4 глава

В этой главе апостол призывает испытывать духов (ст. 1), дает критерий для испытания их (ст. 2, 3), показывает, кто от мира и кто от Бога (ст. 4-6), с помощью различных доводов призывает к христианской любви (ст. 7-16), описывает, какой должна быть наша любовь к Богу и в чем она должна проявляться (ст. 17-21).

Стихи 1-3. Сказав, что о Божием пребывании в нас и с нами мы можем узнать по духу, который Он дал нам, апостол объясняет, как можно распознать и отличить этого духа от других духов, появляющихся в этом мире.

I. Он призывает учеников быть осторожными в отношении духов и испытывать называющих себя духовными, которых много появилось в мире.

1. Осторожность: «Возлюбленные! не всякому духу верьте, не доверяйте и не следуйте за каждым, претендующим на то, что он имеет Духа Божиего, или утверждающим, будто он получил видение, или вдохновение, или откровение от Бога». Всякое притворство и все подделки основываются на истине: существовали подлинные откровения от Божиего Духа, поэтому и другие претендовали на них. Бог избирает путь для проявления Своей мудрости и благости, хотя им могут злоупотреблять; Он посылал в мир вдохновенных учителей и дает нам сверхъестественные откровения, хотя находились нечестивые и дерзкие люди, притязавшие на то же самое; нельзя верить каждому, кто претендует на обладание Духом Святым или на вдохновение от Него и необыкновенное озарение свыше. Было время, когда выдававший себя за вдохновенного (имевший духа и создававший много шума вокруг него и хвалившийся им) был безумен, Ос 9:7.

2. Надо испытывать, подвергать исследованию утверждения, приписываемые Святому Духу: …испытывайте духов, от Бога ли они.., ст. 1. Бог изливает Духа Своего в эти последние дни, но не на всех, кто заявляет, будто он наделен Им; ученикам дозволяется испытывать духов — можно ли им доверять и полагаться на них в делах веры. Объясняется причина необходимости такого испытания: …потому что много лжепророков появилось в мире, ст. 1. Около времени прихода нашего Спасителя в мир среди иудеев было общее ожидание Избавителя Израиля, но поскольку уничиженный вид Спасителя, духовная природа Его преобразований и Его страдания вызывали у них предубеждение против Него, то, как и предсказывал наш Спаситель, они поставляли других пророками и Мессиями Израиля, Мф 24:23,24. Нам не должно казаться странным, что в церкви появляются лжеучители, ибо так было и в апостольские времена; дух заблуждения губителен, и печально, что люди хвалятся собою, будто они пророки и вдохновенные проповедники, в то время как в действительности не являются таковыми.

II. Апостол дает критерий, чтобы с его помощью ученики могли испытывать духов, подделывающихся под Божиих. Эти духи ставят себя пророками, учеными или диктаторами в вопросах веры, поэтому их следует испытывать по их учению; в те времена, или в той части мира, где жили тогда апостолы, их следовало испытывать следующим образом (в различные времена и в различных церквах методы испытания были разные): Духа Божия… узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога, ст. 2. Иисуса Христа надо исповедовать как Сына Божиего, как вечную жизнь и как Слово, бывшее с Богом от начала мира; как Сына Божиего, пришедшего в мир, причем пришедшего в нашей человеческой смертной природе, в которой Он пострадал и умер в Иерусалиме. Тот, кто исповедует и проповедует это учение, будучи в разуме своем наставленным и просвещенным свыше, делает это Духом Божиим, то есть источником этого просвещения является Бог. И напротив: «А всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога.., ст. 3. Бог дал много свидетельств относительно Иисуса Христа, недавно бывшего здесь, на земле, и причем во плоти (то есть в теле, подобном нашему), поэтому, хотя теперь Он и на небе, вы можете быть уверены в том, что любой дух или претендующий на вдохновение свыше, который противоречит этому, не с неба и не от Бога». Сущность учения, данного по откровению свыше, сводится к учению о Христе, о Его личности и служении. Поэтому мы видим, как усиливается систематическое противодействие Христу и Его учению. Это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире, ст. 3. Бог предвидел, что восстанут антихристы и что духи антихриста будут противодействовать Его Духу и истине; также Он знал наперед, что восстанет один выдающийся антихрист и предпримет длительную и смертельную войну против Христа Божиего, Его установлений, против Его чести и царства в мире. Этот великий антихрист будет готовить себе путь и облегчать свое выдвижение с помощью других, меньших антихристов и духа заблуждения, действующего в умах людей и располагающего их к нему; дух антихриста появился давно, еще во времена апостолов. Страшны и неисповедимы суды Божий, отдающие людей во власть духа антихриста, во власть такой тьмы и заблуждения, что они восстают против Сына Божиего и всех свидетельств, какие дал Отец о Сыне! Но мы заранее предупреждены, что такое противодействие будет, поэтому не должны претыкаться, но чем больше видим слово Божие сбывающимся, тем больше должны утверждаться в его истинности.

