной каждодневной практике (ночью он размышлял о своих путях, утром направлял свои стопы к Божьим откровениям; и действия, которые его рука находила достойными свершения, он совершал без промедления), или же речь идет о первой встрече Давида с Господом и знакомстве с религией, когда он начал сбрасывать с себя детское и юношеское тщеславие и задумываться о Творце и когда с ним по благодати Божьей произошла благословенная перемена. Заметьте:

1) Обращение начинается с серьезных раздумий (Иез 18:28; Лук 15:17).

2) Раздумья должны закончиться здравым обращением. Для чего размышляли мы о своих путях, если не обратили стопы свои и во весь дух не поспешили к Божьим откровениям?

Стих 61. I. Здесь описываются злые умыслы против Давида со стороны его врагов. Враги были нечестивцами, ненавидевшими псалмопевца за его благочестие. Они объединялись против него в группы или отряды. Они причиняли Давиду всевозможное зло: грабили его, старались опорочить его доброе имя (ст. 51). Враги посягали на имущество Давида, наносили ему порчу, либо разоряя во время войны, либо налагая штрафы и прибегая к конфискации под маской закона. Саул (вероятно) захватил его движимое имущество, Авессалом – дворец, амаликитяне сожгли Секелаг. У нас могут отнять тленное богатство. Даже Давид, будучи воином, не сумел сберечь своего. «Воры подкапывают и крадут».

II. Совесть Давида свидетельствует ему о том, что он твердо держался религии, когда лишился всего остального; так же поступал и Иов, будучи разоренным отрядами халдеев и савеян: «… но я не забывал закона Твоего». Ни заботы, ни печали не должны стереть из нашего разума Божье слово или помешать нам находить в слове утешение и общаться с ним. И мы не должны допустить скверных мыслей о Божьих путях из-за бед, которые нам встречаются, и не бояться, наконец, поражения в религии, даже если терпим поражения ради нее сейчас.

Стих 62. Несмотря на то, что данный псалом являет собой в основном молитву Давида, псалмопевец не забывает о своем долге благодарения, ибо молящемуся есть за что благодарить. Обратите внимание:

I. В насколько великой мере Давид видел, совершая благодарение, руку Всевышнего. Он не говорит: «Я буду славословить Тебя за Твою милость ко мне, в которой я нашел утешение», но «за праведные суды Твои, за все явления Твоего мудрого и справедливого провидения, в которых Ты прославился». Нам следует благодарить Господа за утверждение Его славы и исполнение Его слова во всем, что Он делает, управляя миром.

II. Как сильно сердце Давида было расположено к благодарению. Он в полночь вставал славословить Господа. Великие и благие мысли не давали ему спать, бодрили его лучше сна; как ревностно относился Давид к славе Всевышнего, если, в то время как другие лежали в постели, он стоял на коленях в поклонении. Псалмопевец не демонстрировал своих чувств перед людьми, но благодарил тайно, когда никто, кроме Небесного Отца, не мог его видеть. Давид славил Всевышнего не только во дворах дома Господня, но и в своей спальне. Поклонение в церкви не является предлогом для отказа от тайного поклонения. Когда сердце Давида было тронуто судами Господа, он тотчас же поделился своими чувствами со Всевышним, выражая свое искреннее восхищение без промедления, дабы чувства сии не остыли. И все же обратите внимание на благоговение псалмопевца: он не просто лежал и благодарил, но встал с постели, возможно, во тьме и холоде, чтобы совершить благодарение торжественно. Видите, каким благочестивым мужем был Давид: не мог просто лежать и спать – вставал и молился.

Стих 63. Давид уже не раз говорил о своей великой любви к Господу, здесь он выражает свою великую любовь к народу Божьему. И обратите внимание:

I. Почему он любит Божий народ? Не столько из-за того, что эти люди были его лучшими друзьями, самыми преданными его интересам и всегда готовыми служить ему, но за то, что они боялись Господа и хранили Его повеления, тем самым прославляя Его и поддерживая Царство Божье среди людей. Наша любовь к святым только тогда искренна, когда мы любим их за то, что видим в них Господа и служение Ему.

II. Как Давид проявлял свою любовь к святым: он был их общником. Речь идет не только о духовной общности – о той же вере и надежде, но и участии вместе с ними в святых таинствах во дворах Господа, где бедный и богатый, правитель и крестьянин встречались вместе. Он делил с ними скорби и радости (Евр 10:33). Давид свободно общался с верующими, передавал им свой и перенимал их опыт. Он не только считал своими общниками боявшихся Господа, но и удостаивал своим общением всех и каждого боявшегося, когда бы ни встречал таковых. И хотя Давид был царем, он общался с беднейшим из своих подданных, если тот боялся Господа (Пс 14:4; Иак 2:1).

Стих 64. В этих стихах:

I. Давид взывает к Божьей милости ко всякой твари по потребностям и способностям каждой. Подобно тому как небеса полны славы Божьей, милости Его полна земля, полна примеров щедрости и сострадания Господа. Господь милостив не только в земле Ханаанской, где Его знают и поклоняются, но и ко всей земле, на которой еще много мест, где не благоговеют перед Всевышним. Не только чада человеческие на земле, но и низшие твари вкусили, как благ Господь. «… Щедроты Его на всех делах Его».

II. Поэтому Давид молится, чтобы Господь облагодетельствовал его по потребностям и способностям: «Научи меня уставам Твоим. Молодых кричащих воронов Ты питаешь подходящим для них кормом, не дашь ли Ты и мне духовной пищи, хлеба жизни, в котором так нуждается и которого так жаждет моя душа, и жить без него не может? Милости Твоей, Господи, полна земля; так разве не полны ею небеса? Не благословишь ли Ты меня всяким духовным благословением на небесах?» Благодатное сердце приводит обоснования, дабы усилить свою просьбу о духовном учении. Несомненно, Тот, Кто не допустит, чтобы птицы Его остались ненакормленными, не допустит, чтобы дети Его остались ненаученными.

9. Тет

Стихи 65-66. В этих стихах: I. Давид с благодарностью признает, что Господь милостиво обходился с ним: «Благо сотворил Ты рабу Твоему, Господи, по слову Твоему». Как бы ни поступил с нами Всевышний, мы должны признавать, что Он сотворил нам благо, обошелся с нами лучше, чем мы того заслуживаем, совершая все с любовью и замышляя обратить все нам во благо. Во многих случаях благо, творимое для нас Господом, превосходит все наши ожидания. Бог творил благо для всех Своих рабов, никогда никто из них не жаловался на жестокую эксплуатацию со стороны Господа. Благо сотворил Ты рабу Твоему, и не только по милости Своей, но и по слову Твоему. Мы видим Божьи благодеяния в наилучшем свете, когда сравниваем их с обетованиями Всевышнего и понимаем, из какого источника они проистекают.

II. Опираясь на этот опыт, Давид обосновывает прошение о Божественном наставлении: «Доброму разумению и ведению научи меня, чтобы по благодати Твоей я мог послужить тебе, памятуя о благе, мне сотворенном. Научи меня хорошему вкусу (именно таково значение слова), дабы различать между различимым, отделять истину от лжи, добро от зла. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи?» Мы должны молить Господа, чтобы Он даровал нам здравомыслие, дабы наши чувства навыком были приучены к различению добра и зла (Евр 5:14). У многих есть знания, но мало разумения; у кого же есть и то и другое, тот хорошо укреплен против сетей сатаны и подготовлен к служению Господу и своему поколению.

III. Данное прошение подкреплено доводом: «Ибо заповедям Твоим я верую, я принял их, согласился с тем, что они благи, и подчинился их руководству; поэтому, Господи, научи меня». Там, где Господь дал благое сердце, очень многим в вере следует молиться о благой голове.

Стих 67. Здесь Давид рассказывает о том, что ему довелось испытать:

I. Об искушениях, сопутствующих жизни в благоденствии: «Прежде страдания моего, когда я жил в мире и достатке и не знал печали, я заблуждался и отошел от Господа и от своего служения». Согрешая, человек сбивается с пути; и мы более всего склонны отходить от Господа, когда считаем мир своим домом. Процветание является злополучной причиной многих беззаконий. Преуспевая, люди становятся самодовольными, потакают плоти, забывают о Боге, любят мир и глухи к обличениям слова (Пс 29:7). Когда мы страдаем, нам полезно вспомнить, как и в чем мы заблуждались прежде страдания своего, дабы скорбь достигла цели.

II. О пользе страдания: «А ныне слово Твое храню, и таким образом исцелился от своих заблуждений». Господь часто использует скорби для того, чтобы вернуть Себе тех, кто заблудился и отошел от Него. Священные скорби смиряют нас за грех и показывают суетность мира; они смягчают сердце и открывают ухо к обличению. Стесненные обстоятельства сначала заставили блудного сына прийти в себя, а потом – прийти к отцу.

Стих 68. Здесь:

I. Давид воздает славу и хвалу благости Всевышнего: «Благ и благодетелен Ты…» Всякий, кто познал Господа и Его деяния на себе, признает, что Господь творит добро, а посему сделает вывод о благости Всевышнего. Потоки Божьей благости так многочисленны и с такой силою несут свои воды ко всякой твари, что мы непременно приходим к выводу, что источник внутри Всевышнего неиссякаем. Мы даже представить себе не можем, как много добра творит наш Господь каждодневно, тем паче выше всякого представления Его благость. Так давайте же с благоговением, святой любовью и благодарением признаем это.

II. Давид молится о Божьей благодати и просит, дабы ему пребывать в ее власти и под ее руководством: «Научи меня уставам Твоим. Господи, Ты поступаешь со всеми благо, Ты – щедрый благодетель для всякой твари; и я прошу, сотвори благо для меня – наставь меня в служении, расположи меня к нему, дай мне силы его совершать. Благ и благодетелен Ты, Господи, научи меня уставам Твоим, чтобы и я смог стать благим и благодетельным, имел доброе сердце и жил благодетельной жизнью». Бедные грешники вправе ободрить себя надеждою на то, что Господь научит их Своим путям, потому что Он Благ и праведен (Пс 24:8).

Стихи 69-70. В этих стихах Давид выражает свое отношение к окружавшим его гордым и нечестивым.

I. Псалмопевец не боится их злых умыслов, и они не отвратят его от исполнения долга: «Гордые сплетают на меня ложь». Так, гордые и нечестивые вознамерились опорочить доброе имя Давида. Более того, все, что мы имеем в этом мире, даже сама наша жизнь подвергается риску со стороны того, кто бессовестно сплетает ложь. Гордые завидовали репутации Давида, ибо его доброе имя затмевало их имена, поэтому и делали все возможное, дабы опорочить псалмопевца. В гордыне своей они попирали его. Поэтому убеждали себя в том, что не грех намеренно солгать, если ложь вызовет презрение к Давиду. Нечестивый разум сплетал ложь, придумывал истории, призванные послужить коварным замыслам. И как же поступал Давид, которого так оболгали? Он будет терпеливо переносить клевету и хранить повеления, запрещающие ему отвечать бранью на брань, но всем сердцем сохранит спокойствие. Псалмопевец намерен последовательно и решительно исполнять свой долг: «Что бы они ни говорили, я буду хранить повеления Твои и не пугаться их поношений».

II. Давид не завидовал преуспеванию нечестивых, и оно не могло сбить псалмопевца с пути его служения. «Ожирело сердце их, как тук». Гордые надменны (Пс 122:4);

они исполнены суетою мира, его богатством и наслаждениями. В результате гордые, во-первых, бесчувственны, самонадеянны и глупы; им неведомы чувства, поэтому их сердце сравнивается с жирным туком: «огрубело сердце народа сего» (Ис 6:10). Они не чувствительны ни к прикосновению слова Божия, ни к прикосновению Его жезла. Во-вторых, сластолюбивы и сладострастны: «Выкатились от жира глаза их, бродят помыслы в сердце» (Пс 72:7);

они нежатся в плотских утехах и почитают их наивысшим благом. Я бы не менял их условий. «Я же законом Твоим утешаюсь. Свою уверенность я строю на обетованиях Божьего слова, и мне достаточно радости общения с Господом, что безмерно превосходит все их утехи». Детям Божьим, познавшим духовные наслаждения, нет нужды завидовать детям мира сего с его плотскими удовольствиями.

Стих 71. Здесь обратите внимание:

I. Страдание – жребий лучших из святых. Гордые и нечестивые жили в роскоши и наслаждениях, тогда как Давид, несмотря на близость к Господу и служение, страдал. Божий народ пьет воду полною чашею (Пс 72:10).

II. Страдания были для Божьего народа благом. Давид знал по опыту: «Благо мне…» Благодаря страданиям псалмопевец усвоил много полезных уроков и много послужил Господу; если бы не страдания, то не все бы он познал и чего-то не совершил бы. Поэтому Господь предусматривал на пути Давида страдания, дабы тот познал Божьи уставы. Данное намерение оправдало себя: скорби способствовали возрастанию в знании и благодати. Покаравший святого его же и научил. «Розга и обличение дают мудрость».

Стих 72. Поэтому Давид считал, что благодаря страданиям он познал уставы, и польза перевесила потери, следовательно, в результате он только приобрел; ибо Божий закон, который Давид познал в скорбях, стал для него лучше тысяч золота и серебра, потерянных псалмопевцем.

I. По сравнению с нами, в распоряжении Давида была лишь малая часть Писания, и все же, обратите внимание, как высоко он ценил слово. Поэтому нам, имеющим полностью Ветхий и Новый Завет, непростительно не знать Библии!

Обратите внимание: Давид потому ценил закон, что это был закон уст Всевышнего, откровение Его воли, утвержденное Его властью.

II. По сравнению с нами, у Давида было много золота и серебра, и все же, обратите внимание, как низко он ценил богатство. Состояние Давида возрастало, но сердце его было не с сокровищами, а со словом Божьим. Так было лучше для псалмопевца, слово доставляло ему большее наслаждение, стало лучшим имением и лучшим наследием по сравнению со всеми сокровищами, которыми Давид владел. Тот, кто прочитал Давидовы псалмы и Соломонов Екклесиаст и поверил им, не может не ценить Божье слово превыше богатств мира сего.

10. Иуд

Стих 73. Здесь:

I. Давид выражает свое восхищение Господом как Богом природы и Творцом всего сущего: «Твои руки трудились надо мною и образовали …меня …» (Иов 10:8). Каждый человек, воистину, – творение Божьих рук, как и первый человек (Пс 138:15). «Руки Твои не только сотворили меня и дали мне жизнь, иначе меня бы не было, но и устроили меня, дали мне эту жизнь, эту благородную и превосходную жизнь, наделили меня полномочиями и способностями». И мы обязаны признать, что мы дивно устроены.

II. Давид обращается к Богу как к Богу благодати и умоляет Господа стать Творцом его новой и лучшей жизни. Всевышний создал нас для служения Ему и общения с Ним. Но из-за греха мы утратили способности служить Господу и расположение общаться с Ним. Нам необходимо обрести новое божественное естество, в противном случае человеческая природа не имеет смысла. Поэтому Давид молится: «Господи, Ты сотворил меня Своею силою и славою, обнови меня Своею благодатью, дабы я отвечал цели своего создания и жил осмысленно – вразуми меня, и научусь заповедям Твоим». Вразумляя людей, Господь возвращает Себе то, что Он в них вложил, ибо именно этой дверью Всевышний входит в душу и овладевает ею.

Стих 74. В этих стихах представлена:

I. Уверенность этого благочестивого мужа в уповании на Божье спасение: «… я уповаю на слово Твое; и я убедился, что уповаю не тщетно. Слово меня не подвело, и я в нем не разочаровался. Это надежда, которая не постыжает, но в настоящем утешает, а в будущем приносит плоды».

II. Единодушие с другими благочестивыми мужами в радости о спасении: «Боящиеся Тебя увидят меня – и возрадуются тому, что надежда на слово Твое утешила меня, и по упованию своему я освободился». Утешение, которое дети Божьи находят в Господе, и милости, дарованные Всевышним, должны стать источником радости для остальных Его детей. Павел часто выражал свое упование на то, что за Божью благодать, дарованную ему, многие возблагодарят Всевышнего (2Кор 1:11; 4:15). Возможно, трактовать данный стих следует в более широком смысле: благочестивые люди рады видеть друг друга и по-особому благосклонны к тому, кто прославился своим упованием на Божье слово.

