2 глава

В данной главе звучит острое обличение и жалоба на ужасное осквернение двух великих постановлений Божьей мудрости.

I. Постановление о служении, свойственном исключительно Церкви и предназначенном для ее сохранения и поддержания; это постановление осквернили именно те, кто сам был удостоен чести исполнять его и кому было вверено это служение. Священники оскверняли Божьи святыни — именно это здесь им вменяется в вину. Их греху сопутствовали отягчающие обстоятельства, и в адрес священников звучит серьезная угроза (ст. 1-9).

II. Постановление о браке — явлении весьма pacnpocтраненном в мире людей, таинство которого было учреждено для его поддержания и сохранения. Его оскверняли как священники, гак и народ тем, что вступали в брак с чужими (ст. 11,12), плохо обращались с женами (ст. 13), бросали их (ст. 16), в чем и заключалось вероломство их поступков (ст. 10, 14, 15). А в основе этого и других проявлений нечестия и откровенного атеизма лежало представление о том, что Бог — такой же. как они сами, что по сути, означало: Бога нет (ст. 17). Данные обличения являются предостережением и для нас.

Стихи 1-9. Сказанное в предшествующей главе относилось к священникам: так говорит Господь Саваоф вам, священники, бесславящие имя Мое (Мал 1:6). Однако преступления, в которых они обвинялись там, касались жертвоприношения, и обвиняемые могли придумать оправдания, якобы они совершали обряд, пользуясь тем, что получали от людей, а посему если жертвенные животные были не столь хороши, как надлежало бы, то это вина не их, а народа. Поэтому пороки, которые обличаются здесь, рассматриваются в тесной связи со своим корнем и источником, а именно: священники виновны как учителя народа, как наставники в законе и в живых словах. Речь идет о той составляющей их служения, которая до сих пор находится в руках служителей Евангелия (поставленных пастырями и учителями, подобно священникам во времена закона, хотя они, в отличие от последних, не занимаются жертвоприношением), поэтому им надлежит уделить звучащему здесь увещанию особое внимание. Если бы священники наставляли людей лучше, то и приносимые теми жертвы были бы лучше; поэтому обвинение возвращается к священникам: «Итак, именно для вас, священники, эта заповедь (ст. 1), ибо вам следовало бы преподать народу верное знание о Господе и научить правильным путям поклонения». Следует заметить: руководители церквей находятся под руководством Бога и подотчетны Ему. Даже для тех, кто командует, у Бога есть заповеди. Более того, вы узнаете, что Я дал эту заповедь вам (ст. 4). Они узнают об этом (1) либо благодаря силе Святого Духа, направляющей слово на их обличение и исправление: «Вы узнаете о ее источнике, ибо она окажется действенной; узнаете, откуда она исходит по тому, что она делает». Когда Божье слово начинает и совершает в нас Божье дело, то мы непременно узнаем, что его послал Господь и что слово принадлежит не Малахии — Божьему посланнику, а Самому Богу, и что оно адресовано не только всем в общем, но и нам в частности.

(2) Либо благодаря исполнению угроз, прозвучавших в их адрес: «И вы узнаете, на свою беду, что Я дал эту заповедь, ибо она не вернется ко Мне тщетной».

Теперь давайте рассмотрим, в чем заключалась заповедь для священников, о которой они должны знать, что таковая адресована им; и давайте расположим по порядку отдельные детали этого обвинения.

I. Здесь излагается завет, заключенный Богом со священным коленом, которое получило поручение для служения и право на особую честь: Господь Саваоф дал им эту заповедь для утверждения Своего завета (ст. 4), ибо о Его завете говорится как о слове, которое Он заповедал (Пс 114:8). Господь передает эту заповедь через пророка именно сейчас, чтобы вновь утвердить завет, дабы он не прервался из-за того, что его упорно нарушали. И пусть сыновья Левия (особенно сыны Аароновы) знают, какой чести удостоил Господь их род и какое доверие им оказано: завет Мой с ним был завет жизни и мира (ст. 5). Помимо завета об избранности, заключенного со всем домом Израилевым, имел место завет о священстве, который был заключен с одним родом и состоял в том, что его представители должны исполнять служение, и на этом условии они будут обладать всеми привилегиями, присущими должности священника. Итак, Израиль был избранным народом — царством священников, а дому Ааронову надлежало быть родом священников, отделенным на служение и прославление Господа, чтобы несли Его имя народу, а тот нес его другим народам; и тому и другому дому, каждому по-своему, предстояло воздавать славу Божьему имени (ст. 2). Бог заключил с ними завет как со Своими верными слугами, обязав их выполнять работу и обещав признавать их Своими и благоволить к ним в Своем деле. Именно это названо заветом жизни и мира, потому что предназначалось в поддержку религии, дающей душам людей жизнь и мир — жизнь мертвым, мир — обеспокоенным; или же это название связано с тем, что завет обещал жизнь и мир священникам, которые будут верно и добросовестно исполнять свой долг; они обретут мир, подразумевающий безопасность от всякого зла, и жизнь, включающую в себя всяческие блага. Сказанное здесь о завете священства верно и в отношении завета благодати, заключенного со всеми верующими как с духовным священством; это завет жизни и мира, гарантирующий всем верующим жизнь и мир вечный мир и вечную жизнь и всякое блаженство как в этом, гак и в грядущем мире. Этот завет был заключен со всем коленом Левия, когда оно было выделено среди остальных, не исчислялось вместе с ними, но получило поручение относительно скинии откровения (Числ 1:49,50), и на этом основании Бог говорит: Левиты должны быть Мои (Числ 3:12). Этот завет был заключен с Аароном, когда тот вместе со своими сыновьями был взят, чтоб он был священником Господу (Исх 28:1). Поэтому Аарон назван святым Господним (Пс 105:16). Кроме того, по особому случаю завет был заключен с потомком Аарона Финеесом и его родом (Числ 25:12,13). И тогда, как и здесь, завет о священстве был назван заветом мира, потому что благодаря таковому между Богом и Израилем был заключен и сохранен мир. Великие благословения жизни и мира, предусмотренные этим заветом, Господь дал ему — Левию, Аарону и Финеесу; Господь обещал им и их потомству жизнь и мир и вверил им эти блага, чтобы они пользовались ими в интересах Израиля Божия; они получили, чтобы давать, как делал Сам Христос (Пс 67:19). Итак, для дальнейшего обсуждения этого завета примите во внимание:

(1) соображения, на которых он основывался — Я дал его ему для страха, и он боялся Меня и благоговел пред именем Моим. Колено Левия привело выда-ющееся доказательство святого страха перед Господом и благоговения перед именем Его, когда оно так мужественно выступило против поклонявшихся золотому тельцу (Исх 32:26);

и за ревность в этом деле Бог даровал сынам Левииным благословение и предложил им посвятить Себя Господу. Финеес тоже явил ревность в страхе Божием и в Его судах, когда убил Зимри и Хазву, чтобы остановить язву (Пс 115:30,31). Следует заметить: тот, и только тот, кто боится Божьего имени, вправе ожидать благ завета жизни и мира; и кто приведет доказательства своей ревности о Боге, тот непременно будет вознагражден славными привилегиями христианского священства. Некоторые считают страх перед Богом и Его именем не основанием, а условием, на котором дается завет: Я дал его ему при условии, что он будет бояться Меня. Если Бог дарует нам жизнь и мир, то Он ожидает, что мы будем бояться Его.

(2) Доверие, которое Бог оказал священникам, заключив с ними этот завет (ст. 7). Благодаря таковому они стали вестниками Господа Саваофа, вестниками этого завета жизни и мира не посредниками, а всего лишь вестниками, или послами, нанятыми, чтобы договариваться о мире между Богом и Израилем. Священники были для народа Божьими устами, из которых люди получали наставления в соответствии с живыми словами. До такого положения был повышен Левин, потому что в своей ревности о Боге он братьев своих не признавал, и сыновей своих не знал, а посему левиты учат законам Божьим Иакова (Втор 33:9,10). Следует заметить: Божьи слуги удостаиваются большей чести, когда Господь использует их как своих вестников и посылает с поручениями.

Такое же значение имеет и слово ангелы. Господним вестником назван и пророк Аггей. Поскольку речь идет о служении, то обратите внимание:

[1] в чем состоит долг духовных служителей — уста священника должны хранить ведение, не охранять его от народа, а хранить ведение для людей. Служители должны быть образованными, ибо, как они могут научить Божьим истинам других, если сами не знают их или несообразительны? Им надлежит хранить знание, обогащаться таковым и хранить добытое, чтобы уподобиться хорошему хозяину, который выносит из сокровищницы своей новое и старое. Ведение должна хранить не только голова, но и уста священника; знание надлежит не просто иметь, но иметь наготове, под рукой и (как мы говорим) на кончике языка, чтобы передавать другим при удобном случае. Поэтому мы читаем о мудрости в устах разумного, благодаря которой пасут многих (Прит 10:13,21).

[2] В чем состоит долг людей: они закона ищут от уст его; им надлежит советоваться со священниками как с Божьими вестниками и не только выслушивать Божью весть, но и задавать о ней вопросы, чтобы лучше понять ее, а также предупредить или исправить возможные заблуждения. Все мы без исключения заинтересованы знать, что есть воля Божия, знать ее четко и определенно. Мы должны гореть желанием узнать ее, а посему нам надлежит проявлять любознательность в этом отношении. Господи! что повелишь мне делать? Нам следует не только обращаться к слову писаному (к закону и откровению), но и приходить к Божьим вестникам с желанием получить от них наставление и совет в делах душевных, подобно тому как мы ходим к врачам и юристам в заботе о своем теле и имуществе. Не только духовные служители должны излагать закон Божий не вопрошающим о нем или не желающим знать (ибо им надлежит наставлять противников, 2Тим 2:25, равно как и сторонников), но и люди должны обращаться к ним за наставлением, причем не только слушать, но и задавать вопросы. Сторож! сколько ночи? Итак, если вы настоятельно спрашиваете, то обратитесь и приходите (см. Ис 21:8,11,12). Людям надлежит просить из уст служителей не только утешение, но и закон; ибо если мы находимся на пути долга, то окажемся и на пути утешения.

II. Здесь вспоминается верность и ревность многих предшественников нынешних священников; и это служит отягчающим обстоятельством греха последних, который состоял в том, что они деградировали по сравнению со своими достопочтенными предками и не явили столь же ярких примеров служения; причем Бог прав в том, что лишил их знаков Своего присутствия, которые Он дает людям, хранящим с Ним близкие отношения. Здесь обратите внимание на то, сколь хороши были благочестивые священники, по стопам которых следовало бы идти, и сколько добра они принесли, поскольку в них действовала Божья благодать (ст. 6).

