1. «Только одного Иисуса»

Однажды спросили профессора Альберта Эйнштейна: «Если бы вам пришлось начать жизнь заново, то кем бы вы стали?»

Он ответил: «Я бы не был ученым или преподавателем, я бы стал слесарем или торговцем».

Какая эволюция в наш научный век, сколько научных открытий, включая и смертоносную атомную бомбу!

Но то открытие, которым я желаю с вами поделиться в этой книге, не приносит смерть и разрушения; оно дарует жизнь и полное согласие с миллионами. Это открытие было сделано более 19 столетий тому назад на «горе высокой», в Палестине. (Мф. 17:1) Здесь была описана сцена великого преображения, когда три человека вокруг «никого более с собою не видели». (Марк.9:8) Лука описывает картину незабываемого события, высказанного в словах «остался Иисус один». (Лук. 9:36). Это открытие они сделали, «возведши очи свои». (Мф. 17:8). Тайна же силы заключалась в том, что они никогда не видели «только одного Иисуса.

Величайшее открытие

Только одного Иисуса» — вот величайшее открытие времен. Оно намного больше тайны атомной бомбы. Даже враги Христа заявили, что эти люди «всесветные возмутители» (Деян.17:6) Эта тайна мощнее силы атомной бомбы, она растворяет черствые сердца всех тех, кто поднимает свой взор выше грехов и слабостей своих ближних, членов церкви, родственников, знакомых, потому что они обращают свой взор на Иисуса Христа из Назарета, на Спасителя мира. Вместе с открытием формулы атомной бомбы наше правительство прилагало все усилия, чтобы сохранить втайне эту формулу , но предатели продали её за деньги. Тайна же, открытая на горе Преображения, о которой «они умолчали и никому не говорили в те дни»(Лк. 9:36), стала известна всему тогдашнему миру только после трагедии на Голгофской горе. И это произошло потому, что они не поделились той радостью, тем прекрасным именем, наделенном небесной силой, что не провозгласили миру их великое открытие, их тайну.

Некоторое время спустя Петр отказался поделиться. Во время допроса Иисуса переданной и Каиафой Петр отрекся от этого имени. Когда девушка сказала, что он, должно быть, знаком с Иисусом изНазарета, он ответил ей, что даже не слышал об этом имени. (Мф. 26:69,70). Спустя несколько минут он отрекся снова, и на сей раз с клятвою. В ту же ночь он скрыл это прекрасное Имя, покрыв его пеленою богохульства. (Мф. 26:74).

Под покровом обыденности

И это великое Имя с тех пор часто стало превращаться в обыденное ничем не выделяющееся. Когда я учился в колледже, то встречался с молодым человеком, который жил в восьми милях от знаменитого Ниагарского водопада. Он столько слышал о Ниагарском водопаде, что это название стало для него совершенно обычным.

Та прелесть и красота, и всё, чем мог очаровать водопад приезжающих сюда со всех концов Америки и всего мира, для него ничего не значило. Ниагарский водопад одним своим названием пробуждал благоговение в сердцах людей; для него же это место и название утратили всякий смысл, оно стало обыденным в повседневных разговорах с соседями и друзьями.

Так и сегодня имя Иисуса употребляется в поговорках, шутках, непристойных разговорах. Это Имя произносят уста пьяниц и негодных людей. Сегодня это Имя не оценивается, и многие не понимают, что Оно значит: «И наречешь ему имя: Иисус, ибо Он спасет людей своих от грехов их. (Мф. 1:21).

Когда Петру пришлось засвидетельствовать о характере Христа, перенеся страдания, испытания и оскорбления, только тогда он стал понимать истинное значение этого прекрасного Имени. В страшную ночь четверга, во время тяжких испытаний, перед ним снова и снова вставала сцена преображения. И он вспоминал те слова, которые слышал с небес: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте». (Мф.17:5). Иисус молча стоял перед Пилатом, Христос — Царь Царей и Господь господствующий.

Петр видел, как Он безмолвно пошел на Голгофу, неся Свой тяжелый крест. И там, на вершине горы Голгофы, он слышал, как Иисус молился за Своих врагов. Постепенно Петр стал понимать красоту и величие этого имени.

Сила пятидесятницы

«Только Иисус» был силой, действующей во время Пятидесятницы, когда в один день обратилось три тысячи человек. (Деян. 2:41). Те три тысячи были очарованы не только словами, которые говорил Петр, но и самим Петром — преображенным Петром. Перемена в нем произошла благодаря «Только Иисусу», благодаря тому взгляду, которым посмотрел на Него Спаситель в зале суда. Народ почувствовал, что то Имя, которое смогло изменить отрекшегося Петра, ставшего теперь великим проповедником креста Иисуса,-это то Имя, которое им так нужно сегодня.

