11 глава

В этой главе апостол порицает и стремится исправить некоторые нарушения и явные беспорядки, имевшие место в коринфской церкви, в частности:

I. Неправильное поведение женщин, снимавших в собраниях свое покрывало с головы, служившее в те времена и в той части мира символом их покорности своим мужьям. Павел осуждает их за это поведение, требует, чтобы они покрывали свою голову, утверждает превосходство мужа, хотя в то же время напоминает, что и муж и жена сотворены для взаимной помощи и взаимного утешения друг друга, ст. 1-16.

II. Разногласия во время Вечери Господней и унизительное, пренебрежительное отношение к бедным, ст. 17-22.

III. Чтобы устранить эти беспорядки, апостол излагает сущность и цель этой святой заповеди, указывает, как надо относиться к ней, предостерегает против опасности неприличного поведения, какое наблюдалось среди коринфян, и против всякого недостойного участия в заповеди, ст. 23-34.

Стихи 1-16. Ответив на поставленные ему вопросы, в этой главе Павел переходит к исправлению беспорядков в церкви. Тот, кто делал разбивку послания на главы, поставил первый стих этой главы предисловием ко всей остальной части послания. Однако было бы более правильным поставить его в заключение предыдущей главы, где апостол предупреждал против злоупотребления свободой и подкреплял это предупреждение своим собственным примером: Будьте подражателями мне, как я Христу, ст. 1. Эти слова очень подходят в качестве заключения к предыдущим рассуждениям, а следующий стих звучит как переход к другой теме. Но как бы то ни было, к какой бы главе ни относить этот стих, ясно одно, что Павел не только проповедовал учение, которому они должны были верить, но и вел такую жизнь, какой они должны были подражать. Проповедь лучше всего достигает своей цели в том случае, если проповедующий может предложить слушателям следовать его примеру. Однако Павел не хотел, чтобы ему слепо подражали. Он предлагает коринфянам подражать ему не более, чем он подражает Христу. Образец, какой мы имеем во Христе, — это единственный непорочный образец, никто из людей не может быть совершенной копией его. Затем Павел переходит к порицаниям коринфян за неприличное поведение, в чем особенно виноваты были женщины.

Заметьте:

I. Как Павел предваряет свои порицания. Он начинает с того, что было достойно по хвалы (ст. 2): Хвалю вас, братия, что вы все мое помните и держите предания так, как я передал вам. Вероятно, многие из них по ступали именно так, в самом строгом смысле слова, и Павел использует это как возможность для обращения ко всей церкви в целом как к положительной. Возможно, в основном церковь держалась постановлений и заповедей Христа, хотя в некоторых вопросах были отклонения и нарушения. Заметь те: Когда мы укоряем кого-то за какие-либо недостатки, то будет очень благоразумно похвалить его за то доброе, что имеется в нем.

II. Как он обосновывает свои укоризны путем утверждения превосходства мужчины над женщиной: Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава — муж, а Христу глава – Бог. Христос как Посредник и как прославленный Человек является главой рода человеческого. Он имеет имя выше всякого имени, однако, хотя Он занимает столь высокое положение, Бог ос тается Его Главой. И как Бог — глава Христу, и Христос — глава всему роду человеческому, так муж есть глава обоих полов. Хотя он и не имеет такой власти, какую имеет Христос над всем родом человеческим, или Бог над человеком Иисусом Христом, однако имеет превосходство и главенство, и женщина должна подчиняться ему, а не посягать на его место. В такое положение по ставил ее Бог, и поэтому она должна соглашаться с ним и не делать ничего, что выглядит как стремление изменить свое положение. что-то подобное наблюдалось среди женщин в Коринфе: некоторые из них молились и проповедовали даже в общих собраниях, ст. 5. Апостольское установление гласит: Жены ваши в церквах да молчат.., гл 14:34; 1Тим 2:12. Некоторые понимают этот запрет без ограничений, а именно: что женщины, даже имеющие откровение свыше, должны молчать в церкви, согласно гл. 14: Другие же принимают его с ограничением: хотя женщина не может, на основании своих способностей, претендовать на то, чтобы учить или дискуссировать, однако если она получает откровение, то может выступить в церкви. Или: Хотя она не имеет права проповедовать, даже при наличии откровения (так как учить позволяется только старшим), но может молиться или читать гимны, если имеет вдохновение, даже на общих собраниях. В этом нет никакого притязания на превосходство над мужем. Ясно, что в данном отрывке апостол не запрещает женам молиться и проповедовать в собраниях, но осуждает то, как они это делали. В другой же части этого же послания он совершенно определенно запрещает женщинам это делать. Однако в этом нет никакого противоречия. В данной главе апостол ограничивается лишь указанием, как должны держать себя молящиеся и пророчествующие женщины, не решая вопроса о том, имеют ли они на это право вообще.