1. Заметьте, как хорош благочестивый священник. Он подготовлен и силен в Писании: закон истины был в устах его на благо ищущим закона от уст его; в любом разговоре он в той или иной степени касался закона истины. Каждое сказанное им слово подчинялось этому закону, и, опираясь на последний, он руководил другими. Он говорил как власть имеющий (каждое слово было законом) и как обладающий мудростью и непорочностью, ведь речь идет о законе истины, а истина является законом и имеет власть повелевать. И Христос правит по истине. Закон истины был в устах его, ибо, когда к нему приходили с моральными проблемами, то на его решение можно было положиться; его мнение было добрым законом. И неправды не обреталось на языке его; он не искажал слово Божие в угоду людям, чтобы сослужить службу или обрести выгоду для себя, но говорил всем обращавшимся к нему за советом, что гласит закон, понравится им это или нет. Он не называл чистое нечистым, а нечистое чистым, как объясняет это один раввин. И его образ жизни не расходился с его учением. Сам Бог дает ему столь славную характеристику: в мире и правде он ходил со Мною. Он не считал достаточным просто говорить о Боге, но ходил с Ним. Его душевный склад и привычки не расходились с учением и исповеданием; он жил в тесном общении с Господом, и предметом его заботы и постоянным делом было угождение Богу; он жил как священник, избранный ходить пред лицем Божьим (1Цар 2:30). Он предпочитал спокойное общение, был кротким и приветливым ко всем и способствовал любви, сам являя пример таковой. Он ходил с Богом в мире и сам был миролюбивым, выступая в качестве великого миротворца. Кроме того, в общении он был честен, никого не подводил, но сознательно оказывал каждому должное: в правде, то есть правильно, он ходил со Мною. Мы не должны нарушать принципы беспристрастности в стремлении сохранить мир, но нам надлежит хранить мир со всеми настолько, насколько это не противоречит справедливости. Мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна. Духовные служители, более чем кто-либо другой, должны заботиться о том, чтобы ходить с Богом в мире и правде, дабы подавать пример стаду.

2. Заметьте, что делал благочестивый священник. Он соответствовал цели своего повышения в должности: многих отвратил от греха; благотворение стало его делом, и Бог увенчал его попытки удивительным успехом; он помог спасти от смерти не одну душу, и многие на небе теперь благословляют Бога за то, что знали этого священника. Духовные служители должны всецело посвящать себя обращению грешников, ведь даже среди именующихся израильтянами есть нужда в деле обращения, и многих необходимо отвратить от греха; и служители должны считать честью и щедрой наградой за труды то обстоятельство, что они послужили орудием в этом деле. Только Бог Своей благодатью может отвратить человека от греха, тем не менее здесь говорится о благочестивом и трудолюбивом служителе, который отвратил людей от греха, будучи сотрудником Бога и орудием в его руке; обратившие многих к правде будут сиять как звезды (Дан 12:3). Следует заметить: отвратить людей от греха смогут те, и только те служители, которые проповедуют здравое учение и ведут благочестивый образ жизни, причем и учат, и живут по Писанию; ибо, как отмечает по этому поводу один раввин: когда священник честен, тогда и многие будут честны.

III. Здесь выдвигается серьезное обвинение против священников века нынешнего, которые нарушили завет о священстве и поступали прямо противоположно правилам и представленным им примерам. Многие из частных проявлений их греха описаны в предшествующей главе, а также упоминаются в другом месте Библии (Неем. 13), откуда мы узнаем, как много пороков проникло в иудейскую Церковь в то время, включая смешанные браки, допущение чужих в Божий дом, осквернение субботы; все они были следствием беззаботности и неверности священников; здесь звучит общее обвинение в том, что:

(1) священники преступили закон: вы уклонились от пути сего (ст. 8), от доброго пути, предписанного вам Господом, по которому ходили ваши благочестивые предшественники. Плохо народу, когда с пути сбиваются те. чья обязанность вести по нему других: «вы не соблюдаете путей Моих, не соблюдаете сами и не следите, чтобы другие держались таковых» (ст. 9).

(2) Они не оправдали доверия: «Вы разрушит завет Левия. нарушили его, опровергали его великие цели, сделали все, что в ваших силах, чтобы расстроить и уничтожить его замысел; вы относились к своему служению так. как будто бы оно имело единственную цель — сытно кормить вас и сделать великими, а не содействовать Божьей славе и благу душ людей». Именно в этом заключалось разрушение завета Левия — в извращении его целей и в подчинении мирскому и плотскому, над которым надлежало всегда господствовать. Так священники пренебрегли благами данного завета и приспособили его для себя: они упразднили его и лишились жизни и мира, дарованного им заветом. У нас нет оснований ожидать, что Бог будет выполнять Свои обязательства по завету, если мы недобросовестны в исполнении своих. Еще одним проявлением того, что священники не оправдали доверия, было их лицеприятие в делах закона (ст. 9). К данному им закону они относились избирательно: этот долг мы будем исполнять, а этот — нет. по своему усмотрению. Так поступают лицемеры, тогда как люди, чье сердце право перед Господом. взирают на все заповеди Его. Или же, скорее, они относились избирательно к тому, как излагать народу закон. Они знали лица (дословно);

они проявляли лицеприятие; они сознательно искажали закон и злоупотребляли им, чтобы доставить страдания тем, кто их раздражал, либо чтобы поддержать приятных им людей. На один и тот же грех они могли закрывать глаза или. наоборот, проявлять суровость, в зависимости оттого, кто его совершал, руководствуясь при этом своими интересами и предпочтениями. Бог нелицеприятен как в создании закона, так и в возмездии нарушающим его; Он не предпочитает богатого бедному, а посему Его священники, Его служители представляют Его неправильно и сильно бесчестят, если проявляют лицеприятие в учении или в воспитании (см. 1Тим 5:21).

