34 глава

В этом псалме Давид взывает к праведному Судье неба и земли, умоляя выступить против его врагов, которые ненавидели и преследовали его. Считается, что здесь он имеет в виду Саула и его сообщников, так как именно с ними он больше всего сражался.

(I) Давид жалуется на оскорбление, которое они ему нанесли; они сражались с ним (ст. 1), преследовали его (ст. 3), искали его погибели (ст. 4,7), лживо обвиняли его (ст. 11), лживо оскорбляли его (ст. 15,16) и всех его друзей (ст. 20) и торжествовали над ним (ст. 21,25,26).

(II) Давид говорит о собственной невиновности, о том, что никогда не давал им повода (ст. 7,19), а наоборот, научился подчиняться им (ст. 12-14).

(III) Он молится, чтобы Бог защитил, избавил его и вступился за него (ст. 1,2);

чтобы Он утешил его (ст. 3), приблизился к нему и спас его (ст. 17,22);

вступился за него (ст. 23,24), разрушил все замыслы его врагов против него (ст. 3,4), расстроил их ожидания и не дал ему упасть (ст. 19,25,26);

чтобы Господь посочувствовал всем его друзьям и ободрил их (ст. 27).

(IV) Давид пророчествует о гибели всех своих преследователей (ст. 4-6,8). (V) Он обещает себе, что увидит лучшие дни (ст. 9,10) и тогда прославит Его (ст. 18,28). Воспевая этот псалом и молясь им, мы должны остерегаться и не применять его к незначительным раздражительным ссорам и собственным врагам, не выражать им собственное немилосердное мстительное негодование за нанесенное нам оскорбление. Ибо Христос учил нас прощать своих врагов и молиться не против них, а за них, как это делал Он. Но (1) мы можем утешать себя совестью, свидетельствующей о нашей невиновности с ссылкой на тех, кто каким-то образом обидел нас, и с надеждой, что Бог в нужное время и должным образом оправдает и в трудное время поддержит нас.

(2) Нам следует применить этот псалом к публичным врагам Христа и Его царства, прообразом которого был Давид и его царство, чтобы возмутиться оскорблениями, нанесенными чести Христа. Мы должны молиться, чтобы Бог вступился за справедливое и оскорбленное дело христианства и серьезного благочестия, и верить, что Он в должное время прославит Свое имя в гибели всех непримиримых врагов Своей Церкви, которые к тому времени не покаются и не воздадут Ему славу.

Псалом Давида.

Стихи 1-10. В этих стихах I. Давид излагает свою ситуацию Богу, раскрывая беспокойную ярость и злобность своих преследователей. Он был рабом Божьим, которого Бог определенно назначил быть тем, кем он был, следовал Божьему водительству, выполняя свой религиозный долг, стремился воздать Ему славу и, как говорит апостол Павел, доброю совестью жил пред Богом до сего дня. Но все-таки находились люди, все стремления которых были направлены против него, которые боролись с ним и делали все, что в их силах, чтобы помешать его продвижению. Они сражались против него (ст. 1), не только тайно подбираясь к нему, но и открыто противостоя и причиняя всевозможное зло. Они преследовали его с неутомимой злобой и искали души его (ст. 4), чтобы удовлетворить свои кровавые намерения. Они стремились причинить беспокойство его духу и привести его в беспорядок. Это не было внезапной страстью против него, которую они питали, это была глубоко укоренившаяся злоба. Они замышляли зло против него, собирались вместе и напрягали умы не только для того чтобы причинить вред, а чтобы найти пути погубить его. Они относились к нему — человеку, который был величайшим благословением для страны, — как к ее проклятию и чуме. Они охотились за ним, как за опасной добычей; они копали для него яму и закладывали в нее сеть, чтобы он был предоставлен их милости (ст. 7). Они прилагали огромные усилия, преследуя его, ибо рыли ему ров (Пс 7:16) и были очень терпеливыми и искусными, осуществляя свои замыслы. Древний змий научил их коварству: они скрывали свои сети от Давида и его друзей, но напрасно, так как не могли ничего скрыть от Бога. И, наконец, Давид увидел, что является слабым соперником для них. Его враг, особенно Саул, был слишком силен для него (ст. 10), ибо в его распоряжении была армия, он обладал абсолютным правом издавать законы и вершить суд, возвышал и осуждал людей по собственному желанию и в своей руке держал не скипетр, а копье, чтобы бросать в каждого, кто стоит на его пути. Так вел себя царь, и все окружающие должны были поступать так, как он велит, независимо от того, правильно это или нет. Слово царя – закон, и все должны были соглашаться с ним; он владел землей, виноградниками, в его распоряжении были должности (1Цар 22:7). А Давид был беден, отчаянно нуждался, ему нечем было завоевать друзей, и поэтому к нему присоединялись лишь люди (как мы говорим), «огорченные душою» (1Цар 22:2), и неудивительно, что Саул лишил его того малого, что он имел и чего добился. Если цари земные выступают против Господа и Его помазанника, то кто будет доволен ими? Обратите внимание, что большинство праведных людей в самых праведных ситуациях обычно сталкиваются с могущественными и злобными врагами. Сам Христос часто сталкивался и боролся с такими. Эта война была развязана против святого семени, и мы не должны удивляться ее сущности: это плод давней вражды семени змея против семени жены.