Заметьте: То, как выполняется то или иное дело, имеет моральное значение. Мы должны позаботиться не только о том, чтобы делать хорошее дело, но и о том, чтобы делать его хорошо.

III. За что именно Павел порицает коринфян: за то, что женщины молились и пророчествовали с непокрытой головой, а мужчины делали то же самое с покрытой головой, ст. 4, 5. Чтобы лучше понять это, следует помнить, что в восточных странах покрытие головы было знаком позора или покорности, в противоположность нашим обычаям, согласно которым обнаженная голова означает подчинение, а покрытая — превосходство и господство.

IV. Чем Павел обосновывает свое осуждение.

1. Всякий муж, молящийся или пророчествующий с покрытою головою, постыжает свою голову, то есть Христа, являющегося главой всякого мужа (ст. 3), так как предстает в виде, не соответствующем тому положению, в какое поставил его Бог.

Заметьте: Мы должны во всем, даже в одежде и привычках, избегать всего, что бесчестит Христа. И всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову.., то есть мужа, ст. 3. Сбрасывая символ своей покорности мужу, она предстает в виде, каковой подобает только ему как ее главе. Это так же неприлично, как если бы она была остриженной или обритой, как было принято у мужчин того времени. Этим самым она заявляет о своем желании поменяться ролями с мужчиной, претендует на превосходство, какое Бог определил мужскому полу. Вероятно, именно в этом состояла вина пророчествующих женщин в Коринфе.

Заметьте: Мужчины и женщины не должны меняться своими местами. Установленный премудростью Божией порядок является наилучшим и наиболее подходящим, пытаться изменить его это значит нарушать всякий порядок и вводить анархию. Женщина должна держаться того положения, какое установил для нее Бог, и не бесчестить свою главу, ибо это, в конечном счете, означает бесчестить Бога.

2. Другим доводом против такого поведения женщин является то, что муж есть образ и слава Божия, то есть он представляет то славное владычество и главенство, какое Бог имеет над миром. Именно мужчина был поставлен главою над низшим творением и именно в этом состоит его подобие Богу. С другой стороны, жена есть слава мужа (ст. 7): она является его представителем. Не в том смысле, что имеет власть над низшими творениями как равноправная с мужем, но как помощница мужа, как его вторая рука. Она есть образ Божий, так как является образом мужа: Ибо не муж от жены, но жена от мужа, ст. 8. Муж был сотворен первым и был поставлен главой над низшим творением, отображая этим божественное владычество. А жена была сотворена от мужа и отражала его славу, будучи выше всего остального творения, но в подчинении своему мужу, получая славу свою от него, от того, от кого была сотворена.

3. И не муж создан для жены, но жена для мужа, чтобы быть его помощницей. Поэтому для нее естественно подчиняться мужу, ибо она создана для него, для его блага и утешения, для помощи ему. Поэтому ей не следует вести себя в собрании так и делать нечто такое, что выглядело бы как домогательство равенства.

