Что служит миру твоему

У креста ко мне пришли Благодать и сила. И звезда святой любви Путь мой озарила.

У креста я буду ждать С верой и надеждой, Пока Бог велит принять В царство безмятежных.

У креста открылся мне Кроткий Агнец Божий. Он привлек меня к Себе, Стал всего дороже.

У креста, у креста Честь моя и слава, Там спасенья полнота, На блаженство право.(Пение хора)

Мы сегодня собрались для особого служения – вспомнить те часы, последние часы в жизни Иисуса Христа, которые описаны в четырёх Евангелиях. Когда Он собрался с учениками своими, чтобы провести с ними время, Он понимал, что немного осталось времени им быть вместе. Ученики не понимали этого, потому что они не до конца понимали дух Христов, а значит они не до конца понимали и Его плана. У них планы отличались: у учеников были свои планы, а Иисус, как Он и говорил, Он всё сделал то, что ему повелел Отец Небесный. Он всегда говорил, что «Я ничего от Себя не делаю, и Я ничего от Себя не говорю, кроме того, что мне Отец мой говорит». Он был в тесной связи со своим Отцом, Он ночи проводил в беседах со своим Отцом, и благодаря тому, что Он проводил ночи в общении с Отцом. Он отличался от всех людей, среди которых ходил: Его манера говорить, Его способ обличать, Его отношение к людям, умение их слушать, всё отличало Его от других людей, и от Его учеников тоже отличало. Так Иисус хотел, чтобы Его ученики были похожи на Него, но не всё так получалось, как Иисус хотел, и не всё так быстро менялось, как хотелось бы. Потому, несмотря на то, что Иисус уже 3 года учил своих учеников и они находились рядом, они ходили с Ним, они слушали Его проповеди, они наблюдали за тем, как Он отвечает на вопросы, они смотрели как Он смотрит в глаза людей, приходящих к Нему за помощью, они видели, как Он выслушивает других, но это всё, пока еще в их жизни не отражалось, и пока они были теми же учениками. Пётр был тем же Петром – вспыльчивым, торопливым в словах и действиях, Иоанн и Иаков были всё теми же сыновьями громовыми, которых надо было еще сдерживать, Иуда был тем же Иудой. Ученики еще не были тем, чем хотел бы их видеть Иисус. Сегодня я хотел бы, чтобы мы вспомнили три праздника, которые происходили в Иерусалиме в разное время. Первый праздник, который все евангелисты описывают подробно, это был тот праздник Пасхи, который мы вспоминаем каждый квартал, когда собираемся на святую вечерю, чтобы вспомнить, что там в Иерусалиме произошло. Это был праздник Пасхи, люди собирались со всех концов не только Иерусалима, не только Иудеи и Галилеи, но со всех концов тогдашнего цивилизованного мира, потому что иудеи были рассеяны по всему лицу земли. Они собирались на праздник Пасхи, то был великий праздник, великий еще и потому, что в тот праздник произошло событие, на которое указывали пророки Ветхого Завета. Люди еще не знали, что он будет великим этот праздник, они просто шли, как каждый год приходили в Иерусалим на праздник Пасхи. В это время Иисус ходил среди народа, и в 19 главе Евангелия от Луки, я хочу, чтобы мы увидели Иисуса в один из моментов, когда Он был на горе Елеонской и спускался с горы Елеонской. 19 глава Евангелия от Луки 37 стих:

«А когда Он приблизился к спуску с горы Елеонской, все множество учеников начало в радости велегласно славить Бога за все чудеса, какие видели они, говоря: благословен Царь, грядущий во имя Господне! мир на небесах и слава в вышних! И некоторые фарисеи из среды народа сказали Ему: Учитель! запрети ученикам Твоим. Но Он сказал им в ответ: сказываю вам, что если они умолкнут, то».

Камни возопиют. Где-то в это время ученики на камни обращали внимание Иисуса. Помните, они смотрели на храм и говорили:

– Учитель, смотри какие камни!