(3) Они причинили много вреда душам людей, спасению которых им следовало бы способствовать: вы для многих послужили соблазном в законе, чтобы люди не только потерпели крушение в законе (написано на полях), нарушив его, будучи наученными и вдохновленными примером священников, но и преткнулись о закон из-за множества предубеждений, как будто бы закон был служителем греха и одобрял его. Подобным же образом Офни и Финеес отвращали от жертвоприношений Господу (1Цар 2:17). Для многих Божий закон стал соблазном, а Евангелие Христово — запахом смертоносным на смерть, а Сам Христос — камнем преткновения. Более всего такому положению вещей способствует порочный образ жизни заявляющих о своей религии, ибо, глядя на таковых, люди искушаются говорить: «Все это несерьезно». Иначе чем злословием и камнем соблазна это не назовешь. И нет веской причины, чтобы от этого кто-либо страдал, но горе тому человеку, через которого соблазн приходит.

(4) Получив обличение Божьего слова и провидения, священники не слушали, то есть не придавали значения, и не приняли к сердцу. Они нисколько не смущались и не печалились по поводу греха, не переживали, увидев знаки Божьего недовольства, довлевшие над ними. Услышанное нами не приносит нам пользы, если мы не принимаем этого к сердцу и не признаем, что находимся под впечатлением: вы не примете к сердцу, чтобы воздавать славу имени Моему; вы не покаетесь и не исправитесь. Мы должны принимать Божьи истины к сердцу для того, чтобы воздавать славу Божьему имени, хвалить Господа во всем и за все, посредством чего Он открылся нам. Плохо, если кто-нибудь крадет у Бога Его честь, но хуже всего, когда это делают духовные служители, чье дело и чей долг возвеличивать Его имя и воздавать ему должную славу.

IV. Здесь сообщается, в чем, по сути, заключались суды, которые Бог навел на этих священников за нечестие и осквернение святынь.

1. Они лишились утешения: прокляну ваши благословения, и уже проклинаю (ст. 2). Их работа не приносила им утешения, то есть удовлетворения от того, что делаешь добро; что же касается благословений, которыми они как священники благословляли народ, то Бог не только не говорил на них Аминь, но и превратил их в проклятия, подобно тому как в случае с Валаамом Он превратил проклятие в благословение. Нечестивый народ не должен располагать таким благом, как обретение Божьих благословений, равно как и эти нечестивые священники не должны иметь чести жаловать и передавать благословения, но и народ и священники подлежат знакам Божьего гнева. Кроме того, священники не получат утешения от своих доходов, ибо благословения, которыми их благословил Господь, превратились в проклятия из-за того, что ими злоупотребляли. Они не могли принять их как дар Божьей милости, когда сделались отвратительными Господу, вызвав Его недовольство тем, что не принимали к сердцу адресованные им обличения.

2. Они лишились доверия: за то и Я сделаю вас презренными и униженными перед всем народом (ст. 9). Пока они прославляли Бога, исполняли свой долг и в мире и правде ходили с Ним, Он представлял их в выгодном свете, поддерживал их репутацию, благодаря чему они имели авторитет и пользовались любовью и уважением народа; каждый человек ценил их и выражал свое почтение. Их заслуженно называли преподобными священниками. Но когда они оставили Божьи пути и разрушили завет с Лeвием, то таким образом стали не только ничтожными, но и мерзкими в глазах даже простого народа, который, чем больше любил порядок, тем сильнее ненавидел людей, нарушавших его. К этому привело поведение священников, их плохое поведение, и Бог признает, что и Он приложил к этому руку и желает, чтобы беспорядок расценивали как Его суд, ибо таковой является не только следствием греха, но и ответом на него. Они бесславили Бога и говорили: «трапеза Господня не стоит уважения, и доход от нее — пища ничтожная», и поэтому Бог справедливо предал их бесславию и сделал презренными; они сами бросили себя на произвол судьбы, поэтому и Бог бросил их. Следует заметить, что грех — это позор для любого человека, в особенности для священника; и нет на земле твари более жалкой, нежели нечестивый, порочный, имеющий дурную репутацию служитель.

V. Здесь им выносится приговор гнева; именно с него пророк и начинает (ст. 2,3). Но к таковому прилагается условие: если не примете к сердцу, то есть: «Если вы примете к сердцу, то Бог отвратит свой гнев и все будет в порядке; но если вы станете упорствовать в нечестивых путях, то слушайте свой приговор: ваши грехи станут вашей погибелью».

1. Священники попадут под Божье проклятие и пребудут под ним: Я пошлю на вас проклятие. На них откроется Божий гнев согласно угрозам записанного Слова. Следует заметить: кто нарушает повеления закона, тот сам подвергает себя проклятию закона.

2. Работа и радости священников лишатся чистоты: «Я прокляну ваши благословения, так что вы и сами останетесь без таковых и перестанете нести благословенно людям; даже ваше богатство станет язвой для вас и вашего рода».

