4 глава

В данной главе (I) Иисус Христос, сочетавшись со Своей Церковью браком (Песн 3:11), возвышенно хвалит ее за красоту, используя разные речевые обороты и неизбежно приходя к выводу, что она прекрасна, вся прекрасна (ст. 1-5 и снова – ст.7).

(II) Он удаляется и приглашает ее с Собой от гор ужасов к горам радости (ст. 6,8).

(III) Он объясняется ей в любви и в радости от ее чувств к Нему (ст. 9-14).

(IV) Она приписывает все то ценное, что у нее есть, Возлюбленному и уповает на продолжительное действие Его благодати, дабы ей становиться все более и более угодной Ему (ст. 15,16).

Стихи 1-7. Здесь приводится:

I. Большой и подробный перечень достоинств Церкви и благодатных душ, в которых восстановился образ Божий, состоящий в благолепии святыни. Вообще, Тот, кто является сведущим судьей в вопросах красоты, чей суд, несомненно, по истине, с которым мы все должны согласиться, сказал: «О, ты прекрасна…» Ранее невеста высоко отзывалась о Возлюбленном и призвала всех окружавших ее обратить внимание на Его достоинства; таким образом она представляет себя Ему, обретает Его благосклонность, и в ответ на оказанное с ее стороны почтение Возлюбленный призывает всех окружающих Его обратить внимание на ее достоинства. Прославляющих Христа и Он прославит (1Цар 2:30).

1. Возлюбленный не льстит и не стремится Своими словами побудить невесту возгордиться или ответить на ее похвалу просто из вежливости, но (1) желает таким образом ободрить ее, пребывающую в унынии. Что бы ни думали о ней другие, в Его глазах она мила.

(2) Желает таким образом научить ее правильно себя оценивать: не по внешним преимуществам (ничего бы ей не добавившим, недостаток которых не лишил бы ее того, что действительно превосходно), но по привлекательности благодати, которой Он наделил невесту.

(3) Желает и других побудить хорошо о ней думать и присоединиться к ней: «Ты – возлюбленная Моя, ты любишь Меня и любима Мною, и поэтому – ты прекрасна». Вся красота святых происходит от Христа, и они сияют, отражая Его свет: благоволение Господа Бога нашего на нас (Пс 89:17). Она сочеталась с ним браком, и это сделало ее прекрасной. «Uxor fulget radiis mariti – Жена сияет в лучах своего мужа». Здесь имеет место повторение: ты прекрасна, и снова – ты прекрасна, указывающее не только на достоверность факта, но и на наслаждение, с каким Возлюбленный говорил о Своей невесте.

2. Что же касается образов, при помощи которых здесь описана красота Церкви, то они, несомненно, весьма яркие, оттенки выразительные, а сравнения смелые, таковыми было бы неуместно описывать внешнюю красоту, да и не о ней здесь речь, но о благолепии святости, новом человеке, сокровенном сердца человеке в нетленной красоте. Автор конкретизировал семь деталей, число совершенства, ибо Церковь обогатилась множеством благодатей благодаря семи духам, находящимся перед престолом Всевышнего (Отк 1:4; 1Кор 1:5,7).

(1) Глаза невесты. Хорошие глаза много значат для красоты: глаза твои голубиные, чистые и невинные, часто обращены к небу. Не глаз орла, способный смотреть на солнце, но именно глаза голубя – смиренные, скромные, печальные – похвала тех, кого любит Христос. Глаза Церкви – это служители: сторожа твои… своими глазами видят (Ис 52:8);

они должны уподобиться голубиным глазам, невинным и безобидным (Мат 10:16), живя в мире в простоте и богоугодной искренности. Мудрость и знание – глаза нового человека; они должны быть чистыми, но не надменными и не входить в недосягаемое для нас. Когда наши цели и намерения искренни и честны – у нас глаза голубиные, если мы не смотрим на идолов (Иез 18:6), но обращаем очи свои всегда к Господу (Пс 24:15). Глаза голубиные под кудрями, которые создают им полумрак, так что [1] видят глаза не полностью. Пока мы в этом мире, мы знаем лишь отчасти, ибо на глаза спадают волосы; мы в этой тьме ничего не можем сообразить. Скоро смерть обрежет эти кудри, и тогда мы все увидим отчетливо.