«И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем».

Как часто Иисус плакал? Три раза. Когда? Помните, когда Иисус должен был Лазаря воскресить? Это все было в Его власти и силе, и Он мог прийти просто так, просто прийти и сказать: «Лазарь, выйди вон». Но Иисус сделал паузу и заплакал, а потом сказал: «Лазарь, выйди вон». А нельзя было это пропустить? Он Спаситель мира очень хорошо чувствует горе людей, и Он не может ни плакать вместе с нами. Это следующий случай, когда Иисус плакал.

«И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих».

А вы знаете, что было сокрыто от глаз жителей Иерусалима то, что видел Иисус? Он видел разрушение Иерусалима, Он видел во всех подробностях разрушение Иерусалима, и когда Он это увидел, Он заплакал.

«Ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего. И, войдя в храм, начал выгонять продающих в нем и покупающих».

Когда люди читают о том, как Иисус выгонял из храма продающих и покупающих, они часто видят в своем воображении разгневанного Иисуса. А как евангелист, каким видел Иисуса? Плачущим. И в духе пророчества тоже, когда мы читаем, как Иисус изгонял из храма продающих и покупающих, написано, что Он плакал. И вообще, когда Он произносил слова обличения в адрес фарисеев и в адрес книжников, Он плакал, говоря им: «написано: дом мой дом молитвы, а вы сделали его вертепом разбойников, и учил каждый день в храме». Видите первый праздник, о котором мы сегодня будем говорить? И вы помните, как этот праздник продолжался и как он закончился? Собрались все иудеи со всей вселенной, и стояли перед Пилатом – римлянином, а Пилат пытался докричаться до их совести, до их сознания, до их разума, и Пилат ничего не мог сделать. Видите этих людей? Пилат выходит и говорит:

– Вот Иисус, и вот Варавва.

Тоже Иисус. Его звали тоже Иисус.

– Вот Иисус – сын отца, и вот Иисус – Варавва.

А Варавва это тоже звучит, как сын отца в переводе с еврейского.

Пилат пытается воззвать к их совести.

– Вот Иисус – сын отца, и вот Иисус – сын другого отца. Кого хотите, чтобы я вам отпустил?

И люди смотрели на этих двух Иисусов, и выбирают Варавву. Пилат смотрел на Иисуса, и он говорит:

– Я ничего не нахожу, достойного смерти.

Иудеи смотрели на Иисуса, и кричали: «распни». Уму непостижимо. Что делать? Пилат не мог так всё это оставить, он попытался еще раз обратиться к народу. Но нет, они кричали тоже самое «распни его». Что предпринять? Пилат решает: «может быть оставить их на время, может придут в себя», говорит:

– Вот что предпринять: Ирод – он должен принять решение. Отведите Его к Ироду. Может по дороге придут в себя.

Идут к Ироду, что-то произошло? Ничего не произошло. Отвели к Ироду, вернулись к Пилату. Следующее, что Пилат нашел, возможно, он вышел, он думает, может он действие, какое-то влияние произведут, руки омыл перед всем народом, говорит:

– Я не нахожу в Нём вины. Знайте, что это не мое решение.

«Распни Его! Распни Его!», это всё, что он слышал. Потрясённый Пилат отдал Иисуса в руки иудеев. Две Пасхи еще, о которых я хотел вам напомнить. Не просто напомнить, но хотел бы, чтобы вы увидели, что происходит, потому что во дни той Пасхи происходило невероятное, то, что не поддается никакой логике, но оно произошло. Евреи получили то о чём кричали. Когда Пилат омыл руки, иудеи в ответ на то, чтобы он смывает с себя всякую ответственность, знаете, что они ответили?

– Мы виновны. Мы и наши дети. Не переживай Пилат, это мы.