3. Плоды земли, десятую часть которых им приносили, уже не будут для них утешением: «Я испорчу ваше семя (англ. пер., ст. 3);

зерно, которое вы посеете, сгниет в земле и никогда уже не взойдет, непременным следствием чего будет голод и нехватка продуктов; так что жертвенник лишится хлебного приношения, от чего священники вскоре потерпят убытки». Или же имеется в виду семя слова, которое они проповедовали. Бог грозится отказать им в Своем благословении на наставления, которые они дают народу, так что труд священников пропадет, как пропадает труд крестьянина, когда семя испорчено; эта угроза согласуется с еще одной: они никакой пользы не приносят народу сему (Иер 23:32).

4. Бог отвергнет самих священников и их служение: они не просто будут Ему неугодны, но и вызовут сильнейшее отвращение: и помет раскидаю на лица ваши, помет праздничных жертв ваших. Господь упоминает жертвоприношения, которые совершались во время праздников. Вместо того чтобы насладиться туком жертв, Бог выразит Свое недовольство, бросив их помет в лицо священникам, что Он, по сути, и делает, когда говорит: не носите больше даров тщетных, ваше курение отвратительно для Меня. Следует заметить: кто сосредоточился исключительно на религиозных обрядах, которые надлежит почитать за сор, чтобы приобрести Христа, тому не удастся добиться Божьего признания, но придется краснеть от стыда за свою глупость.

5. В конечном счете их ждет полный крах: и выбросят вас вместе с ним. Они настолько погрязнут в помете своих жертв, что окажутся вместе с ним в помойной яме. Кто угодно сможет покончить с ними, даже простой уборщик мусора. Отверженным серебром назовут их (и соответствующим образом будут с ними обходиться), ибо Господь отверг их.

Стихи 10-17. Порочные поступки поистине являются плодом и результатом порочных принципов. Испорченностью сердца и безнравственностью жизни человек обязан неким вольнолюбивым атеистическим представлениям, которыми он руководствуется. Итак, в этих стихах приводятся проявления вышеназванной проблемы; мы увидим, что в отношениях между людьми присутствует ложь, а все потому, что у них ложное представление о Боге. Примите во внимание:

I. Насколько порочными были их поступки. В общем, иудеи вероломно поступали друг против друга (ст. 10). Нельзя рассчитывать, что человек, обманывающий Бога, будет искренен со своим другом. Вероломство по отношению к Господу проявлялось в леей тинах и пожертвованиях — люди плутовали и таким образом развратили собственную совесть, ее путы и узы разорвались, и отворилась дверь для всякого рода несправедливости и нечестности; подобным же образом разрывались узы родства и естественных привязанностей, и никто не чинил этому препятствий. Существует мнение, что под вероломными поступками здесь подразумеваются случаи угнетения и вымогательства, на которые примерно в то же время жаловались Неемии (Неем 5:3-7). Поступавшие вероломно забыли Бога своих отцов и завет своих отцов, отчего их пожертвования стали неприемлемыми (Ис 1:11). Но по-видимому, речь все-таки идет об ошибках в супружеских отношениях, на которые тоже были жалобы (Неем 13:23). Здесь иудеям вменяется в вину два вида нарушений, которые весьма раздражают Бога: женитьба на чужестранках из языческих народов и плохое обращение с женами из своего же народа, которых к тому же бросали. И в том и в другом случае они поступали вероломно и нарушали священный завет; в первом случае они пренебрегали заветом об избранности, во втором случае — брачным заветом.

1. Пренебрегая заветом, который Бог заключил с Израилем как с избранным Себе народом, иудеи женились на чужестранках, а это явно запрещалось по завету, который включал соответствующее условие (Втор 7:3). Здесь примите во внимание:

(1) Согласно данному завету, у иудеев было веское основание хранить верность Богу и друг другу и не заключать браков с язычниками.

[1] Завет включал в себя четко изложенное положение, призванное удерживать их от подобных браков. Бог взял на Себя обязательство благотворить им при условии, что они не будут смешиваться с язычниками; таков был завет отцов их — завет, заключенный с их отцами, что указывает на его древность и авторитет, ибо он стал великой хартией, объединившей израильтян в один народ. На них возлагались всевозможные обязательства, которые надлежало неукоснительно соблюдать, а они осквернили их. как будто бы вообще не были связаны таковыми. Кто живет в непослушании повелению Бога к его отцам, тот оскверняет завет отцов своих.

[2] Они были избранным народом, объединенным в одно тело, а посему им надлежало хранить единство ради сохранения чести своей избранности: не один ли v всех нас Отец? Да! Ибо не Один ли Бог сотворил нас? Но не являемся ли мы все Его родом? Не от одной ли крови мы произведены? Да, несомненно. Бог — общий Отец всего человечества, и на этом основании все мы — братья, члены друг другу, а посему отвергнем ложь (Еф 4:25) и не будем поступать вероломно друг против друга. Однако здесь, скорее всего, речь идет об иудейском народе: не один ли у всех нас отец — Авраам или Иаков? Именно этим они гордились: «отец у нас Авраам»; но в данном случае это обстоятельство усугубляет грех пренебрежения честью нации, который совершали, вступая в брак с язычниками: «Не один ли Бог сотворил нас. то есть образовал нас в народ, сделал нас отдельной нацией, дал нам жизнь, отличную от жизни других народов? И разве это не обязывает нас с честью хранить свою репутацию?» Следует заметить: размышления о единстве Церкви во Христе, ее основателе, и в Отце должны обязывать нас тщательно хранить чистоту Церкви, защищая ее от всяческих пороков.