Стих 75. Давид все еще пребывает в скорби и признает:

I. Что за грех свой был справедливо наказан: «Знаю, Господи, что суды Твои праведны», праведны сами по себе. Господу угодно наказывать нас, но Он не причиняет нам вреда, поэтому мы не вправе обвинить Всевышнего в несправедливости, но признать, что наказание было не столь суровым, как мы того заслужили. Мы знаем, что Господь свят по природе, мудр и справедлив во всех Своих деяниях, а посему не можем не знать, что, в общем, суды Его праведны, хотя в некоторых частных случаях мы и сталкиваемся с трудностями, которые нам нелегко разрешить.

II. Что Господь милостиво исполняет Свое обетование. То, о чем говорилось выше, побуждает нас молчать во время скорби и запрещает роптать, исполнение же обетования должно нас утешить, вселить в нас радость, ибо скорби предусмотрены заветом, а посему не только не приносят вреда, но задуманы нам во благо: «… по справедливости Ты наказал меня, преследуя великую цель моего спасения». Нам легче признать, что Божьи суды праведны, когда дело не касается нас самих. Однако Давид расписывается в этом, заявляя: «Даже мои скорби справедливы и благи».

Стихи 76-77. В этих стихах представлена:

I. Ревностная мольба к Господу о благодати. Тот, кто признает справедливость Господа в скорбях (как это сделал Давид, ст.75), может с верою и смиренным дерзновением усердно просить у Бога милости, а также знаков и плодов этой милости в скорби. Он молится о милости (ст. 76) и милосердии (ст. 77). Он ни на что не рассчитывает, как на должное, но всю поддержку в скорби находит в простой милости и сострадании к страждущему, нуждающемуся. «Пусть это придет ко мне, то есть – свидетельство милости (покажи, что Ты благ ко мне и преисполнен милосердия) и плоды милости, пусть они содействуют моему утешению и освобождению».

II. Польза, которую Давид обещает для себя извлечь из Божьего милосердия: «Пусть это будет утешением моим (ст. 76);

это утешит меня, как ничто другое; это утешит меня, какие бы скорби ни постигли меня». Благодатная душа находит утешение только в благодатном Господе – источнике всякого блаженства и радости: «Пусть это придет ко мне, и я буду жить, дабы мне оживотвориться, чтобы жизнь моя стала приятной, ибо не знаю в ней радости, пока Господь недоволен мною. Ибо на жизнь благоволение Его; гнев же Его – на смерть». Для благочестивого мужа нет ничего более приятного, чем знаки Божьего расположения к нему.

III. Прошение Давида о проявлении Божьей милости. Псалмопевец ссылается на:

1) Божье обетование: «Даруй мне милость Твою по слову твоему к рабу Твоему, милость, которую Ты обещал, и потому что Ты ее обещал». Наш Господин дал всем своим рабам слово, что будет милостив к ним, и они вправе на это ссылаться.

2) Уверенность и утешение Давида в данном обетовании: «Закон Твой – утешение мое, я уповаю на слово Твое и нахожу радость в своем уповании». Заметьте: тот, кто находит утешение в Божьем законе, вправе полагаться на милость Всевышнего, и она, несомненно, сделает его счастливым.

Стихи 78-79. Здесь Давид показывает:

I. Как низко он ценил замыслы грешников. Речь идет о людях, которые поступали с Давидом подло, ругались и строили против него козни, хотели его победить, выставляли в дурном свете все слова и поступки псалмопевца. Даже самый справедливый человек сталкивается на своем пути с подлостью. Давид же не обращал на это внимания, потому что:

1) Знал – его угнетали безвинно, и врагов он нажил из-за своей любви. Необоснованными упреками, равно как и необоснованным проклятием, можно пренебречь; они не губят нас, а посему не должны нас поколебать.

2) С верою молился о том, чтобы злоумышленники были постыжены; Божья благосклонность к псалмопевцу могла заставить гордых стыдиться своих замыслов. «Да будут постыжены, то есть пусть их постигнет либо раскаяние, либо гибель».

3) Мог продолжать свой путь служения и найти в нем утешение. «Как бы они ни поступали со мной, я размышляю о повелениях Твоих и буду занят этим».

II. Как высоко Давид ценил добрую волю святых, как сильно он желал быть праведным в их глазах, иметь с ними общение и общий интерес: «Да обратятся ко мне боящиеся Тебя». Здесь речь идет не столько о том, чтобы они примкнули к Давиду и выступили за его дело, сколько о том, чтобы они любили псалмопевца, молились за него и общались с ним. Благочестивые люди ищут дружбы и общества таких же благочестивых. Существует мнение, что данный стих имеет отношение к ситуации, когда Давид совершил тяжкий грех, отправив на смерть Урию, и, несмотря на то, что он был царем, боящиеся Бога отстранились и отвернулись от него, потому что стыдились его; Давид был очень обеспокоен этим и поэтому молил Господа, чтобы боящиеся Бога вновь обратились к нему. Он, в особенности, жаждет общения не только с честными, но и с разумными, знающими откровения Твои, обладающими, наряду с добрым сердцем, доброй головой, ибо общение с ними будет назидательным. Как важно тесно общаться с такими людьми!

Стих 80. Здесь представлена:

I. Молитва Давида о непорочности сердца в уставах Господа, дабы он не посрамился в них, не извратил, не обманулся и не имел лишь вид благочестия, не зная силы его, – чтобы быть искренним и постоянным в религии и сохранить душу во здравии.

II. Опасения Давида о последствиях лицемерия в религии: «…чтобы я не посрамился». Срам – это удел лицемера, ему будет стыдно либо сейчас, если он покается, либо впоследствии – если покаяние не произойдет: «Да будет сердце мое непорочно, чтобы мне не впасть в позорный грех, дабы не оступиться с путей Господних и не стыдиться себя самого. Да будет сердце мое непорочно, дабы мне приступать с дерзновением к престолу благодати и поднять лик мой незапятнанный в день великий».

11. Каф

Стихи 81-82. В этих стихах:

I. Псалмопевец страстно жаждет помощи с неба: «Истаевает душа моя … иста-евают очи мои …» Он жаждет спасения от Господа и Его слова, то есть спасения по слову. Ему нужны не причудливые химеры, а объекты веры, спасение от бед в настоящем, от которых Давид стенал, а также страхов и сомнений, угнетавших его. Возможно, речь идет о пришествии Мессии, и Давид говорит от имени ветхозаветной Церкви; души верных истаевали от желания увидеть спасение, о котором свидетельствовали пророки (1Пет 1:10), их очи ослабевали. Авраам и другие видели спасение издалека, но расстояние было таким большим, что приходилось напрягать глаза, и все равно четкой картины не было. Давид в то время уже долго пребывал в гнетущем унынии, и поэтому со слезами на глазах он взывает: «… когда Ты утешишь меня? Утешь меня Твоим спасением, утешь меня словом Твоим». Обратите внимание:

1) Слово гарантирует Божьему народу утешение и спасение, которое обязательно придет в надлежащее время.

2) Ожидание исполнения обетования о спасении и утешении зачастую может быть достаточно долгим, и люди могут истаевать и падать духом.

3) Несмотря на то что ожидание спасения и утешения становится долгим, мы должны сосредоточить свой взор на спасении свыше и быть полны решимости не искать ему замены в чем-либо преходящем. «Мое сердце ждет именно Твоего спасения, Твоего слова и Твоего утешения».

II. Надеясь на помощь свыше, псалмопевец уверен, что она придет, и терпеливо ждет: «… уповаю на слово Твое; не будь надежды, сердце бы не выдержало. И хотя очи истаевают, вера таять не должна, ибо видение относится еще к определенному времени и говорит о конце и не обманет…

Стих 83. Давид умоляет Господа поскорее утешить его:

I. Поскольку скорбь псалмопевца сильна, он взывает к Божьему состраданию: «Господи, поспеши мне помочь, ибо я стал, как мех в дыму» (кожаный мех, если повесит какое-то время в дыму, не только чернеет от копоти, но высыхает, сморщивается и стает непригодным). Точно так же Давид иссушился от возраста, болезни и печалей. Видите, как скорби умерщвляют самого крепкого и сильного из людей! Некогда у псалмопевца было пышущее здоровьем лицо, свежее, как роза, теперь же оно увяло, потеряло свой цвет, щеки покрылись морщинами. Божье осуждение лишает человеческий лик красоты, подобно тому как моль съедает одежду. Мехи, сморщившиеся от дыма, выбрасывают, они уже непригодны. Кто станет наливать вино в такие старые мехи? Так же и Давид, пребывая в уничижении, выглядел как создание презренное, отверженное и сосуд непотребный. Благочестивые люди, когда они поникли духом и пребывают в унынии, зачастую думают о себе хуже, чем они есть на самом деле.

II. Потому что, несмотря на сильную скорбь, псалмопевец не забыл о своем долге, и, следовательно, Божье обетование для него оставалось в силе: «…но уставов Твоих не забыл». В какие бы условия мы ни попадали, нам не следует охладевать в своей любви к Божьему слову или позволить ему ускользнуть из нашей памяти; ни заботы, ни скорби не должны вытеснить слова. Одни напиваются и забывают закон (Пр 31:5), другие плачут и забывают закон; мы же в любой ситуации – в нужде ли, в достатке ли – должны помнить о божественном. И если мы не забываем Божьих уставов, то вправе молиться и надеяться на то, что и Господь памятует о наших скорбях, хотя на время нам и кажется, что Он нас забыл.

Стих 84. Здесь:

I. Давид молится против возмутителей своего спокойствия, чтобы Господь поспешил свершить суд над его гонителями. Он молится не о силе, чтобы отомстить за себя (псалмопевец ни на кого не держал зла), но чтобы Господь свершил отмщение, принадлежащее только Ему, и воздал (Рим 12:19) как восседающий на престоле Судия праведный. Грядет день великий и страшный, когда Господь произведет суд над всеми гордыми гонителям Своего народа, великую скорбь для всех угнетавших его – таково было предсказание Еноха (Иуда 14), и это пророчество, возможно, Давид и имел в виду. День, которого мы должны ждать и молиться о его скорейшем наступлении: «Приди, Господь Иисус, приди скорее».

II. Давид ссылается на долгую продолжительность своих скорбей: «Сколько дней раба Твоего? Дней моей жизни так мало, поэтому не допусти, чтобы все они были печальными, а посему выступи поскорее за меня против моих врагов, прежде нежели отойду и не будет меня». Или даже: «Дней моей скорби много, Ты Сам видишь, Господи, сколько их; когда Ты вернешься ко мне с милостью? Иногда ради избранных Ты сокращаешь дни скорби. Так пусть же сократятся дни моих бед; я – Твой раб; и, подобно тому как взор раба направлен на руку господина, мои очи устремлены к Тебе, пока Ты не помилуешь меня».

Стихи 85-87. Жестокое гонение на Давида, состояние псалмопевца, описываемое здесь, является прообразом состояния Христа и христиан. Многие стихи данного псалма и многие другие псалмы говорят об этом состоянии. Здесь обратите внимание:

I. Как Давид описывает своих гонителей и их козни против него:

1) Гонители были горды, и в своей гордыне преследовали Давида, хвалясь тем, что могут попирать такого прославленного человека, и надеялись возвыситься над его останками.

2) Гонители были несправедливы: «… несправедливо преследуют меня …»; Давид был далек от того, чтобы дать им повод для гонений, но за любовь его они враждовали против псалмопевца.

3) Гонители были злобными: «Яму вырыли мне гордые …», то есть действовали они продуманно в своих замыслах против Давида, их козни были злоумышленными. Кроме того, они были хитрыми и коварными: имея не только змеиный яд, но и змеиные головы, с большим усердием, не жалея усилий, готовили ему злодеяния, вероломно и тайно расставляя сети, подобно охотникам, загоняющим дикого зверя (Пс 34:7). Именно такою всегда была вражда семени змея против семени жены.

4) Здесь гонители показали свою вражду против самого Бога. Они вырыли яму Давиду вопреки закону Всевышнего. Псалмопевец имеет в виду, что враги сильно противились Божьему закону, запрещающему замышлять против ближнего зло; в частности, закон гласит: «Не прикасайтесь к помазанным Моим…» В законе сказано, что если яма, вырытая человеком, стала причиной несчастья, то данный человек за него отвечает (Исх 21:33,34), тем более высока ответственность за яму, вырытую с преступными намерениями.

5) Гонители зашли в своих замыслах так далеко, что едва не погубили Давида на земле; они были близки к тому, чтобы погубить псалмопевца и его дело. Возможно, что незадолго до того, как верный попадет на небо, он едва не будет погублен на земле. И только по милости Господа (к тому же если учесть злобность врагов, то по чуду милости) он не исчезает совсем. Терновый куст, там, где Господь, хоть и горит огнем, но не сгорает.

II. Просьба Давида, подвергшегося гонениям, к Господу.

1) Несмотря на страдания, Давид признает истинность и благость своей религии: «Как бы там ни было, все заповеди Твои – истина, поэтому, какие бы потери мне ни пришлось пережить вследствие того, что я соблюдаю заповеди, они не оставят меня в проигрыше». Истинная религия, если она чего-то стоит, достойна того, чтобы ради нее пожертвовать всем на свете и переносить страдания. «Люди лживы, в этом я убедился – люди низкого сословия, равно как и люди высокого – нет им доверия. Но все заповеди Твои – истина; на них я могу положиться».

2) Давид умоляет Господа быть рядом и помочь: «…преследуют меня: помоги мне; помоги мне терпеливо переносить свои беды, и, как мне и надлежит, держаться своей непорочности; в должное время вызволи меня из беды». «Боже, помоги» – превосходный образец всеобъемлющей молитвы. К сожалению, подчас люди легкомысленно повторяют эти слова всуе.

III. Преданность Давида своему долгу, несмотря на коварство гонителей (ст. 87): «…но я не оставил повелений Твоих». Враги преследовали цель запугать Давида, дабы он отступил от путей Господа, но им это не удалось. Псалмопевец скорее пожертвует всем, что ему дорого в этом мире, нежели оставит слово Божье; он легче расстанется с собственной жизнью, чем потеряет утешение в исполнении своего долга.

Стих 88. Здесь:

I. Давид заботится о том, чтобы пребывать на пути своего служения. Непреходящее желание и предназначение псалмопевца – хранить откровения уст Божьих, придерживаться их как правила и держаться за них как за свою веру и удел навеки. Их мы должны хранить, чем бы ни пришлось нам пожертвовать.

II. Давид молится о Божественной благодати, дабы она ему в этом помогла: «По милости Твоей оживляй меня (сделай меня живым и сделай меня активным), и буду хранить откровения уст Твоих», подразумевая, что иначе он не сохранил бы их. Мы не сможем идти вперед и проявлять усердие, если только Господь не оживотворит нас, не вдохнет в нас жизнь; и поэтому здесь нас учат полагаться на Божью благодать, дающую силы во всяком добром деле, и, полагаясь на благодать, не забывать, что Господь нам дарует ее только по милости Своей. Давид уже молился ранее: «… животвори меня правдою Твоею (ст. 40)», здесь же он молится: «По милости Твоей оживляй меня …» Вернейший знак Божьего расположения к нам – это Его работа в нас.