Как точно они сказали. Они даже не подозревали, насколько верно было пророчество, которое они произносили. Потому что 40 лет спустя, 40 лет спустя, немного раньше это история, это драма разворачивалась немного раньше, 40 лет спустя, не на праздник Пасхи, а начиналось всё с праздника Кущей. На праздник Кущей собрались все иудеи в Иерусалим, как это всегда бывало, это был не тот праздник. Большинство из этих людей, которые собрались в Иерусалиме были упрямыми, своевольными и гордыми людьми. Вы знаете, это не сразу человек таким становится. Упрямство – это такое дело, такой порок, который постепенно приобретается. Упрямство – это то, что постепенно накапливается в организме человека, в его разуме, в его сердце, в его всем существе. Упрямство – это страшное дело. Если вы посмотрите на историю израильского народа, пророки неоднократно предупреждали израильский народ об упрямстве, что это страшно, это очень плохо заканчивается. Помните, такие выражения даже очень характерны для пророческих высказываний в Ветхом Завете:

– Вы народ жестоковыйный.

Жестоковыйный – это упрямый, это упругая выя, шея. Это не как ты его не повернешь, даже он уже понимает, что не прав, нет, он идет напролом. Упрямство – это не ошибка, упрямство – чем оно отличается от других грехов, что это не ошибка. Человек понимает, что он делает, это сознательный грех. Пока человек еще ошибается и ты если откроешь ему истину, какой она есть на самом деле, и если он это увидит, он может поменять свое мнение, но упрямство – это когда человек после, как увидел истину, не меняет своего курса, он идет, идет в том же направлении. Вы его остановить не сможете. Вы не можете остановить. На первых стадиях еще может что-то можно сделать, как-то достучаться, но чем дальше, тем хуже. И вот 40 лет спустя, если бы мы с вами попали в Иерусалим, вы бы увидели, к чему приводят упрямство, вы бы увидели этих людей. Они пришли на праздник, они радовались тому, что они особый избранный народ и Господь так милостив к ним и что Господь так их любит, что Он их выделил из всех народов, и у них такой храм, они гордились, как когда-то гордились ученики Христа, смотрели: «Какие камни! Какие камни!» Но вдруг, во время праздника, стражи на стенах Иерусалима затрубили об опасности, и народ весь узнал, что город окружён, римские легионеры окружили Иерусалим. Но это нисколько не смутило начальников народных. Знаете, что они начинают делать? Они подкупали лжепророков, которые ходили по Иерусалиму и пророчествовали о том, что осада будет снята, что Господь совершит чудо и предаст в руки их римлян. Надо сказать, что этот праздник был необычным, и то, что предшествовало празднику Кущей, о котором мы с вами говорим, это было необычное время. В последнее время люди стали наблюдать в Иерусалиме необычное событие. Однажды сияние появилось над храмом и никто не мог объяснить, что это такое. В другое время люди увидели на облаках, на небе, как бы колесницы военные, огненные и никто не мог объяснить, что это значит. Тогда, когда видели колесницы, слышали и голоса какие-то, многие люди слышали голоса, которые призывали покинуть этот город. Через время человек ходил по Иерусалиму, много дней подряд он ходил. Над ним смеялись, а он всё одно твердил: «горе, горе, горе Иерусалим!» В те дни происходили странные события и люди немножечко были в страхе. Но когда все собрались на праздник Кущей, первосвященники, начальники народные успокоили народ, сказали:

– Никогда, ничего плохого этому городу не приключится, потому что на этом городе наречено имя Господне, и мы в безопасности, и этот храм будет стоять вечно.