4. Посему жена и должна иметь на голове своей знак власти над нею, для Ангелов, ст. 10. Покрывало — это знак власти над нею ее мужа, знак того, что она находится в подчинении ему, что она ниже, по положению, мужчины. Ревекка при встрече с Исааком, когда она была предоставлена ему в его распоряжение, покрыла свою голову в знак покорности, Быт 24:65. Такими апостол хотел видеть женщин в христианских собраниях (даже если они пророчествовали по вдохновению свыше) ради Ангелов, то есть, как утверждают некоторые, ради злых ангелов. Женщина первая впала в преступление, будучи прельщена диаволом (1Тим 2:14), что увеличило ее обязанность покоряться мужу, Быт 3:16. Итак, веря, что злые духи обязательно присутствуют на всех христианских собраниях, женщины должны поэтому иметь на своих головах знак скромности и покорности, то есть покрывало, согласно обычаям того времени. Другие же считают, что это было необходимо ради добрых ангелов. Иудеи и христиане считали, что эти служебные духи вместе с ними присутствуют на их собраниях. Их присутствие должно удерживать христиан от всякого нарушения порядка в богослужении.

Заметьте: Мы должны так вести себя в богослужебных собраниях, чтобы выразить свое почтение к Богу, и довольствоваться тем положением, какое Он определил для нас.

V. Павел находит необходимым дополнить свои рассуждения предостережением против слишком далеко идущих выводов (ст. 11, 12): Впрочем ни муж без жены, ни жена без мужа, в Господе. Они были созданы друг для друга. Не хорошо быть человеку одному (Быт 2:18), поэтому была создана женщина, и создана для мужчины, а муж был предназначен, для того чтобы быть утешением, поддержкой и защитой для женщины. Они оба были созданы для обоюдного утешения и благословения, и ни один из них не должен быть ни рабом, ни тираном. И будут одна плоть (Быт 2:24), с целью умножения рода человеческого. Как вначале женщина была сотворена от мужчины, так во все последующие века мужчина происходил через женщину (ст. 12), согласно определению всемогуще го и премудрого Бога, Первопричины всего сущего. Проявления власти, с одной стороны, и покорности — с другой, не должны быть больше того, чем это подобает для находящихся в таком тесном союзе и близком родстве, каким является союз мужа и жены. Итак, воля Божия заключается в том, чтобы жена знала свое место, а муж не злоупотреблял своей властью.

VI. Женские волосы представляют собой естественное покрывало (ст. 13-15): «Судите сами, — обратитесь к собственной рассудительности, прислушайтесь к голосу природы, — прилично ли жене молиться Богу с не покрытою головою? Не следует ли соблюдать различие между полами в отношении волос, которое установила сама природа? Не соблюдается ли это различие, установленное природой, во всех цивилизованных народах? Волосы женщины являются ее естественным покрывалом; носить длинные волосы — это честь для женщины; но для мужчины — это признак слабости и женственности».

Заметьте: Мы должны заботиться о том, чтобы не нарушать правил естественного приличия, особенно в наших христианских собраниях.

VII. В заключение Павел обращается к тем, кто оспаривал обычаи церкви, ст. 16. Обычаи, по большей части, являются правилами приличия. И церкви должны руководиться общими правилами, установленными по всем церквам. Апостол далек от желания заставить силою своего авторитета их замолчать, но хочет, чтобы они знали, что ведут себя очень странно, неестественно, когда настаивают на обычаях, крайне чуждых для церквей того времени, и протестуют против обычаев, принятых всеми церквами и основанных на естественных правилах приличия. Было общепринято в церквах, чтобы женщины приходили на собрание и участвовали в богослужении с покрытой головой, и это было приличным для них. Те, кто хотел оспаривать этот обычай или отвергал его, были, вероятно, не в меру сварливыми людьми.

Стихи 17-22. В этом отрывке апостол строго обличает коринфян за нарушения более серьезные, чем предыдущие, за нарушения, допускаемые во время вечери Господней. По свидетельству древних, в первых веках христианства она, как правило, совмещалась с вечерей любви, в связи с чем и возникали беспорядки, порицаемые здесь апостолом.

