16 глава

В данной главе продолжается и завершается пророческое слово о бремени Моава. I. Пророк дает моавитянам добрый совет исправить свои ошибки; в частности, любезность, оказанная Божьему народу, самый верный способ предупредить грозящие им суды (ст. 1-5). II. Опасаясь, что моавитяне не захотят внять его совету (они были слишком горды), пророк возобновляет предсказание об ужасном опустошении их страны и о замешательстве, в которое они придут; все это произойдет через три года (ст. 6-14).

Стихи 1-5. Говоря грешникам, что им нужно сделать, дабы предотвратить крах, Господь явно сообщает, что Он не находит радости в их уничтожении; так Бог поступает и в данном случае с Моавом.

I. Он советует моавитянам проявить справедливость по отношению к дому Давидову и платить дань царям по Давидовой линии, согласно заключенному ранее завету: посылайте агнцев владетелю земли (ст. 1). Давид сделал этот народ своим данником. И сделались Моавитяне у Давида рабами, платящими дань (2Цар 8:2). В дальнейшем они платили дань израильским царям (4Цар 3:4) и расплачивались овцами. Теперь же пророк требует, чтобы платили Езекии. Пусть дань взимается со всех частей страны от Селы, пограничного города моавитян с одной стороны, до пустыни, являющей границей царства с другой стороны, и пусть дань отправляется, куда ей положено, на гору дочери Сиона, в город Давидов. Существует толкование, что моавитянам советуют посылать агнца в жертву Богу, Владетелю земли (можно прочитать и так), Господу всей земли, обладателю всех земель, владеющему Моавом, равно как и Израилем: «Отправляйте дар в храм, возведенный на горе Сион». Кроме того, существует мнение, что сказанные здесь слова звучат иронично и обличают моавитян в глупости, потому что те не спешили покаяться и примириться с Богом: «Вы и рады бы теперь послать агнца на гору Сион, чтобы Бог Израилев стал вашим другом, только уже слишком поздно: указ опубликован, истребление определено, и дочери Моава будут выброшены, словно блуждающая птица» (ст. 2). Я, скорее, истолковал бы это, как со всей серьезностью данный моавитянам добрый совет, подобный тому, который Даниил дал Навуходоносору, зачитав ему приговор: «Искупи грехи твои правдою… вот чем может продлиться мир твой» (Дан 4:24). Также можно применить это к великому евангельскому долгу, который состоит в подчинении Христу, как Владетелю всей земли и нашему Владетелю: «Пошлите Ему агнца, самого лучшего, который есть у вас, себя самих в жертву живую. Когда вы приходите к Богу, Великому Владетелю, то приходите во имя Агнца, Агнца Божия. Ибо иначе (можно и так прочитать) блуждающей птице, выброшенной из гнезда, будут подобны дочери Моава. Если не желаете платить положенный вам оброк, законную дань, то будете изгнаны из дому: дочери Моава (подразумеваются либо селения страны, либо женщины вашей страны) будут дрожать у бродов Арнонских (пытаясь убежать той дорогой в какую-либо другую страну), подобно наполовину оперившейся блуждающей птице, выброшенной из гнезда». Кто не желает подчиниться Христу и спрятаться у Него под крылом, тот будет подобен птице, выброшенной из гнезда, став таким образом жертвой первой же хищной птицы или бесконечно блуждая во власти неослабевающего страха. Кто не желает подчиниться страху Божьему, тот будет вынужден подчиниться страху перед всем остальным.

II. Он советует моавитянам оказать любезность потомкам Израиля: «Составь совет, созови собрание и обсудите между собой, что надлежит сделать в сложившейся критической ситуации (ст. 3). И вы увидите, что лучше всего постановить такое решение, которое отменило бы все изданные вами несправедливые постановления, которыми вы причинили страдания народу Божию; и в знак вашего покаяния перед ним научитесь теперь угождать ему, и Господь примет это скорее, чем все жертвы и всесожжения».

1. Пророк предвидел некую бурю, грядущую на народ Божий: возможно, на благочестивых людей из десяти колен или из двух с половиной, проживавших на противоположном берегу Иордана, чья земля непосредственно примыкала к Моаву и кому по милостивому провидению Господа удалось избежать ярости ассирийского войска и сохраниться до лучших времен, получив жизнь себе в добычу. Теперь же они доведены до крайнего отчаяния и вынуждены пуститься в бегство ради собственной безопасности. Опасность и беда, их постигшая, была подобна палящему зною в полдень; на них обратилось весьма свирепое лицо захватчика, притеснитель и грабитель уже готовы поглотить их, отняв у них имущество.