12. Ламед

Стихи 89-91. В этих стихах:

I. Псалмопевец признает неизменность Божьего слова и воли Всевышнего: «На веки, Господи, слово Твое утверждено. Ты вовеки тот же (так некоторые понимают этот стих);

Ты не изменяешься, в Тебе нет никакой перемены – и вот доказательство тому. Слово Твое, которым сотворены небеса, утверждено на них самим фактом их существования». Или же следует понимать так: утверждение Божьего слова на небе противопоставляется изменениям и революциям здесь, на земле. «Всякая плоть – трава … а слово Бога нашего пребудет вечно». Оно утверждено на небесах, то есть по сокровенной воле Божьей, пребывающей в Нем и недосягаемой для нашего взора, непоколебимой, как горы медные. И воля Всевышнего, открытая нам, так же надежна, как и воля сокровенная. И поскольку Господь исполнит намерения Своего сердца, ни одно из слов Его не останется неисполненным, ибо далее следует: «Истина Твоя в род и род», то есть обетование непреложно для Церкви в любом веке и не устареет с годами. Обетования, столь далеко идущие, исполнятся в положенное время.

II. В качестве доказательства Давид ссылается на постоянство, существующее в природе: «Ты поставил землю, и она стоит»; земля осталась такой, какой ее изначально сотворил Всевышний, и находится там же, где ее изначально поместил Господь, удерживается в равновесии собственной массой, и, невзирая на все сотрясения, происходящие в ее недрах, волнения омывающих ее морей и мощных столкновений с окружающей ее атмосферой, земля остается на прежнем месте. «Все» (небо и земля и все воинство их) – по определениям Твоим все стоит доныне; они остаются на том месте, где Ты их поставил; они заполняют предназначенное им пространство и отвечают цели своего создания. Стабильность определений о дне и ночи, о небе и земле служит доказательством вечности Божьего завета (Иер 31:35,36; 33:20,21). В силу обетования, данного Господом Ною (Быт 8:22), лето и зима, день и ночь стабильно следуют друг за другом. «Все стоит доныне и будет стоять до конца времен, следуя определениям, данным Тобою изначально, ибо все служит Тебе. Все исполняет Твою волю, все стремится прославить Тебя, ибо все служит Тебе». Всякая тварь находится на своем месте, по своим способностям служит Творцу и отвечает цели своего создания. И станет ли человек единственным непокорным бунтарем, забывшим о преданности, станет ли он единственным бесполезным бременем на земле?

Стих 92. Здесь описывается:

I. Великое бедствие, постигшее Давида. Он пребывал в скорби и чуть не погиб в бедствии своем. Речь идет не столько о смерти, сколько об отчаянии; Давид был готов считать, что все пропало, и он выпал из Божьего поля зрения; поэтому псалмопевец восхищается добротой Всевышнего по отношению к нему, ибо он не погиб, не отдал своей души и не лишился разума в бедствиях; но особенно потому, что сохранил способность держаться ближе к Господу и не позволил бедам увести себя от религии. Несмотря на то что мы не застрахованы от бед, Господь хранит нас, дабы мы не погибли в скорби, и у нас нет причины роптать: «Не напрасно ли я очищал руки мои?» или «Что пользы, что служили мы Богу?»

II. Поддержка Давиду в бедствии. Утешением псалмопевца был Божий закон.

1) Он и прежде служил ему утешением; памятуя об этом, Давид находил радость в законе, поскольку тот был добрым свидетельством его честности.

2) Так же было и в настоящем бедствии. Закон служил Давиду безмерным источником утешения и источником жизни, из которого псалмопевец черпал воду живую, когда природные водоемы иссякали, а сосуды разбивались. Общение Давида с Божьим законом и размышления о нем дарили радость и утешение в уединении и печали. Если мы того хотим, Библия становится приятным спутником в любое время.

Стих 93. Здесь приводится:

I. Очень хорошее решение: «Вовек не забуду повелений Твоих, но всегда буду помнить и почитать Твое слово за правило». Данное решение – навеки и изменению не подлежит. Заметьте: лучшим свидетельством нашей любви к Божьему слову служит то, что мы его никогда не забываем. Мы должны принять решение, что ничто и никогда не собьет нас с пути веры, и ни при каких обстоятельствах мы не отступим от религии, но будем в ней постоянны и усердны.

II. Очень хорошая причина для данного решения, «… ибо ими Ты оживляешь меня»; они не только живительны, но и:

1) «Они меня оживили, я убедился в этом сам». Лучше всего о Боге и Его делах говорит тот, кто опирается на собственный опыт, кто может подтвердить, что слово зачало в нем духовную жизнь, поддерживало и укрепляло ее, радовало и утешало.

2) «Ты оживил меня повелениями». Слово само по себе, без Божьей благодати, не оживит нас. Священники могут лишь пророчествовать над сухими костями, но не вдыхают в них жизнь. Но обычно Божья благодать действует словом и использует его как орудие оживления, что является хорошей причиной, чтобы мы никогда не забывали его, но высоко ценили то, что Господь наделил такой великой честью, крепко любили найденное и уповали на то, что еще извлечем большую пользу. Здесь мы видим, что лучшим средством от плохой памяти могут стать добрые чувства. Если слово оживило нас, мы его никогда не забудем. Более того, слово, действительно оживившее нас к служению, не забывается. И хотя сами фразы мы можем забыть, но если останется их действие, запечатленное в нас, это уже хорошо.

Стих 94. В этом стихе:

I. Давид претендует на связь с Богом: «Твой я, посвятил себя Тебе, принадлежу Тебе, Твой по завету». Он не говорит: «Ты мой (как отмечает доктор Мантон)», хотя, конечно, отсюда и следует такой вывод, но это было бы слишком смело. Однако, говоря: «Твой я», псалмопевец проявляет смирение и покорность. Не говорит он также: «Такой я», но «Твой я», подчеркивая не свои собственные достоинства и способности, но Божьи достоинства в себе: «Твой я, не свой собственный и не мирской».

II. Давид обосновывает свои притязания: «Ибо я взыскал повелений Твоих, я старательно осведомился о своем долге и стремлюсь прилежно исполнять его». Это станет лучшим доказательством нашей принадлежности Богу: всякий, кто Его, даже если и не достиг совершенства, стремится к таковому.

III. Давид идет дальше в своих притязаниях: «Твой я, спаси меня, спаси меня от греха, спаси меня от погибели». Тот, кто искренне посвятил себя Богу, дабы принадлежать Ему, может уверенно рассчитывать на то, что Господь защитит его и сохранит для небесного царства (Мал 3:18).

Стих 95. Здесь:

I. Давид сетует на коварство своих врагов: «Нечестивые (никто, кроме таковых, не станет врагом столь благочестивого мужа) подстерегают меня, чтобы погубить». Нечестивцы были очень жестокими и поставили себе целью – ни много ни мало – погубить Давида. Они отличались особой изобретательностью и использовали всякую возможность причинить псалмопевцу вред. Они были уверены (некоторые толкуют это как надеялись), что погубят Давида. Враги не сомневались, что он станет их добычей.

II. Давид находит защиту и утешение в Божьем слове: «Пока они замышляют погубить меня, я углубляюсь в откровения Твои, дающие мне уверенность во спасении». Божьи откровения тогда становятся поддержкой для нас, когда мы углубляемся в них, делаем их местом обитания наших мыслей.

Стих 96. Здесь Давид свидетельствует, исходя из собственного опыта:

I. О суетности мира и его неспособности сделать нас счастливыми: «Я видел предел всякого совершенства». Какое жалкое совершенство, если виден его предел! Однако сие касается всего, слывущего совершенным в этом мире. Давид в свое время видел Голиафа – сильнейшего из людей, – и победил его; Асаила – быстрейшего из людей, – и захватил его; Ахитофела – мудрейшего, – и перехитрил его; Авессалома – красивейшего, изуродовал; и вскоре псалмопевец увидел предел совершенства, всякого совершенства. Он увидел это верою, он увидел это наблюдая. Он увидел предел совершенства твари, и в смысле недостаточности (тварь – ограниченна и ущербна; не все, что нам необходимо, она способна сделать), и в смысле длительности существования; она не будет с нами все время, ибо не будет жить вечно, как надлежит нам. Слава человеческая – не более чем цвет на траве.

II. О полноте Божьего слова и его достаточности для нас: но Твоя заповедь обширна, безмерно обширна. Слово Божье применимо к любой ситуации во все времена. Божий закон, накладывающий ограничения на весь род человеческий, предназначен для нашего полного освящения. Каждая заповедь многого требует и многое запрещает. Божье обетование (ибо оно также заповедано) распространяется на все наши бремена, нужды и скорби и несет в себе удел и блаженство для нас, стоит нам увидеть предел всякого совершенства.

13. Мем

Стих 97. Здесь приводится:

I. Безмерная любовь Давида к Божьему слову: «Как люблю я закон Твой!» Со святой страстностью он заявляет о своей любви к Божьему слову. Псалмопевец обнаружил такую сильную любовь к слову в своем сердце, невзирая на тление плоти и искушения мира, что не может не изумляться ей, а также благодати, которая произвела эту любовь в нем. Давид любит не только обетования, но и закон; и внутренний его человек находит в законе радость.

II. Неоспоримые тому доказательства. Если мы что-то любим, то думаем о том постоянно. На этом основании и делаем вывод, что Давид возлюбил слово Божие, ведь оно было предметом размышлений псалмопевца. Он не только читал книгу закона, но мысленно переваривал прочитанное и сообразовывался с ним, как с трафаретом: размышлял Давид не только ночью, в уединении и безмолвии, когда больше нечем заняться, но и днем, имея много дел и людей вокруг себя. Более того, размышлял весь день. Самые обыденные мысли были окутаны благочестивыми размышлениями – настолько переполняло Давида Божье слово.

Стихи 98-100. Здесь описываются познания Давида, полученные не от египтян, а от самих Израильтян.

I. Хороший способ достижения духовных познаний. В юности Давид занимался пастушеством в сельской местности. Он трудился и при дворе, и в военном стане. Каким же образом псалмопевец мог получить такой огромный багаж знаний? Здесь он нам говорит, как достиг их: он получил их из первых уст – от Бога: «Ты соделал меня мудрее». Вся истинная мудрость – от Господа. Давид учился посредством Божьего слова, заповедей Всевышнего и Его откровений. Они обладают силой умудрить нас во спасение и приготовить Божьего человека ко всякому доброму делу.

1) Духовные познания были постоянными спутниками Давида: «… ибо они всегда со мною, как в голове, так и перед глазами». Благочестивый муж, куда бы он ни пошел, всегда несет с собой Библию, если не в руках, то в сердце.

2) Давид почитал духовные познания приятным предметом для размышлений. Его мысли были не простыми умствованиями забавы ради – как, например, ученые размышляют о понятиях своей науки; Давид размышлял о предмете своей заботы, как ему правильно себя вести, – так деловой человек размышляет о своем деле – как им управлять наилучшим образом.

3) Давид почитал духовные познания руководством во всех своих действиях: «…повеления Твои храню, то есть, что бы я ни делал, помню о своем долге». Лучший способ совершенствоваться в знаниях – всегда пребывать и преизобиловать в серьезном благочестии; ибо кто хочет творить волю Его, тот узнает об учении Христовом и будет познавать все больше и больше (Иоан 7:17). Любовь к истине готовит путь к свету ее. Здесь чистые сердцем Бога узрят.

II. Огромное значение, которое Давид придавал духовным познаниям.

Изучая Божьи заповеди и применяя их в жизни, взяв себе за правило, Давид научился во всех своих делах поступать благоразумно (1Цар 18:14).

1) Давид превзошел своих врагов в мудрости. Господь сделал его мудрее, дабы расстраивать и отражать замыслы злоумышленников против псалмопевца. В конечном счете, мудрость небесная побеждает плотскую хитрость. Соблюдая Божьи заповеди, мы заручаемся поддержкой Господа, делаем Его своим другом, а отсюда, несомненно, – становимся мудрее того, кто сделал Бога своим врагом. Соблюдая заповеди, мы сохраняем мир и спокойствие разума, которых враги нас лишили бы, и поэтому мы мудры для себя, мудрее, чем наши враги для себя, мудрее для мира сего, равно как и иного.

2) Давид превзошел в разумении всех своих учителей. Он имеет в виду либо тех, что некогда были его учителями, порицавшими его поведение и бравшими на себя ответственность давать ему указания (соблюдая Божьи заповеди, Давид справлялся со своими делами сам, поэтому становится очевидным, что он как раз и поступал правильно, а они – нет). Либо речь идет о людях, которым надлежало быть учителями, – о священниках и левитах, занявших место Моисея; их уста должны были хранить знания, но они пренебрегали изучением закона, заботясь лишь о собственных почестях и доходах и формальной стороне религии. И поэтому Давид, постоянно обращавшийся к Писаниям, стал намного умнее их. Возможно, также, что речь идет об учителях Давида в дни его юности. Псалмопевец настолько сильно утвердился на основании, ими заложенном, что обрел способность при помощи Библии научить даже всех своих учителей. Теперь он был не младенцем, нуждавшимся в молоке, но обладал чувствами, навыком приученными к различению добра и зла (Евр 5:14). То, что мы возрастаем в познании, превосходим своих учителей и перестаем в них нуждаться, – не в осуждение, а в похвалу им. Размышляя, мы проповедуем самим себе и таким образом становимся разумнее своих учителей, ибо начинаем понимать собственное сердце, что им недоступно.

3) Давид стал сведущим более старцев, либо своих современников (он был молод летами, как Елиуй, а они были старцами, но, соблюдая Божьи повеления, учил мудрости большей, чем они с высоты своего многолетия, Иов 32:7,8), либо речь идет о наследии предшествующих поколений; Давид сам приводит древнюю притчу (1Цар 24:14), но слово Божие дало ему разумение большее, нежели предания и все знания, полученные от предшествующих веков. Короче говоря, написанное слово – более надежный проводник на небо, нежели все доктора и отцы, учителя и старцы Церкви. Если мы храним и придерживаемся Святых Писаний, то они научат нас большей мудрости, чем все писания святых.

Стих 101. Здесь:

I. Давид заботится о том, чтобы избежать пути греха: «От всякого злого пути удерживаю ноги мои, которые были готовы на него вступить. Я проверил себя и, как только осознал, что поддаюсь искушению, сразу же отошел назад». Пусть даже путь был широким, зеленым, красивым и по нему шли многие люди, все же то был злой путь – путь греха, от которого Давид удержал ноги свои, предвидя, куда он заведет в конечном счете. Осторожность псалмопевца была всесторонней – он избегал каждого злого пути. «… По слову уст Твоих, я охранял себя от пути притеснителя» (Пс 16:4).

II. Забота Давида о том, чтобы пребывать на пути служения; «… чтобы хранить слово Твое» и никогда не нарушать его. Давид удерживался от греха, и это:

1) Свидетельствует о том, что он сознательно поставил себе за цель хранить Божье слово и сделать его своим правилом.

2) Говорит о том, что хранение Божьего слова было средством поклонения Давида, ибо мы не можем спокойно и с дерзновением приходить к Господу в святом служении, если только не соблюдаем Его слово, особенно когда провинились или оступились.

Стих 102. Здесь описывается:

I. Постоянство Давида в религии. Он не уклонялся от судов Божьих, не выбирал себе никаких иных правил, кроме правил Божьего слова, и не отклонялся сознательно от них. Постоянная приверженность Божьим путям во времена испытаний послужит добрым доказательством нашей непорочности.

II. Причина постоянства Давида: «Ибо Ты научаешь меня, то есть я познал Твои святые наставления, я доволен тем, что получил учение от Господа, и поэтому прилепился к Нему». И даже: «Именно Божья благодать в моем сердце сделала меня способным принять эти наставления». Все святые научаются от Бога, ибо именно Он дает разумение. И тот, только тот, кто научается от Господа, пребудет до конца в учении, которое познал.

Стихи 103-104. В этих стихах описывается:

I. Дивное наслаждение и радость, которые Давид находил в слове Божьем. Слово было сладко гортани псалмопевца, лучше меда. Существует такое явление, как духовный вкус, присущая духовному привлекательность, по которой мы его распознаем, постигая ее только опытом, который невозможно передать другим. «Ибо сами слышали …» (Иоан 4:42). Данный же стих говорит о сладости Божьего слова: оно приятнее любого наслаждения, даруемого органами чувств, даже самого-самого изысканного. Давиду, похоже, даже не хватает слов, чтобы выразить удовольствие, которое он испытал, узнав о Божьей воле и благодати. Ни с чем не сравнимое наслаждение!