Заметьте:

I. Каким образом он начинает свое порицание: «Но, предлагая сие, не хвалю вас, ст. 17. Я не могу похвалить вас, но вынужден вас укорить и осудить». Уже с самого на чала главы было ясно, что Павлу хотелось, ему было приятно хвалить их, насколько он мог. Но такие беспорядки, и в таком святом установлении, какие имели место среди коринфян, требовали сурового осуждения. Они совершенно извратили заповедь Господа во вред себе. Она была установлена, для того чтобы делать их лучшими, чтобы содействовать их духовному благополучию, но, в действительности, она делала их худшими. Они собирались вместе не на лучшее, а на худ шее.

Заметьте: Если установления Христовы не делают нас лучше, то вполне возможно, что они сделают нас хуже; если они не приносят блага нашим душам, то могут при чинить им вред; если они не смягчают и не исправляют сердца, то ожесточают его.

II. В своем порицании Павел отмечает более чем одно нарушение.

1. Он говорит, что когда они собираются вместе, между ними происходят разделения. Вместо того чтобы единодушно принимать участие в заповеди, они пускаются в споры друг с другом.

Заметьте: Разномыслия могут быть даже там, где нет разделения в общении. Люди могут собираться вместе в одной и той же церкви, участвовать в одной трапезе Господней, и в то же время находиться в состоянии разделения друг с другом. Разделения возникают из-за недостатка любви, отчуждения, особенно, когда это отчуждение перерастает в споры, вражду и разногласия. Христиане могут собираться отдельно и, в то же время, быть милосердными друг к другу; или они могут сохранять внешнее общение и не иметь взаимного милосердия. Последнее является худшим разделением, чем первое. Апостол слышал молву об их разделениях и говорит, что имеет все основания верить ей. Ибо, добавляет он, должны быть и разномыслия (англ. ереси. — Прим. переводчика) между вами; не только споры, но и распри, и даже такие извращенные понятия, которые подрывают основы христианства и здравого учения.

Заметьте: Нет ничего удивительного в том, что христианская любовь в церкви разрушается, когда в ней появляются соблазны, приводящие к кораблекрушению веры и осквернению доброй совести. Надобно прийти соблазнам. По необходимости должны быть и люди, виновные в них, и Бог допускает их, для того чтобы могли быть выявлены искусные души (англ. испытанные. -Прим. переводчика) и могла быть обнаружена их преданность истине и пути Божиему, несмотря на все искушения со стороны совратителей. Мудрость Божия может использовать нечестие и ошибки одних, для того чтобы подчеркнуть благочестие и непорочность других.

2. Павел осуждает коринфян не только за их беспорядки и разделения, но и за скандальные проступки: Ибо всякий поспешает прежде других есть свою пищу, так-что иной бывает голоден, а иной упивается, ст. 21. Язычники обычно много пили на своих празднествах, связанных с жертвоприношениями. Богатые коринфяне, вероятно, позволяли себе подобное во время вечери Господней, или вечери любви, сопровождавшей ее. Они не хотели ждать друг друга, богатые унижали бедных, съедая принесенную с собой еду и не делясь ею с бедными. В результате одним нехватало, а другие имели более чем достаточно. Таким образом святая заповедь крайне осквернялась, и Божие установление искажалось. То, что должно было питать их души, превращалось в средство удовлетворения похотей и вожделений. То, что должно было связывать их узами взаимной любви, становилось поводом к разделениям и беспорядкам. Бедные лишались положенной им пищи, а богатые превращали вечерю любви в обычную пирушку. Это были позорные нарушения.

III. Апостол полностью возлагает на них ответственность за такое поведение во время вечери.

1. Оно совершенно извращало значение этого установления и уничтожало пользу от него: …это не значит вкушать вечерю Господню, ст. 20. Они могли с таким же успехом вовсе не приходить на вечерю Господню. Вкушать внешние символы тела Христова не означает вкушать само тело.

Заметьте: Беспечное и неправильное участие в вечере Господней не имеет никакого смысла, вовсе не является вкушением ее, оно лишь увеличивает нашу вину. Так вкушали коринфяне, и это было полным противоречием целям святой заповеди.