[2] Глаза видны не полностью, они – как звезды за тонкими облаками. Существует мнение, что здесь подразумевается скромность взора невесты. Она не позволит, чтобы ее глаза блуждали, но обуздывает их локонами.

(2) Волосы невесты. Их сравнивают со стадом коз, похоже, белых, которые находились на вершинах гор, подобно волосам, украшающим голову. Наблюдавший наслаждался их видом не только потому, что козы привлекают взор своими солидными бородами, но и стройно выступают (Прит 30:29), а наипаче был доволен хозяин стада, ибо это – основная часть его богатства. Христос ценит в Церкви и в верующих то, чему другие придают значения не более, чем волосам. Он сказал Своим ученикам, что у них же и волосы на голове все сочтены (Мат 10:30) так же тщательно, как люди считают стада свои, и что и волос с головы их не пропадет (Лук 21:18). Существует мнение, что под волосами здесь подразумевается речь верующего, которой надлежит быть пристойной, сдержанной и соответствующей святости сердца. Апостол противопоставляет добрые дела – те, что подобают исповедующим благочестие, – плетению волос (1Тим 2:9,10). Волосы Марии Магдалины были прекрасны, когда она вытирала ими ноги Христа.

(3) Зубы невесты (ст. 2). Служители – это зубы Церкви; подобно кормилицам, они разжевывают мясо младенцам во Христе. В халдейском изложении данный стих применяют к священникам и левитам, представителям народа, которые ели жертвенное. Вера, посредством которой нас питает Христос, размышления, во время коих мы пережевываем Писание и проповеди, дабы хорошо их усвоить, – все это – зубы нового человека. Здесь их сравнивают со стадом овец. Христос назвал Своих учеников и служителей малым стадом. Похвала зубам, когда они ровные, белые и содержатся в чистоте, как овцы, выходящие из купальни; хорошо, когда зубы твердые и прочно держатся в деснах, в отличие от овец, не донашивающих своего потомства, ибо именно сие подразумевает слово, переведенное как «бесплодная». Похвала служителям, когда они ровны во взаимной любви и согласии, чисты и омыты от всякого нравственного осквернения, а также плодовиты – приводя души ко Христу и вскармливая Его агнцев.

(4) Губы невесты; их сравнивают с алой лентой (ст. 3). Алые губы выглядят привлекательно и являются признаком здоровья, тогда как бледность губ – признак истощения и немощи. Ее губы были ярко-красного цвета, но тонкими, как лента алая. Объяснение находим в следующих словах: и уста8 твои любезны, то есть – всегда с благодатью, с добром и для назидания в вере, что весьма способствует красоте христианина. Когда мы славим Господа устами и устами исповедуем Его ко спасению, тогда они подобны ленте алой. Все наши благие дела и благие слова должны быть омыты Кровью Христа, окрасившись в нее, подобно ленте алой, и тогда, только тогда они будут угодны Богу. Халдеи применяют сие к первосвященнику и его молитвам за Израиль в день очищения.

(5) Ланиты, или щеки, невесты сравниваются здесь с половинками гранатового яблока; разрезая этот плод напополам, мы находим внутри много сочных зернышек, напоминающих румянец на лице. Смирение и скромность, побуждающие нас стыдиться поднять лицо к Господу, краснеть при воспоминании о грехе и от ощущения себя недостойными оказанной нам чести, весьма украшают верующих в глазах Христа. Румянец невесты Христа – под кудрями, что означает (по мнению господина Дерхема), что она краснеет, когда никто другой не видит, и чтобы никто этого не видел, кроме Господа и совести. К тому же, невеста не желает выставлять свое смирение напоказ, но скромно скрыть и его; тем не менее об этих качествах свидетельствует наше хождение в кротости, в нем они проявляются и пристойно выглядят.