Стихи 4-6. В этих стихах апостол ободряет учеников, чтобы они не боялись антихристовых духов обольстителей, и делает это следующим образом:

1. Он уверяет их, что в них вложен более превосходный, божественный закон: «Дети, вы от Бога.., ст. 4. Вы дети Божий. Мы от Бога, ст. 6. Мы рождены от Бога, научены Богом, помазаны Богом и поэтому защищены от заражения губительными заблуждениями. Тем, кого избрал Бог, не страшны пагубные обольщения».

2. Он дает им надежду на победу: «…и победили их.., ст. 4. До сих пор вы побеждали этих обольстителей с их искушениями, и это залог того, что и впредь вы будете побеждать их, потому что:

(1) Внутри вас находится сильный страж: …ибо Тот, кто в вас, больше того, кто в мире, ст. 4. В вас обитает Дух Божий, и этот Дух намного сильнее тех, кто от диавола». Великое блаженство — находиться под влиянием Духа Святого.

(2) «Вы не той природы, как эти обольстители. Дух Божий образовал ваш дух для Бога и для неба, а они от мира. Дух, обладающий ими, склоняет их к этому миру, их сердца привязаны к нему, они стремятся к роскоши, к мирским наслаждениям и интересам, потому и говорят по-мирски; они исповедуют земного мессию и спасителя, строят планы о земном царстве и владычестве, они хотели бы присвоить себе все богатства и сокровища этого мира, забывая о том, что царство истинного Искупителя не от мира сего. Благодаря этим земным целям они приобретают себе прозелитов: …и мир слушает их, ст. 5. За ними следуют подобные им, мир любит своих, и свои любят его». Но одержавшие победу над любовью к обольстительному миру находятся на прямом пути к победе над губительными обольщениями. Далее,

3. Он объясняет, что хотя их круг может быть и меньше, однако он лучше, ибо они более наделены божественным, святым познанием: «Знающий Бога слушает нас. Познавшие чистоту и святость Бога, Его любовь и благодать, Его истину и верность знакомые с древним Словом Божиим и Его пророчествами, знамениями и свидетельствами должны знать, что Он с нами, и, зная это, последовать за нами и оставаться с нами». Кто богат познаниями в естественной религии, тот примыкает к христианству. Знающий Бога (Его естественные и нравственные совершенства, откровения и дела) слушает нас, ст. 6. И наоборот, «Кто не от Бога, тот не слушает нас. Кто не знает Бога, тот не принимает нас. Кто же рожден от Бога (ходит по своим природным наклонностям), тот не ходит с нами. Чем дальше люди от Бога (как наблюдается во все века), тем дальше они от Христа и Его служителей; чем больше люди преданы этому миру, тем дальше они от духа христианства. Таким образом, вы видите разницу между нами и другими: Посему-то узнаем духа истины и духа заблуждения, ст. 6. Это учение относительно личности Христа, ведущее вас от мира к Богу, является печатью Духа истины, в противоположность духу заблуждения. Чем чище и святее учение, тем больше вероятности, что оно от Бога».