2. Он обращается к моавитянам, чтобы те предоставили им убежище в своей стране, когда на собственной земле им станет слишком жарко. Именно такое решение они должны принять; так мудро они должны поступить ради самих себя и так любезно они должны обращаться с народом Божьим. Если и далее они хотят оставаться в своих жилищах, то пусть откроют двери пострадавшим и рассеянным членам Божьей Церкви и станут для них, как прохладная тень для перенесших тягость дня и зной. Пусть не разоблачают скрывающихся среди них и не выдают ищущим их преследователям. «Не выдай скитающихся, не предавай их (как сделали идумеи, Авд 1:13,14), по укрой изгнанных». Именно благодаря такому доброму делу Раав доказала искренность своей веры, по которой была оправдана (Евр 11:31). «И не просто укрой их на время, но и при необходимости пусть поселятся у тебя. Пусть поживут у тебя мои изгнанные, Моав (англ.пер., ст.4), найди для них жилище и будь им покровом. Возьми их под защиту твоего правительства, даже если они всего лишь нищие и будут тебе в обузу». Следует заметить:

(1) часто уделом подлинных израильтян становится участь скитальцев, гонимых из дома и приюта преследованиями или войной (Евр 11:37).

(2) Бог признает их Своими, хотя люди отвергают и отрекаются от них. Пусть они изгнанные, но они Мои изгнанные. Господь знает Своих, где бы Он их ни нашел, даже там, где их никто другой не знает.

(3) Господь найдет для Своих изгнанных покой и кров, ибо хотя они и гонимы, но не брошены. Бог Сам станет им прибежищем, если не найдется другого, и в Нем они будут как дома.

(4) Господь может, когда Ему угодно, воздвигнуть Своему народу друзей даже среди моавитян, если во всей земле израильской не найдется никого, кто смог бы и осмелился его приютить. Земля часто помогает жене (Отк 12:16).

(5) Кто надеется найти милость, попав в беду, тот сам должен оказывать милость попавшим в беду; услуга, оказанная Божьим изгнанным, несомненно, будет тем или иным образом вознаграждена.

3. Он уверяет.в милости Божьей, которую Господь приберегает для Своего народа.

(1) Божий народ не долго будет нуждаться в любезности моавитян и не долго будет обузой для них: ибо притеснителя уже не станет, грабеж прекратится. Божьему народу не долго быть изгнанником: он будет иметь скорбь дней десять (Отк.2:Ю), и это все. Грабитель, будь на то его воля, никогда не перестал бы грабить, но Бог заковал его в цепь. Доселе дойдешь и не перейдешь.

(2) Вскоре Божий народ сможет ответить на любезность любезностью: «Несмотря на то что престол десяти колен пал и был свергнут, тем не менее утвердится престол Давидов милостью (ст. 5) милостью, которую народ Божий получит от Господа, и милостью, которую он явит другим; подобным образом и ваш престол утвердится, если вы того захотите». Великим людям стоит принять во внимание, как часто простая любезность по отношению к Божьему народу приносит Божьи благословения целым семьям и царствам; это побудило бы их последовать такому примеру. «Сделай Езекию своим другом, и ты убедишься, что это в твоих интересах, ибо в нем Божья благодать и с ним Божье присутствие. Он воссядет на престоле в истине, а значит будет сидеть на нем с честью и непоколебимо. И тогда он сядет как судия и станет защитником людям, давшим приют Божьему народу». Обратите внимание, что Езекии присущи черты доброго правителя и судьи. [1] Он ищущий правды; то есть ищет возможность поступать справедливо по отношению к пострадавшим и наказывать обидчиков еще до того, как на них пожалуются; или же он прилежно расследует каждое представленное на его суд дело, чтобы докопаться до правды. [2] Он стремящийся к правосудию; он не медлит вершить правосудие и не заставляет долго ждать людей, обратившихся к нему, чтобы помочь их горю. И хотя он ищет правды и тщательно размышляет, прежде чем судить, тем не менее он не тормозит под предлогом размышлений ход судопроизводства. Пусть моавитяне возьмут это за пример и тогда убедятся, что их государство утвердится.

Стихи 6-14. Здесь приводятся:

I. Грехи, поставленные в вину Моаву (ст. 6). По-видимому, пророк, давая добрый совет моавитянам, сдерживает себя, чтобы не увлечься, придя к выводу, что они этому совету не внимут. Он рассказал, в чем состоит их долг (будут ли они слушать, или не будут), но потерял надежду на то, что это принесет им какую-то пользу; он хотел их исцелить, но они не пожелали исцелиться. Кто не хочет прислушиваться к советам, тому нельзя помочь. Грехи же моавитян были такими:

(1) гордость. На этом сделан самый сильный акцент, ибо гордость, наверно, погубила драгоценных душ больше, чем любая другая похоть. Моавитяне были этим печально известны: «Слыхали мы и наслышаны о гордости Моава; все соседи во весь голос стыдят их за это. Он горд чрезмерно; таков этот народ в основной массе: забыли о своем низком происхождении и о клейме позора, которое носят в связи с тем фактом, что закон Божий запрещает моавитянину войти в общество Господне… вовеки (Втор 23:3). Мы слышали о надменности его и высокомерии». Это не поспешное и предвзято строгое суждение одного-двух людей, но характеристика, которую бы дал моавитянам каждый знающий их. Они гордый народ, поэтому не внимут данному им доброму совету. Они считают себя слишком мудрыми, чтобы советоваться; поэтому не последуют примеру Езекии, поступающему справедливо и любящему миловать. Они пренебрегли им как образцом для подражания, ибо думают, что и сами могли бы его поучать. Они горды и поэтому не покорятся Самому Богу и не примут во внимание предостережения, которые Он им дал. В надмении своем нечестивый пренебрегает Господа. Они горды и поэтому не окажут гостеприимства и не защитят Божьих изгнанных, презирая которых не хотят иметь с ними ничего общего. Но это еще не все.

(2) «Мы также слышали о неистовстве его (ибо кто очень горд, тот обычно весьма несдержан), в частности о гневе на Божий народ, следовательно, Моав, скорее, будет преследовать его, нежели защищать».

(3) А ублажает Моав свою гордыню и неистовство ложью: неискренна речь его. Он не воплотит свои гордые и неистовые замыслы, как надеялся». Существует такое чтение: его надменность, гордость и гнев больше, чем его сила. «Мы знаем, что если будем полагаться на его милость, то не найдем у него никакой милости: нет у него власти, которая сравнилась бы с его злобой. Своей гордостью он навлекает на себя крах, ибо таковая предшествует погибели, и не в его силах предотвратить это».

II. Скорби, которые грозят Моаву: поэтому возрыдает Моав о Моаве (ст. 7). Все население будет горько оплакивать уничтожение своей страны. Будут жаловаться друг другу: все будут рыдать в отчаянии, и ни у кого не окажется ни повода, ни мужества, чтобы ободрить своего друга. Примите во внимание:

1. Причины скорби.

(1) Разрушение городов: стенайте о твердынях Кирхарешета. Большой и хорошо укрепленный город, державшийся до конца под натиском огромной силы (4Цар 3:25), теперь сровняется с землей, будучи либо сожженным, либо разрушенным, причем его основания будут совершенно разрушены, повреждены и сломаны (дословно);

моавитяне примутся стенать, увидев, как их прекрасные города превратились в груду развалин.

(2) Разорение сельского хозяйства. Моав славился своими полями и виноградниками, но все они будут опустошены вторгшейся армией (ст. 8,10). Посмотрите, [1] как прекрасна и плодородна была их земля, подобная саду Господню (Быт 13:10). На ней росли самые отборные и благородные сорта винограда, лучшие лозы, которые достигали до Мазера города в уделе колена Гадова. Прекрасные побеги винограда расстилались, вились вдоль области своего распространения, даже по пустыне моавитской. Там были виноградники. Мало того, побеги их расширялись, переходили за море Мертвое море; моавитяне делали живые изгороди из лучших сортов винограда. [2] Как радовались тому и наслаждались. Много раз они шумно радовались во время собирания винограда и во время жатвы; так подчас поступают сельские жители и у нас, когда урожай полностью собран. Веселье и ликование было на их полях и в виноградниках, с пением и ликованием они топтали виноград в точилах. Однако здесь ничего не говорится о воспевании хвалы Богу и о прославлении Его за изобилие. Если бы они сделали это темой своего благодарения, то до сих пор имели бы пищу и повод для веселья. А посему [3] они лишатся всего этого. «Поля оскудеют, и все их плоды унесут прочь или вытопчут; теперь они не смогут обогатить своих владельцев, как раньше, поэтому и сказано, что оскудели. Воины, названные здесь властителями народов, поломают все растения, несмотря на то что те были лучшими лозами, самыми отборными из всех. Теперь прекратилось веселье и ликование, сопровождавшее сбор винограда, вместо него слышны стенания о потере урожая. Утихла шумная радость во время жатвы: никто не поет, никто не ликует, как тогда, когда топтали виноград в точилах. У моавитян нет того, чему они раньше радовались, равно как и нет настроения радоваться; разорение страны помешало их веселью». Следует заметить: во-первых, Бог запросто может изменить расположение духа привыкших к веселью и к наслаждениям и превратить их смех в слезы, а радость в грусть. Во-вторых, радость о Господе, в таком случае, намного лучше радости по поводу урожая, ибо ее у нас никто не отнимет (Пс 4:7,8). Стоит опустошить виноградники и смоковницы, как прекратится всякое веселье плотского сердца (Ос 2:11,12). Благодатная же душа может радоваться о Господе Боге спасения своего, хотя бы не расцвела смоковница и не было плода на виноградных лозах (Авв 3:17,18). А посему давайте будем всегда радоваться о Боге со святым ликованием, а обо всем другом со святым трепетом: радоваться, как не радующиеся.