(6) Шея невесты; ее здесь сравнивают со столпом Давидовым (ст. 4). Обычно так говорят о благодати веры, которой мы присоединяемся ко Христу, как и тело соединяется с головой посредством шеи. Она – как столп Давидов, снабжает нас оружием брани, особенно щитами, подобно тому как воины получали такое снаряжение в башне, ибо наш щит – вера (Еф 6:16): у кого она есть, тому иной щит не понадобится, ибо Господь окружает его благоволением, как щитом. Если шея подобна столпу прямому, величавому и сильному, христианин продолжает свой путь и служит отважно и благородно, идет не с поникшей головой – как бывает, если вера ослабевает. Существует мнение, что щиты сильных, о которых говорится, что таковые хранились в столпе Давидовом, являются памятником доблести воинов Давида. Их щиты сохранили, дабы помнить о них и их подвигах, подразумевая, что напоминание о великих делах и победах, совершенных святыми благодаря вере, будет весьма воодушевлять святых во все века, дабы те не падали духом. В 11-й главе Послания к Евреям повествуется о щитах сильных, о подвигах верующих и о трофеях их побед.

(7) Сосцы невесты; они – как двойни молодой серны (ст. 5). Груди церкви служат и для украшения (Иез 16:7), и для практического применения. Они – сосцы утешения (Ис 66:11), поскольку о Церкви сказано, что она груди царские сосать будет (Ис 60:16). Существует мнение, что речь здесь идет о Старом и Новом заветах; другое мнение – о двух таинствах, печатях завета благодати; еще одно мнение – о служителях, которые должны быть духовными кормилицами детей Божьих и давать таковым чистое словесное молоко, дабы от него возрасти, и с этой целью сами пасутся между лилиями, где пасет Христос (Песн 2:16), дабы они могли стать для младенцев Церкви полными сосцами. Или же: груди верующего – его любовь ко Христу, в которой Он находит наслаждение, подобное тому, что любящий муж находит в ласках своей жены, которая, как написано, будет для него любезною ланью и прекрасною серною, потому что груди ее услаждают супруга во всякое время (Прит 5:19). Здесь также подразумевается, что христианин назидает других и передает им благодать, что делает его еще красивее.

II. Решение Жениха сразу же после этого удалиться на гору мирровую (ст. 6) и обосноваться там. Предполагается, что под мирровой горой следует подразумевать Гору Мориа, на которой был построен храм, где в честь Господа ежедневно курился фимиам. Христос настолько наслаждался красотой Своей Церкви, что избрал ее Своим покоем навеки; здесь Он будет обитать, доколе день дышит прохладою, и убегают тени. Ответ находим в обетовании, которое дал Христос Своим ученикам как представителям Церкви, расставаясь с ними: «И се, Я с вами во все дни до скончания века». Христос будет там, где должным образом преподаются Божьи таинства, там же и нам надлежит встречать Его у дверей скинии собрания. Существует мнение, что данные слова произнесла невеста либо из скромности, застеснявшись похвалы в свой адрес и желая убежать туда, где таковой не будет слышно, либо из желания постоянно пребывать на святом холме, не сомневаясь, что именно там найдет подходящую и достаточную помощь и облегчение во всех своих нуждах, и там бросит якорь и будет ждать, пока в должное время не настанет день и убегут тени. Святая гора (по некоторым наблюдениям) названа здесь как горой мирровой (а мирра горька), так и холмом фимиама, который сладок, ибо там у нас есть повод как для печали, так и для радости. Покаяние – это горькая сладость. Но на небе будет только фимиам и никакой мирры. Молитву сравнивают с фимиамом – Христос встретит Свой молящийся народ и благословит его.

III. Жених повторяет похвалу красоте невесты (ст. 7): «Вся ты прекрасна, возлюбленная моя…» Он уже говорил: «О, ты прекрасна…» (ст. 1), но здесь идет дальше, и, рассмотрев частности, как при сотворении, произнес, что все хорошо весьма: «Вся ты прекрасна, возлюбленная моя; ты прекрасна во всем, и нет в тебе никакого изъяна, одни лишь прелести; ты освящена целиком и полностью; теперь все новое (2Кор 5:17);

теперь не только новое лицо и новое имя, но и новый человек, новое естество; и пятна нет на тебе, поскольку ты возродилась». Духовные жертвы должны быть незапятнанными. Пятна нет, но такого, какими зачастую бывают пятна Божьих детей, а не пятна леопарда. Церковь, когда Христос представит ее Себе славной Церковью, будет совершенно без пятна, или порока (Еф 5:27).