Стихи 7-13. Дух истины узнается по учению (именно так должны испытываться духи), но также и по любви, поэтому далее следует горячий призыв к святой христианской любви: Возлюбленные! будем любить друг друга.., ст. 7. Апостол хотел бы объединить их своей любовью, чтобы помочь им объединиться в любви друг к другу: «Возлюбленные, умоляю вас своей любовью к вам, облекитесь истинной взаимной любовью». Этот призыв усиливается и подкрепляется несколькими аргументами:

I. Любовь имеет высокое, небесное происхождение: …потому что любовь от Бога.., ст. 7. Он есть источник, инициатор и Отец любви, Он оставил заповедь о любви; в этом состоит сущность Его закона и Евангелия: …всякий любящий (чей дух способен к святой чистой любви) рожден от Бога, ст. 7. Дух Божий — это Дух любви. Новая природа чад Божиих — это плод Его любви, и сущность этой природы — любовь. Плод же духа: любовь.., Гал 5:22. Любовь нисходит с неба.

II. Любовь доказывает истинное и верное познание Божеского естества: Всякий любящий… знает Бога.., ст. 7. Кто не любит, тот не познал Бога.., ст. 8. Какое из свойств Божиего величия сияет во всем мире так ярко, как Его благость, которая есть любовь. Мудрость, величие, гармония и полезность бесконечной Вселенной, так полно свидетельствующие о существовании Бога, в то же самое время обнаруживают и доказывают Его любовь; естественный разум, делая заключение о природе и превосходстве абсолютного совершенного Существа, должен прийти к заключению, что Он в высшей степени благ; а кто не любит (кого полученные знания о Боге не побуждают к чувствам любви и проявлениям ее в делах), тот не познал Бога. Это убедительное доказательство того, что в такой душе нет здравого и должного познания Бога; Его любовь сияет среди Его главных ярчайших совершенств, потому что Бог есть любовь (ст. 8), Его природа и Его сущность — любовь, Его воля и Его дела, прежде всего, — любовь. Это не означает, что это единственное понятие о Боге, которое мы должны иметь; мы уже знаем, что Он в такой же мере есть свет, как и любовь, 1:5; Бог есть любовь, в принципе, к Самому Себе, Он имеет совершенства, происходящие из этой необходимой любви к Себе, к Своему необходимому существованию, превосходству и Своей славе; но любовь естественна и присуща Божественному величию: Бог есть любовь. Это доказывается теми проявлениями и примерами Его любви, какие Он дал нам: 1. Он возлюбил нас такими, какие мы есть. Любовь Божия к нам открылась (ст. 9), к нам смертным, к нам, неблагодарным мятежникам. Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками, Рим 5:8. Удивительно, что Бог полюбил нечистое, пустое, негодное, полюбил прах и пепел!

2. Он возлюбил нас с такой силой, отдал за нас такую непомерную цену — Своего собственного, единородного, благословенного Сына: Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь чрез Него, ст. 9. Он является Сыном Божиим в совершенно особенном смысле, Он есть единородный Сын. Если предположить, что Он был рожден как любое другое творение или сотворенное существо, то Он не был бы единородным. Если же мы предположим, что Он является естественным и неизбежным порождением славы Отца, Его славной сущности, или субстанции, тогда Он должен быть единородным, — и каким тогда таинством и чудом Божией любви оказывается то, что такой Сын был послан в этот мир ради нас! Как прекрасно сказано: Так (так замечательно, так удивительно, так неправдоподобно) возлюбил Бог мир.