II. Давид излагает Богу свою ситуацию и говорит о своей непорочности. Если бы кто-либо из подчиненных причинил ему зло, то он мог бы обратиться к правителю, как это сделал апостол Павел, обратившись к Цезарю; но так как Давида обидел сам царь, то он воззвал к Богу, который является Владыкой и Судьей всей земных царей: «Вступись, Господи, в тяжбу с тяжущимися со мною! (ст. 1). Обратите внимание: мы можем с величайшим удовлетворением излагать перед праведным Богом свою праведную ситуацию и обращаться к Нему с просьбой рассудить ее, ибо Он в совершенстве знает ее сущность, в точности поддерживает баланс и поступает невзирая на лица. Господь знал, что враги Давида без повода ополчились на него и что они, не имея причины, рыли для Давида ров (ст. 7). Отметьте, что когда люди причиняют нам зло, то огромное утешение доставляет нам мысль о том, что мы не сделали им ничего плохого. Так было с апостолом Павлом, сказавшим: «Иудеев я ничем не обидел» (Деян 25:10). Мы склонны оправдывать собственное беспокойство, когда люди обижают нас по нашей вине, а мы считаем, что никогда не давали им повода для этого, в то время как осознание собственной непорочности более всего должно успокаивать нас, ибо тогда мы с большей уверенностью можем надеяться, что Бог вступится за нас.

III. Давид молится Богу, чтобы в этом испытании Тот вступился за него и явил себя ему.

(1) Чтобы Бог вступился за него. Он молится: «Побори борющихся со мною», то есть не дай им нанести мне вред и разрушь их замыслы против меня (ст. 1);

он просит: «Возьми щит и латы, ибо Господь – Муж брани (Исх 15:3);

восстань на помощь мне» (ст. 2), так как он имел мало людей, готовых встать на его защиту, а даже если бы имел много, то без Бога они были бы бесполезны. Давид молится, чтобы Господь преградил путь преследующим его (ст. 3), чтобы они не схватили, когда он побежит от них. Этой молитвой мы можем молиться против своих преследователей, чтобы Бог обуздал их и преградил им путь.

(2) Давид просит, чтобы Бог явил себя ему: «Скажи душе моей: «Я — спасение твое!»; дай мне внутреннее утешение, когда извне меня одолевают беды; поддержи мою душу, на которую они нападают. Пусть Господь будет моим спасением: не только Спасителем, избавляющим меня от сиюминутных проблем, но и моим вечным блаженством. Дай мне не только то спасение, Творцом которого Ты являешься, но и которое состоит из Твоего благоволения; дай мне прочувствовать свое стремление к нему; дай мне твердую уверенность, что я имею его в своей груди». Если Бог Своим Духом свидетельствует духу нашему, что Он – наше спасение, то мы имеем достаточно и не должны желать большего или другого счастья. Это и является могущественной поддержкой, когда люди преследуют нас. Если Бог – наш Друг, то не имеет значения, кто наш враг.