Стихи 8-14. Это – все еще слова Христа, обращенные к Его Церкви и выражающие высокую оценку и чувства к ней, мнение Христа о ее красоте и превосходстве, Его желание и радость от бесед с ней и ее общества. Точно так же надлежит мужьям любить жен своих, как Христос любит Церковь и находит в ней радость, как если бы она была незапятнанной и невиновной, тогда как она немощна. Здесь примите во внимание:

I. Какими ласковыми именами Он ее величает, дабы выразить Свою любовь, заверить в ней невесту, а также вызвать в ней ответные чувства. Дважды Христос называет ее «невеста» (ст. 8,11) и три раза – «сестра моя, невеста» (ст. 9,10,12). Он упомянул о дне бракосочетания (Песн 3:11), и только после этого, а не до, называет ее невестой. Заметьте, речь идет о брачном завете меж­ду Христом и Его церковью, между Христом и каждым истинным верующим. Христос называет Церковь Своей невестой, а раз Он ее так назвал, она таковой становится. «Я обручил тебя Себе на веки, и твой Бог возрадуется тебе, как друг жениха радуется невесте». Он не стыдится признать это родство, но, как и подобает доброму и любящему мужу, обращается к супруге любезно и называет ее Своей невестой, что не может не укрепить ее обязательство хранить Ему верность. Более того, поскольку между людьми нет такой родственной связи, которая в достаточной мере описала бы любовь Христа к Церкви и показала бы, что все это следует разуметь духовно, Он признает две родственные связи между Собой и Церковью, которые были бы несовместимы среди людей: сестра Моя, невеста. Когда Авраам сказал о Сарре: «Она сестра моя», то это истолковали как отрицание того, что женщина может быть его женой. Но Церковь Христова приходится Ему и сестрой, и невестой, как в Мат 12:50 – сестра и мать. Называя Церковь невестой, Христос основывается на том, что Он взял наше естество во время Своего воплощения, а также делает нас причастниками Своего естества при нашем освящении. Он облачился плотью (Евр 2:14) и облачает верующих Своим Духом (1Кор 6:17) – так они становятся Его сестрами. Они – дети Бога, Его Отца (2Кор 6:18), и таким образом приходятся Ему сестрами; Освящающий и освященные – все от Единого (Евр 2:11);

и Он признает их и любит как Своих сестер.

II. С каким благодатным призывом Возлюбленный к ней обратился: дабы она шла с ним как верная невеста, которой надлежит забыть свой собственный народ и дом отца своего, оставить все и прилепиться к Нему. «Ubi tu Caius, ibi ego Caia – Там, где ты, Гай, там буду и я – Гая». Со мною иди с Ливана! (ст. 8).

1. Это – указание; поэтому мы и воспринимаем его соответственно: встань… выйди (Песн 2:10,13). Все, кто верою пришел ко Христу, должны идти с Ним в святом послушании и в согласии с Ним. Примкнув к Нему, мы должны ходить с Ним. Это – Его команда нам на каждый день: «Со Мною… невеста; пойдем со Мной к Богу как к Отцу; иди со Мной дальше – к небу; иди со мной вперед, восходи со мной; со мною иди с Ливана! спеши с вершины Аманы… от логовищ львиных». Эти вершины следует рас­сматривать как (1) внешне восхитительные места. О Ливане сказано как о той прекрасной горе (Втор 3:25). Мы читаем о славе Ливана (Ис 35:2) и о его благоухании (Ос.14: 6), о приятной росе Ермонской (Пс 112:3) и о радости Ермона (Пс 88:13). Можно предположить, что и другие упомянутые здесь горы красивы; и вот – Христос зовет Свою невесту уйти из мира со всеми его плодами и радостями, оставаясь равнодушной ко всем чувственным наслаждениям. Так надлежит поступать всякому, кто желает идти с Христом; он должен избавиться от привязанности к преходящему, даже если оно находится на самой верхушке мира – на вершине Амана и на вершине Сенира, даже если речь идет о наивысшем наслаждении, которое способно дать творение; верующему надлежит спешить от всего и жить над вершинами самых высоких на земле гор, дабы иметь жительство на небесах. Спеши с этих гор, дабы пойти с Христом на гору святую, гору мирровую (ст. 6). Даже когда наше жительство – на этих горах, нам надлежит искать их, смотреть выше их. Возведем ли очи к горам? Нет. Помощь наша от Господа (Пс 120:1,2). Мы должны смотреть на то, что дальше за ними – на невидимое (как эти высокие холмы), на вечное. С вершины Сенира и Ермона, которые находились по ту сторону Иордана, как с вершины Фасги, можно было увидеть землю Ханаана; из этого мира нам следует смотреть вперед, с предвкушением лучшей страны.