«Что нам делать, мужи братия?» — взывали они. И тогда этой большой толпе обращенных сердец было сказано: «Покайтесь и креститесь» во имя Его. И они крестились, видя дух Петра, его жизнь, его самого. С великой радостью три тысячи человек вступили в воду, благодаря проповеди и силе пятидесятницы (Деян. 2:37-38, 41, 46). Они поняли тайну жизни и силу, сокрытую «только в Иисусе». Тайна, которую они хранили в те дни, стала теперь известна всему миру, многим поколениям. Они имели один дух, одно сердце. Христос заполнял их умы. Их цель заключалась в приближении Его Царства. Своим характером они хотели уподобиться Своему Учителю. Они хотели стать подобными Ему. Вот поэтому они могли проповедовать Его.

Несколько дней спустя после Пятидесятницы сила Имени Иисуса «даровала исцеление» хромому, который сидел у ворот называемых Красными. Петр и Иоанн к началу молитвы были почти у входа в храм, когда калека остановил их, прося у них милостыню. У Петра не было ни золота, ни серебра, но у Него было Имя. И он исцелил Его этим именем. «Во Имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи», — громко сказал Пётр, подняв его за правую руку. Несчастный ликовал теперь от радости и последовал прямо за Петром и Иоанном в храм. Народ с изумлением смотрел на него и стал окружать нищего, но он крепко держался за Петра и Иоанна. Петр громко говорил им об Иисусе. «Имя Его укрепило его и даровало исцеление сие». (Деян. 3:1-16). Петр проповедовал Христа, потому что он уподобился Ему.

Когда я начинал свою проповедническую деятельность, я приобрел небольшую книжку, в которой Имя Иисуса было описано очень просто и привлекательно. В ней была очень хорошо показана та сила, которую имеет это Имя.

На меня эта книга произвела очень большое впечатление. Когда мне было лет шесть, моя мама нарисовала мне образ Христа. Та прекрасная картина, которую когда-то мне представила моя мама, вернулась теперь ко мне в необыкновенной красоте и силе, на страницах этой небольшой книги. Я почувствовал каким-то особенным образом любовь Иисуса. Я преклонил колена перед Богом и просил Его помочь мне, чтобы я мог представить и другим Иисуса во всей Его любви и нежности.

Вскоре мне представилась возможность сделать это. Меня пригласили провести короткое серийное собрание. Когда я представил Иисуса во всей Его силе и безграничной любви, то я почувствовал, что Ангелы небесные окружают меня. Мое сердце было сокрыто присутствием Христа. В собрании я почувствовал тот же настрой.

В течение недели люди раскаивались и освобождались от греха, так же, как несчастный хромой у Красных ворот храма был освобожден от физического недуга. Искалеченные души получили исцеление. Дух критики и осуждения был устранен, й христиане обратились ко Христу, почувствовав победу. Сердца были очищены от всякой злобы и ненависти и стали обителями для Иисуса, Спасителя мира.

Покаяние

Однажды во время Евангельской недели на утреннем собрании молодой человек рассказал, что он воспитывался в семье, где постоянно критиковали. Его отец, очевидно, не был на той «горе высокой», где люди более никого с собой невидели. Предметом его обсуждения были люди, а не Иисус. Они являлись объектом его критики. Человеческие слабости стали его излюбленной темой. Поэтому молодой человек рос в атмосфере разложения и критики.

Этот нехристианский дух критики постепенно овладел теми, но Иисус не был обнаружен в этой так называемой христианской семье. Христос там не присутствовал, когда они судили других. Он не мог находиться там, когда обвиняли их. Он не мог быть там, когда они говорили о грешниках и лицемерах в своей церкви. Все это опротивело юноше, и он решил, что это — пустая религия. Он ушелвмир, стараясь там восполнить свое сердце тем, что нехватало ему. Но мир не мог дать ему этого покоя. И вскореэтот блестящий мыльный пузырь лопнул. Тогда юношавпал в полное отчаяние. Жизнь его превратилась в непроглядную тьму. «Каждый раз, — говорил он, рассказывая о своих переживаниях, — перед моими глазами шла нескончаемая похоронная процессия, и мне казалось, что я лежу в этом ящике». Он говорил о своей жизни, полной боли, печали, страдания, о своей растерянности, о своем доме, где исповедовали Христа, но где Его не было. Но вдруг его глаза загорелись, и он радостно воскликнул: «Но на этой неделе я нашел Иисуса!» Он пытался описать то великое счастье, которое он испытывал сейчас, но его уста не могли выразить это. Речь его была несовершенна, чтобы рассказать об этих чувствах, он не мог подобрать такие слова, которые бы могли описать его состояние. Его личные переживания были подобны тем трем мужам, которые находились на «горе высокой», они никого не видели, только одного Иисуса.