IV. Давид видел гибель своих врагов, о которой он молится без злобности или мстительности. Мы видели, как терпеливо он сносил поношение Семея: «Пусть он злословит, ибо Господь повелел ему»; и не можем предположить, чтобы тот, кто был так кроток в своем поведении, мог дать выход неуправляемой ярости или страсти в собственной молитве. Но духом пророчества он предсказывает суды Божьи, которые обрушатся на них за их чудовищную порочность, их злобность, жестокость, предательство и особенно за враждебность к Богу, интересам религии и той реформации, инструментом которой (как они знали) был бы Давид, если бы власть была в его руках. Похоже, что они ожесточились в своих грехах и присоединились к тем, которые грешили до смерти и о которых не стоило молиться (Иер 7:16; 11:14; 14:11; 1Иоан 5:16). Возможно, Давид, как и сам Саул, знал, что Бог отошел от царя и запретил Самуилу скорбеть о нем (1Цар 16:1). Эти предсказания идут дальше и сообщают участь врагов Христа и Его царства, что видно из сравнения со стихом из Послания к Римлянам 11:9,10. Здесь Давид молится (1) против своих многочисленных врагов (ст. 4-6): «Да постыдятся…»; или, как толкует это место доктор Хаммонд: «Они постыдятся и обратятся…» Эти слова можно воспринять как молитву об их покаянии, ибо все кающиеся грешники стыдятся своих грехов и отворачиваются от них. Или, если они не пришли к покаянию, Давид молится, чтобы они были побеждены и разочаровались в своих заговорах против него, то есть постыдились бы их. Хотя некоторые победы будут им сопутствовать, но он предвидит, что в конце это приведет к их собственной погибели: «Да будут они, как прах пред лицем ветра»; таким же образом нечестивцы не смогут устоять перед судами Божьими и, безусловно, будут унесены ими (Пс 1:4). «Да будет путь их темен и скользок», тьма и скользкость (как написано на полях);

таков путь грешников, ибо они идут во тьме и постоянно подвергаются опасности согрешить и попасть в ад. И в конце так оно и окажется, ибо поколеблется нога их в уготовленное время (Втор 32:35). Но это не самое худшее. Возможно, даже прах при порыве ветра может упасть и обрести покой; возможно, человек удержится на ногах, хотя путь будет темным и скользким; но в данных стихах предсказывается, что Ангел Господень будет прогонять их (ст. 5), поэтому они не найдут покоя. Ангел Господень будет преследовать их (ст. 6), поэтому им никак не удастся избежать рва погибели. Ангелы Господни ополчаются против тех, кто выступает против них. Они – служители Божьей справедливости и милости. Тот, кто делает Бога своим врагом, делает себе врагами всех святых ангелов.

(2) Против своего единственного могущественного врага (ст. 8): «Да придет на него гибель». Возможно, здесь Давид имеет в виду Саула, который расставлял для него сети и стремился погубить его. Псалмопевец дал клятву, что его руки не будет на помазаннике Божьем и не он будет судья в этой ситуации. Но в то же самое время он предсказывает, что поразит его Господь (1Цар 26:10), что сеть, которую он скрыл для него, уловит его самого, и он впадет в нее на погибель. Это предсказание было поразительным образом исполнено во время гибели Саула; ибо он имел в мыслях погубить Давида руками Филистимлян (1Цар 18:25). Это была та сеть, которую царь сокрыл от него и притворился, что делает это, чтобы возвеличить его; и именно в эту сеть он сам попал, ибо пал от рук филистимлян, когда пришло его время пасть. V. Видение собственного избавления, в котором, вручив себя и свою ситуацию Богу, Давид не сомневался (ст. 9,10).

(1) Он надеялся получить от этого утешение: «А моя душа будет радоваться, но не только собственной безопасности и свободе, а о Господе, Его благоволению, Его обетованию и веселиться о спасении в соответствии с этим обетованием». Радость о Боге и Его спасении не только истинная, непреложная и удовлетворяющая. Те души, которые скорбят в Господе, кто сеет со слезами и скорбит благочестиво, не должны задавать вопросы, а верить, что в должное время их души возрадуются в Господе, ибо веселье посеяно для них, и они в конце войдут в радость своего Господина.