(2) Весьма опасные места. Эти горы на самом деле довольно прелестны, но на них есть логовища львиные. Они – горы барсовые, горы хищнические, хотя и кажутся славными и могущественными (Пс 75:5). Сатана – этот рыкающий лев – князь мира сего залег в мирских прелестях и ждет, кого поглотить. На вершинах этих гор много опасных искушений для тех, кто пожелал бы на них поселиться; и поэтому спеши со Мною от них; не будем же впускать в сердце мирские прелести, и тогда они не смогут причинить нам вреда. Спеши со Мною от капищ идолослужителей и от худых сообществ (есть и такое толкование);

выйдите из среды их и отделитесь. Спешите от власти собственных похотей, которые, подобно львам и барсам, рассвирепели на нас и делают нас свирепыми.

2. Это можно принимать как обетование: ты пойдешь со Мной с Ливана… от логовищ львиных; то есть (1) многие будут взяты домой ко Мне живыми членами Церкви из любого места: из Ливана на севере, из Аманы на западе, из Ермона на востоке, из Сенира на юге – со всех частей света, и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом (Мат 8:11; см. Ис 49:11,12). Некоторые с вершин этих гор, некоторые из сильных мира сего отдадут себя Христу.

(2) Церковь будет избавлена от своих гонителей в должное время; и, хотя сейчас она среди львов (Пс 56:5), Христос заберет ее с Собой от их логовищ.

III. Какую великую радость Христос находит в Своей Церкви и во всех верующих. Он радуется им:

1. Как милой невесте, украшенной для мужа своего (Отк 21:2), который возжелает красоты ее (Пс 44:12). Ни одно признание в любви не может быть более страстным, чем это, в котором Христос выражает Свои чувства к Церкви; и все же величайшее доказательство Его любви к ней – то, что Он умер за нее, дабы представить ее Себе славною Церковью, – превосходит все признания. Невеста, купленная так дорого, не может быть нелюбимой. Цена ее весьма велика, и, соответственно, большой должна быть присвоенная ей ценность; и то и другое побуждает нас изумляться широте и долготе, глубине и высоте… превосходящей разумение любви Христовой, любви, в которой Он отдал Себя за нас и отдает Себя нам. Обратите внимание (1) как Он привязан к Своей невесте: пленила ты сердце мое; это слово мы встречаем только здесь. Восхитила сердце, или лишила меня сердца. Вводим новые слова, чтобы описать невыразимо дивную любовь Христа к Церкви; и сила этой любви описывается на примере немощи человека: некто настолько сильно увлечен одним объектом, что остается бессердечным ко всему остальному. Возможно, речь идет о любви Христа к избранному остатку до основания мира, когда радость Его была с сынами человеческими (Прит 8:31), о той первой любви, которая привела Его с неба на землю, чтобы взыскать и спасти их такой большой ценой, хотя нужно учитывать и радость, которую находит в них Христос, забирая их к Себе. Следует заметить, что Христос сердцем привязан к Своей Церкви, в очевидности сего постоянно убеждаемся. В ней – Его богатство; она – Его удел (Исх 19:5), поэтому здесь и сердце Его. «Никогда не было любви такой, как любовь Христа, которая заставила Его ради нас забыть о Себе, когда Он самоуничижился, невзирая на позор и боль. Раны от извечной любви к нам заставили Его забыть обо всех ранах и бесславии креста», – говорит епископ Рейнольдс. Так будем же и мы любить Его.

(2) Что вызывает в Нем такую радость.