[3] Наряду с тем, что израильтяне выделены из числа соседних народов, они посвящены Богу. Израиль был святынею Господа (Иер 2:3), Бог сделал его участником завета, отделил для Себя, чтобы тот стал Его славою и хвалою, и на этом основании Господь возлюбил израильтян и благоволил им; святилище, устроенное у них, было святыней Господней, которую Бог любил и о которой сказал: «Это покой Мой на веки: здесь вселюсь, ибо Я возжелал его», но, женясь на чужестранках, вы осквернили эту святыню и повергли в прах ее честь. Следует заметить: кто посвящен Господу и возлюблен Им, тому надлежит хранить себя в непорочности, чтобы не лишиться Его любви, не потерять чести и не идти в разрез с целью своего посвящения Господу.

(2) Как вероломно они, тем не менее, поступали. Они осквернили себя несоблюдением именно того повеления, которое было предписано им ради сохранения своей исключительности: Иуда… женился на дочери чужого бога. Опасность заключалось не в том, что женщина была дочерью чужого народа (Бог создал весь род человеческий и Сам является Царем народов), но в том, что она была дочерью чужого бога, приученная служить и поклоняться лжебогам, пребывая в их распоряжении, как дочь находится в распоряжении своего отца, и завися от них; по этому поводу некий раввин (его слова приводит доктор Покок) говорит: женившийся на язычнице как бы становится зятем идола. Упадок древнего мира начался со смешанных браков сынов Божиих с дочерями человеческими (Быт 6:2). Здесь звучит такая же жалоба, но в способе ее изложения слышится большая угроза: сыны Божьи женились на дочерях чужого бога. Здесь об Иуде сказано, что он вероломно поступает, потому что иудеи подло продали свою честь и унизили святыню Господню, которую им следовало бы любить (существует такое чтение);

и это названо мерзостью, которая совершается в Израиле и в Иерусалиме; она была ненавистна Богу и не приличествовала называвшимся Его именем. Следует заметить: как омерзительно, когда называющие себя святыней Господу оскверняют ее, в частности впрягаясь в одно ярмо с неверными!

(3) Как сурово посчитается с ними за это Бог: того, кто делает это, то есть женится на дочери чужого бога, истребит Господь (англ. пер., ст. 12). Поступивший так, по сути, сам истребил себя из святого народа, присоединился к иноземцам и отчужден от общества Израильского. Именно такова будет его участь: Бог истребит его и все принадлежащее ему (подразумевает первоисточник). Его изгонят из Израиля и Иерусалима, и он не будет вписан в нем в книгу для житья. Господь истребит как мастера, так и ученика (англ. пер., ст. 12), виновных в упомянутом грехе, как учителей, так и обучающихся. Слепые вожди и слепые последователи упадут в яму вместе, бдящие на страже и отвечающие (написано на полях), ибо мастер призывает и побуждает ученика к работе. Господь истребит их из шатров Иаковлевых. Он больше не будет признавать их представителями этого народа; более того, даже священнику, приносящему жертву Господу, если тот возьмет в жены чужестранку (а мы читаем, что так поступили многие из священников, Езд 10:18), не избежать возмездия. Приносимые им жертвы не искупят его, но он будет истреблен из храма Господня, как другие из шатра Иаковлева. Неемия прогнал от себя и лишил священства одного из сыновей первосвященника, которого нашел виновным в этом грехе (Неем 13:28).

2. Пренебрегая брачным заветом, который Бог учредил для общего блага всех людей, иудеи унижали и бросали своих жен — представительниц своего народа, вероятно, чтобы те освободили место для чужестранок, когда браки с таковыми вошли в моду: и вот еще что вы делаете (ст. 13);

это является второй статьей данного обвинения. Ибо путь греха — как крутой спуск, и одно нарушение завета неизменно тянет за собой другое.

(1) Давайте выясним суть приведенной здесь жалобы. Мужья относились к своим женам не так, как следовало бы.

[1] Они выражали свое недовольство, ругались и раздражались, делали их жизнь горькой, поэтому, когда все с женами и семьями приходили на поклонение Богу во время праздников, что надлежало делать с радостью и весельем, приходившие были не в духе. У бедных жен разрывалось сердце; и, не осмеливаясь рассказать кому-то о своей беде, они жаловались Господу и обливали слезами жертвенник Господа с рыданием и воплем. Весьма показателен пример Анны, которая из-за того, что, кроме нее, у мужа была еще одна жена (хотя в других отношениях он был добрым мужем) и на этой почве возникали огорчения, всякий раз, когда семья приходила в дом Господень на поклонение, плакала и сетовала и не ела (1Цар 1:6,7,10). Так плакали и жены, о которых говорится здесь; и это настолько противоречило установлению о радости, требуемой Богом от Своих поклонников, что делало поклонение неприемлемым. Господь уже не призирает более на приношение. Видите, какому доброму Господину мы служим: Он желает, чтобы Его жертвенник не только не поливали слезами, но и окружали песнями. Здесь звучит осуждение в адрес людей, которые променяли поклонение Богу на служение идолам, ибо в числе языческих ритуалов был плач женщин по Фаммузе (Иез 8:14) и орошение алтаря кровью поклоняющихся (3Цар 18:28). Кроме того, обратите внимание, как нечестиво поступает тот, кто портит настроение другим и мешает им поклоняться Богу с радостью. Хотя те тоже виноваты, что из-за своей обидчивости делают себя непригодными к исполнению долга, но вина огорчающих и побуждающих их к ропоту гораздо больше. В Библии приводится основание, почему супруги должны жить в святой любви и радости: дабы не было им препятствия в молитвах (1Пет.З:7).