2. Таким поведением они выражали пренебрежение к церкви, ст. 22. Если они хотят пировать, то могут делать это в своем собственном доме, а не приходить на вечерю Господню, с тем чтобы заниматься интригами и спорами, лишать бедных их доли в пище; это было таким извращением святой заповеди и таким унижением бедных членов церкви, что они заслуживали самого сурового порицания.

Заметьте: Обычные трапезы могут проводиться обычным образом, а святые трапезы должны совершаться свято.

Стихи 23-34. Чтобы исправить эти грубые искажения и нарушения, апостол Павел объясняет, как была установлена святая заповедь.

I. Он говорит нам, как он сам получил по знание о ней. Он не был среди апостолов, когда эта заповедь впервые вводилась, но он от Самого Господа принял то, что и им передал… (ст. 23), то есть получил откровение от Самого Господа по этому вопросу, и то, что получил, передает другим, нисколько не искажая истины, ничего не добавляя и ничего не упуская.

II. Он дает нам описание того, как должна совершаться эта заповедь, самое подробное из всех, какие мы имеем в каком-либо другом месте Священного Писания. Он говорит, что:

1. Учредителем этого святого таинства является наш Господь Иисус Христос. Только Глава церкви имел право установить его.

2. Время установления его: …в ту ночь, в которую предан был.., в ту же ночь, когда Он пошел на страдания, о каковых и должна напоминать эта заповедь.

3. Сущность самого таинства. Наш Спаситель взял хлеб и возблагодарив преломил и сказал: «приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание». Также и чашу после вечери, и сказал: «сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание» (ст. 24, 25). Рассмотрим:

Предметы, употреблявшиеся при свершении этого таинства.

[1] Видимые символы — хлеб и чаша. Первый — это хлеб, который должен съедаться. Он называется хлебом несколько раз в этом отрывке, даже и после освящения его, хотя в то же самое время о нем говорится как о Теле Господнем. Это является ясным доказательством того, что апостол не знал чудовищного и абсурдного учения папистов о превращении хлеба. Второй предмет святой трапезы — чаша. Евангелист Матфей говорит нам, что наш Господь просил Своих учеников, чтобы пили из нее все (Мф 26:27), как бы желая предостеречь тенденции папистов лишать мирян участия в чаше. И хлеб и чаша должны использоваться в этой трапезе, потому что она святая. Ни здесь и нигде в другом месте ничего не говорится о напитке, который должен быть в чаше. Правда, у одного из евангелистов ясно подразумевается, что в чаше, поданной Христом ученикам, было вино, хотя, возможно, и смешанное с водой, как было принято -иудеев.

[2] Что означали эти видимые знаки: они символизировали Тело и Кровь Христа; Его ломимое Тело и Его изливаемую Кровь, со всеми благословениями, вытекающими, как следствие, из Его жертвенной смерти: сие есть новый завет в Его Крови. Его Кровь является печатью, утверждающей все привилегии нового завета, и достойно участвующие в этом таинстве принимают ее как таковую. Они приобщаются к новому завету и ко всем благословениям его, подтверждаемым Его Кровью.

(2) Описание действий, совершаемых во время таинства, то есть того, как должны приниматься хлеб и чаша.

[1] Действия нашего Спасителя: Он взял хлеб и чашу, воздал благодарение за них, преломил хлеб и подал то и другое Своим ученикам.

[2] Действия участвующих в трапезе: взять хлеб и съесть его, принять чашу и выпить из нее, все это совершая в воспоминание о Христе. Но эти внешние акты — далеко не все, и даже не главная часть того, что должно совершаться в этой святой заповеди; каждый из них имеет свое сокровенное значение. Наш Спаситель, принесший Себя в жертву Богу и совершивший смертью Своею искупление наших грехов, передал в этой вечере Свое тело и Свою Кровь, со всеми благословениями, даруемыми Его смертью истинно верующим, Своим ученикам и продолжает это делать каждый раз, когда эта заповедь совершается истинными верующими. Эта трапеза представлена здесь как пища для души. И как всякая пища, какой бы она ни была полезной или обильной, не может напитать никого, если не будет съедена, так и участвующие в святой заповеди должны взять и съесть, то есть принять Христа и усвоить Его, Его благодать и благословения, верою претворить их в пищу для своей души. Они должны принять Его как своего Господа и как свою жизнь, предать себя Ему и жить Им. Он есть жизнь наша.., Кол. 3: 4.