3. Бог первым полюбил нас, причем в том состоянии, в котором мы находились: В том любовь (необыкновенная, беспримерная любовь), что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас, ст. 10. Он возлюбил нас, когда мы еще не любили Его, когда мы лежали, обремененные виной, несчастные, в крови, когда мы были недостойными людьми, не заслуживающими добра, скверными и нечистыми, нуждающимися в омытии грехов святой Кровью.

4. Он отдал нам Своего Сына:

(1) Для того, чтобы Он стал умилостивлением за грехи наши, то есть умер за нас, умер по приговору закона, под проклятием Бога, чтобы грехи наши вознести Телом Своим на древо, чтобы быть распятым, израненным душой и пронзенным в ребро, быть мертвым и погребенным ради нас, ст. 10.

(2) С той целью, доброй и благословенной для нас целью, чтобы мы получили жизнь через Него (ст. 9), чтобы жили вечно через Него, жили на небе, жили с Богом, и жили в вечной славе и в вечном блаженстве с Ним и через Него. О, что это за любовь!

III. Божия любовь к братьям обязывает и нас любить их: Возлюбленные (умоляю вас своей любовью к вам, чтобы вы помнили), если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга, ст. 11. Его любовь должна быть неопровержимым аргументом. Божий пример должен быть убедительным для нас. Мы должны быть Его последователями (или подражателями) как чада Его возлюбленные. Объекты Божией любви должны быть объектами и нашей любви. Откажемся ли мы любить того, кого возлюбил вечный Бог? Мы должны восхищаться Его любовью, преклоняться перед ней (Его благожелательностью и благодушием) и, как следствие, любить тех, кого любит Он. Всеобъемлющая любовь Бога к миру должна вызывать всеобщую любовь между всеми людьми. Да будете сынами Отца вашего Небесного; ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных, Мф 5:45. Особая Божия любовь к Церкви и святым должна производить такую же особую любовь между ними: Если так возлюбил нас Бог, то и мы должны (в той же степени) любить друг друга.

IV. Христианская любовь есть гарантия того, что Бог пребывает в нас: …если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает.., ст. 12. Бог пребывает в нас не посредством Своего видимого присутствия — Он не является нашим глазам (Бога никто никогда не видел.., ст. 12)- , но посредством Своего Духа (ст. 13): «Бога никто никогда не видел; Он не представляется нашему непосредственному восприятию, поэтому и от нас не требует и не ожидает проявления любви таким путем; но Он требует и ожидает от нас таких проявлений ее, какие Он показал нам на Своем примере, на примере Своей любви к вселенской Церкви и, в частности, к братьям, членам этой Церкви. Бога надо любить в братьях, так как Он являет Себя в них и среди них, и поэтому: …если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает. Любящие братьев святой любовью являются храмами Божиими, Божие величие находит в них Свою особую обитель».

V. Этим самым Божия любовь достигает в нас своей замечательной цели и своего совершенства: «…И любовь Его совершенна есть в нас, ст. 12. Она приобретает свою полноту в нас и над нами. Божья любовь не достигает совершенства в Нем, но в нас и с нами. Она предназначалась не для того, чтобы быть бездейственной и бесплодной в отношении нас; когда ее благородные цели осуществляются и ее результаты достигаются, тогда только можно сказать, что она совершилась; как вера совершенствуется делами веры, так любовь — делами любви. Когда Божия любовь производит в нас Божий образ, любовь к Богу и, как следствие, любовь к братьям, чадам Божиим, ради имени Его, тогда она достигает совершенства и полноты, хотя наша любовь в настоящее время остается несовершенной и не достигает конечной цели любви Божией к нам». Как мы должны стремиться к этой братской христианской любви, если Бог считает, что Его собственная любовь совершенствуется посредством нашей любви! Упомянув о пребывании Бога в нас, как Его величайшем благоволении к нам, апостол добавляет, что является признаком его: Что мы пребываем в Нем и Он в нас, узнаем из того, что Он дал нам от Духа Своего, ст. 13. Безусловно, это обоюдное пребывание представляет собой нечто более прекрасное и великое, чем мы способны осознать или выразить. Можно было бы подумать, что говорить о пребывании Бога в нас и о нашем пребывании в Нем — это слишком большая честь для нас смертных, если бы Он не опередил нас в этом. О том, что означает это пребывание, вкратце говорилось в 3:3. Более полное объяснение следует оставить до времени откровения в блаженном мире. Но об этом обоюдном пребывании мы узнаем из того, говорит апостол, что Он дал нам от Духа Своего. Он вложил образ и плод Своего Духа в наши сердца (ст. 13), и этот Дух, которого Он дал нам, является как Дух Его, или от Него, так как Он есть Дух силы, ревности и великодушия ради Бога, любви, любви к Богу и людям, и целомудрия — разумения, хорошо наставленного в Божиих делах, в делах благочестия и в делах Его Царства среди людей, 2Тим 1:7.