II. Безмерная польза и преимущества, которые дает Божье слово.

1) Польза для головы: «Повелениями Твоими я вразумлен и умею отличить истину от лжи, добро от зла, дабы мне не ошибиться в моих собственных поступках, а также в советах другим людям».

2) Польза для сердца: «Поэтому, поскольку я обрел разумение истины, ненавижу всякий путь лжи и твердо решил не сворачивать на него». Здесь обратите внимание:

а) Путь греха – ложный путь, он вводит в заблуждение и погубит всех, кто по нему идет. Этот путь неверный, хотя и кажется человеку прямым (Прит 14:12).

б) Ненавидеть путь греха – в характере каждого благочестивого человека, он ненавидит его, ибо этот путь ложный; он не только удерживает от него ноги (ст. 101), но и ненавидит его, питает к нему неприязнь и остерегается его.

в) Ненавидящий грех будет ненавидеть все грехи, ненавидеть каждый путь лжи, потому что любой ложный путь ведет к погибели.

г) Чем больше разумения мы обретаем при помощи Божьего слова, тем больше укореняемся в своей ненависти ко греху (ибо удаление от зла – разум, Иов 28:28), и чем больше мы расположены изучать Писания, тем лучше подготовлены к отражению искушения.

14. Нун

Стих 105. Обратите внимание, здесь:

I. Говорится о природе Божьего слова и о грандиозности замысла дать слово миру. Слово есть свет и светильник. Оно помогает нам открыть истину о Боге и о нас самих – то, что без него мы бы не узнали; слово позволяет нам увидеть ошибки и грозящую нам опасность; оно направляет нас в работе и в пути. Поистине, каким бы темным был мир без слова! Оно – светильник, который мы всегда можем иметь при себе и брать в руки, дабы пользоваться в каждом частном случае (Прит 6:23). Заповедь – светильник, горящий от масла Духа, она подобна светильникам во святилище и огненному столпу для Израиля.

II. Говорится о пользе, которую мы можем извлечь из слова. Оно должно быть не только светом очей наших, чтобы радовать их и наполнять голову размышлениями, но и стать светом ноге и стезе, дабы направлять нас в хождении – помочь нам выбрать путь и освещать каждый шаг, который мы совершаем на данном пути, дабы нам не встать на неверный и не оступиться на правильном пути. И мы воистину осознаем, как благ Господь, давший нам такой светильник и свет, когда делаем его своим проводником на стезе, направляющим наши стопы.

Стих 106. Здесь приводится:

I. Представление Давида о религии; религия – это хранение праведных судов Божьих. Божьи повеления – это и есть Его суды, предписания безмерной мудрости Всевышнего. Эти суды – праведные, соответствующие вечным принципам справедливости, и наш долг – неукоснительно их хранить.

II. Взятое на себя Давидом обязательство быть религиозным. Давид связал себя обещанием, а еще ранее он был связан Божественным повелением, и этого все равно недостаточно. «Я клялся (я вознес к Господу голову и теперь не могу идти на попятную), а посему должен идти вперед – и исполню». Заметьте:

1) Нам полезно связать себя торжественным обетом быть религиозными. Мы должны поклясться Господу, как подданные присягают на верность своему монарху, подчеркивая искренность обещания перед Всевышним и признавая, что подлежим проклятию, если только не исполним клятвы.

2) Мы должны напоминать себе об обетах, данных нами Господу, не забывать, что связали себя клятвой.

3) Мы должны сознательно исполнять свои обеты Господу (честный человек так же надежен, как и его слово). Мы поклялись не для того, чтобы причинить себе вред, но вред будет чрезмерным, если не исполним.

Стих 107. В этом стихе Давид:

I. Сообщает о своем удрученном состоянии: «Сильно угнетен я, угнетен духом; похоже, что именно это Давид и подчеркивает. Он пережил много разочарований: извне — сражения, внутри – страхи. Таков зачастую удел лучших из святых; поэтому не стоит удивляться, если подобное будем переживать и мы.

II. Просит о помощи, обращаясь к Господу в удрученном состоянии. Давид молится о благодати Всевышнего: «… Господи, оживи меня. Сделай меня живым, сделай меня бодрым; побуди меня через скорби к еще большему усердию в моем деле. Оживи меня, то есть выведи из скорби, возврати из смерти в жизнь». Псалмопевец взывает к Божьему обетованию, именно им он руководствуется в своих желаниях и на него полагается в своем уповании: «Оживи меня по слову Твоему». Давид твердо решил исполнять свои обещания Господу (ст. 106) и поэтому вправе со смиренным дерзновением умолять Господа сотворить благо по Его слову.

Стих 108. Здесь нас учат молиться о двух вещах, совершая поклонение:

I. Чтобы оно было принято. Мы должны стремиться, дабы все, что мы делаем в религии, водворяясь ли, выходя ли, было угодно Господу. Здесь Давид ревностно молится о том, чтобы Господь принял его добровольную жертву, но не из кошелька, а из уст — молитву и хвалу псалмопевца. «Жертва уст» (Ос 14:3), «плод уст» (Евр 13:15) – речь идет о духовных жертвах, которые все христиане, будучи духовным священством, должны приносить Богу. Таковые жертвы должны быть добровольными, и приносить их следует с избытком и радостью, ибо принимается только доброхотное даяние. Чем с большим желанием и охотой мы служим Господу, тем более угодно Ему наше служение.

II. О помощи в поклонении: «… судам Твоим научи меня». Принося Господу жертву, о которой у нас есть все основания думать, что она будет Им принята, мы не должны забывать, что более всего Господу угодно нас наставлять. И мы должны так же ревностно искать Божьей благодати в нас, как мы ищем Его расположения к нам.

Стихи 109-110. Здесь:

I. Давиду угрожает опасность лишиться жизни. От смерти его отделяет всего лишь шаг, ибо нечестивые поставили для него сеть. Это неоднократно делал Саул, потому что ненавидел псалмопевца за его благочестие. Где бы Давид ни находился, против него замышляли то или иное коварство с единственной целью – лишить его жизни. То, чего не могли добиться открытой силой, надеялись достичь предательством, поэтому Давид и говорит: «Душа моя непрестанно в руке моей». Давид говорит так не только как простой смертный (ибо это верно в отношении каждого из нас – где бы мы ни находились, смерть может настигнуть нас; и то, что несем в руках, – запросто могут силою из них вырвать, ибо песок, каковым и является наша жизнь, легко ускользает сквозь пальцы), но и как муж брани, воин, часто рисковавший своей жизнью на поле сражения, и в особенности – как муж по сердцу Божьему, которого за это ненавидели и преследовали и который непрестанно предавался на смерть (2Кор 4:11) и умерщвляем был всякий день.

II. Давиду не угрожает опасность лишиться религии, и, несмотря на то что он постоянно рискует жизнью, псалмопевец верен Господу и своему долгу. Ничто не может его поколебать, ибо он:

1) Не забывает закона и поэтому, вероятно, проявит стойкость. Среди множества забот о собственной безопасности в сердце и голове Давида находится место для слова Божия, и оно как всегда свежо в его памяти. А то место, где слово обитает с избытком, станет колодезем живых вод.

2) Давид пока что не уклонился от Божьих повелений, и поэтому есть надежда на то, что не уклонится и в дальнейшем. Псалмопевец пережил много потрясений и удержался на ногах, и, несомненно, Божья благодать, помогавшая ему до сих пор, не подведет Давида и удержит его от шатаний.

Стихи 111-112. Здесь псалмопевец со всей страстностью, как истинный израильтянин, полон решимости прилепиться к слову Божию, с ним жить и умереть.

I. Давид решил сделать слово своим уделом, найти в нем блаженство, более того – веселье; «откровения Твои (истины, обетования Твоего слова) я принял, как наследие на веки, ибо они веселие сердца моего». Радость, которую Давид находил в откровениях Господа, свидетельствует о том, что именно в слове псалмопевец видел самое лучшее – сокровище, с которым было его сердце.

1) В Божьих откровениях было упование Давида на вечное блаженство. Завет, который Господь заключил с Давидом, был вечным, поэтому псалмопевец принял его как наследие на веки. И даже если он не мог сказать: «Откровения – мое наследие». Он вправе говорить: «Я выбрал откровения Всевышнего своим наследием и никогда в жизни не откажусь от такого удела» (Пс 16:14,15). Божьи откровения – наследие каждого, кто принял Духа усыновления; ибо «если дети, то и наследники». Откровения – наследство нетленное, в отличие от земного наследства (1Пет 1:4);

все святые принимают откровения Господа именно так, впитывают их, живут по ним и поэтому находят в них радости гораздо больше, чем в этом мире.

2) Давид и сейчас находит наслаждение в Божьих откровениях: «… они веселие сердца моего, потому что будут наследием моим на веки». Только благочестивый муж обладает сердцем, способным видеть свой удел в Божьих обетованиях, а не в имениях этого мира.

II. Давид принимает решение руководствоваться Божьим словом и предпринимает следующий шаг: «Я приклонил сердце мое к исполнению уставов Твоих». Тот, кто имеет благословение Божьих откровений, должен связать себя узами Его уставов. Утешения нам следует искать только на пути служения и исполнять свой долг:

1) В полном согласии и с удовольствием: «Божьей благодатью я приклонил сердце к уставу и превозмог нежелание исполнять его». Благочестивый человек выполняет работу со всем сердцем и поэтому делает ее хорошо. Благодатное расположение исполнять волю Всевышнего является верным принципом всякого послушания.

2) Постоянно и упорно. Благочестивый муж исполняет Божьи уставы всегда, во всех случаях, в каждодневном служении, на протяжении всего пути святого хождения, и до конца, не изнемогая при этом. Только так мы полностью следуем за Господом.

Стих 113. Здесь приводятся:

I. Опасения Давида о возникновении греха и его первых проявлениях: «Вымыслы суетные ненавижу». Он имеет в виду не то, что ненавидит вымыслы в других, ибо таковые трудно распознать, но ненавидит вымыслы собственного сердца. Каждый благочестивый муж внимателен к своим мыслям, ибо они – слова, обращенные к Господу. Суетные мысли, которым многие не придают значения, – греховны и вредны, и поэтому мы должны ненавидеть и опасаться их, ибо они не только уводят разум от блага, но и открывают двери всякому злу (Иер 4:14). И хотя Давид не мог утверждать, что его не посещают суетные мысли, тем не менее он выражает свою ненависть к таковым. Псалмопевец не поощряет суетные мысли, не прокручивает их, но делает все возможное, чтобы не допустить их, по крайней мере, подавлять. Не позволю злодеяниям продолжаться.

II. Утешение Давида в правиле долга: «…а закон Твой люблю» – закон, который запрещает эти суетные мысли и угрожает им. Чем сильнее мы любим Божий закон, тем большую власть обретаем над своими суетными мыслями и тем больше их ненавидим, ибо они противоречат всему закону; и чем более бдительными мы будем в отношении суетных мыслей, тем меньше вероятность того, что они уведут нас от предмета нашей любви.

Стих 114. Здесь:

I. Давид, страдая от злодеяний со стороны врагов, находит утешение в защите и заботе о нем Господа: «Ты покров мой и щит мой». Давид, когда его преследовал Саул, часто искал укрытия, а на войне скрывался за щитом. Теперь Бог стал его укрытием, когда псалмопевцу угрожала опасность, и щитом – когда опасность настигала его, оберегая жизнь святого от смерти, а душу – от греха. Благочестивые люди всегда в безопасности, когда их защищает Всевышний. Господь – их сила и щит, их крепость и щит, их солнце и щит, их щит и награда весьма великая, а здесь о Господе говорится как о покрове и щите. Верою благочестивые могут убежать к Нему и найти покой, как в укрытии, место которого хранится в тайне. Верою благочестивые могут противопоставить власть Господа всему могуществу и коварству своих врагов, ибо их щит отразит все огненные стрелы.

II. Уверенность Давида в Господе. Давид в безопасности и поэтому спокоен под Божьей защитой: «… на слово Твое уповаю, ибо слово познакомило меня с Тобой и заверило меня в Твоем добром ко мне отношении». Тот, кто полагается на Божье обетование, пребывает под покровительством власти Всевышнего и под Его особой защитой.

Стих 115. Здесь представлено:

I. Твердое и непоколебимое решение Давида вести святую жизнь: «Буду хранить заповеди Бога моего». Смелое решение! Это решение святого и воина, ибо истинная отвага заключается в твердой решимости противостать греху и полностью посвятить себя служению. Хранящий Божьи заповеди должен снова и снова подтверждать свое решение: «Буду хранить их. Что бы ни делали другие, я буду поступать именно так. Даже если я буду единственным в окружении злоумышленников, и все оставят меня, и как бы я ни поступал до сих пор, в будущем я буду пребывать в тесном хождении с Богом. Это заповеди Бога, моего Господа, и поэтому я буду их хранить. Он – Бог и вправе мне повелевать, и мой Господь никогда не повелевает такого, что не обратилось бы мне на благо».

II. В тесной связи с данным решением Давида – его желание распрощаться с худыми сообществами: «Удалитесь от меня, беззаконные». Несмотря на то что Давид, будучи хорошим судьей, представлял для злоумышленников угрозу, все же таковых было много, и даже при дворе они навязывали свое общество. Давид отрекается от таких людей и принимает решение не общаться с ними. Заметьте: принявший решение хранить Божьи заповеди не должен иметь общения со злоумышленниками, ибо худое сообщество – большая помеха в святой жизни. Нам не следует выбирать себе в приятели нечестивцев, не следует сближаться с ними. Мы не должны поступать, как они, и не должны делать того, что они от нас хотят (Пс 1:1; Еф 5:11).

Стихи 116-117. В этих стихах:

I. Давид молится об укрепляющей благодати. Он дважды молит Господа дать ему достаточно благодати: «Укрепи меня» и снова: «Поддержи меня». Давид не только считает себя не способным продолжать свое служение собственными силами, но и видит опасность впасть в грех, если только его не удержит Божья благодать; и поэтому он так усердно молится о благодати, которая сохранила бы его в целости (Пс 40:13), удержала бы от падения, уберегла бы от изнеможения, дабы псалмопевец не скатился на путь злодеяний и не устал творить добро. Мы стоим лишь до тех пор, пока Господь поддерживает нас, и не можем продвинуться дальше того места, куда приведет нас Господь.

II. Давид усердно молится о такой благодати.

1) Псалмопевец ссылается на Божье обетование, он на него полагается и уповает: «Укрепи меня по слову Твоему, на которое я надеюсь; ибо, если этого не произойдет, я буду посрамлен в своей надежде и меня назовут неразумным за мою доверчивость». Однако тот, кто уповает на Божье слово, может быть уверенным, что слово его не подведет и он не будет посрамлен в своей надежде.

2) Давид заявляет о своей великой нужде в Божьей благодати и говорит о преимуществе, которое она ему даст: «Укрепи меня … и буду жить», подразумевая, что без Божьей благодати он жить не сможет, впадет в грех, увидит смерть, ад, если Господь не поддержит его, тогда как опираясь на руку Всевышнего, Давид будет жить, сохранит свою духовную жизнь и обретет залог вечной жизни. «Поддержи меня, и спасусь от опасности и от страха перед опасностью». Наша святая уверенность зиждется на Божьей поддержке.

3) Давид ссылается на свое решение продолжать служение в силе благодати: «Поддержи меня … и тогда … в уставы Твои буду вникать непрестанно. Никогда не отведу от них очей и не отступлюсь от них. Я буду применять (как одни), я буду находить радость (как другие) в Твоих уставах». Если Господь Своей правой рукой поддерживает нас, мы должны в Его силе продолжать свое служение как с прилежанием, так и с радостью.

Стихи 118-120. В этих стихах описывается:

I. Божий суд над нечестивцами, отступающими от уставов Всевышнего, которые выбрали иные правила для поведения и не подчинили себя Господу. Любое отклонение от Божьих уставов – это, несомненно, ошибка, причем фатальная. Нечестивые земли мыслят только о земном, собирают себе сокровища на земле, живут в земных наслаждениях, им чуждо возвышенное, и они враги небу. Теперь посмотрите, как с ними поступает Господь, дабы вам не бояться нечестивцев и не завидовать им.