[1] Взгляд, которым одарила Его невеста: пленила ты сердце мое одним взглядом очей твоих, тех глаз голубиных, чистых и невинных (хвалу которым находим в ст.1), единственным взглядом этих очей. Христу весьма угодны те, кто смотрит на Него как на своего Спасителя, а глаза веры посылают Ему стрелы любви над любыми соперниками, эти глаза всегда обращены к Нему. Он сразу узнает о первом, обращенном к Нему взгляде души, и благосклонно встречает его.

[2] Украшения, которые получила от Него невеста, то есть ее покорность Возлюбленному, ибо это – ожерелье на шее ее; благодати, обогатившие ее душу, соединенные, как звенья ожерелья; проявление сих благодатей в поведении, украшающем как ее саму, так и учение Иисуса Христа, веру в Которого она исповедует (подобно золотой цепи, украшающей знатного человека);

и полное подчинение повелевающей силе Его любви. Сбросив с шеи своей цепи, которыми мы были привязаны к этому миру (Ис 52:2), и ярмо беззаконий своих, мы теперь связаны с Иисусом Христом узами любви, подобными ожерелью из золота; теперь у нас на шее приятное и благое иго. Этим мы угодны Иисусу Христу, ибо сие и есть та истинная мудрость, которая, по Его мнению, прекрасный венок для головы и украшение для шеи (Прит 1:9).

[3] Ее чувства к Нему: «О, как любезны ласки твои! Как прекрасна твоя любовь!» Не только сама любовь, но и все ее плоды, действие этой любви в сердце и в жизни. Как прекрасно, когда верующий так любит Христа, и какое наслаждение Христос находит в этой любви! Ничто не делает нас более угодными Христу, чем любовь. О, как много ласки твои лучше вина, всего вина, принесенного Христу в возлияние! О соке виноградной лозы сказано, что он веселит богов и человеков (Суд 9:13). И невеста говорила о любви Христа, что она лучше вина (Песн 1:1), а теперь Христос говорит то же и о ее любви; хваля Христа, мы ничего не теряем, и Он не замедлит ответить Своим друзьям любезностью.

[4] Благовонные масти, которыми она надушилась, дары и благодати Духа, добрые дела, подобные благовонному курению, жертве приятной, благоугодной Богу (Фил 4:18). Благовоние мастей твоих лучше всех ароматов – таких, как царица Савская подарила Соломону, навьючив ими верблюдов (3Цар 10:2), или, скорее, лучше всех благовоний, использовавшихся при составлении смеси для святого курения, которое ежедневно сжигали на золотом жертвеннике. Любовь и послушание Господу угодны Христу больше, чем жертвы или фимиам. Благоухание одежды невесты – это зримое проявление отношения ко Христу и исповедания веры перед людьми, ибо в одежде она является миру, что весьма приятно Христу – как благоухание Ливана. Христос облачил невесту в белую одежду Своей собственной праведности (Отк 3:18) и праведности святых (Отк 19:8), и вся одежда благоухает святой радостью и утешением, что весьма угодно Христу.

[5] Ее слова: и те, что она произносит в поклонении Господу, и те, что звучат в ее беседах с людьми: «Сотовый мед каплет из уст твоих, невеста» (ст. 11), капает нечто весьма сладкое и капает свободно и обильно. Если слова Божьи, обращенные к нам, слаще меда и капель сота (Пс 18:11), то и наши слова, обращенные к Господу в молитве и прославлении, угодны Ему: голос твой сладок. И если из доброго сокровища сердца мы выносим доброе, если слово наше всегда с благодатию, если уста наши произносят знание чистое, если они распространяют знание, тогда, по мнению Христа, с них каплет сотовый мед, они отдают его. Мед и молоко (два главных преимущества земли Ханаана) под языком твоим; то есть – в твоем сердце, и ты приберегла их не только для себя, как лакомый кусочек, но и готова поделиться с другими. В Слове Божьем содержится вкусная и здоровая пища, молоко для младенцев, мед – для зрелых. Христу весьма угодны те, кто наполнен этим Словом.