2. Пророк скорбит вместе с моавитянами: «…и я буду плакать о лозе Севамской плачем Иазера и с состраданием смотреть на разорение столь прекрасной страны. Буду обливать тебя слезами моими, Есевон! Пусть мои слезы смешаются с твоими». Более того, печаль пророка, очевидно, идет из глубины души: внутренность моя стонет о Моаве, как гусли (ст. 11);

пророк находится под столь сильным впечатлением, что ощущает дрожь внутри так дрожат струны гуслей, когда играют на инструменте. Божьим пророкам подобает самим познать печаль; так было и с Великим Пророком. Скорби мира, так же как и скорби Церкви, должны быть и нашей скорбью (см. Ис 15:5).

III. В заключение главы сообщается (1) о неспособности богов Моава, лжебогов, помочь народу: «Моав вскоре утомится от поклонения на высотах (ст. 12). Он напрасно истратит все свои духовные и физические силы, молясь идолам: они не смогут ему помочь, и он убедится в их неспособности». Видно, бессмысленно ожидать какого-либо облегчения от высот земли; облегчение должно приходить с возвышающегося над холмами места. Люди, как правило, столь неразумны, что не желают верить, пока их не заставят увидеть всю суетность идолов и упования на тварь; они не желают оставить кумиров, пока не утомятся от них. Но Моав, утомившись от своих высот, пойдет не в святилище Господа, как следовало бы, а в свое святилище в храм Хамоса, главного идола моавитян (таково общепринятое мнение);

он будет молиться там, и это принесет так же мало пользы в разрешении его дела, как и молитва на высотах; ибо, какие бы почести идолопоклонники ни оказывали своим кумирам, это никоим образом не сделает идолов способными помочь им. Какими бы эти идолы ни были: dii majorun gentium богами высшего порядка или ттогит низшего, все они — плод человеческого воображения и работа человеческих рук. Возможно, подразумевается приход моавитян в святилище Господа. Убедившись, что не дождутся никакой помощи от собственных высот, некоторые из них пожелали прийти в храм Божий в Иерусалиме, чтобы молиться там, но тщетно: Господь справедливо посылает их назад к богам, которых они избрали (Суд 10:14).

(2) О способности Бога Израилева, единственного истинного Бога, осуществить сказанное относительно моавитян. [1] Предсказанное событие произошло не сразу: вот слово (вот событие), которое изрек Господь о Моаве издавна (ст. 13), когда тот еще только начал гордиться, надмеваться и угнетать Божий народ. Страна уже давно была обречена на погибель, достаточным заверением в чем служит слово, которое изрек Господь; и поскольку Он никогда не захочет отречься от Своего слова, то все силы ада и земли не смогут возразить или помешать исполнению того. [2] Теперь сообщается о том, когда это событие должно произойти. Время было определено Божьей волей раньше, а сейчас становится известным: ныне же так говорит Господь: чрез три года (ст. 14). Не наше дело знать или стремиться узнать времена или сроки сверх того, что Бог считает нужным открыть; и именно открытое Им нам позволено и надлежит принимать к сведению. Видите, как постепенно Бог открывает Свою волю; свет Божьего откровения сияет все сильнее и сильнее, это же верно и в отношении света Божьей благодати в сердце. Обратите внимание: во-первых, на приговор, вынесенный Моаву: величие Моава будет унижено, то есть он станет презренным, когда все, чем гордились моавитяне, сойдет на нет. Такова слава мира сего увядающая и ненадежная: не успели ею восхититься, как она исчезла. Так пусть же быстро становящееся презренным в глазах других будет всегда презренным в наших глазах по сравнению с безмерным преизбытком вечной славы. Моав славился тем, что население его страны было многочисленным, а войско отважным; но куда подевалась слава, после того как великое множество людей определенным образом уничтожено: кого постигла одна кара, кого — другая? Что же касается остатка, то он будет очень малый и незначительный, не способный перенести собственное горе, тем паче выдержать нападение врагов. Поэтому да не хвалится сильный силой своей, а многочисленный своим числом. Во-вторых, на время, установленное для исполнения этого приговора: чрез три года, считая годами наемничьими, то есть точно по окончанию трехлетнего периода, потому что слуга, нанятый на определенный срок, ведет точный отсчет дням своей службы. Да знает теперь Моав, что крах его близок, и подобающим образом готовится. Дано вежливое предупреждение, а вместе с ним и возможность для покаяния; и если бы Моав воспользовался ею, как это сделали в свое время ниневитяне, то, мы вправе думать, он мог бы рассчитывать на предотвращение грозившего ему суда.


Глава 17 из 67« Первая«16171850»Последняя »