(2) Давид пообещал, что тогда Бог получит всю славу от этой победы (ст. 10): «Все кости мои скажут: «Господи! кто подобен Тебе?»»

[1] Он прославит Бога всем своим естеством, со всей силой и энергией своей души, что он подразумевает под своими костями, которые находятся внутри тела и представляют его силу.

[2] Он прославит Его как самое бесподобное и несравненное совершенство. Мы не можем выразить, как велик и благ Господь, и поэтому должны славить Его, признавая, что нет подобного Ему. Господи! кто подобен Тебе? Нет другого такого Защитника притесненной невиновности и такого Карателя ликующей тирании. Строение наших костей удивительно и искусно (Еккл 11:5; Пс 138:16);

работа, выполняемая костями, их сохранность и, в особенности, жизнь, которую они получат после воскресения (которая войдет в сухие кости и заставит их расцвести, как траву), – все это повелевает каждой кости в нашем теле, если бы они могли говорить, спросить: «Господи, кто подобен Тебе?» и добровольно нести любое служение или страдание ради Него.

Стихи 11-16. В этих стихах Давид вполне справедливо призывает своих врагов к ответу за лжесвидетельство и неблагодарность.

I. Лжесвидетельство (ст. 11). Когда Саул хотел обвинить Давида в государственной измене, чтобы объявить его вне закона, то, возможно, он делал это, соблюдая все формальности законного обвинения. Возможно, он представил свидетелей, которые поклялись, что слышали некоторые предательские слова или открыто выступили против него; а Давид не имел возможности присутствовать, чтобы оправдать себя (или, если он был, то было то же самое), и тогда Саул вынес обвинительный приговор, объявив его предателем. На это псалмопевец жалуется, как на величайший пример несправедливости: «Восстали на меня свидетели неправедные, готовые поклясться в чем угодно; чего я не знаю, о том допрашивают меня (я даже не думал об этом)». Обратите внимание, насколько честь, имущество, свобода и жизнь даже наилучшего человека зависит от милости наихудших, против чьей лжи клятва о собственной невиновности не является защитой. Поэтому у нас есть повод с благодарностью признать, что Бог управляет совестью даже плохих людей и благодаря этому нам не соделано большее зло. Данный пример зла, причиненного Давиду, был типичным и завершился в Сыне Давидовом, против которого также встали лжесвидетели (Мат 26:30). Поэтому, если вас будут призывать к ответу в ситуации, когда вы невиновны, не удивляйтесь, словно с вами приключилось нечто новое. Таким же образом преследовали пророков, даже самых великих.

II. Неблагодарность. Назовите человека неблагодарным — и вы не сможете еще сильнее обидеть его. Таким был характер врагов Давида (ст. 12): «Воздают мне злом за добро». Он много хорошего сделал царю, доказательством чего может быть его арфа, меч Голиафа, краеобрезания филистимлян; но, не смотря ни на что, царь поклялся убить его, и в его стране стало слишком жарко для Давида. Его враги делали это, чтобы навредить его душе: «Воздают… сиротством душе моей». Это низкое, непорядочное обращение лишило его утешения и поразило сердце больше всего остального. Более того, он заслужил хорошее обращение не только со стороны народа в целом, но и тех отдельных людей, которые сейчас особенно активно выступали против него. Возможно, тогда было хорошо известно, кого он имел в виду; это мог быть Саул или кто-то другой, посланный к Саулу, когда тот был в угнетенном состоянии и болел и которому Давид оказал услугу, прогнав злых духов, но не арфой, а молитвами. Похоже, подобные услуги он оказывал и другим придворным, когда жил при дворе; и сейчас эти люди больше всего обвиняли его. В этом Давид был прообразом Христа, по отношению к которому нечестивый мир был очень неблагодарен: «Много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями?» (Иоан 10:32). В этих стихах Давид показывает:

1. С какой нежностью и сердечной любовью он обращался с ними, когда они страдали (ст. 13,14) во время болезни их. Обратите внимание, что смерть предъявляет свои права даже в царских дворцах, где проживают правители; болезни также посещают их. И когда эти люди болели, (1) Давид скорбел о них и сочувствовал их горю. Они не были его родственниками, он не был в подчинении у них; в результате их смерти он ничего не терял, а, возможно, даже выигрывал; но в то же время он вел себя, как ближайший родственник, просто из сострадания и человечности. Давид был мужем войны, имел смелый, крепкий дух, но в такое время поддавался чувству сострадания, забывал о геройской храбрости и, казалось, полностью состоял из любви и сострадания; в одной и той же груди наблюдалось редкое сочетание твердости и нежности, смелости и сострадания. Отметьте, что он скорбел, словно это были брат или мать, что является и нашим долгом, когда болезнь, скорбь или смерть наших близких родственников глубоко проникают в наше сердце. Людей, не испытывающих подобного, справедливо называют бесчувственными.

(2) Давид молился о них. Он раскрывает не только нежные человеческие чувства, но и благочестивые чувства святого. Он переживал об их драгоценных душах и помогал им своими молитвами, умоляя Бога о милости и благодати; а молитва даже одного человека, который имел внушительную часть на небесах, обладала такой ценностью, о которой они и не подозревали. Его молитвы сопровождались смирением и самопожертвованием, проявлявшиеся в его диете (он постился, по крайней мере, лишал себя хлеба) и в одежде (он облачался во вретище);

так Давид выражал свою скорбь, но не только по поводу их страданий, но и из-за их грехов, ибо таковыми были внешний вид и поступки кающегося человека. Мы должны скорбеть о грехах тех людей, которые сами не скорбят о них. Его пост также заострил его молитвы и был выражением его рвения; он был так поглощен своими молитвами, что не хотел есть мяса и не мог уделить время для еды: «Молитва моя возвращалась в недро мое; я имел утешение от совершенного мною долга, я подтвердил, что являюсь любящим соседом, хотя и не смог завоевать их или сделать своими друзьями». Мы не будем в убытке, совершая хорошее служение для других, как бы неблагодарны они ни были; ибо наша радость будет заключаться в свидетельстве совести.

2. Как низменно и нагло, с какой грубой жестокостью они вели себя по отношению к нему (ст. 15,16): «Когда я претыкался, они радовались». Когда Давид стал неугоден Саулу, когда его прогнали со двора и стали преследовать как преступника, они обрадовались; они веселились, видя его бедствие, и собрались вместе в питейном заведении, чтобы порадоваться унижению этого великого фаворита. Он вполне мог назвать их ругателями, ибо нет ничего более подлого и омерзительного, чем ликование о падении человека такой незапятнанной чести и совершенного благочестия. Но это было еще не все.

(1) Они рвали его на части, немилостиво злословили его доброе имя, говорили о нем плохо, чтобы покрепче прилепить к нему все порицания, на которые был способен их проклятый ум и злоба.

(2) «Они скрежетали на меня зубами своими»; они говорили о нем лишь с величайшим негодованием, как люди, готовые сожрать его, если бы это было в их силах. Для них Давид был шутом в пьесе, а его огорчения – темой для разговора лицемерных насмешников, сидящих за праздничным столом; это была песня пьяниц. Комедианты, которых вполне можно было бы назвать лицемерными насмешниками (ибо кого еще напоминает лицемер, как не актера на сцене), чьи комедии, похоже, разыгрывались на пиршествах и балах, избрали Давида своей темой, смеялись и оскорбляли его, в то время как вся аудитория, в доказательство согласия с заговором, одобрительно жужжала и скрежетала зубами. Таковой очень часто оказывалась судьба наилучших людей. Апостолы стали зрелищем для всего мира. На Давида смотрели недоброжелательно лишь потому, что он был обласкан народом. Всякое доброе дело сопровождается духом раздражения, и всякий успех в делах производит взаимную между людьми зависть (Еккл 4:4). И кто устоит против ревности (Прит 27:4)?

Стихи 17-28. В этих стихах, как и ранее,

I. Давид описывает величайшую несправедливость, злобность и высокомерие своих преследователей, излагая все это Богу как повод встать на его защиту.

(1) Они были очень нечестивы; они безосновательно стали его врагами, так как он никогда не давал им повода. Они ненавидели его безвинно; более того, за то, за что они, скорее, должны были любить и почитать его. Это место приводится с ссылкой на Христа и, как говорит Библия, исполнилось в Нем: «(Они) возненавидели Меня напрасно» (Иоан 15:25).