Этот юноша является для меня символом всех тех, кто сегодня ищет тайну удовлетворения. Они тосковали об Иисусе, но они не знали Его. Они жаждали воды жизни, но не могли распознать ее. Христос является этой живительной водой. Только Иисус может дать полное удовлетворение. Каждая истина, которую мы предлагаем миру, есть истина об Иисусе. И когда мы представляем эту доктрину без Иисуса, мы преподносим ее не так, как это следовало бы делать. Доктрина, лишенная Иисуса Христа, не может быть живой, сильной и очаровательной для интересующихся душ. Ибо «полнота радостей пред лицом Твоим, блаженство в деснице Твоей вовек». (Пс.15,11)

Расслабленный у Вефильских ворот напоминает мне другого человека, который в течение сорока лет был тоже хромым. У него было не физическое, а духовное увечье; теперь он уже мертв и лежит недалеко от той церкви, членом которой он был в течение сорока лет. Он не был готов к смерти, так как он тоже был в атмосфере критики. Он судил других. Он выносил приговор. Объектом его нападения были соседи, члены церкви, учителя, проповедники. Ему было необходимо пойти на «гору высокую», где он мог бы поднять глаза выше недостатков и слабостей христиан — на «Агнца Божия, который берет на Себя грех мира». (Ин.1,29). Он нуждался в совете Спасителя: «Ко Мне обратитесь и будете спасены». (Ис. 45:22). Ибо мы, «взирая на славу Господню, преображаемся» (2 Кор. 3:18)

Доктор, его сосед, однажды пришел ко мне? «Брат Кун, — сказал он, — желаешь ли ты пойти со мной, чтобы помолиться вместе с моим соседом? Я боюсь, что он может умереть, не раскаявшись. Может быть, ты сможешь что-нибудь сделать для него». «Я с удовольствием пойду», — ответил я.

Вместе с молодым проповедником и хорошим доктором Христианом мы отправились посетить несчастного больного. Когда мы стали приближаться к его дому, я просил Господа помочь мне, чтобы больной мог поднять свои глаза и увидеть «только одного Иисуса».

«Когда мы вошли в спальную комнату больного, я сказал: «Радуйся, брат! Мы пришли, чтобы принести тебе надежду. Мы пришли, чтобы дать тебе Иисуса!» Вдруг глаза больного наполнились слезами. Голос его дрожал. «Братья, больше не могу найти Его! Я больше не могу найти Его», — таким был его ответ.

«Я расскажу тебе, как снова найти Иисуса», — успокаивал я его. И я открыл Библию прямо на его кровати. «Я покажу тебе, как найти Иисуса», — продолжал я. Текст который я открыл, был 1 Ин. 1:9. «Если исповедуем греки наши, то Он, будучи «верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды». Затем я указал на Ис.45:22. Это прекрасный стих. И такой простой. «Ко Мне обратитесь и будете спасены».

«Теперь, — сказал я, — мы преклоним колена у твоей кровати и станем исповедовать свои грехи. Ты тоже будешь исповедовать свои грехи. И когда ты исповедуешь свои грехи, скажи Господу, что ты веришь, что во Имя Иисуса Он простит тебя и очистит. Это очень важно, ибо Петр сказал, что это было сделано «ради веры во Имя Его», и это «укрепило» несчастного. И этот несчастный, духовно умирающий, искалеченный человек, получит «исцеление ради веры во Имя Его».

«Теперь, — сказал я, — смотри на Иисуса, смотри на Него, как на Того, кто может простить и очистить тебя».

После этого я стал молиться.

«я верю»

Когда мы закончили нашу молитву, стал молиться он. Голос его дрожал. Он просил у Бога прощения за прошлую беспечность, просил простить все его грехи и ошибки. Он не говорил больше об ошибках своих братьев в общине. Он не говорил об ошибках учителей в школе, он думал больше о своих недостатках. Он умолял Бога простить его собственные грехи.

Но он не мог сказать в своей молитве «я верю». Вы знаете, как это просто, и,однако как это тяжело, не так ли? Он не мог с уверенностью произнести эту фразу: «Господи, я верю». Вы знаете, как написано вЕвр. 4:2, что те, кто вышел из Египта, не смогли войти в обетованную землю, потому что они не поверили.

«Теперь, брат, — сказал я, — скажи: «Господи, я верю». И, казалось, что уже какой-то внутренний, глубокий голос умирающего человека произнес: «Я верю!»

«О, брат! — воскликнул я, — это прекрасно! Можешь ли ты сказать еще раз?» И он снова повторил: «Я верю!»

Нашел Иисуса

Когда мы встали с колен, я сказал: «Брат, теперь ты нашел Иисуса; ты знаешь теперь, что Он простил твои грехи, не так ли? Он очистил тебя. Теперь ты можешь увидеть Его!»