1) Бог низлагает их. Всевышний уничтожает нечестивцев – уничтожает полностью, уничтожает с позором. Попранные, они валяются у подножия ног Его. Некогда они были так высоко, теперь же Господь низлагает их (Ам 2:9). Всевышний делал это часто и будет делать впредь, ибо Он гордым противится и торжествует над врагами Своего царства. Гордые гонители попирают народ Божий, но рано или поздно Господь низложит их.

2) Господь отметает всех нечестивых земли, как изгарь. Нечестивцы – это шлаки, хотя они и смешались с хорошим металлом в руде и даже могут выглядеть как одно вещество, их необходимо отделить. С Божьей точки зрения, они бесполезны, ничтожные отбросы на поверхности земли, и похожи на праведных не более чем примесь на чистое золото. Грядет день, когда злых отделят из среды праведных (Мат 13:49), так что им не будет места в собрании праведных (Пс 1:5), а попадут они в огонь вечный – самое подходящее место для изгари. Иногда и в этом мире порицанием церкви, мечом судьи или карой Божьей нечестивцы отметаются, как изгарь (Прит 25:4,5).

II. Основание для такого суда. Господь изгоняет нечестивцев за то, что они отступают от Его уставов (всякий не подчиняющийся повелениям слова ощутит на себе его проклятие), и за то, что ухищрения их – ложь, то есть нечестивцы обманули себя, выбрав ложные правила, противоречащие Божьим уставам, от которых они отступили, и за то, что нечестивцы готовы вводить в заблуждение других, лицемерно притворяясь добрыми и прибегая к вредному коварству. Хитрость их – ложь (доктор Хаммонд). Их поступки в конечном счете сводятся к вероломству и предательству. Бог истины ненавидит это и покарает.

III. Божьи суды способствовали совершенствованию Давида. Псалмопевец принял их во внимание и извлек наставление для себя. Поражение нечестивцев помогло Давиду возрасти:

1) В любви к Божьему слову: «Я вижу, что происходит вследствие греха; потому я возлюбил откровения Твои, предостерегающие меня в отношении опасной линии поведения и охраняющие меня от путей притеснителя». Мы видим исполнение Божьего слова в судах Всевышнего над грехом и грешниками, поэтому мы должны любить слово.

2) В страхе пред гневом Господним: «Трепещет от страха Твоего плоть моя». Давид не оскорбляет тех, кто попал в немилость к Всевышнему, но смиряет себя. То, что мы читаем и слышим о Божьих судах над нечестивцами, должно побудить нас:

а) Благоговеть перед вселяющим страх величием Всевышнего и стоять пред ним в трепете: «Кто может стоять пред Господом, сим святым Богом?» (1Цар 6:20).

б) Бояться оскорбить Господа и подвергнуть себя Его гневу. Благочестивые люди нуждаются в том, чтобы страх Господень удерживал их от греха, особенно потому, что суд начнется с дома Божия и лицемеры будут разоблачены и отметены, как изгарь.

16. Аин

Стихи 121-122. Здесь Давид взывает к Господу I. Как к своему свидетелю, который может подтвердить, что псалмопевец не делал зла; он действительно вправе сказать: «Я совершал суд и правду, то есть по совести воздавал всем должное и никого ни обманом, ни по принуждению не лишал прав». Как царь, творил Давид суд и правду над всем народом своим (2Цар 8:15). Как подданный, он мог обратиться к Саулу и заявить: «… нет в руке моей зла, ни коварства…» (1Цар 24:12). Заметьте, честность – лучшая тактика поведения, которая станет нашей радостью в день бедствия.

II. Как к своему Судье, дабы не пострадать. Поступив справедливо по отношению к угнетенным, Давид умоляет Господа, чтобы и Он поступил с ним по справедливости и отомстил его противникам: «Заступи раба Твоего ко благу его; встань на мою сторону против тех, что гонят и уничтожают меня». Давид осознает, что сам по себе он со своим делом не справится, поэтому умоляет Господа выступить за него. Христос – наш Поручитель пред Господом, и коль скоро это так, то само провидение станет нашим гарантом в противостоянии всему миру. Кто или что может нанести нам ущерб, если Божья сила и благость задействованы для нашей защиты и спасения? Давид не предписывает Господу, что именно Ему следует сделать для своего святого, но просто просит, чтобы это было ко благу его, то есть таким образом, как сие усматривает Безмерная Мудрость; «только не предай меня гонителям моим». Несмотря на то что Давид совершал суд и правду, у него было много врагов. Однако Сам Господь был другом псалмопевца, и Давид уповал, что враги не проявят своеволия; и с этим упованием он вновь молится: «… чтобы не угнетали меня гордые». Давид – один из лучших людей – был угнетаем гордыми, которых Господь видит издали. Таким образом, гонимый находится в лучшем положении, нежели гонители, в чем, наконец, все убедятся.

Стих 123. I. Подвергнувшись угнетению, Давид ждет и жаждет спасения от Господа, которое утешит его.

Он не может отделаться от мысли, что спасение приближается очень медленно: «Истаевают очи мои, ожидая спасения Твоего». Взор псалмопевца вот уже долго был устремлен к спасению. Он искал помощи с небес (и мы обманываем себя, если ищем ее где-то в другом месте), но спасение все не приходило, так что глаза Давида стали ослабевать, и подчас он был готов предаться отчаянию и думать, что если спасение не пришло, когда он его так ждал, то никогда уже и не наступит. Даже благочестивые люди подчас подвержены такой слабости, как уставать в ожидании Божьего времени, когда их время истекло.

II. И все же Давид не может не надеяться, что спасение должно прийти, ибо ожидает и слова правды Божьей, и никакого иного спасения, кроме гарантированного словом, которое, являясь словом правды, просто на землю не упадет. И хотя наши глаза ослабевают, Божье слово не подведет, поэтому всякий, строящий на нем свое упование, пусть даже пройдя сквозь отчаяние, в должное время увидит спасение.

Стихи 124-125. Здесь представлено:

I. Прошение Давида о Божьем наставлении: «Уставам Твоим научи меня; дай мне знать, в чем состоит мой долг; когда я в сомнении и не знаю наверняка, в чем же мой долг, направь меня и объясни мне. И теперь, когда я в скорби и угнетении, и очи мои готовы истаять, ожидая спасения Твоего, вразуми меня, каков мой долг в данных условиях». В трудный час мы должны желать, чтобы нам сказали, что нам делать и чего ожидать, и следует больше молиться о том, чтобы нам было дано познать Писания-заповеди, которые в данном случае важнее, чем Писания-пророчества. Если Господь, давший нам уставы, не научит нас, мы так и не узнаем их. О способе, которым учит Господь, можно узнать из следующего прошения Давида: «Вразуми меня (речь идет об обновленном разумении, способности принять божественный свет), и познаю откровения Твои». Исключительное право вразумлять нас принадлежит Богу; это то разумение, без которого мы не способны понять откровения Господа. Тот, кто знает большую часть Божьих откровений, хочет познать еще больше и жаждет, чтобы Господь научил его, не допуская даже и мысли, что знает уже достаточно.

II. Обоснование этого прошения, для его усиления:

1) Ссылаясь на благость Господа по отношению к нему: «Сотвори с рабом Твоим по милости Твоей». Лучшие из святых считают Божью милость самым весомым основанием для любого благословения: «Благослови меня по милости Твоей». Ибо сами по себе мы Божьего расположения не заслужили и не смеем претендовать на то, что Господь нам что-то должен, но, скорее всего, обретем утешение, когда полностью отдадимся во власть Божьей милости и будем на нее ссылаться. В частности, когда мы приходим к Господу за наставлением, то должны просить о нем как о милости, и считать, что с нами хорошо поступили, наставив нас.

2) Ссылаясь на свою связь с Господом: «Я раб Твой и должен на Тебя работать; поэтому научи меня, как мне выполнить работу наилучшим образом». У раба есть основания ожидать, что если он ошибется, выполняя свою работу, то господин научит его, и, если это в его силах, даст ему разумение. «Господи, – говорит Давид, – я желаю служить Тебе, покажи мне как». Если человек принял решение исполнять Божью волю как раб Всевышнего, то он будет готов познавать откровения Господа (Иоан 7:17; Пс 24:14).

Стих 126. Этот стих содержит:

I. Жалобу на дерзкое нечестие грешников. Чувствуя внутри святое негодование, Давид в смирении сообщает об этом Богу: «Господи, есть люди, которые закон Твой разорили, бросив вызов Тебе и Твоей власти, и сделали все возможное, дабы отречься и снять с себя обязательство повиноваться Твоим повелениям». Нарушает закон и тот, кто грешит через немощь свою, но тем паче грешники, преступающие умышленно и поставившие за цель упразднить закон, говоря: «Кто такой Господь? Что Вседержитель, чтобы нам бояться Его?» Бывает, что и благочестивый человек согрешает против заповеди, нечестивец же нарушает заповеди сплошь и рядом, отвергая закон и пуская в ход собственные похоти. Вот в чем заключается греховность греха и пагубность плотского ума.

II. Желание, чтобы Господь явился и отстоял Свою собственную честь: «Время Господу действовать, сделать что-нибудь, дабы низвергнуть атеистов и неверных и заставить замолчать всех распустивших языки против неба». Время действовать для Бога наступает тогда, когда дерзость порока бьет через край и мера беззакония переполнена. «Ныне восстану, говорит Господь». Существует и такое чтение стиха, вполне сопоставимое с оригиналом: «Наступило время работать для Тебя, Господи!» — время, когда каждый должен встать на сторону Господа против угрожающего роста нечестия и безнравственности. Мы должны сделать все возможное для спасения тонущих интересов религии и все-таки попросить Господа взять дело в Свои руки.

Стихи 127-128. Здесь Давид, как он это часто делает в своих псалмах, признается в огромной любви к Божьему слову и Его закону. Обратите внимание на то, что может служить доказательством искренности псалмопевца:

1) Мера его любви. Библию Давид любит больше денег – более золота, и золота чистого. Золото, чистое золото – это то, с чем чаще всего бывает сердце человеческое; ничто не прельщает людей так сильно и не ослепляет им глаза так, как золото. Чистое золото, по мнению людей, – сама чистота. Они поставят на кон собственную душу, своего Бога, все, что у них есть, лишь бы раздобыть и сберечь золото. Давид же понял, что Божье слово отвечает любой цели лучше денег, ибо оно обогащает душу для Господа; и поэтому псалмопевец любит его больше, чем золото, ибо оно сделало для святого то, что не способно сделать золото, и помогало выстоять в тот час, когда все богатство мира подводило царя.

2) Основание для такой любви. Давид любил все Божьи заповеди, потому что считал их верными, здравыми и справедливыми, соответствующими своему предназначению. Все они именно такие, какими должны быть, в них невозможно найти никакого изъяна; и нам следует любить их, ибо они несут Божий образ и открывают волю Всевышнего. Таким образом, если мы согласны, что закон добр, то наш внутренний человек найдет в нем радость.

3) Плод и свидетельство данной любви: Давид ненавидел всякий путь лжи. Путь греха прямо противоположен Божьей заповеди, которая верна, а посему – ложен, и поэтому тот, кто любит и ценит Божий закон, ненавидит путь греха и не смирится с ним.

Стих 129. Смотрите, как сильно Давид любит Божье слово.

I. Он восхищается словом, ибо оно само по себе превосходно: «Дивны откровения Твои». Божье слово дает нам удивительные откровения о Боге, Христе и ином мире; замечательные доказательства Божьей любви и благодати. Величие стиля, чистота содержания, гармония между частями – все прекрасно. Слово изменяет совесть человека как обличениями, так и утешением – и это превосходно. И если мы не восхищаемся Божьими откровениями, – это признак того, что мы либо не знакомы с ними, либо не понимаем их.

II. Давид остается верным откровениям, поскольку прибегает к ним постоянно: «Потому хранит их душа моя, как бесценное сокровище, без которого я не могу обойтись». Мы не бережем откровения Господа на всякий случай, если только наша душа не хранит их. Именно в душе они должны сберегаться, как скрижали закона в ковчеге, ибо там они занимают самое сокровенное и самое главное место. Тот, кто восхищается Божьим словом, будет высоко его ценить и бережно хранить, ибо оно содержит великие обетования.

Стих 130. Здесь описывается:

I. Великое предназначение Божьего слова просвещать, то есть давать разумение, помочь нам понять истины, необходимые для путешествия в этом мире. Слово – очень простое, осязаемое средство, которым Святой Дух озаряет разум всех освященных. Божьи откровения замечательны не только своим величием, но и безмерной пользой, которую они приносят, являясь светом в темном месте.

II. Действенность слова в его предназначении. Оно великолепно отвечает своей цели, ибо:

1) Даже откровение38 Божьих слов просвещает. Если открыть слово с самого начала, то можно обнаружить, что первые стихи Библии представляют удивительное и все же достаточное описание происхождения вселенной, о котором, без слова, как без света, мир пребывал бы в полном неведении. Как только Божье слово входит в нас и размещается внутри, оно начинает просвещать, и мы обнаруживаем, что стали видеть с тех пор, как приступили к изучению Божьего слова. Первые начала слова Божия, наипростейшие истины, молоко, как для младенцев, несут великий свет в душу; насколько же сильнее просветится душа, познав великие тайны, сокрытые в слове. «Описание или объяснение Твоего слова просвещает», а значит, наибольшую пользу оно приносит, когда пасторы и проповедники присоединяют толкование (Неем 8:8). Есть мнение, что речь идет о Новом Завете, который раскрывает суть Ветхого и просвещает относительно жизни и бессмертия.

2) Слово вразумляет даже простых, самых немощных по способностям, ибо оно указывает путь на небо так понятно, что идущие этим путем, даже и неопытные, не заблудятся.

Стих 131. Здесь:

I. Давид желает Божьего слова: «Заповедей Твоих жажду». Не по своей воле лишившись Божьих постановлений, он жаждал, чтобы ему их вернули. Радуясь постановлениям, псалмопевец жадно припадал губами к Божьему слову, как новорожденный младенец, возлюбивший молоко. Когда в душе образуется Христос, она обретает благодатные желания, непостижимые для того, кому неведома работа Господа.

II. О силе данного желания свидетельствуют слова: «Открываю уста мои и вздыхаю», как человек, весь обратившийся в слух (охваченный страхом) или, от удушья, страстно жаждущий глотка свежего воздуха. Именно таким сильным и страстным должно быть наше стремление к Господу и воспоминание об имени Его (Пс 41:2,3; Лук 12:50).

Стих 132. В этом стихе:

I. Давид просит Господа о благоволении к себе: «Призри на меня великодушно; подари мне улыбку и свет Твоего лица. Узнай меня и мои дела и помилуй меня; дай мне вкусить сладость Твоей милости и принять ее дары». Видите, какая смиренная просьба. Давид просит не о том, чтобы Господь сделал для него что-нибудь руками, а только об улыбке на Его лице; достаточно доброго взгляда; и, прося об этом, псалмопевец не ссылается на заслуги, но умоляет о милости.

II. Давид признает, что Господь благоволит ко всему Своему народу: «Как поступаешь с любящими имя Твое». Речь идет:

1) Либо об основании для милости: «Господи, я один из любящих имя Твое, люблю Тебя и Твое слово, а к таковым Ты добр, неужели со мною Ты будешь более суров, чем с остальными?»

2) Либо здесь Давид объясняет, какого именно благоволения и милости он желает: «Того, что Ты обычно даруешь любящим имя Твое, избранным Твоим» (Пс 105:4,5). Псалмопевец не желает чего-то большего и лучшего, чем у ближнего, но и на меньшее он не согласен. Просто взгляд и просто милости его не устраивают, но он жаждет того, что припасено для любящих Господа, а именно того, что не видел глаз (1Кор 2:9). То, как Господь поступает с любящими Его, и нужно человеку, лучшего и желать нет необходимости, ибо именно это приносит истинное и вечное блаженство. И до тех пор, пока Господь поступает с нами не иначе как с любящими Его, у нас нет причин для ропота (1Кор 10:13).