Стихи 14-16. Так как вера во Христа производит любовь к Богу, а любовь к Богу должна возжигать любовь к братьям, то апостол утверждает главный догмат христианской веры как основание такой любви.

I. Он провозглашает фундаментальный догмат христианской веры как представляющий любовь Божию: И мы видели и свидетельствуем, что Отец послал Сына Спасителем миру, ст. 14. Заметим здесь следующее:

1. Отношение Господа Иисуса к Богу: Он является Сыном Отца, таким Сыном, которого больше нет, таким, который Сам является Богом, как и Отец.

2. Его отношение к нам и Его служение для нас: Он Спаситель мира, Он спасает нас от врагов нашего спасения Своей смертью, Своим примером, Своим ходатайством, Своим Духом и Своей силой.

3. На каком основании Он стал таковым — на основании поручения от Бога: Отец послал Сына, Он восхотел и повелел Ему, с Его согласия, прийти в этот мир.

4. Уверенность апостола в этом: он и его братья видели это — они видели Сына Божиего в Его человеческой природе, видели Его святое хождение и Его дела, Его преображение на горе и Его смерть, Его воскресение из мертвых и царственное вознесение на небеса; они видели Его и полностью удостоверились в том, что Он есть Единородный от Отца, полный благодати и истины.

5. Свидетельство апостола об этой истине на основании ее очевидности: «Мы видели и свидетельствуем. Важность этой истины обязывает нас свидетельствовать о ней — на ней основывается спасение мира. Очевидность ее также обязывает нас свидетельствовать о ней: наши глаза, уши и руки были очевидцами ее». Затем II. Апостол заявляет о высокой привилегии, сопутствующей должному признанию этой истины: Кто исповедует, что Иисус есть Сын Божий, в том пребывает Бог и он в Боге, cт.15. Это исповедание, по-видимому, включает в себя веру в сердце как основание его, признание устами во славу Бога и Христа и исповедание жизнью и поведением, несмотря ни на лесть, ни на угрозы мира. Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым — при внешнем свидетельстве Духа и посредством Его внутреннего действия, 1Кор 12:3. Итак, кто таким образом исповедует Христа и Бога в Нем, тот наделен, или обладаем, Духом Божиим, имеет правильное познание о Боге и много святого наслаждения в Нем. Далее III. Апостол использует это как стимул, побуждающий к святой любви. Божия любовь познается и проявляется во Христе Иисусе: И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог.., ст. 16. Христианское откровение есть откровение Божией любви, что должно делать его для нас особенно дорогим. Догматы нашей веры — это, в основном, догматы, относящиеся к божественной любви. История Господа Христа -это история Божией любви к нам, все Его дела, явленные в Сыне и посредством Сына, свидетельствуют о Его любви к нам и представляют собой средства, возвышающие нас до любви Божией: Бог во Христе примирил с Собою мир.., 2Кор 5:19. Отсюда мы узнаем,