Во празднования Кущей, пророки ложные ходили и когда уже войска римлян окружили город, они предсказывали чудесное избавление. И вы знаете чудо произошло, произошло чудо. Осада была снята. Когда отступили римские воины, не было на то никакой видимой причины, и люди поверили. Господь вмешался и осада снята, и тогда иудеи выходят из города и начинают преследовать римлян, и начинают с ними воевать. Вы знаете, они много хлопот римлянам доставили, даже в какое-то время иудеи настолько вошли во вкус, что римская армия уже была действительно в очень опасном положении. Только среди тех, кто находился в Иерусалиме, были христиане, верующие последователи Иисуса, которые хорошо помнили пророчество, которое Иисус произнес, 40 лет тому назад. Тогда Он говорил, Иисус когда плакал над Иерусалимом, Он сказал им: «когда увидите город окруженный войсками, бегите». Знаете, когда Иисус произносил это пророчество, было трудно понять, как это «бегите, когда город окружен войсками», потому что Иисус только сказал: «увидите, бегите». А куда бежать, если он окружен войсками? Но когда это произошло, и когда осада была снята и когда все, кто находился в Иерусалиме, ринулись догонять римлян, христиане тоже вышли из города, и никто им не воспрепятствовал, потому что они тоже выходили, как и все. Иудеи вернулись в Иерусалим с трофеями и с большой радостью, а христиане не вернулись в Иерусалим. Но никто не заметил этого, настолько великой была радость и торжество, что никто на это не обратил внимания, они праздновали победу. Прошло еще полгода. Осенью праздновали победу в праздник Кущей, весной опять собираются в Иерусалим на праздник Пасхи. И когда они начинали празднуют Пасху, римляне вернулись, на этот раз осада снята не была. Это Пасха была страшная Пасхой для израильского народа. 40 лет тому назад вы видели, что происходило в праздник Пасхи. Хочу, чтобы вы, хоть один фрагмент увидели из того, что происходило теперь в праздник Пасхи в Иерусалиме, когда римские легионеры вернулись к стенам города. То, что происходило теперь в Иерусалиме, трудно было описать. Я хочу несколько предложений прочитать для того, чтобы мысленно увидеть то, что видели очевидцы в те дни.

«Римские начальники пытались устрашить иудеев и тем самым заставить их сдаться. Пленников, сопротивлявшихся при их захвате, бичевали, мучили…».

Надо сказать, что иудеи очень вызывающе себя вели в Иерусалиме. Ну, после такого триумфа, осенью, вы представляете, как чувствовали себя иудеи? Они очень дерзко себя вели по отношению к римлянам. Они находились в Иерусалиме, вы помните, что они были разделены на разные партии, они враждовали между собой, в осаждённом городе они враждовали друг с другом и убивали друг друга. Очень дерзко и своевольно они себя вели. Некоторые из них выходили за стены города, вызов бросали римлянам, и вот этих, римляне хватали, бичевали, мучали затем распинали за стенами города.

«Сотни умерщвлялись таким путем каждый день, и эта страшная работа продолжалась до тех пор, пока долина Иосафата и Голгофы не была покрыта таким множеством крестов, что едва ли можно было пройти между ними. Столь страшным образом исполнилось ужасное проклятие, которое навлекли на себя иудеи перед судилищем Пилата: «Кровь Его на нас и на детях наших» (Мф. 27:25). Тит готов был положить конец этой страшной бойне и таким образом избавил бы Иерусалим от полного наказания. Он пришел в ужас, когда увидел убитых на холмах и долинах.

Вы можете себе представить? Тит – римский полководец! Это не простой человек – этот человек, он много видел. Вы знаете, что Римская армия славилась своей жестокостью, неумолимостью, это железный Рим. Славилась своей жестокостью и неумолимость в войнах, и для них не было ничего удивительного. Но даже Тит, который много видел, смотрел с вершины Елеонской горы, и он был потрясен увиденным, он очень хотел прекратить всё это.

«Как зачарованный, смотрел он с вершины Елеонской горы на великолепный храм и приказал не трогать ни одного камня».

Он находился там, где 40 лет тому назад находился Иисус, и смотрел на камни и говорит: «Ни одного – не трогать».