(2) Они были очень грубыми и в своих сердцах не могли найти обычной вежливости, чтобы продемонстрировать ее другим: ибо не о мире говорят они. Встречаясь с ним, они не проявляли хорошие манеры и не приветствовали его; в этом они похожи на братьев Иосифа, которые не могли говорить с ним дружелюбно (Быт 37:4).

(3) Они были очень гордыми и презрительными (ст. 21): «Они расширяют на меня уста свои»; они кричали и восклицали, увидев его падение; они орали от радости, когда ему пришлось покинуть двор: «Да, это тот день, которого мы так долго ждали!»

(4) Они были низменными варварами, ибо топтались по нему, когда он оказался в немилости, радовались его падению и величались над ним (ст. 26). Turba Remi sequitur fortunat, ut semper, et odit damnatos – Римская толпа, меняющая свое мнение с каждым новым поворотом судьбы, призывает несчастья на голову падших. Таким же образом, когда Сын Давидов внезапно столкнулся с властями, толпа воскликнула: «Распни Его! Распни Его!»

(5) Они настроили себя против всех трезвых и добрых людей, поддерживавших Давида (ст. 20), и составляли лукавые замыслы, чтобы разбить и погубить мирных земли. Обратите внимание,

[1] благочестивые характеризуются тем, что мирно проживают на своей земле. Они должным образом подчиняются властям и правителям в Господе и прилагают усилия, насколько это в их возможностях, чтобы жить мирно со всеми людьми, хотя о них могут клеветать, что они враги Цезаря и наносят ущерб царям и государствам. «Я мирен» (Пс 119:7).

[2] Хотя народ Божий старается и учится быть мирным, тем не менее очень часто его враги составляют лукавые замыслы против него. Они используют все адское искусство злобы и лжесвидетельства, чтобы представить его отвратительным и презренным: слова и поступки народа Божьего неправильно истолковываются, ему приписывают то, что он ненавидит, и придумывают законы, чтобы уловить в сеть (Дан 6:4 и т.д.). Все это делается для того, чтобы погубить и вырвать их с корнем. Ненавидящие Давида, подобно Аману, с презрением думали приложить руки к нему одному, но при этом хотели, чтобы та же самая участь постигла всех благочестивых людей этой страны.

II. Давид, жалуясь на них, взывает к Богу, в чьи руках мщение, и обращается к Его всеведению (ст. 22): «Ты видел, Господи». Враги лживо обвиняли его, но Всеведущий Господь, видел, что Давид не напрасно обвинял их и представлял их не хуже, чем они были на самом деле. Они тайно составляли заговоры против него (ст. 15): «Я не знал этого долгое время, пока они сами не прославились в этом; но Твое око было на них, пока они замышляли интриги, и Ты был свидетелем всего, что они говорили и делали против Твоего народа». Давид взывает к справедливости Бога: «Пробудись для суда моего, для тяжбы моей, чтобы все услышали Твой приговор» (ст. 23). «Суди меня по правде Твоей, по Своей природе и по Своему правлению, Господи, Боже мой; изреки приговор на этот призыв» (ст. 24). Посмотрите, как это объясняет Соломон (3Цар 7:31,32): «Тогда Ты услышь с неба и произведи суд над рабами Твоими, обвини виновного… и оправдай правого».

III. Давид ревностно молится Богу, чтобы Он был милостив к нему и его друзьям и противостал Своим и его врагам, чтобы благодаря Его провидению эта борьба закончилась почестями и утешением для Давида, послужила бы обличением и привела к смущению его преследователей.