[2] Иудеи поступали со своими женами вероломно (ст. 14-16). Они не выполняли обещаний, но обманом лишали жен содержания и приданого или брали наложниц, которым дарили чувства, предназначенные исключительно супруге.

[3] Они бросали жен (англ. пер., ст. 16), давали им разводные письма и просто выгоняли, более того, они, вероятно, не соблюдали процедуру, предусмотренную Моисеевым законом.

[4] Поступая так, они покрывали одеждой насилие (англ. пер., ст. 16), обращались с женами грубо, издевались над ними, зато в глазах людей старались выглядеть любящими и нежными, «набрасывали покрывало». Для совершающих насилие это типично: они так или иначе скрывают его под демонстративной благообразностью.

(2) Давайте рассмотрим доказательство и отягчающие обстоятельства обвинения.

[1] Оно достаточно хорошо доказано свидетельством Самого Бога: «…Господь был свидетелем между тобою и женою юности твоей (ст. 14), Он был свидетелем заключенного между вами брачного контракта; именно к Нему ты взывал, когда заявлял о своей искренности и верности. Господь стал свидетелем всех случаев нарушения завета и всех твоих вероломных поступков, совершенных в пренебрежении к завету, и Он готов рассудить между тобою и твоей женой». Следует заметить: тот факт, что свидетелем всех наших заветов и всех нарушений заветов выступает Сам Бог, должен побудить нас хранить верность как Господу, так и людям, с которыми мы имеем дело; причем Бог является свидетелем, против которого возражений не выдвинешь.

[2] Если мы учтем, кого именно обижают и унижают, то это послужит весьма серьезным отягчающим обстоятельством. Во-первых: «Она — твоя жена: твоя собственная, кость от кости и плоть от плоти твоей, самый близкий из всех родственников на свете, и, прилепившись к ней, ты оставляешь всех остальных». Во-вторых: «Она — жена юности твоей — времени, когда твои чувства к ней воспылали со всей силой, и она стала твоим первым выбором, и с нею ты прожил много лет. Да не будет любовь твоей юности отвержена и презираема в зрелых летах!» В-третьих: «Она — подруга твоя; она долгое время делила наравне с тобой заботы, печали и радости». На жену нужно смотреть не как на служанку, а как на подругу мужу, с которой он может свободно общаться и разделить искренние беседы, как с другом, и находить в ее обществе больше радости, чем в каком-либо другом. Ибо не ее ли предназначение быть другом твоим? В-четвертых: «Она — твоя жена по завету (в русск. пер. — законная жена твоя, ст. 14), с которой ты прочно связал себя обязательством, что до тех пор, пока она хранит верность, ты не можешь стать свободным от нее, ибо речь идет о пожизненном завете. Она — жена, с которой ты заключил завет и которая заключила завет с тобой: между вами — обет Божий, а с ним нельзя шутить и поступать безответственно». Состоящие в браке люди должны чаще вспоминать свои брачные обеты и проверять их исполнение со всей серьезностью, как подобает тем, кто сознательно выполняет свои обещания.

(3) Давайте рассмотрим приведенные здесь основания, почему муж и жена до конца своей жизни должны жить вместе в святой любви и согласии, не ссориться друг с другом и не расставаться.

[1] Потому что их соединил Бог: разве Он не создал одну (англ. пер.. ст. 15). одну Еву для одного Адама, чтобы Адам никогда не сделал другую ее соперницею (Лев 18:18) или не бросил ее, чтобы другая заняла ее место? Как бесчестно жаловаться, что закон о браке накладывает ограничения, если Адам в состоянии невинности. будучи еще во славе, живя в Эдемском саду наслаждений, ограничивался одной женой! И хотя в Боге пребывал превосходный дух и Он мог создать еще одну Еву — такую же прекрасную, как и та, тем не менее, намереваясь сотворить Адаму помощника, Он дал ему одну жену. Если бы дал больше, то у Адама не стало бы помощника. А зачем Господь создал всего одну женщину для одного мужчины? — Чтобы тот стремился получить благочестивое потомство — от Бога потомство (дословно), потомство по образу Божию, которое сможет служить Господу и посвятит себя Его славе и чести; и чтобы каждый имел свою жену (1Кор 7:2), всего лишь одну жену согласно закону, чтобы они жили в святой и непорочной любви, руководствуясь наставлениями и ограничениями Божьего закона, а не как грубые животные — в рабстве у похоти; и таким образом продолжался бы род человеческий, способный стать причастником Божьего естества; и чтобы дети, родившиеся в святом браке (а брак — Божье установление, помогающее подчинить Божьей власти природные инстинкты), могли стать потомством, которое служит Богу, и воспитывались (как и родились) под Его руководством и господством. Следует заметить: воспитание благочестивого потомства, которое будет называться Господним вовек, — это великая цель установления о браке; кроме того, это — веская причина, чтобы хранить супружеское ложе непорочным, а брачные узы — нерушимыми. Муж и жена должны жить в страхе Божьем для того, чтобы их потомство могло стать благочестивым, которое в противном случае оказалось бы нечистым, а теперь оно свято, поскольку речь идет о детях завета — брачного завета, служащего прообразом завета благодати; и брачный союз, когда его хранят в целости, символизирует таинственный союз между Христом и Его Церковью, в котором Христос ищет и бережет для Себя благочестивое потомство (см. Еф 5:25,32).