Он ответил: «Да, могу». И слезы покатились по его щекам. «Теперь, — сказал я, — прежде чем мы уйдем, желаешь ли ты сказать Господу и нам еще раз, что ты веришь, что Он простил тебя? Что ты веришь, что ты Его дитя? Можешь ли ты еще раз сказать: «Я верю»?

На лице его был полный мир, на нем покоилась святая радость, чувствовалось очарование, которое даровали ангелы, находящиеся у трона. «Я верю» — и Бог простил его и очистил прямо здесь!

«Теперь ты дитя Божие, — заверил я его. — Когда к тебе снова придет дьявол, скажи: «Христос очистил меня. Он простил меня. Я взираю на Иисуса. Теперь я Его дитя. Я спасен силою Его».

Покидая этот дом, мы ясно видели уверенность на лице этого дорогого человека. Он стал дитем Бога через веру во Христа. Я был счастлив, что мог представить Иисуса, Спасителя мира, этому несчастному человеку, который находился так близко к концу своего жизненного пути. Я был …счастлив, что он смог поднять свои глаза на «гору высокую, где он не видел «более никого, кроме Иисуса».

Несколько дней спустя я узнал, что этот дорогой мне старый человек умер. Но я верю от всего сердца, что я смогу увидеть его в славное утро воскресения, когда Иисус призовет к жизни тех, которые нашли спасение в Иисусе на «горе высокой».

Теперь, друзья, вы можете делать это тоже. Вы действительно можете. Конечно, среди нас много тех, кто не считает себя готовым к этому или не имеет таких глубоких познаний богословия. Но когда стоит вопрос о том, чтобы найти два или три простых текста из Библии и помочь человеку поднять свой взор веры и вложить его руку в руку Иисуса, то вы можете сделать это. И тогда вы должны сказать грешнику, что Иисус сдержит Свое Слово. О, это даст человеку надежду! Он будет смотреть на Иисуса! Это и есть спасение. Когда я размышлял над этим опытом, я молился: «Господи, прости меня, в чем я мог умалить Имя Иисуса. «И наречешь Ему Имя: Иисус; ибо он спасет людей Своих от грехов их». (Мф. 1:21).

Всемогущее имя

После того, как Бог использовал Петра в исцелении больного, его вместе с Иоанном повели к Анне и Каиафе (Деян. 4:6-12) который всего лишь за несколько недель до этого участвовал в суде Иисуса. (Мф. 26:57,58). Когда Иисуса пытали, Петр отрекся от Него. Преследователи Петра не сомневались, что он сделает это и сейчас. Особенно если они раскроют пред всеми, кто он, то он, как и тогда, испугается и отречется от Господа.

Это было на следующий день после исцеления хромого. «На другой день собрались в Иерусалим начальники их и старейшины и книжники, и Анна первосвященник и Каиафа и Иоанн и Александр и прочие из рода первосвященнического». (Деян. 4:5-6). Мне кажется, что здесь присутствовала и та девушка-служанка, которая шесть недель тому назад обвинила Петра в его принадлежности ко Христу. Их взгляды встретились. Но на сей раз в сердце, в глазах, голосе Петра не было ни малейшего страха, ни застенчивости.

Остальное вы сможете прочесть сами, и увидите, что Имя Иисуса сделало с сомневающимся Петром. Сердце моё трепещет, когда я читаю, как Петр говорит «именем Иисуса Христа». (Деян. 4:10). Я представляю, как нервно взад и вперёд ходят Анна и Каиафа, как они отворачиваются, как бы защищаясь от летящих на них стрел осуждения. Девушка служанка бледнеет. Она не может поверить своим глазам! Что случилось с этим человеком, который всего лишь несколько недель тому назад отрекался? Они очень удивляются. И тут Петр отвечает на их невысказанные вопросы. «Ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись». (Деян. 4:12). Петр проповедовал Христа, потому что он любил Его и хотел стать подобным Ему.

Я не сомневаюсь, что здесь присутствовал Савл Тарсянин и слышал это прекрасное свидетельство Петра об Иисусе. Позже, когда преследователь стал победителем веры Иисуса, он воскликнул: «Посему и Бог превознес Его и дал Ему Имя выше всякого имени». (Фил. 2:9). Только Иисус» — в этих словах содержатся тайны жизни и великой силы, что характеризует историю ранней церкви. (Деян. Ап.). Бог «не лицеприятен», и Ero Имя является тайной силы и для каждого мужчины и женщины, мальчика или девочки, кто только желает прийти на «гору высокую» (где они приобретут опыт и никого более не увидят с собою», а «только одного Иисуса), каждый, кто ищет этого общения, может найти его, как это было две тысячи лет тому назад.