Стих 133. Здесь Давид молится о двух великих духовных благословениях, и в данном стихе он так же ревностно просит Господа продолжать Свое благое дело в нем, как в предыдущем просил Божьего благоволения. Псалмопевец молится:

I. Чтобы Господь направлял его на пути служения: «Утверди стопы мои в слове Твоем; Ты вывел меня на верный путь, и пусть Твоя благодать руководит каждым моим шагом на этом пути». Нам следует поступать по правилам; все движения души надлежит держать в рамках, предписанных словом, не преступая их, более того, душа должна двигаться по стезе, предписанной словом, не растрачиваясь по мелочам. Поэтому нам следует умолять Господа, дабы Он Своим благим Духом направлял наши шаги.

II. Об освобождении от власти греха: «Не дай овладеть мною никакому беззаконию, дабы я не поддался ему и не попал в его плен». Каждый из нас должен опасаться попасть во власть греха и резко тому противиться; и если мы нелицемерно молимся об этом, то можем получить в ответ на молитву такое обетование: «Грех не должен над вами господствовать» (Рим 6:14).

Стих 134. Здесь:

Давид молится о возможности вести мирную и спокойную жизнь, и чтобы ему не докучали и не беспокоили те, что вознамерились нарушить покой псалмопевца: «Избавь меня от угнетения человеческого, ибо Господь имеет власть над людьми, а их силы ограничены. Да пусть узнают, что человеки они (Пс 9:21), освободи меня из рук моих врагов, дабы я служил Господу без страха, и буду хранить повеления Твои». Будучи угнетаемым, Давид продолжал бы хранить Божьи повеления и говорит: «Лишившись оков, я буду хранить их с радостью и от всего сердца». Мы вправе ожидать благословений в этом мире, если желаем их с единственной целью – лучше служить Господу.

Стих 135. Здесь Давид, как он это часто делает, называет себя рабом Божьим – званием, которым он гордился, хотя и был царем. И вот он стал добрым рабом:

1) И жаждет благоволения своего Господина, почитая сие счастьем и наивысшим благом для себя. Псалмопевец не просит ни хлеба, ни вина, ни золота, ни серебра, но: «Осияй раба Твоего светом лица Твоего; прими меня и дай мне знать об этом. Утешь меня светом Твоего лица в день пасмурный и мрачный. Если мир злится на меня, улыбнись Ты мне».

2) Давид проявляет особое внимание к работе своего Господина, считая ее своим делом и главной заботой. Он желает получить наставления, чтобы выполнить эту работу, и выполнить ее хорошо, и быть принятым в своем труде: «Научи меня уставам Твоим». Заметьте: мы должны ревностно молиться о благодати как об утешении. Если Господь прячет от нас Свое лицо, то это потому, что мы не позаботились хранить Его уставы; и поэтому, чтобы вновь обрести благосклонность Всевышнего, надлежит молиться о мудрости в служении.

Стих 136. Здесь Давид пребывает в печали.

1) Псалмопевца постигла скорбь настолько сильная, что он плачет потоками вод. Вообще говоря, неизменными спутниками благодатного сердца бывают глаза, полные слез, так как мы сообразуемся со Христом – мужем скорбей, изведавшим печаль. Давид уже молился об утешении, которое хотел обрести в Божьей благосклонности (ст. 135), теперь же он просит об утешении, в котором очень нуждается, являясь одним из сетующих на Сионе, а таковым обещано утешение (Ис 61:3).

2) Это была благочестивая скорбь. Давид плакал не от бед, постигших его, хотя их и было много, но от постыдного поведения перед Богом: «… оттого, что не хранят закона Твоего»; либо оттого, что мои глаза не хранят закона Твоего (через глаза входит и выходит множество грехов, а посему им надлежит плакать), либо оттого, что окружающие меня люди не хранят закона Твоего (ст. 139). Грехи грешников – это скорби святых. Мы должны плакать о том, что не в силах исправить.

18. Цади

Стихи 137-138. Здесь представлена:

1) Божья праведность, безмерная нравственность и совершенство естества Всевышнего. Господь – такой, какой Он есть и каким должен быть, — во всем поступает подобающим Ему образом. У Бога нет никакого недостатка или изъяна. Воля Господа – вечное правило справедливости, и Он праведен, ибо всегда поступает согласно данному правилу.

2) Праведность Божьего правления. Господь правит миром Своим провидением согласно принципам справедливости, и никогда не поступал и не поступит неправильно по отношению к Своей твари: «… справедливы суды Твои» – речь идет об исполнении как обетований, так и угроз. Каждое слово Всевышнего – чисто, и Он будет верен ему. Господь точно знает заслуги каждого дела – и будет судить соответственно.

3) Праведность повелений, данных нам Богом в качестве правил для послушания: «Откровения Твои, которые Ты заповедал, которые подкреплены Твоей высшей властью и которым Ты требуешь от нас подчинения – правда и совершенная истина, – сама правда и истина». Поскольку Господь поступает, как Ему подобает, то и Его закон требует, чтобы мы поступали, как подобает нам и Ему, чтобы мы были справедливы к себе и ко всем, с кем имеем дело, и были верны всем обязательствам, взятым на себя пред Богом и людьми. То, что нам велено исполнять, – праведно; то, во что нам заповедано верить, – истинно. Убежденность в этом необходима для нашей веры и послушания.

Стих 139. В этом стихе описывается:

1) Большое презрение нечестивых к религии: «… мои враги забыли слова Твои». Они часто слышали их, но так мало к ним прислушивались, что вскоре забыли; они умышленно забыли слова, и не только по небрежности позволили ускользнуть им из памяти, но и ухитрились выбросить их из головы. Это лежит в основе нечестия грешников, и в частности – в их злобе и враждебности по отношению к народу Божьему; они забыли слова Божьи, иначе пересмотрели бы свои грешные пути.

2) Большое внимание, уделяемое религии благочестивыми. Давид считал своими врагами тех, что забыли слова Божьи, потому что они были врагами религии, верным приверженцем которой стал Давид, занимая как наступательную, так и оборонительную позицию. И поэтому ревность даже снедала Давида, когда он видел их нечестие. Псалмопевец испытывал такое негодование от нечестия, терзавшего его дух, что даже был снедаем ревностью, подобной ревности Христа (Иоан 2:17), поглощавшей все остальные несущественные рассуждения и доводившей его до самозабвения (так это понимает доктор Хаммонд). Ревность при виде греха должна побуждать нас делать все возможное, дабы противостоять ему (Деян 18:5), по крайней мере, должна побуждать нас самих все более углубляться в религию. Чем хуже другие, тем лучше должны быть мы.

Стих 140. Этот стих говорит:

1) О сильной любви Давида к Божьему слову: «Раб Твой возлюбил его». Каждый благочестивый человек, будучи Божьим рабом, любит Божье слово, потому что оно позволяет ему узнать волю Господина и направляет его в труде. Там, где есть благодать, есть и верность по отношению к слову Божию.

2) Об основании для такой любви. Давид находил слово весьма чистым и поэтому любил его. Наша любовь к Божьему слову лишь тогда становится свидетельством любви к Господу, когда мы любим слово за его чистоту, за то, что оно несет в себе образ Божьей святости и имеет предназначение сделать нас причастниками этой святости. Слово требует чистоты, и, поскольку само оно лишено всяческой примеси тления, если мы принимаем его в свете и с любовью, очистит нас от налета обмирщения и плотского мышления.

Стих 141

Здесь представлен:

1) Давид благочестивый, но нищий. Он был мужем по сердцу Божьему – тем, кого Царю царей было угодно удостоить чести, однако он мал и презрен по своему собственному мнению и мнению многих других. Превосходство человека не всегда оберегает его от презрения; более того, оно часто становится причиной насмешек со стороны окружающих и всегда смиряет его в собственных глазах. «… Бог избрал немудрое мира …», и общая участь Его народа – быть презираемым.

2) Давид нищ, но все же благочестив, мал и презрен за свое строгое и серьезное благочестие, хотя совесть свидетельствует псалмопевцу о том, что он не забыл повелений Всевышнего. Он не отрекся от своей религии, хотя и был презираем из-за нее, ибо знал, что презрение окружающих служит испытанием на верность. Когда мы малы и презренны, нам необходимо тем более помнить Божьи повеления, дабы они поддержали нас в тесноте унижения.

Стих 142. Обратите внимание:

1) Божье слово – правда и правда вечная. Таков принцип Божьего суда, и он соответствует извечной воле Всевышнего; им Господь будет руководствоваться, вынося окончательный приговор. Божье слово будет судить нас, и будет судить нас по правде, именно оно определит нашу участь навеки. Эта истина должна породить в нас благоговейный трепет пред Божьим словом, ибо оно само по себе – правда, является эталоном правды и на века определит нам награду или кару.

2) Божье слово – это закон, и закон этот – истина. Пребывание под руководством Божьего слова накладывает на нас двойное обязательство. Мы – разумные твари, и, будучи таковыми, должны руководствоваться истиной, признавая ее власть и силу. Если принципы верны, то и поведение должно соответствовать им, иначе – наши поступки неразумны. Мы – тварь, а посему – подчиненные и должны покоряться руководству Творца. Чтобы Он ни повелел, мы обязаны исполнять как по закону. Смотрите, как переплетены обязательства, связывающие человека. Истина доносится до разума, дабы главенствовать там и руководить всеми поступками человека; и стоит только владычеству истины ослабнуть под влиянием плоти, как выступает закон, обязывающий волю подчиниться. Божья истина – закон (Иоан 18:37), и Божий закон – истина; несомненно, мы не должны отделять эти слова друг от друга.

Стихи 143-144. Эти стихи почти повторяют два предыдущих, но с некоторыми дополнениями.

I. Давид еще раз заявляет о своей стойкой верности Господу и своему долгу, невзирая на множество трудностей и отчаяние, которое ему довелось испытать. Он уже говорил: «Я мал и презрен (ст. 141), но все же остаюсь верным своему долгу». Здесь же псалмопевец признается не только в своем ничтожестве, но и в несчастьях, какие только может дать этот мир: «Скорбь и горесть постигли меня» – горести извне, скорбь – внутри. Они внезапно напали на него, схватили и удерживают. Печали – частый удел святых в этой юдоли слез; они скорбят от различных искушений. В том же стихе Давид сказал: «… но повелений Твоих не забываю»; здесь же его преданность вознесена до наивысшей степени: «Заповеди Твои – утешение мое». Все скорби и горести псалмопевца не отвратили его уст от вкуса утешений слова Божия, но он до сих пор ощущает их притягательность и находит в них мир и наслаждение, которых не могут лишить его все происходящие с ним в настоящее время беды. В Божьем слове – утешения, множество утешений, и святые часто находят в нем наибольшую радость во время скорби и горестей (2Кор 1:5).

II. Давид еще раз, как и ранее (ст. 142), признает вечную правду Божьего слова: «Правда откровений Твоих вечна», она неизменна; и когда слово в силе своей внедряется в душу, оно становится там постоянным началом, источником воды живой (Иоан 4:14). Нам следует много и часто размышлять о справедливости и вечности Божьего слова. Кроме того, отсюда следует:

1) Молитва о благодати: «…вразуми меня …» Тот, кто хорошо знает Божье слово, должен жаждать его еще больше, ибо много еще предстоит узнать. Давид не говорит: «Дай мне больше откровений», но «…вразуми меня …»; мы должны стремиться к разумению того, что нам открылось, и к еще лучшему познанию того, что уже знаем. Нам надлежит просить Всевышнего о сердце, преданном познанию.

2) Упование на славу: «Дай мне новое разумение, и тогда буду жить, буду жить вечно, обрету вечное блаженство и утешусь, а в настоящее время утешаюсь ожиданием сего». «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя …» (Иоан 17:3).

19. Куф

Стихи 145-146. В этих стихах приводится:

I. Благая молитва Давида, в которой он просит Бога о милости; псалмопевец не хвалится тем, что упоминает, и не приписывает тому особых заслуг, а просто размышляет об утешении, обретенном им надлежащим образом. Обратите внимание:

1) Молитвенное общение с Господом происходит в глубине души псалмопевца; он молится всем сердцем, а молитва угодна лишь та, которую ведет сердце. Работа уст, если только устами и ограничиться, – напрасный труд.

2) Давид настойчив в молитве; он взывает весьма усердно, в накале святой страсти, в силе желания. Он взывает всем сердцем, в его молитве все силы души не просто участвуют, но и доведены до крайнего предела. Только тогда мы продвигаемся вперед, когда молимся и боремся так неистово и сильно.

3) Молитва Давида обращена к Господу: «Призываю Тебя …» К кому, если не к отцу, пойдет дитя, когда у него что-то болит?

4) То великое, о чем просит Давид, – спасение: «…спаси меня …» Короткая молитва (ибо мы заблуждаемся, если думаем, что в многословии своем будем услышаны), но какая содержательная: «Не только убереги меня от погибели, но и сделай меня счастливым». Ничего большего, чем спасения Божьего, нам желать и не нужно (Пс 49:23), а также того, что ему сопутствует (Евр 6:9)39 .

5) Давид жаждал ответа, он не только смотрел ввысь в молитвах, но и смотрел, что за ними последует, ждал их результата: «Господи, услышь голос мой и дай мне знать, что Ты его слышишь» (Пс 5:4).

II. Благие намерения Давида, которыми он связал себя в служении, стремясь обрести милость: «…и сохраню уставы Твои, я твердо уверен, что Твоей благодатью сохраню», ибо кто отклоняет ухо свое от слушания закона, тот не вправе ожидать ответа на молитвы (Прит 28:9). Давид объясняет свое намерение в стихе 146: «Спаси меня от моих грехов, от тления, искушений, всех препятствий на моем пути, чтобы я мог хранить откровения Твои». Мы должны взывать к Господу о спасении не для того, чтобы обрести в нем облегчение и утешение, но чтобы иметь возможность с еще большей радостью служить Всевышнему.

Стихи 147-148. Давид далее повествует о том, насколько он преуспел в молитвенном служении, к своему утешению и благу: он воззвал к Господу, то есть посвятил Всевышнему благочестие и чувство преданности со всей серьезностью. Обратите внимание:

I. Что помогало Давиду в поклонении. Молитве псалмопевца всегда неизменно сопутствовали:

1) Упование на Божье слово, побуждавшее непрестанно молиться, хотя далеко не всегда за молитвой следовал немедленный ответ: «Я взывал и уповал, что, наконец, преуспею, ибо видение относится еще к определенному времени и говорит о конце и не обманет, на слово Твое уповаю, которое, я знаю, меня не подведет».

2) Размышление над Божьим словом. Чем теснее мы общаемся с Божьим словом, мысленно погружаясь в него, тем большую обретаем способность говорить с Господом на Его языке и лучше знаем, о чем надлежит молиться. Простого чтения слова недостаточно, мы должны размышлять над ним.

II. Время поклонения Давида. Он предварял рассвет, более того – утреннюю стражу. Здесь обратите внимание:

1) Давид имел обыкновение вставать рано, возможно, к этому обязывал его высокий чин. Он не принадлежал к числу говоривших: «Немного посплю».

2) Он начинал свой день с Господом. Первым делом утром, еще не углубившись в другие хлопоты, царь молился, когда разум его был свеж, в наилучшей форме. Если первые наши утренние мысли будут о Господе, они помогут нам пребывать в Его страхе весь день.

3) Голова Давида была занята мыслями о Господе, о заботах и радостях религии, чему способствовал его короткий сон. Даже в утреннюю стражу, когда он только что просыпался, псалмопевец приступал к молитве и размышлению, вместо того чтобы повернуться на другой бок и снова заснуть. Давид глаголы уст Господа хранил больше, нежели отдых (Иов 23:12), который мы в немощи своей свято бережем, как пищу.