1. Что Бог есть любовь (ст. 16), Он есть, по сути Своей, безграничная любовь; Свою непостижимую и ни с чем не сравнимую любовь Он продемонстрировал нам в посредничестве Своего возлюбленного Сына. Именно эта кажущаяся странной и непонятной любовь Бога, отдавшего за нас Своего собственного вечного Сына, вызывает большие возражения и предубеждения против христианского откровения: многие с предубеждением относятся к вечной и божественной природе Сына именно потому, что такая великая Личность была отдана на смерть ради нас. Я согласен, это непостижимая тайна, но во Христе существуют неисследимые богатства. Прискорбно, что безграничность Божией любви стала поводом к предубеждению против откровения ее и веры в нее. Но что не сделает Бог, когда захочет показать превосходство какого-либо из Своих совершенств? Когда Он пожелал отчасти показать Свою силу и мудрость, то сотворил этот мир; когда Он захотел явить Свое величие и славу в большей мере, то сотворил небеса и служебных духов, предстоящих пред Его престолом. Что же в таком случае не сделает Бог, если захочет показать Свою любовь, наивысшую любовь, то есть показать, что Он Сам есть любовь что любовь — это одно из самых блистательных, драгоценных, превосходных и действенных совершенств Его неограниченной природы, и показать это не только нам, но и миру ангелов, начальникам и властям на небесах; и все это не для того, чтобы удивить нас на время, но для нашего вечного восхищения, поклонения, восхваления и блаженства? Чего Бог не сделает ради этого? Отдать за нас вечного Сына, несомненно, более соответствовало такой цели, а также величию и богатству Его любви, чем если бы Он сотворил Сына с целью нашего избавления. В таком домостроительстве, каким является домостроительство отдачи единородного вечного Сына за нас и для нас, Бог поистине прославил Свою любовь к нам. И что не сделает Бог любви, когда Он вознамерится прославить Свою любовь, прославить ее перед небом, землей и адом и когда Он захочет прославить Себя перед нами и явить Себя нам, нашему высшему сознанию и чувству, что Он есть сама любовь? И что если в конце концов окажется (я предлагаю это только для размышления рассудительных людей), что Божия любовь, и, в частности, Божия любовь во Христе, является основанием славы небес (того наслаждения, которое имеют сейчас служебные духи, находящиеся в согласии с ней), спасения мира и ужасов ада? Последнее должно казаться особенно странным. Но что если в этом Бог проявит не только любовь к Самому Себе, защищая Свой закон, Свою власть, любовь и славу, но и то, что осужденные оказались наказанными, (1) потому что они презрели Божию любовь, уже явленную им,

(2) потому что они отказались быть возлюбленными еще более в будущем, согласно Его обетованию,

(3) потому что они сделали сами себя непригодными быть объектами Божиего удовлетворения и наслаждения? Если совесть осужденных будет обвинять их в этом, и особенно в отвержении наивысшего проявления Божией любви, и если значительно большая часть разумного творения будет вечно блаженствовать благодаря этому наивысшему проявлению любви, тогда на всем Божием мироздании можно начертать: Бог есть любовь.

2. Что пребывающий в любви, пребывает в Боге, и Бог в нем, ст. 16. Существует большое общение между Богом любви и любящей душой, то есть тем, кто любит творение Божие в соответствии с его различным отношением к Богу, с тем, как он принят Богом, и с его заинтересованностью в Нем. Тот, кто пребывает в святой любви, имеет Божью любовь, излившуюся в его сердце, имеет печать Божию на своем духе, живет в размышлении о любви Божией созерцая и вкушая ее, и вскоре будет вечно пребывать с Богом.

Стихи 17-21. Призвав нас таким образом к святой любви, той любви, сущность которой есть Бог и которая пребывает в Боге, и подкрепив свой призыв великим образцом любви и мотивами к ней, апостол продолжает побуждать к любви, используя при этом другие доводы. Он рекомендует нам любовь в ее двух проявлениях — любовь к Богу и любовь к брату.