Проповедовать Христа в доктринах

Я уверен, что чем больше мы уподобляемся Христу, тем больше у нас появляется желания проповедовать о Нем. И чем больше и искреннее мы проповедуем Его, тем больше мы любим Его. Иисус говорит: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного То бою Иисуса Христа». (Ин. 17:3). Как вся жизнь сосредоточена в Иисусе, так, следовательно, все доктринальное учение должно быть сосредоточенно в Нем. Он «есть путь и истина и жизнь». (Ин. 14:6).

Значит, мы должны «истину говорить во Христе». (Рим. 9:1). Вся истина должна быть «истиной Христовой» (2 Кор 11:10) и «истиной во Христе» (1 Тим. 2:7.) .

Однажды доктор пригласил меня вместе с ним посети- его пациентку. Он говорил, что она прослушала евангельские передачи по радио, которые проводились в этом городе. «Может быть, мы сможем для нее что нибудь сделать», — сказал он. Мы не собирались сразу затрагивать слишком много доктринальных тем с человеком, которого видим в первые. Вот в этом как раз мы часто совершаем большую ошибку. Мы пытаемся преподнести сразу слишком много доктринальных тем. Но вместе с тем я не хотел разочаровывать доктора и сердечно просил Господа помочь мне в предстоящей беседе возвеличить Иисуса. После того, как мы сели в удобные кресла в доме женщины, она задала нам вопрос: «Я прослушала по радио ваши передачи, но я не понимаю вопрос субботы и я не могу поверить в ад, о котором вы говорите».

«О, — воскликнул я, — и это все, в чем вы сомневаетесь? Это прекрасно! Итак, вы верите всему, кроме этого? Это замечательно!»

Знали ли вы, что было в ее сердце и что помогло мне открыть его? Если мы сразу же начинаем доказывать, то это закрывает вход в сердце, поэтому я не стал ее ни в чем убеждать. Я сразу согласился с ней во всем, в чем только было возможно. Я старался быть таким же нежным и тактичным, как Иисус, когда я говорил об Иисусе.

Часто мы, христиане, становимся слишком догматичными, мы де допускаем возражений; вы знаете это.

Теперь, — продолжала она, — расскажите мне что-ни- будь об аде».

Хорошо, — ответил я, — чтобы правильно понять тему , мы должны рассмотреть ее в свете характера Христа. Вот видите — «Сие же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа», Ин.17:3). Поэтому для человека невозможно понять вопрос о наказании грешников, если не рассматривать его в свете характера Христа. Мы должны непрестанно любить их в Иисусе. Приобретение душ — это очень тонкий подход.

«Итак,– продолжал я, — слыхали ли вы, как два мальчика поймали еще одного и пытали его четыре часа за какой-то проступок?» «Нет- воскликнула она.- Какой ужас! Это жестоко! Это бесчеловечно!»

Я увидел, что она слишком бурно среагировала на это, и понял, что должен быть осторожным, применяя такие примеры.Если я буду продолжать таким же методом, то она может быстро запутаться. Это не метод Христа. Поэтому я просил Господа помочь мне не сказать ей ничего такого, что могло бы ее ранить.

И тогда я продолжал говорить очень медленно, обдумывая каждое слово. «Теперь мы поговорим об Иисусе и об огне ада. Вы знаете, что «мы любим Его, потому что Он прежде возлюбил нас», не так ли?»

«Да, — согласилась она, — конечно, это так. Он прекрасен!» «Вы правы, — говорил я, стараясь, насколько это возможно, держаться ее стороны. Таким образом, она не почувствовала никакой неловкости. — Иисус так прекрасен и любвеобилен! Если же я отказываюсь служить Ему, неужели он станет мучить меня всю жизнь? Ведь я не стараюсь поставить вас сейчас в нелепое положение. Но я считаю, что есть над чем задуматься, не так ли?» И по ее глазам я понял, что она уловила главную мысль.

«Да, — сказала она, — но ведь люди имеют право выбора?» «Да, выбор сделал и тот мальчик, который совершил преступление, — сказал я. — И потому, что я имею право выбора, я могу избрать и не служить Ему, и Он не будет наказывать меня за это. Он любит своих врагов, вот этому Он учит и нас — «любите врагов наших». Итак, любите своих врагов». И затем я объяснил ей несколько текстов об аде.

Меняя тему, она сказала: «Между прочим, каково ваше мнение о вечном спасении: люди однажды спасутся, или постоянно нуждаются в спасении?..» «Ну, — сказал я, — здесь вот в чем дело».

Я заметил, что в моем голосе и взгляде не было «жара». Вы знаете, что при беседах мы иногда отражаем больше жара, чем света. И когда вся беседа превращается в пылкие доказательства, тогда свет постепенно исчезает. Такое доказательство не может оказать положительного влияния на того, кто ищет света, потому что мы не можем представить Иисуса, используя такой способ. Поэтому я сказал: «Для того, чтобы понять вечное спасение, мы должны рассмотреть этот вопрос в свете характepa Христа. Именно в этом заключается тайна понимания всех библейских доктрин. Каждая доктрина помогает нам любить Иисуса больше и понимать Его лучше. Что же является основой закона Иисуса? Не является ли любовь Его основанием?»