(3) Назначение этого таинства.

[1] Его предписано совершать в воспоминание Иисуса Христа, чтобы сохранить в своей памяти Его смерть, а также помнить о Нем как нашем Ходатае, стоящем одесную Бога. Наш лучший из всех друзей и величайшее из всех благодеяний, когда либо оказанных нам, должны быть воспоминаемы в этой трапезе с самым глубоким чувством благодарности и признательности. Девизом этой заповеди и ее истинным смыслом являются слова Христа: Когда видите сие, вспомните Меня.

[2] Она предназначена также для того, чтобы возвещать смерть Христа, то есть провозглашать ее. Эта заповедь была установлена не только для того, чтобы вспомнить о Христе, о том, что Он сделал и как пострадал, но также и для того, чтобы почтить, прославить Его великое смирение и Его благодать в деле нашего искупления. Мы возвещаем, что Его смерть является нашей жизнью, источником всех наших утешений и надежд. Мы хвалимся, возвещая о Его смерти, представляем ее перед Богом как благоугодную Ему жертву и как наш выкуп. Представляем ее также перед своей собственной верой, для нашего собственного утешения и ободрения. Мы свидетельствуем этим служением и перед всем миром, что являемся учениками Христа, что уповаем только на Него в вопросе нашего спасения и примирения с Богом.

(4) Кроме всего прочего, здесь подразумевается:

[1] Что эту заповедь следует совершать часто: Всякий раз, когда вы едите хлеб сей… Наши тела регулярно требуют пищи, без регулярного питания нельзя сохранить здоровье и жизнь. И духовную пищу надлежит принимать тоже часто и регулярно. В древних церквах вечеря Господня совершалась каждое воскресение, если даже не каждый раз, когда они собирались.

[2] Что ее следует совершать постоянно, до тех пор, доколе не придет Господь, то есть пока Он не придет во второй раз, для спасения верующих в Него и для суда над миром. Господня вечеря — это не временная, а постоянная заповедь, на всю жизнь.

III. Апостол предупреждает коринфян об опасности недостойного участия в вечере Господней, осквернения ее, что имело место среди них, когда они использовали ее как повод для пиршества и распрей, для целей, совершенно противоположных тем, для которых она была предназначена; об опасности участия в ней с совершенно несоответствующим настроением ума, формального участия, когда, оставаясь в завете с грехом и смертью, они исповедуют перед всеми обновление и подтверждение своего завета с Богом.

1. Они будут виновны против Тела и Крови Господней (ст. 27), в нарушении этой святой заповеди, в пренебрежении Его Телом и Кровью. Они поступают подобно тому, кто не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен.., Евр 10:29. Оскверняя эту заповедь, они снова и снова распинают своего Спасителя. Вместо того чтобы очиститься Его Кровью, они делают себя виновными против нее.

2. Они едят и пьют осуждение себе.., ст. 29. Они раздражают Бога и навлекают на себя Его наказание. Но эти слова не должны смущать верующих, исполненных благоговения, и препятствовать им участвовать в святой заповеди. Святой Дух никогда не скажет этих слов серьезному христианину, чтобы удержать его от исполнения долга, но сатана часто пользуется ими в своих интересах и лишает добрых христиан самого большого утешения. Коринфяне приближались к трапезе Господней, как к обычному пиршеству, не рассуждая о Теле Господнем, не делая различия между трапезой Господней и обычной пищей. Более того, они вели себя во время ее более неприлично, чем на обычных празднествах, вызывая недовольство и осуждение Божие: Оттого многие из вас немощны и больны, и не мало умирает. Одни наказывались болезнью, другие — смертью.