I. Любовь к Богу, primum amabile — к самому прекраснейшему из всех существ и объектов любви, к Тому, Кто соединяет в Себе Самом всю красоту и все превосходство и сообщает всем другим то, что делает их добрыми и хорошими. Любовь к Богу рекомендуется здесь на основании следующих соображений:

1. Она обеспечит нам мир и спокойствие духа в тот день, когда мы более всего будем нуждаться в этом или когда это будет для нас самым великим наслаждением и благословением, какое только можно себе вообразить: Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда.., ст. 17. Будет день всемирного суда. Блаженны те, кто в этот день, имея святое дерзновение перед Судией, смогут поднять свою голову и взглянуть Ему в лицо, зная, что Он их друг и защитник! Блаженны ожидающие этого дня и явления Судии со святым дерзновением и твердой уверенностью! Таковыми являются и могут быть только любящие Бога. Их любовь к Богу дает им уверенность в Божией любви и в дружеском расположении Его Сына к ним; чем больше мы любим своего друга, тем больше можем полагаться на его любовь, особенно, когда уверены, что он знает о нашей любви к нему. Так как Бог наш благой, любящий и верен Своим обетованиям, то мы легко убеждаемся в Его любви и в ее благословенных плодах, если можем сказать: Ты, знающий все, знаешь, что мы любим Тебя. А надежда не постыжает, наша надежда, рождающаяся от созерцания Божией любви, не постыдит нас, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам, Рим 5:5. Под любовью Божией здесь имеется в виду, вероятно, наша любовь к Богу, которая излилась в сердца наши Духом Святым; это есть основание нашей надежды или уверенности в том, что наша надежда в конце концов исполнится. Либо любовь Божия может означать здесь ощущение и сознание Божией любви к нам, однако и в этом случае предполагается, что и мы любим Его; и действительно, сознание Его любви к нам изливает в сердца наши любовь к Нему, и на этом основании мы имеем уверенность перед Ним, а также мир и радость в Нем. Он даст венец правды всем возлюбившим Его явление. Мы имеем дерзновение и перед Христом, потому что сообразуемся с Ним: …потому что поступаем в мире сем, как Он, ст. 17. Любовь уподобляет нас Христу; как Он превосходит всех в любви к Богу и человеку, так и нас учит, в меру наших способностей, тому же, чтобы мы были такими, как Он, а от Своего собственного образа Он никогда не отречется. Любовь учит нас сообразованию с Ним также и в страданиях, мы страдаем за Него и с Ним, поэтому имеем надежду и упование, что прославимся вместе с Ним, 2Тим 2:12.

2. Любовь предотвращает или устраняет рабский страх с его неприятными следствиями и плодами: В любви нет страха.., ст. 18; насколько преобладает любовь, настолько отступает страх. Здесь, я думаю, мы должны проводить различие между страхом и состоянием боязни, то есть, в данном случае, между страхом Божиим и боязнью перед Богом. Страх Божий часто упоминается и предписывается как сущность благочестия, 1Пет 2:17; Отк 14:17; под ним подразумевается наивысшее почтение и благоговение, какие мы испытываем перед Богом, Его авторитетом и властью. Такой страх совместим с любовью, и с совершенной любовью, он присущ даже ангелам. Но существует состояние боязни перед Богом, вызываемое чувством вины и сознанием совершенства Его возмездия, вследствие чего Бог представляется как огонь поядающий; поэтому такой страх можно перевести словом боязнь: В любви нет боязни. Объект любви представляется ей добрым и превосходным, приятным и достойным любви. Любовь видит Бога в высшей степени добрым и в высшей степени любящим нас во Христе, и таким образом избавляет нас от боязни перед Ним и внушает радость; по мере возрастания любви возрастает и радость; так что совершенная любовь изгоняет страх, или боязнь. Любящие Бога совершенной любовью, основываясь на Его природе, на Его определении и завете, совершенно уверены в Его любви и поэтому совершенно свободны от всяких мрачных, устрашающих подозрений, будто Его правосудие и карательная власть направлены против них; они хорошо знают, что Бог любит их, и торжествуют в Его любви. Что совершенная любовь изгоняет страх, апостол доказывает следующим образом: то, что изгоняет мучение, изгоняет и страх, или боязнь: …потому что в страхе есть мучение.., ст. 18. Известно, что страх это беспокойное, мучительное чувство, особенно такой страх, каким является боязнь перед возмездием всемогущего Бога. Но совершенная любовь избавляет от мучения, она учит душу совершенно повиноваться Тому, Кого она любит, и находить в Нем свое утешение и удовлетворение, поэтому совершенная любовь изгоняет страх. Или, что по сути то же самое: …боящийся не совершен в любви, ст. 18. Боязнь есть признак того, что наша любовь далека от совершенства: так многочисленны наши сомнения, страхи и мрачные предчувствия. Будем стремиться и спешить в царство совершенной любви, где наш покой и наша радость в Боге будут такими же совершенными, как и наша любовь!