«Да, это так», — согласилась она.

«И теперь, — добавил я, — можем ли мы любить без возможности выбора?» «Нет», — ответила Она. «Закон любви и возможность выбора являются основанием закона Иисуса, не так ли?» «Да», — согласилась она. «Теперь, — продолжал я, — возьмем грешника. Будет ли Иисус принуждать грешника служить Ему?» «Нет», — ответила она. «Почему? Потому что Иисус желает, чтобы человек служил Ему из любви.Он сам для себя может сделать выбор. Он не заставляет его быть христианином, прежде чем он сам станет христианином, не так ли? «Изберите себе сами ныне, кому служить». Мы любим Его, потому что Он прежде возлюбил нас. И это тогда, когда мы были еще грешниками. Иисус не заставляет нас, не так ли? «Нет, — сказала она, — я говорю нет».

«Теперь, — продолжал я, — после того, как человек обращается, заставляет ли его Иисус оставаться таким?» «О, нет!» — прозвучал ответ. «Вы правы. Когда грешник становится праведным, Иисус все еще не заставляет его оставаться праведным. Если он сделал выбор, он может и отказаться от Иисуса, не так ли?» — спросил я.

«Теперь, – продолжал я, – увидел успех во всех наших рассуждениях. Все пришло само, я не нуждался в доказательствах. Мы должны быть очень осторожны, чтобы не перегружать доказательствами то главное, что мы должны сказать. Почему? Потому что для некоторых это служит большим препятствием. Таким образом мы создаем обстановку нашего превосходства. Поэтому мы не должны использовать так много доказательств. Это заставляет нашего собеседника думать, что мы много знаем и понимаем, а он ничего не знает. Видите, когда я заметил, что она поняла то главное, что я хотел сказать, я не пошел дальше. Я не стал приводить доказательства. Мы коснулись других пунктов истины. Но каждый раз я связывал Иисуса со всеми вопросами. И я увидел, что она не опровергала доктрины, потому что она любила Иисуса.

Наконец я сказал: «Мы должны идти. Но прежде мы хотели бы помолиться о вашем здоровье. Мы понимаем, что вы мы хотим просить Иисуса — того, Кто исцелял больных девятнадцать столетий тому назад, — чтобы Он и сегодня возложил на вас Свою исцеляющую руку».

«О, благодарю вас сердечно», — сказала женщина. И когда мы преклонили колена, я сказал: «Доктор, помолитесь вы!».

Доктор произнес прекрасную молитву. В своей молитве он сказал: «Господи, находясь сегодня здесь, я многому научился из того, что преподал нам брат Кун».

Что сделал доктор? Он умалил себя, поставив себя на одном уровне с той женщиной, которой мы пытались помочь.

Какую помощь он оказал ей, создав такую обстановку? Это помогло ей принять то, о чем мы говорили, потому что мы преподнесли ей не только одни доктрины Иисуса, но, более того, — Дух Иисуса. И она не почувствовала, что между нами существует какая-то пропасть. Нам необходимо постоянно помнить, что мы не должны только просто говорить об Иисусе, но мы должны иметь Иисуса в нашем сердце. Как сказано: «Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его».(Рим.8:9) «Узаконенная религия не может приводить души ко Христу, потому что эта религия без любви и без Христа». (Жел. век.).

Давайте же созерцать Иисуса при изучении Библии, каждое мгновение. Мы никогда не можем довольствоваться абстрактными доктринами, но только Иисус должен быть во всех пунктах учения. Все это я испытал на собственной практике. При тщательном изучении я задавал себе вопрос: «Что дает это изучение для лучшего понимания Иисуса? Какой урок Он мне преподает?» Когда я находил Иисуса, я находил свет и жизнь.

Несколько лет тому назад я получил письмо от одной женщины, написанное на ста десяти страницах. В нем содержалось много библейских вопросов. Здесь не было ничего личного от автора, за исключением приписки с просьбой ко мне проанализировать это длинное письмо. Я начал читать письмо, прося помощи у Бога, чтобы я мог правильно понять его и получить от него весть, дарованную мне. Страница за страницей содержала в себе предостережение от Господа. Здесь приводились цитаты из Священного Писания о приближениимрака и тьмы, войн, испытаний, страданий и смерти. Но в нем не содержалось никакой надежды.