[2] Потому что Господь очень недоволен людьми, которые ходят туда-сюда и разрушают то, что Бог сочетал: Господь Бог Израилев говорит, что Он ненавидит развод (англ. пер., ст. 16). Правда, Он позволил иудеям разводиться по жестокосердию их (Мат 19:8), ограничивая и затрудняя развод; тем не менее Господь ненавидит таковой, в особенности когда к нему прибегают по всякой причине (Мат 19:3). Пусть жены, сбегающие от своих мужей и таким образом разводящиеся с ними, пусть мужья, жестоко обращающиеся со своими женами, отвергающие их или лишающие их своей любви, перенося ее на других, пусть мужья и жены, живущие отдельно по согласию из-за отсутствия любви, знают, что Бог Израилев ненавидит такое поведение, как бы легкомысленно ни относились к этому праздные люди.

(4) Давайте рассмотрим, какое предостережение следует из всего сказанного. Оно звучит дважды: итак берегите дух ваш, и никто не поступай вероломно против жены юности своей (ст. 15);

и снова (ст. 16). Следует заметить: кто желает уберечься от греха, тому надлежит беречь дух свой, ибо отсюда начинаются все грехи. Нам надлежит со всем прилежанием беречь свое сердце, наблюдать за ним ревностным взором и держать его крепкой рукой, следя, чтобы там не появились первые всходы греха. Все мы действуем как имеющие дух, а посему нам надлежит управлять своими действиями и замечать, какого мы духа. Мы должны наблюдать за духом своим в отношениях с близкими людьми и следить, храним ли мы должное чувство привязанности и добрый нрав, ибо иначе возникает опасность вероломных поступков. Если собственное сердце поступает вероломно с нами, то к кому оно не станет проявлять вероломства?

II. Обратите внимание, насколько порочными принципами руководствовались иудеи; отсюда — и порочное поведение. Давайте проследим путь потока от его источника: вы утомляете Господа словами вашими (англ. пер., ст. 17). Они думали избежать обличений Слова и оправдать себя, придираясь к Божьим действиям. Однако защита превратилась в нападение, и самооправдание лишь усугубило преступление. Они публично оскорбили Господа своими словами, повторяя их снова и снова, и так долго упорствовали в препирательствах, что даже утомили Его (см. Ис 7:13). Он утомился благотворить им и прекратил поток Своих милостей; или же они представляли, что Он так утомился от управления миром, что готов бросить его и оставить заботу о нем. Следует заметить: даже для Самого Бога утомительно выслушивать, как люди настаивают на оправдании собственных порочных и нечестивых поступков и строят свою защиту на атеистических принципах. Как будто бы Бог причинил им зло посредством Своего пророка, и они дерзко спрашивают: «чем утомляем мы Его?» Какими такими докучливыми словами мы утомили Его? Следует заметить: греховные слова оскорбляют Бога и небеса сильнее, чем мы себе представляем. Но у Бога доказательства уже готовы; иудеи сказали две фразы, по крайней мере, в сердце своем (а мысли для Бога — как слова), которыми утомили Его:

(1) они отрицали, что Он — святой Бог, и убеждали себя относительно Господа в том, что прямо противоречит учению о Его святости. Поскольку Он — святой Бог, то ненавидит грех и чистым очам Его не свойственно глядеть на злодеяния, и смотреть на притеснение Он не может (Авв 1:13). Он — Бог, не любящий беззакония (Пс 5:5). Тем не менее они имели дерзость заявлять прямо противоположное: «всякий, делающий зло, хорош пред очами Господа, и к таким Он благоволит». К этому безнравственному выводу они пришли безосновательно, видя преуспевание грешников на пути греха (см. Мал 3:15), как будто бы о Божьей любви и ненависти можно судить только по тому, что мы видим, а хорошими пред очами Господа следует считать богатых мира сего. Или же они говорили это, потому что хотели, чтобы так оно и было. Они решительно настроились делать зло, считая себя при этом хорошими пред очами Господа и веря, что Он благоволит к ним; а посему, воображая, что Бог не столь строг, как Его обычно представляли, они выдавали желаемое за действительное и думали, что Он — такой же, как они. Следует заметить: считающие, что Бог дружит с грехом, публично оскорбляют Его и обманывают самих себя.

(2) Они отрицали, что Бог — праведный правитель мира. Пусть Он и не благоволил к грешникам и греху, однако они пришли к мысли, что Он все равно не накажет ни грех, ни грешников. Они спрашивали: «где Бог правосудия? — Тот Бог, о Котором нам часто говорили, что Он призовет нас к ответу и посчитается с нами за наши слова и поступки, где Он? Он оставил землю и не обращает внимания на то, что здесь говорится и делается; Он сказал, что идет судить, но где обетование пришествия Его? Мы можем делать все, что заблагорассудится; Он нас не видит и не обращает на нас внимания». Это серьезный вызов Судии всей земли, поскольку подвергает сомнению Его правосудие и, по сути, побуждает Его прибегнуть к крайним мерам. Насмешники, подобные описанным здесь, были в последние дни иудейской Церкви и будут в последние дни христианской; но их неверие не сделает того, чтобы обетование Божье потеряло силу, ибо день Господень грядет. Вот, Судия стоит у дверей; Бог правосудия близко.


Глава 2 из 4123»Последняя »