4) Псалмопевец уделял время поклонению. В течение дня у Давида было множество дел, но никто не вправе под предлогом занятости уклоняться от поклонения в уединении. Лучше выкроить время у сна, как поступал Давид, чем вообще не найти его для молитвы. Когда мы молимся ночью, нам должно послужить утешением то, что неподходящего времени для прихода к престолу благодати не существует, туда можно являться в любой час. Возможно, Ваал и спит, но Бог Израилев никогда не дремлет, и нет такого времени, когда с Ним нельзя было бы поговорить.

Стих 149. В этом стихе:

I. Давид со всей серьезностью обращается к Господу за благодатью и утешением. Он умоляет, чтобы Господь услышал голос его: «Господи, я должен Тебе что-то сказать, буду ли я благосклонно услышан?» Что же хотел Давид сказать? Что за мольба и просьба? Она невелика, но очень содержательна: «Господи, оживи меня; побуди меня к добру, сделай меня в нем живым, энергичным и радостным. Приведи в действие благодатные навыки».

II. Давид сам себя ободряет, что получит то, о чем просит. Ибо он полагается на:

1) Божью милость: «Господь благ, поэтому будет благ и ко мне, уповающему на Его милосердие. Явленная мне милость воодушевит меня, вдохнет в меня жизнь».

2) Божьи суды, то есть – на мудрость Всевышнего («Господь знает, в чем я нуждаюсь и что для меня хорошо, и поэтому оживит меня»), Его обетование, слово, произнесенное Им, и гарантированную Новым Заветом милость: «Оживи меня согласно тому завету».

Стихи 150-151. В этих стихах:

I. Давид предчувствует угрозу со стороны своих врагов.

1) Враги настойчивы в стремлении осуществить свои коварные замыслы: они замышляют лукавство, любое лукавство по отношению к Давиду или к кому-то из его друзей. Враги не упустят ни малейшей возможности навредить псалмопевцу.

2) Враги крайне нечестивы и не имеют в очах страха Господня: «Далеки они от закона Твоего», огородили себя, как только могли, от обличений и повелений закона. Гонителями Божьего народа становятся люди, легкомысленно относящиеся к Господу; поэтому мы можем быть уверены, что Господь противостанет таковым на стороне Своего народа.

3) Враги настолько близко подошли к Давиду, что он едва не попал к ним в руки: приблизились – ближе некуда, буквально шли по пятам, дышали ему в спину, осталось только схватить. Подчас Господь допускает, чтобы гонители зашли довольно далеко в преследовании Его народа, как сказал Давид: «… один только шаг между мною и смертью» (1Цар 20:3). Возможно, этим и объясняется столь усердная молитва псалмопевца (ст. 149). Господь подвергает нас опасности, чтобы мы, подобно Иакову, могли бороться за благословение.

II. Показана уверенность Давида в том, что Господь его защитит. «Они приблизились, чтобы погубить меня, но близок Ты, Господи, дабы спасти меня; Ты не только намного сильнее их, чтобы помочь мне их одолеть, но ближе – и посему готов мне помочь». Блаженство святых состоит в том, что при приближении беды Бог находится рядом, и ни одна беда не может встать между Господом и Его святыми. Бог никогда не бывает слишком далеко, чтобы Его невозможно было найти; Господь рядом – Его всегда можно призвать, и средства Его всегда можно призвать (Втор 4:7). «… Все заповеди Твои – истина». Враги замышляли лишить Давида обетований, данных ему Богом, но псалмопевец был уверен, что им это не под силу; истинность заповедей Господних непоколебима, а посему они непременно исполнятся.

Стих 152. Данный стих подтверждает все, сказанное Давидом ранее: «Все заповеди Твои – истина». Псалмопевец имеет в виду завет, слово, которое Господь заповедал тысячам поколений. Это верно и надежно, как сама истина, ибо:

1) Именно так учредил Господь, утвердил навеки. Строение слова и порядок во всем не могут не свидетельствовать о его истинности. Обетования утверждены на века, так что, даже если небо и земля прейдут, каждая малейшая буква и йота обетования устоят (2Кор 1:20).

2) Давид убедился в этом и благодаря работе благодати Божьей в его сердце (рождающей в нем совершенную убежденность в истинности Божьего слова и наделяющей псалмопевца способностью с полной уверенностью полагаться на него) и делам провидения Всевышнего, благоприятным для него, – обетование исполнилось сверх всякого ожидания. Давид узнал о том издавна, от дней своей юности, с тех пор как начал взирать на Господа: на Божье слово можно смело и уверенно положиться. Такая убежденность подкреплялась наблюдениями и опытом его собственной жизни и жизни других, шедших до него путями Господа. Все, однажды узнавшие Бога и доверившиеся Ему, признают, что убедились в верности Всевышнего.

20. Рейш

Стихи 153-154. Здесь:

I. Давид молится о поддержке в бедах. «Злостраждет ли кто… пусть молится»; пусть молится, как это делает здесь Давид.

1) Псалмопевец рассчитывает на Божье сострадание и умоляет: «Воззри на бедствие мое; подумай обо мне и обо всех моих несчастьях, не оставайся безучастным». Господь никогда не оставляет без внимания скорби Своего народа, но желает, чтобы мы «припомнили» Ему (Ис 43:26), изложили свое дело и положились на Божье сострадание и мудрость в том, что Господь рассмотрит все и совершит, что нужно, в то время и таким способом, который сам сочтет подходящим.

2) Давид рассчитывает на Божью силу и умоляет: «Избавь меня; прими во внимание мои скорби и выведи меня из них». Господь пообещал избавление (Пс 49:15), и мы вправе молиться о нем, в покорности воле Всевышнего и ради славы Его, дабы нам как можно лучше служить Господу.

3) Давид рассчитывает на Божью праведность и умоляет: «Вступись в дело мое, будь моим покровителем и адвокатом, прими меня как Своего подзащитного». Давид боролся за правое дело, но его враги были сильны и многочисленны, и он подвергался реальной опасности быть погубленным ими; поэтому псалмопевец умоляет оправдать его доброе имя и заставить замолчать лживых обвинителей. Если не Господь, то кто заступится за дело Его народа? Бог праведен, а Его народ предан Ему, поэтому Господь сделает это, и сделает это хорошо (Ис 51:22; Иер 50:34).

4) Давид рассчитывает на Божью благодать и умоляет: «Оживи меня. Господи, я немощен и не могу вынести своих бед; я готов сникнуть и пасть духом. О, если бы Ты оживотворил и утешил меня, доколе придет избавление!»

II. Давид ссылается на то, что полагается на Божье слово и послушен его руководству: «Оживи меня и избавь меня по слову обетования Твоего, ибо я не забываю закона Твоего». Чем теснее мы прилепляемся к слову Божьему, почитая его за правило и опору, тем большую уверенность имеем в избавлении в должное время.

Стих 155. Здесь приводится:

1) Описание нечестивых. Они не только не исполняют Божьих уставов, но и не пытаются искать их; нечестивцам неведомы повеления Всевышнего, равно как и нет у них желания узнать, в чем состоит их долг, – для этого они не предпринимают ни малейшей попытки. Воистину, нечестив тот, кто не почитает Божий закон достойным познания, игнорирует его, приняв решение вольно жить и ходить путями собственного сердца.

2) Участь нечестивых: «Далеко от нечестивых спасение». У них нет ни малейшего основания надеяться и на временное избавление: «Да не думает такой человек получить что-нибудь от Господа». Как могут эти люди притязать на Божью благосклонность, попав в беду, если они никогда не искали Его уставов, когда все у них было хорошо? Несомненно, вечное спасение далеко от них. Они обольщаются мыслью о том, что спасение близко и они попадут на небо; однако это заблуждение – спасение от них далеко. Нечестивцы удалили от себя спасение, оттолкнув Спасителя; оно теперь недостижимо для них, и чем больше они погрязли в грехе, тем дальше спасение. Более того, чем дальше от них спасение, тем ближе к ним проклятие, уж оно-то не замедлит. «Вот, Судия стоит у дверей».

Стих 156. В этом стихе Давид:

1) Восхищается Божьей благодатью: «Много щедрот Твоих, Господи»! Господь по природе Своей благ, – это и Его слава, и радость для всех святых. Всевышний щедр в Своей милости, ибо Он полон сострадания. Милости много, она велика – это неиссякаемый источник. Господь щедр в Своей милости ко всем призывающим Его. Давид уже говорил о жалком состоянии нечестивых (ст. 155);

тем не менее Господь благ; у Всевышнего нашлось бы достаточно милости, чтобы спасти их, если бы они не пренебрегли щедротами Его милости. Тот, кто избавился от участи грешников, всегда обязан быть признательным величию Божьей милости, освободившей его.

2) Умоляет Господа о благодати, животворящей благодати по суду Всевышнего, то есть по Новому Завету (установившему правило, согласно которому ему дана такая благодать) или по образу действия – как Господь обычно поступает с любящими имя Его (ст. 132).

Стих 157. Здесь:

1) Давид находится в гуще трудностей и опасностей: «Много у меня гонителей и врагов». Стоит ли удивляться великому множеству врагов Давида, когда гонителем и врагом псалмопевца был сам царь Саул: большинство последует пагубным путем злоупотребления властью. Давид, будучи публичным человеком, имел множество врагов, но вместе с тем у него было и много друзей, любивших его и желавших ему добра. Благодаря ему одни настроены против других. В этом Давид является прототипом Христа и Его Церкви. У Церкви Христовой, как и у друзей Давида, великое множество врагов и гонителей.

2) Несмотря ни на что, Давид утвердился на пути своего долга: «Но от откровений Твоих я не удаляюсь, ибо знаю, пока я прилепляюсь к ним, Господь за меня, и тогда не имеет значения – кто против меня». Человек, который постоянен в пути своего долга, даже если и имеет множество врагов, ему нет нужды кого бы то ни было бояться.

Стих 158. Этот стих описывает:

1) Давида, опечаленного из-за нечестия грешников. Хотя он вращался в основном в родных пенатах, иногда ему доводилось заглянуть за их пределы, и он не мог не увидеть, что повсюду снуют нечестивцы. Он видел отступников, грехи которых были открыты всем людям, и сокрушался от того, как они бесчестят Бога и служат сатане, развращают мир и губят собственные души. Он сокрушался, оттого что нечестивцев было великое множество, они отличались особой дерзостью и бесстыдством и были весьма изобретательны, заманивая в свои сети нестойкие души. Тот, кто заботится о славе Всевышнего и о благополучии человечества, не может не сокрушаться при виде всего этого.

2) Истинную причину такой печали. Давид сокрушался не потому, что нечестивцы досаждали лично ему, но потому, что они бросали вызов самому Господу: «…они не хранят слова Твоего». Всякий ненавидящий грех по-настоящему ненавидит его потому, что грех – это преступление закона Всевышнего и нарушение Его слова.

Стих 159. В этом стихе:

1) Давид взывает к Господу, ссылаясь на свою любовь к повелениям Всевышнего: «Господи, Ты знаешь все, Ты знаешь, как я люблю Твои повеления; прими это во внимание и поступи со мною так, как Ты обычно поступаешь с любящими Твое слово, которое Ты возвеличил превыше всякого имени Твоего». Давид не говорит: «Смотри, как я исполняю Твои повеления», он осознает, что зачастую ему это не удается, но: «Смотри, как я люблю повеления Твои». Наше послушание угодно Господу и благоприятно для нас самих лишь тогда, когда зиждется на любви.

2) Давид обращается с просьбой: «…оживи меня, дабы я энергично исполнял свой долг, животвори меня, поддерживай жизнь во мне не по моим заслугам, хотя я и люблю Твое слово, но по милости Твоей», которой мы обязаны своей жизнью, которая даже лучше, чем сама жизнь. Большего оживления, чем оживление Божьей милостью, нам и не нужно.

Стих 160. Здесь Давид утешается верностью Божьего слова, дабы вдохновить и себя самого, и других полагаться на него.

1) Слово всегда было верным и не подвело никого из тех, что отважились довериться нему. «Основание слова Твоего истинно», то есть слово истинно от самого начала. С тех пор как Господь стал открывать Себя чадам человеческим – все, что Он говорил, – истинно и достойно доверия. Церковь от начала была построена на этом камне. Слово подтвердило свою законность не с течением времени, как это случается с начальствующими в мире, которые доказывают свою действенность предписаниями и долгим правлением – «Quod initio non valet, tractu temporis convalescit – Тот, кому сначала недоставало законности, обретает ее с течением времени». Но само основание Божьего слова было истинным (есть и такое чтение стиха), его правление зиждется на твердом фундаменте. И всякий, во все времена, принявший слово с верою и любовью, имеет полное основание утверждать, что оно верно и всякого принятия достойно.

2) Слово будет истинным до конца, потому что оно праведно: «…и вечен всякий суд правды Твоей, он неизменен и обладает постоянной обязательной силой, навеки определяющей участь каждого человека».

21. Шин

Стих 161. Здесь Давид сообщает нам о том,

1) Насколько он был обескуражен в своем служении из-за страха перед людьми: «Князья гонят меня …» Они считали Давида предателем и врагом государства и под таким предлогом покушались на его жизнь, принуждая служить богам чужим (1Цар 26:19). Таковою была обычная участь лучших из людей – подвергаться гонениям; еще хуже – когда гонителями выступают правители, ибо в их руке не только меч, могущий ранить гонимого, но на их стороне – закон, способный придать их деяниям вид правосудия. Печально то, что власть, получаемая правителями от Бога и предназначенная для служения Ему, обращается против Всевышнего. Но не удивляйся этому (Еккл 5:7). Утешением Давиду, когда его преследовали князья, послужило то, что он вправе был говорить о беспричинном гонении, ибо никогда не давал для этого повода.

2) Как, несмотря ни на что и благодаря страху Божьему, псалмопевец сохранил верность долгу: «Князья хотели, чтобы я в ужасе трепетал перед ними и их словом, и принуждали меня к этому; но сердце мое боится слова Твоего, и я полон решимости угождать Господу и поддерживать с Ним общение, чье бы недовольство это ни вызвало». Всякая благодатная душа трепещет в благоговении перед Божьим словом, повелениями заповедей Всевышнего и боится Его угроз; и всякий поступающий так не видит ничего ужасного в силе и гневе людей. Мы должны больше покоряться Богу, нежели человеку, и заручиться расположением Всевышнего, даже если весь мир злится на нас (Лук 12:4,5). Сердце, в страхе благоговеющее перед Божьим словом, вооружено против всех искушений, возникающих вследствие гонений.

Стих 162. Здесь:

1) Давид говорит о наслаждении, которое он находит в Божьем слове. Псалмопевец радуется слову, радуется тому, что Господь так открыл ему Свою волю, что Израиль, в отличие от других народов, пребывающих во тьме, был благословлен светом, и сам Давид обрел разумение и ощутил силу слова. Давид находил удовольствие в чтении, слышании слова и размышлении о нем; все, что псалмопевец познавал, находило живой отклик в его душе. Только что Давид признался в том, что его сердце боится слова, но тем не менее радуется ему. Чем сильнее мы благоговеем перед словом, тем большую радость в нем находим.

2) Приводится сравнение данного наслаждения: Давид радовался, как получивший великую прибыль. Это наталкивает на мысль о победе Давида над врагом. Дабы обрести такую радость в Божьем слове, душа прошла сквозь великое угнетение. Кроме торжества и гордости, победитель уносит с поля боя ценные трофеи, что вселяет еще большую радость. Со словом Божьим – мы более чем победители, ибо ценность обретаемого нами не поддается измерению.

Стих 163. Любовь и ненависть – чувства, превалирующие в душе; если они расставлены правильно, то все остальные выстраиваются в соответствии с ними. Здесь мы видим правильную расстановку любви и ненависти в душе Давида.

1) Псалмопевец укоренился в своей неприязни ко греху; ему ненавистна сама мысль о нечестии: «Ненавижу ложь и гнушаюсь ею». Возможно, речь идет о грехе вообще, поскольку, согрешая, мы поступаем вероломно, предаем Господа и обманываем самих себя. Лицемерие – ложь; лжеучения – ложь; супружеская измена – ложь. Ложь – в делах ли, в словах ли – грех, ненавидимый и презираемый всяким благочестивым человеком; он ненавидит его и ненавидит вдвойне, потому что из семи вещей, которые ненавидит Господь, одна – язык лживый, другая – лжесвидетель, наговаривающий ложь (Прит 6:16). Каждый человек не любит, когда ему лгут; но более всего мы должны ненавидеть говорить ложь, ибо в первом случае мы лишь испытываем оскорбление от человека, а во втором – сами наносим оскорбление Господу.