Отвечая на это письмо, я написал автору, что я верю всем выдержкам из Священного Писания; но я отметил, что ее внимание было всецело сосредоточено на картинах мрака, тьмы, ужасов и страшного наказания; но как раз перед теми выдержками, которые она привела о суде и наказаниях, была прекрасная картина об Иисусе. А после них была прекрасная весть надежды. Но все это она упустила из виду. Здесь были ужасы наказания и предостережения, но не было Иисуса — Единственного, Который может спасти от всех ужасов тьмы и мрака.

Все это длинное письмо говорило о страхе и мраке, о разочаровании и безнадежности. Господа здесь не было. Свет мира исчез. Единственной надежды человечества здесь не было.

Я понял, что автор этого письма чувствовала побуждение от Бога напомнить о Лаодикийской вести из Откр. 3. Поэтому я написал автору, что я вижу, как Господь из Откр. 3:2 стоит все еще над дверями этого письма и просит, чтобы Ему отвори ли. Но автор до сих пор не открыл Ему дверь.

Затем, когда я стал размышлять о себе, я понял, что он не стоит за дверями во время моих проповедований, бесед; в моей жизни я стараюсь постоянно, нежно и любезно пригласить Его, это прекрасно. Это очень серьезный вопрос, как мы отнесемся к Нему — держать ли Творца Жизни вне дверей нашей жизни. О, мы должны впустить Его!

Иисус обещал Своей церкви: «Се, Я с вами во все дни до скончания века». (Мф. 28:20). Для них это было очень реальное обетование. Подобно Моисею, ранняя церковь «Видя Невидимого» была тверда. (Евр. 11:27). «Моисей не только размышлял о Боге, но видел Его… Он никогда не упускал из виду Его лица…» (Восп.).

Когда апостолы впервые услыхали слова Христа, они почувствовали необходимость в нем, они нашли, они последовали за Ним. Они были с ним в храме, за столом, на горе, на поле… После вознесения Спасителя образ Божества, полного любви и света, все еще продолжал оставаться с ними, и это было как бы личное присутствие. ( Деян. Ап.).

Откройте двери

Я понял, что мы должны более реально почувствовать присутствие Иисуса. Много лет тому назад я читал об одном христианине, который время от времени ставил на стол, самую красивую тарелку для Иисуса — Его гостя. Он делал это не потому, что Христос нуждался в этой тарелке, а потому, что эта деталь помогала ему более реально прочувствовать присутствие Иисуса. Я часто задумывался над этим — это очень интересно! Хотя и кажется каким-то необычным или излишним. Но я понял, что у меня достаточного сознания присутствия Иисуса, хотя я и являюсь проповедником. И это обеспокоило меня.

Как-то мне пришлось руководить сериями собраний, которые проводились довольно далеко от дома, и мне пришлось одному ездить туда на машине. Отъехав некоторое расстояние от дома, я остановил машину и подумал: «Если тот христианин, про которого я читал, мог пригласить Иисуса за стол и даже ставил ему особую тарелку, почему бы мне не пригласить Иисуса ехать со мной в машине? Не сказал ли Он «Се, Я с вами во все дни»? Тот факт, что я приглашаю Его ехать вместе со мной, заставит меня особенно сильно почувствовать Его присутствие».

Итак, я вышел из машины, обошел ее, открыл правую переднюю дверь и пригласил Иисуса быть моим гостем и ехать вместе со мной. Я закрыл дверь, снова обошел машину, закрыл свою дверь, сел за руль и поехал. И я беседовал с Иисусом. Не знаю, чувствовал ли я когда-либо еще столь близкое присутствие Иисуса, как тогда. Я чувствовал Его здесь, рядом. Я открыл дверь.

Я не говорю, чтобы вы все точно так же делали. Но на одном из тех собраний, которые я проводил, я сослался на этот пример. Я рассказал слушателям, как Иисус стал для меня более реальным, благодаря тому небольшому действию. Я открыл дверь.

Несколько дней спустя я посетил один дом, где сестра сказала мне: «Брат Кун, я пережила прекрасный день в моей жизни. Вечером, когда я пришла с собрания, я размышляла о том примере, в котором вы рассказывали — как вы пригласили Иисуса ехать в машине. На следующее утро, когда мой муж ушел на работу, а дети в школу, я подумала: «Если брат Кун мог пригласить Иисуса ехать с ним вместе в машине, почему бы мне не пригласить Иисуса быть моим гостем сегодня?» И, брат Кун! – с восторгом сказала она, — я еще никогда в жизни не имела такого прекрасного дня!» Она открыла дверь Иисусу. Это было ее собственное желание и выбор.

Очень хорошо делать подобное. Не потому, что это имеет какое-то особое значение, а для того, чтобы более реально прочувствовать близость Иисуса.

Недавно мне рассказали подобный опыт. У одной женщины была шестилетняя девочка, которая причиняла ей много забот. Она очень любила дружить и гулять с неверующими детьми. Она воспринимала все их плохие привычки. Когда девочка приходила домой, то была очень дерзка и груба со своей мамой. Мама очень часто переживала и страдала.