(1) Он молится, чтобы Бог вступился за него, а не стоял в стороне наблюдателем (ст. 17): «Господи! долго ли будешь смотреть на это? Как долго Ты будешь смотреть сквозь пальцы на злодеяния нечестивцев? Отведи душу мою от злодейств их, от того, что они замыслили против нее; спаси от львов мою дорогую, мою одинокую. Я имею лишь одну душу, поэтому чем больше я пренебрегаю ею, тем большему стыду подвергаю себя и тем больший будет убыток, если я ее потеряю. Она – моя единственная и поэтому дорога мне, а я должен осторожно защищать и обеспечивать ее. Именно моя душа в опасности; Господи, спаси ее. Особым образом она принадлежит Отцу духов и поэтому называется Твоей; она – Твоя, спаси ее. Не умолчи, Господи, словно Ты не знаешь, как они поступили со мной! Господи! не удаляйся от меня (ст. 22), словно я незнакомец, который безразличен Тебе; не держись вдалеке от меня, как ведут себя гордые».

(2) Давид молится, чтобы у его врагов не было повода радоваться (ст. 19): «чтобы не торжествовали надо мною враждующие против меня» и вновь (ст. 24): «да не торжествуют они надо мною», но не столько потому, что он не вынес, если бы по нему, как по презренному, топтались, а потому что это было бы бесчестьем для Бога и пошатнуло бы его уверенность в Нем. Это ожесточило бы сердца его врагов в их злодеяниях и усилило их вражду против него, а также привело бы к великому огорчению среди благочестивых евреев, которые были его друзьями и поддерживали его. Он молится, чтобы никогда не оказаться в такой страшной опасности, как те, которые говорят в сердце своем: «хорошо! по душе нашей!» (ст. 25), и тем более, чтобы он не пришел к такой крайней ситуации, когда они говорят: «Мы поглотили его»; ибо тогда люди бросают тень на самого Бога. Давид молится, чтобы, наоборот, они постыдились и посрамились все (ст. 24, как и ранее ст.4);

он молится, чтобы его невиновность была так четко доказана, что они постыдились бы своей клеветы в его адрес, а его положение настолько упрочнилось, что они постыдились бы своих заговоров против него и своих надежд на его гибель; чтобы они либо испытали стыд, который послужил бы следующим шагом на пути к реформации, либо стыд был бы их участью здесь, на земле, и в вечности.

(3) Он молится, чтобы у его друзей был повод порадоваться и воздать славу Богу (ст. 27). Несмотря на искусство, с помощью которого Давида пытались очернить и сделать отвратительным, а народ -запугать, чтобы люди боялись принимать его, были немногие люди, поддерживавшие его праведное дело, которые знали, что его оклеветали, и испытывали к нему добрые чувства; и он молится о них.

[1] Чтобы в его радости они возрадовались с ним. Великое удовольствие для всех благочестивых людей видеть честного человека процветающим, а его честное дело — выигранным. А тот, кто искренне разделяет интересы народа Божьего и стремится разделить его участь даже тогда, когда его притесняют и унижают, должен в нужное время радоваться и веселиться, ибо праведное дело в конце концов победит.

[2] Чтобы они могли присоединиться к нему в хвале: «Да говорят непрестанно: «Да возвеличится Господь через нас и через других, желающий мира рабу Своему!»» Обратите внимание: во-первых, великий Бог радуется процветанию благочестивых людей не только в Своей семье, в Церкви в общем, но и благополучию каждого раба в отдельности. Он радуется их процветанию и мирскому и духовному, Ему не нравятся их скорби, ибо Он неохотно наказывает; поэтому и мы должны радоваться их процветанию, а не завидовать. Во-вторых, когда Бог в провидении показывает Свое желание видеть раба Своего процветающим и удовольствие, которое Он получает при этом, то мы должны признавать это с благодарностью, воздавать Ему славу и говорить: «Да возвеличится Господь».

IV. Давид пообещал носить с хвалой милость, которую надеялся завоевать молитвой: «Я прославлю Тебя, как своего избавителя (ст. 18), и язык мой будет проповедовать правду Твою, справедливость Твоих судов и объективность всех Твоих ситуаций». Это он будет делать (1) всенародно, как человек, которому приятно осознавать свои обязанности перед Богом, — так далек он от своей прежней стыдливости за них. Он будет делать это при большом собрании народа, чтобы Бог был почтен и многие получили наставление.

(2) Постоянно; он будет славить Бога всякий день, ибо эта тема никогда не истощится из-за бесконечной хвалы святых и ангелов.



Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Комментарии Мэтью Генри — Псалтирь. Раздел: Комментарии Мэтью Генри на Ветхий Завет.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.