2) Псалмопевец укоренился в своей любви ко всему слову Божьему: «… закон же Твой люблю». Потому-то он и ненавидит ложь, что она противоречит всему Божьему закону; а причина, по которой он любит Божий закон, – это его истинность. Чем больше мы проникаемся притягательной красотой истины, тем сильнее ощущаем отвратительное уродство лжи.

Стих 164. Псалом 118 полон сетований Давида, но они отнюдь не заглушают хвалы, возносимой псалмопевцем Господу. В каком бы состоянии ни находилось Божье дитя, у него всегда найдется повод для хвалы, а посему – и желание ее вознести. Здесь обратите внимание:

1) Как часто Давид славит Господа – «семикратно в день», то есть очень часто, не просто каждый день, но многократно каждый день. Многие считают, что достаточно одного раза в неделю или один-два раза в день, Давид же возносил хвалу, самое малое, семь раз ежедневно. Прославление Всевышнего – это служение, которое мы должны совершать с избытком. Хвалу Господу следует возносить каждый раз, садясь за стол, славить Его по всякому поводу и за все благодарить. Семикратное прославление Господа – долг каждого христианина, ибо мы славим Того, кто неиссякаем, и наша любовь к Нему никогда не пройдет (см. ст.62).

2) За что Давид славил Бога – «за суды правды». Мы должны хвалить Господа за Его повеления – благие и справедливые, за обетования и угрозы и за то, что в провидении Своем Он исполняет и те и другие. Мы должны воздать Господу хвалу даже за скорби, ибо благодатью Своей Он обращает их нам во благо.

Стих 165. Здесь описывается блаженство благочестивых людей, послушных принципу любви к Божьему слову и сделавших последнее своим правилом и руководством к действию.

1) Они спокойны и безмятежны, трудно найти более довольных людей: «Велик мир у любящих закон Твой», полное удовлетворение от исполнения своего долга и приятные размышления о нем. «И делом правды будет мир …» (Ис 32:17) – спокойствие, которое этот мир не способен ни дать, ни отнять. Благочестивые могут быть окружены снаружи множеством бед, но при этом они испытывают покой внутри, «sat lucis intus – изобилие внутреннего света». Любящий этот мир испытывает большое раздражение, потому что мир не удовлетворяет ожиданий человека. Любящий же Божье слово испытывает великое спокойствие, ибо оно превосходит все ожидания и в нем верующий имеет твердое основание.

2) Благочестивые – в безопасности и ощущают святую уверенность: «… и нет им преткновения», ничто не станет для них позором, сетью или камнем преткновения, поэтому их не опутает ни чувство вины, ни печаль. Ничто не станет для них непреодолимым искушением, никакое событие не послужит поводом для нестерпимой печали, но любовь к Божьему слову даст им силы держаться своей непорочности и сохранить спокойствие. Благочестивые извлекают преимущества из происходящего с ними, и никакое деяние Господа не вызывает в них чувства противления. Ничто не способно их обидеть или ранить, ибо все, что ни делается – все во благо им, а посему они довольны всем и способны примириться. Тот, в ком царит такая святая любовь, не будет сбит с толку ненужными угрызениями совести и не станет обижаться на своих братьев (1 Кор.13: 6, 7).

Стих 166. Вот в чем заключается долг человека, ибо здесь нас учат:

1) Поставить себе за цель и стремиться обрести Божье расположение: «Уповаю на спасение Твое, Господи, и не только временное, но вечное спасение. Я уповаю на него, ибо почитаю его своим блаженством и сокровищем. Я уповаю на него, ибо оно Твое, Господи, блаженство Твоего приготовления, Твоего обещания, и состоит оно в том, чтобы быть с Тобой. Упование на Твое спасение подняло меня над миром и вознесло, невзирая на все мои бремена».

2) Сосредоточить свой взгляд на Божьем слове как на правиле для себя: «…заповеди Твои исполняю», то есть я сознательно сообразовался с волей Твоей во всем. Обратите внимание, как Господь соединил эти два понятия, дабы ни единый человек не отделил их друг от друга. У нас нет веских оснований уповать на Божье спасение, если мы не настроены исполнять заповеди Всевышнего (Отк 22:14). Тот же, кто искренне стремится исполнять заповеди, должен надеяться на спасение; и это упование воодушевит и настроит его сердце на исполнение заповедей. Чем живее надежда, тем живее послушание.

Стихи 167-168. Здесь совесть Давида свидетельствует о том,

I. Что он поступает правильно.

1) Что он любит откровения Господни, и любит их чрезмерно. Наша любовь к слову Божию должна быть превалирующей (мы должны любить его больше богатства и наслаждений этого мира) и побеждающей – такой, которая подавляет и умерщвляет человеческие похоти и удаляет плотские страсти.

2) Давид хранил откровения Господа, хранил их душою. Физические упражнения приносят религии мало пользы. Должно трудиться сердце, и трудиться усердно, иначе мы ничего не извлечем из откровений. Душе надлежит освятиться и обновиться, сообразоваться с формой Слова. Душа должна участвовать в прославлении Господа, ибо поклоняться Ему следует в духе. Нам нужно хранить как повеления, так и откровения: повеления Господни мы храним, подчиняясь им, а обетования храним, полагаясь на них.

II. Что псалмопевец руководствовался хорошим принципом: «Потому я храню повеления Твои, что верою постоянно вижу на себе Твое око; все пути мои пред Тобою; Ты знаешь каждый мой шаг и строго следишь за всем, что я говорю и делаю. Ты видишь и принимаешь мои добрые слова и поступки, Ты видишь и недоволен неправильными моими словами и делами». Заметьте, знание о том, что Божье око неусыпно следит за нами, должно побудить нас очень тщательно и во всем соблюдать заповеди Всевышнего (Быт 17:1).

22. Тав

Стихи 169-170. В этих стихах представлено:

I. Повторенное неоднократно прошение Давида о том, чтобы Господь его выслушал: «Да приблизится вопль мой пред лице Твое» и снова: «Да придет моление мое пред лице Твое». Псалмопевец называет свою молитву воплем, что свидетельствует о рвении и силе, и молением – что указывает на смирение. Приходя к Господу, мы должны уподобиться нищим, стучащим в двери домов с прошением о подаянии. Давид озабочен тем, чтобы его молитва предстала пред Богом и приблизилась к Нему. Он желает верою обрести благодать, силу и рвение вознести свои молитвы, чтобы не вмешалась никакая провинность и не заглушила мольбы; чтобы она не встала между псалмопевцем и Господом, чтобы Всевышний благосклонно принял прошения и уделил им внимание. Просьба о том, чтобы моление пришло пред лице Господа, подразумевает, что Давид чувствовал себя недостойным и испытывал святой страх, что молитва не достигнет цели, якобы негодная быть представленной Всевышнему; так ни одна из наших молитв не была бы принята Богом, если бы Иисус Христос не пришел к Отцу в качестве нашего ходатая.

II. Две конкретные просьбы, которые Давид с таким усердием хочет вознести:

1) Чтобы Господь по благодати Своей дал ему мудрости, как правильно повести себя в постигших псалмопевца бедах: «… вразуми меня»; Давид просит мудрости предусмотрительного человека, дабы понять свой путь: «Дай мне познать Тебя и себя и мой долг пред Тобою».

2) Чтобы Господь, провидением Своим, вызволил его из беды: «… избавь меня», то есть дал при искушении облегчение (1Кор 10:13).

III. Общее для обеих просьб обоснование – «по слову Твоему». Слово руководит желаниями псалмопевца и ставит им пределы: «Господи, дай мне такое разумение и такое избавление, о которых Ты обещал, иного я не прошу». Слово также ободряет Давида в вере и ожиданиях: «Господи, я прошу только о том, что Ты обещал, разве Ты не так же благ, как Твое слово?»

Стих 171. В этом стихе:

I. Давид говорит о великой благосклонности, которой ожидает от Господа, а именно: научить псалмопевца уставам Божьим. В данном псалме Давид уже неоднократно молился об этом и подкреплял свою просьбу различными доводами; теперь, приближаясь к концу псалма, Давид говорит о научении уставам как о должном. Тот, кто смиренно настойчив в своих просьбах к Господу о благословении и, подобно Иакову, полон решимости не отпускать Его, пока не получит духовного благословения, может быть смиренно уверенным в том, что с течением времени обретет то, о чем так настойчиво просил. Господь Бог Израилев дарует ему это.

II. Давид обещает, что будет преисполнен благодарности, когда обретет просимое: «Уста мои произнесут хвалу, когда Ты научишь меня уставам Твоим».

1) Тогда у него появится повод для прославления Господа. Наученный Богом имеет великое множество причин быть благодарным, ибо это лежит в основе всякого духовного благословения – лучшего благословения на земле и залога благословений в вечности.

2) Тогда он будет знать, как хвалить Господа от всего сердца. Всякий наученный Богом проходит и этот урок. Когда Господь открывает разумение и сердце, Он также открывает и уста, готовые воспеть Ему хвалу. Мы так толком ничему и не научились, если не научились прославлять Всевышнего.

3) Поэтому Давид так усердно просит Божьего наставления – ибо хочет прославить Всевышнего. Молящийся о Божьей благодати должен стремиться послужить к похвале славы Господа (Еф 1:12).

Стих 172. Здесь обратите внимание:

1) Как хорошо Давид знал Божье слово – настолько хорошо, что готов был признать с полной убежденностью, что все Божьи заповеди не только справедливы, но и сами по себе праведны, являясь правилом и мерилом праведности.

2) Решимость Давида правильно использовать свои знания.: «Язык мой возгласит слово Твое», не только вознесет хвалу во славу Всевышнего, но и будет говорить для наставления и назидания других в том, в чем сам имеет изобилие (ибо от избытка сердца говорят уста), желая, чтобы и другие исполнились знания слова. Чем больше праведности мы видим в Божьих заповедях, тем с большим прилежанием нам надлежит знакомить с ними других, дабы и для них заповеди стали руководством. В любой нашей беседе главенствовать должно Божье слово, дабы нам никогда не преступать его греховными речами или греховным молчанием. Нам надлежит почаще делать слово основной темой для разговора, чтобы накормить им многих и доставлять благодать слушающим.

Стихи 173-174. В этих стихах:

I. Давид молится о том, чтобы для него действовала Божья благодать: «Да будет рука Твоя в помощь мне». Давид понимает, что своих рук ему явно недостаточно, и никакая тварь собственными руками неспособна ему хоть в чем-то помочь. Поэтому псалмопевец обращается к Господу в надежде, что рука, создавшая его, ему и поможет. Ибо если Господь не поможет нам, чем сможет нам помочь тварь? Всякой помощи нам следует ждать только от руки Всевышнего, от Его силы и щедрости.

II. Давид ссылается на то, что Божья благодать уже произвела в нем в качестве залога будущей милости, определив право псалмопевца на таковую. Ссылается он на три вещи:

1) Давид выбрал религию серьезно и сознательно: «… я повеления Твои избрал. Я сделал их своим правилом не потому, что не знал никакого другого, но потому что, пройдя испытания, я не узнал лучшего». Благочестив и поистине творит благо тот, чье благочестие не случайно, а является результатом выбора. Избравший таким образом Божьи повеления вправе полагаться на руку Божьей помощи во всем своем служении и во всех скорбях.

2) Давид всем своим сердцем уповал на небо: «Жажду спасения Твоего». Став царем, Давид встречал в мире достаточно почтения благодаря своему высокому положению, что вынуждало его признавать: «Хорошо здесь», но псалмопевец непрестанно смотрел вдаль и жаждал лучшего в новом мире. Все святые жаждут вечного спасения и поэтому молятся, чтобы Божья рука помогала им идти вперед по пути к вечности.

3) Давид находил удовольствие в исполнении своего долга: «… закон Твой — утешение мое. Я не только им утешаюсь, но он – мое наслаждение, самое большое наслаждение в мире». Тот, кто радуется в своем послушании, вправе с верою просить Господа вести его дальше по пути послушания; а тот, кто ожидает от Господа спасения, должен утешаться законом Всевышнего, надежда же увеличивает степень наслаждения.

Стих 175. Сердце Давида продолжает воспевать хвалу Всевышнему и поэтому:

1) Он молится, чтобы Господь даровал ему время для прославления: «Да живет душа моя и славит Тебя, то есть продли мою жизнь, чтобы я мог жить и славить Тебя». Благочестивый человек желает жить, чтобы прославлять Господа в земле своего обитания и что-то делать в честь Всевышнего. Он не говорит: «Дай мне жизнь, чтобы я послужил своей стране и добывал пропитание для семьи», но «Дай мне жизнь, чтобы, совершая все это, я мог прославить Тебя, Господи, здесь – в этом мире конфликтов и противления». Мы умираем с надеждою попасть в лучший мир, чтобы там прославлять Всевышнего, и нам приятно это осознавать, хотя здесь в нас нуждаются больше. Поэтому нам не следует желать жить дольше времени, достаточного для того, чтобы послужить Господу здесь. «Да живет душа моя», то есть освяти меня и утешь, ибо освящение и утешение – это и есть жизнь души, и тогда душа будет славить Тебя. Наши души должны быть заняты прославлением Господа, и нам надлежит молиться о благодати и покое, дабы мы могли воспевать Всевышнему хвалу.

2) Давид молится, чтобы Господь дал ему силу для прославления: «… и суды Твои да помогут мне; пусть все постановления и промыслы (и то и другое относится к Божьим судам) способствуют мне в прославлении Всевышнего; пусть они станут предметом моей хвалы и сделают меня годным для этой работы».

Стих 176. В этом стихе звучит:

I. Признание кающегося: «Я заблудился; ходил вверх и вниз, как овца потерянная». Как необращенные грешники сравниваются с пропавшими овцами (Лук 15:4), так и нестойкие святые могут уподобиться заблудившейся овце (Мат 18:12,13). Мы склонны блуждать, как овцы, и совершенно не расположены, заблудившись, искать пути назад. Заблудившись, мы теряем утешение злачных пажитей и делаем себя уязвимыми для тысячи зол.

II. Прошение с верою: «… взыщи раба Твоего, подобно тому как добрый пастырь ищет заблудших овец, дабы привести их назад (Иез 43:12). «Господи, поищи меня, как и я, бывало, искал своих овец, когда они сбивались с пути», ибо Давид сам когда-то был заботливым пастухом. «Господи, признай меня одним из Своих, потому что, хоть я и заблудшая овца, у меня есть Твоя метка; позаботься обо мне, пошли за мною по слову, совести и промыслу; верни меня по благодати Твоей». «Взыщи меня» значит «найди меня», ибо Господь никогда не ищет напрасно. «Верни меня, и я вернусь».

III. Покорное обоснование: «Хоть я и заблудился, но не сошел на путь нечестия и заповедей Твоих не забыл». Таким образом, Давид завершает свой псалом признанием в чувстве раскаяния в своем грехе, с верою и надеждою на Божью благодать. Именно так преданный христианин должен завершать свое служение, подходя к концу своей жизни. Он будет жить и умирать в покаянии и молитве. Здесь обратите внимание:

1) Характеру благочестивого человека свойственно не забывать Божьих заповедей, внимать их обличениям и соглашаться с из постановлениями.

2) Даже тот, кто по благодати Всевышнего заботится о своем служении, не может не признать, что во многих случаях отступал от долга.

3) Тот, кто отступил от своего долга, но продолжает заботиться о нем, вправе со смиренной уверенностью представить себя на попечение Божьей благодати.


Глава 118 из 150« Первая«117118119150»Последняя »

Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Комментарии Мэтью Генри — Псалтирь. Раздел: Комментарии Мэтью Генри на Ветхий Завет.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.