Тогда мама подумала: «А что если сегодня я за столом приготовлю место для Иисуса? Он поможет моей девочке избавиться от злых привычек».

Она сказала своей девочке: «Теперь мы пойдем накрывать на стол и приготовим место для Иисуса. Мы будем делать так время от времени в нашем доме. Мы поставили Ему самую красивую тарелку, стакан и самый лучший стул».

Девочка спросила с большим интересом: «Мама, а что, Иисус действительно придет?» «Да, Иисус будет в этой комнате», — ответила мама. «И Он будет сидеть на этом стуле?» «Да, Иисус будет сидеть на этом стуле», — ответила мама. Маленькая девочка выслушала все это с большим изумлением. Когда стол был накрыт, они сели. Мама сказала: «Теперь мы попросим нашего Иисуса благословить эту пищу».

Они закрыли глаза и попросили Иисуса благословить пищу. Рассказывая об этом, мама говорила: «Когда мы кушали, моя девочка сидела за столом так, словно она ела в присутствии царя».

Но мало-помалу девочка стала забывать о тарелке и о том месте, где сидел Иисус. И она стала вести себя по-прежнему.

«Тогда я посмотрела туда, где сидел Иисус, — рассказывала нам мама. — Очень тихо я сказала: «Иисус, я считаю, что ее поведение Тебе не нравится, не так ли?»

Тут же девочка поняла, что то, что она сделала, мог видеть сидящий здесь Иисус. Девочка быстро встала, растерянно дотронулась до маминой руки так, как будто она находилась под взглядом Иисуса. «Теперь, мама, я не буду больше никогда так делать», — тихо сказала она.

Любвеобильный Спаситель стоит у дверей наших сердец.

Так нежно просит отворить: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною». (Откр. 3:20).

Давайте впустим Иисуса в свою жизнь. Давайте пригласим Его к нашим столам. Давайте пригласим Его в наши мысли.

Давайте пригласим его по всюду, куда бы мы ни пошли, пусть Он во всем принимает с нами участие, и только после этого будем проповедовать о Нем. Пусть Иисус живет во всем нашем учении, во всей нашей проповеди, в нашем изучении Слова Божия и во всех наших беседах.

Пусть он будет с нами, как Он был с Моисеем. Пусть наше сердце не успокаивается до тех пор, пока мы не уподобимся Ему. Тогда однажды с великой радостью мы сможем увидеть Его лицом к лицу.

Дорога домой

В большом городе Лондоне потерялась маленькая девочка. Полиция старалась помочь девочке. «Как тебя зовут?» «Петси». «А фамилия?» «Я не знаю». «Как зовут твоего папу?» «Не знаю,» — причитая, отвечала девочка. «Где ты живешь?» «Не знаю». И это было все, что она могла ответить. Несчастная крошка была очень растеряна, испугана и ничего не могла толком сказать. Полицейские называли одно здание за другим, надеясь, что по каким-либо приметам она узнает свою улицу. Но перепуганное дитя не реагировало ни на что. Описание различной местности и объектов не имели для нее никакого значения.

«Что же нам делать?» — недоумевали полицейские. Тогда один из полицейских указал на большой крест на Лондонском соборе.

«Знаешь ли ты большой крест на соборе?» — спросил он. Глаза девочки засверкали. «Да, о, да, — воскликнула она. — Ведите меня к этому кресту. Оттуда я могу найти дорогу домой».

В этом мире много потерявшихся, испуганных, растерянных детей Божиих. Они ищут какие-либо приметы, чтобы найти путь домой. Всякое осуждение и упреки будут еще больше их смущать. Доказательства хороши, но этого недостаточно. Логичное рассуждение — это очень важно, но этого недостаточно. Теоретическое исследование Библии не может возместить недостатка.

Но подобие Иисуса в нашей жизни, в наших беседах, в наших отношениях — все это послужит проводником для слабой потерявшейся души.

Совместно с прекрасной истиной из Писания во Христе народ сможет найти свой путь домой, к дому своего Отца.

«Только Иисус» является тайной жизни и силы, и это является показателем силы церкви и в наши дни, если мы преисполнены миссионерским духом.

Но для того, чтобы найти Его, давайте пойдем на «гору высокую». Там мы больше никого не увидим, но там, на горе Преображения, где девятнадцать столетий тому назад можно было увидеть «только одного Иисуса»; там можно найти Его и сегодня. Но прежде мы должны поднять наши глаза выше всех человеческих слабостей, человеческого лицемерия, несправедливости, мы должны взирать на нашего прекрасного Иисуса, Имя Которого превыше всех имен. Если мы сделаем это, то мы сможем удержать многих от их злых путей и поможем им «никого более с собой не видеть, кроме Иисуса».


Глава 2 из 9123»Последняя »