3. Наша любовь имеет своим источником и началом предшествующую ей любовь Бога: Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас, ст. 19. Его любовь является побуждающим средством, мотивом и нравственной причиной нашей любви. Мы не можем не любить такого благого Бога, Кто был первым в проявлении любви и первым предпринял дело любви: Он возлюбил нас, когда мы не могли любить и были недостойны любви, возлюбил нас так сильно, что искал и домогался нашей любви ценой Крови Своего Сына и снизошел до того, что умоляет нас примириться с Ним. Пусть земля и небеса изумляются такой любви! Его любовь является плодотворной причиной нашей любви: По Своему хотению (по Своей собственной свободной воле) родил Он нас. Любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу. Тот, кто любит Бога, призван к этому по Его изволению, Рим 8:28. В следующем предложении ясно указано, по чьему изволению они призваны: А кого Он предопределил (заранее предназначил быть подобными Своему Сыну), того и призвал, то есть действительно возвратил к Себе. Божественная любовь запечатлела любовь в наших душах, пусть же Господь и дальше управит наши сердца в любовь Божию, 2Фес 3:5.

II. Любовь к брату, нашему ближнему во Христе; в пользу этой любви приводятся следующие доводы и основания:

1. Ее соответствие нашему христианскому исповеданию. Исповедуя себя христианами, мы исповедуем любовь к Богу как сущность христианства: «Кто говорит, то есть исповедует: «я люблю Бога», люблю Его имя, Его дом и богослужение, — а брата своего, которого он должен любить во имя Божие, ненавидит, тот лжец (ст. 20), этим самым он делает свое исповедание ложным». Что таковой не любит Бога, апостол доказывает тем, что любить видимое легче, чем невидимое: …ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? (ст. 20). Глаза обычно оказывают влияние на сердце, невидимое меньше трогает разум, а значит, и сердце. Непостижимость Бога в значительной мере проистекает из того, что Он невидим; в членах тела Христова есть много от Бога, Он видим в них. Как же может тогда ненавидящий видимый образ Бога притязать на любовь к невидимому оригиналу, к невидимому Богу?

2. Ее соответствие ясной заповеди Божией и справедливому основанию ее: И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего, ст. 21. Как Бог запечатлел Свой образ в природе и в благодати, так Он хочет, чтобы и мы соответственным образом распространяли свою любовь. В первую очередь и превыше всего мы должны любить Бога, а в Нем и других, на том основании, что они тоже произошли от Бога и приняты Им, и Бог заинтересован в них так же, как и в нас. Поскольку наши братья имеют новую природу и превосходные привилегии, полученные от Бога, и Бог заинтересован в них так же, как и в нас, то вполне естественно требование, чтобы любящий Бога любил и брата своего.


Глава 5 из 6« Первая«456