Заметьте: Беспечное, неблагоговейное участие в вечере Господней навлекает наказание Божие в этой жизни. Однако, как следует из контекста, даже наказываемые таким образом, тем не менее не были лишены милости Божией, по крайней мере, многие из них: Будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром, ст. 32. Божие наказание является доказательством Его любви: Ибо Господь, кого любит, того наказывает (Евр 12:6), особенно, когда делает это с милостивой целью — чтобы предотвратить их окончательную погибель. Среди суда Бог помнит о милости: Он часто наказывает тех, кого нежно любит. Наказывать, с тем чтобы предотвратить гибель Своих детей, — это значит любить. Он поражает ударами совершающих беззаконие, подобное рассматриваемому здесь, но в то же время доказывает этими ударами Свое долготерпение и милосердие. Даже те, кто сильно оскорблял Его, как в данном примере, и навлекал на себя Его осуждение, тем не менее не лишались Его милости, по крайней мере, многие из них, ибо Он наказывал их, движимый отцовской любовью, наказывал их сейчас, чтобы они не погибли навсегда.

IV. Апостол указывает, каковы обязанности христианина, желающего принять участие в вечере Господней, ст. 28.

1. Общая обязанность: Да испытывает же себя человек.., то есть проверяет. Пусть он размышляет о святых целях этой заповеди, о ее сущности и пользе, какую она приносит участвующим в ней, и пусть сопоставит все это со своим отношением к ней и тем настроением, с каким он подходит к ней. И когда убедится, что совесть не осуждает его перед лицом Божиим, тогда может участвовать. Такие самопроверки необходимы, для того чтобы мы могли правильно исполнить эту святую заповедь.

Заметьте: Те, что по немощи разумения не могут испытать себя таким образом, ни в коем случае не должны есть хлеб сей и пить из чаши Господней; также и те, которые по честном испытании себя обнаружат, что имеют все основания для обвинения себя в нераскаянности, неверии и отчуждении от жизни Божией. Кто хочет быть приглашенным на брачный пир, тот должен облачиться в брачные одежды — в праведность характера и в праведность повседневного хождения.

2. Обязанность тех, кто еще не понес наказания за недостойное участие в этой заповеди: Если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы, ст. 31. Если бы мы тщательно исследовали и проверяли себя, осуждали и исправляли найденные у себя ошибки, то избежали бы наказания Божиего. Самый надежный способ избежать справедливой строгости нашего Небесного Отца — это быть строгим и справедливым по отношению к самому себе и своему поведению. Мы не должны судить других, чтобы самим не быть судимыми, Мф 7:1; но мы должны судить себя, чтобы предотвратить суд и приговор Божий. Мы можем быть очень критичными в отношении себя, но очень осторожными в суждениях о других. V. Апостол заканчивает главу предостережением против нарушений, в каковых были виновны коринфяне, ст. 33, 34; он убеждает их избегать неподобающего поведения во время трапезы Господней. Если они хотят утолить свой голод, с удовольствием поесть, то пусть делают это у себя дома и не превращают святую трапезу в обычный пир. И, тем более, они не должны спешить съедать свою пищу, прежде чем не получат свою долю те, кто ничего не может принести с собой, чтобы не подвергнуться осуждению.

Заметьте, наши священные обязанности могут оказаться предметом осуждения по той причине, что мы неправильно исполняем их. Можно соблюдать день воскресный, посещать собрания и слушать проповеди, участвовать в заповеди Господней, и при этом только увеличивать свою вину и утяжелять осуждение. Печальная, но серьезная истина! О, будем остерегаться приходить на поклонение Богу для того, чтобы раздражать Его и навлекать на себя возмездие Его! Со святыми вещами следует и обращаться свято, иначе они оскверняются. Чего еще недоставало в этом вопросе, он обещает устроить, когда придет к ним.


Глава 12 из 17« Первая«111213»Последняя »