2. Как прекрасному саду. Великая радость вполне сравнима с наслаждением от пребывания в саду: наше представление о блаженстве Адама до грехопадения связано с тем, что он поселился в саду, саду наслаждений. Сравнение с садом встречаем снова в ст.12-14. Церкви вполне подходит сравнение с садом, в котором по обычаю был источник. Там, где Соломон разбивал себе сады и рощи, он создавал водоемы (Еккл 2:5,6) не только для разнообразия и ради интереса к системам водоснабжения, но и с практической пользой – для орошения из них рощей. И Эдем орошался водою (Быт 2:10; 13:10). Обратите внимание (1) на особенности сада – это был запертый сад, рай, отделенный от обычной земли. Он предназначен Богу; Господь отделил его Себе; Израиль – удел Божий, часть Его наследия. Он заперт для сохранения тайны; святые – хранимые Господа, поэтому мир их не знает; Христос ходит по Своему саду невидимым. Сад заперт ради безопасности; вокруг него поставлена ограда, которую не способны ни отыскать, ни сделать в ней лазейку все силы тьмы. Божий виноградник обнесен оградою (Ис 5:2);

вокруг него стена, стена огненная. Внутри есть источник и колодезь, но источник запечатанный, а колодезь заключенный, потоки вод которого разливаются по улицам (Прит 5:16), но сам он тщательно закрыт, дабы никакая вредоносная рука не замутила и не осквернила его. Души верующих – как запертые сады; благодать в них – как запечатанный источник, где находится сокровенный сердца человек и вода, которую дает Христос – колодезь воды живой (Иоан 4:14; 7:38). Ветхозаветная Церковь была запертым садом, роль заградительных стен которого играл обрядовый закон. Библия была тогда запечатанным источником и заключенным колодезем; она была доступна лишь одному народу; теперь же заградительная стена устранена, Евангелие проповедуется всем народам, а в Иисусе Христе нет ни Еллина, ни Иудея.

(2) На плоды сада. В нем, как и в Эдеме, произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи (Быт 2:9). Рассадники твои — сад с гранатовыми яблоками, с превосходными плодами (ст. 13). Этот сад – не такой, как виноградник человека скудоумного, заросший терном и покрывшийся крапивой, но в нем – нард и шафран, аир и корица со всякими благовонными деревами, мирра и алой со всякими лучшими ароматами (ст. 14). Там произрастает великое множество плодов во всем их многообразии, вряд ли нашлось бы нечто, украсившее и обогатившее этот сад еще больше, сделавшее его более приятным и полезным для великого Господина. Все здесь самое превосходное. Лучшие ароматы – пряности, произраставшие в саду, благодаря своей устойчивости были более ценными, чем самые изысканные цветы. Соломон превосходно разбирался в ботанике, впрочем, как и в других естественных науках. Он много говорил о деревьях (3Цар 4:33) и, возможно, сообщил о конкретных свойствах упомянутых здесь плодов, которые вполне соответствовали своему предназначению. Нас же интересует отношение сего к святым Церкви и к их благодатям – их вполне уместно сравнить с превосходными плодами и пряностями, ибо [1] они посажены и сами по себе не растут; сильные правдою (деревья праведности) – насаждение Господа (Ис 61:3);

благодать произрастает из нетленного зерна.

[2] Они весьма ценны и дорого стоят; о них говорится как о сынах Сиона драгоценных, об их драгоценной вере; он – насаждение славное.

[3] Они ароматны, приятно пахнут для Господа и для людей и, как сильные специи, распространяют свое благоухание.

[4] Они весьма полезны и широко используются. Святые – благословение этой земли, их благодати – это богатство, которым они обмениваются, как восточные купцы специями.

[5] Они отличаются постоянством и сохранятся для благого дела, когда цветы увянут и станут ни на что не пригодными. Благодать, созревшая до славы, будет вечной.

Стихи 15-16. Похоже, это – слова невесты, Церкви, в ответ на похвалу Христа, Жениха, в ее адрес, когда Он сравнил ее с прекрасным, плодоносным садом. Является ли она садом?

I. Невеста признает, что плодовитость сада зависит от Самого Христа. Она полагается на Него как на садовый источник (ст. 15): Он не только основал и сам посадил сады, которые обязаны Ему своим появлением, но и является источником, питающим их; от Него зависит их дальнейшая жизнь и благополучие, без Его постоянной поддержки они очень быстро превратились бы в сухую и бесплодную пустыню. Ему невеста воздает всю славу за свою плодовитость, ибо без Него ничего бы и не было: «О садовый источник! Источник всякого блага, всей благодати, не дай мне зачахнуть». Говорит ли верующий Церкви: «…все источники мои в тебе, в тебе, о Сион»? (Пс 86:7), Церковь передает сию хвалу Христу и говорит Ему: все источники мои в Тебе, Ты – источник воды живой (Иер 2:13), в котором берут свое начало потоки с Ливана, река Иордан, истоки которой – у подножия горы Ливан, и вода святилища, истекавшая из-под порога храма (Иез 47:1). Тот, кто является садом Христа, должен признавать Его своим источником, от полноты которого он принимает и которому обязан тем, что его душа – как напоенный водою сад (Иер 31:12). Град Божий на земле веселят речные потоки, проистекающие из этого источника (Пс 45:5), и в новом Иерусалиме есть своя чистая река воды жизни… исходящая от престола Бога и Агнца (Отк 22:1).

II. Невеста умоляет о воздействии благословенного Духа на благоухание этого сада: «Поднимись ветер с севера и принесись с юга» (ст. 16). Это – молитва (1) за Церковь в целом, дабы на нее обильно излился Дух – и она благоденствовала. Дары служителей – это пряности; при излиянии Духа дары польются, и тогда пустыня сделается садом (Ис 32:15). Ответ на молитву пришел, когда Дух излился в день Пятидесятницы (Деян 2:1), а ему предшествовал сильный ветер, тогда апостолы, собравшиеся раньше, полились в благоухание Богу (2Кор 2:15).

(2) За верующих в частности. Заметьте:

[1] освященные души подобны саду – саду Господа, запертому ради Него.

[2] Благодати в душе (как и пряности в саду) – именно то, что в нем ценно и полезно.

[3] Весьма желательно, чтобы ароматы благодати вылились в благочестивую любовь и преданность, а также в святые благодатные действия, дабы таковыми мы смогли прославить Господа, украсить наше исповедание и поступать, как подобает благочестивым людям.

[4] Благословенный Дух в Своем действии на душу подобен северному и южному ветру, который дышит, где хочет, с нескольких сторон (Иоан 3:8). Есть северный ветер обличения и южный ветер утешения; но все, подобно ветру, изводится из хранилищ Всевышнего и по слову Его.

[5] Излияние аромата пряностей благодати зависит от порывов Духа; Он возбуждает добрые чувства и дела и вызывает у нас как хотение, так и делание благого. Именно Дух побуждает нас проявлять благоухание Его знания.

[6] А посему нам надлежит уповать на животворное влияние Духа благодати, молиться о таковом и подчинить ему свою душу. Господь обещал нам дать Своего Духа, но Ему угодно, чтобы мы просили об этом.

III. Невеста предлагает Христу насладиться наилучшими благами, которые дает сад: «Пусть придет возлюбленный мой в сад свой и вкушает сладкие плоды его; пусть Он отведает продукты сада (это стоит сделать), и да утешусь я тем, что они будут приняты, ибо сие станет наилучшей для них оценкой». Обратите внимание:

(1) невеста говорит о Его саде, употребляя слово «свой»; ибо тот, кто обручен Христу, ничто не может почитать своим собственным, но все, что имеет, посвящает Ему и желает, чтобы Христос этим пользовался. Сад будет достоин называться Его садом, когда польются ароматы его, никак не раньше. Плоды сада – это Его дивные плоды, ибо Он Сам их посадил, поливал и взращивал. На какие заслуги перед Христом мы вправе претендовать, если и пригласить-то Его можем только туда, что Ему и так принадлежит?

(2) Невеста умоляет Христа посетить сад и принять его плоды. Верующий не очень-то рад своему саду, если только Христос, Возлюбленный души его, не придет туда; верующий не будет рад плодам, если только они тем или иным образом не способствуют славе Христа, и он увидит – все, что у него есть, даровано ему.



Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Комментарии Мэтью Генри — Песни Песней. Раздел: Комментарии Мэтью Генри на Ветхий Завет.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.