«Перед очередной атакой он обратился к иудейским начальникам с искренним воззванием не вынуждать его осквернять храм кровью убитых. Он предлагал им выйти и сразиться с ним в другом месте, обещая, что ни один римлянин не нарушит святости храма. Иосиф Флавий в самых трогательных и красноречивых словах умолял их сдаться, чтобы спасти свою жизнь, свой город, место поклонения. Но в ответ на его призыв раздались громкие проклятия. Стрелы градом полетели в их последнего заступника. Иудеи отвергли все мольбы Сына Божьего, и теперь всякие увещания и просьбы еще больше ожесточали их. Напрасны были все попытки Тита спасти храм. Тот, Кто был больше римского полководца, сказал, что там не останется камня на камне». (Е.Уайт «Великая Борьба» 1 глава)

Если вы дальше почитайте эту главу, первую главу книги «Великая борьба», вы будете потрясены, как был потрясён Тит, увидя то, что происходило. Это не поддавалось никакому объяснению. Когда Тит смотрел на своих воинов, которые всегда ему повиновались, которые с полуслова подчинялись всем его приказам и никто не смел ослушаться ни единого приказа своего военачальника, на этот раз они были неуправляемыми. Иудеи своих вызывающим поведением, своей дерзостью и упрямством, привели в ярость римлян, и теперь римляне не повиновались Титу. Тит несколько попыток предпринимал, чтобы спасти храм и город, но все было безуспешно. Если бы мы с вами увидели, что тогда происходило, происходящее не поддавалось никакой логике, никакому здравому смыслу, и не было силы, которая могла бы всё это остановить. Дьявол именно упрямством отличается. Помните стих: «он знает, что немного ему осталось времени».(Откр.12,12) Понимаете, что происходит? Вот оно упрямство, когда знает исход, но идет, он не согласен теперь сворачивать со своего пути. И те, кто позволяет ему управлять с собой, ведут себя таким же образом. Упрямство – это страшное дело. Человек знает, но продолжает упрямо идти вперед своим путем. Посмотрите израильтяне, когда пришел Иисус, им нравилось, как Иисус проповедовал. Помните, они говорили:

«Никогда человек не говорил так, как Этот Человек».(Ин7,46) Даже те, кто Его хотели уловить были поражены тем, как Иисус умел держаться, как Он строил отношения с людьми, никто из них ни в чём не мог упрекнуть Иисуса, всем нравилось то, что делал Иисус. Но они не хотели Его принять. Всем нравилось, что Иисус помогал людям, но народ так и не захотел Его признать царем. Две Пасхи – первая Пасха и 40 лет спустя. Мы сегодня собрались, чтобы отпраздновать нашу Пасху. Знаете, камни можно разбить, а упрямое сердце никакая сила не может остановить упрямства людского. И в каком-то смысле вот эти слова: «не останется камня на камне», я бы сказал это во вселенском значении – о наших каменных сердцах.

Сегодня когда мы вспоминаем то, что тогда произошло 2000 лет тому назад, должно быть для нас и предостережением и надеждой. Знайте, «камни возопиют, не останется камня на камне». Или сердца наши изменятся или не останется ни одного каменного сердца. Мы сегодня собрались вспомнить события тех лет, когда Иисус собрался, чтобы отпраздновать праздник Пасхи с учениками. Вы знаете, что Иисус очень переживал о состоянии своих учеников в тот вечер. Если вы вспомните о чём Он с ними говорил, вы заметите, Он говорил о том, что Он уходит и надо, чтобы место не осталось пустым. Знаете, что происходит, когда сердце остается пустым? Семьи злейших. А что это такое? Упрямство и великое упрямство, дальше уже трудно на что-то надеяться. Потому Иисус очень переживал о своих учениках, и говорил им:

– Я уйду, но придёт Дух Святой.

Смотрите, Дух Святой должен занять это место. А что это значит? Это то, что противоположно упрямству, это любовь, это уважение друг ко другу, это в тот момент, когда вы поняли, что идете по неправильному пути, в тот же момент падайте на скалу, разбейте свое «я», и просите у Бога прощения, и у брата перед кем виновны. Мы сегодня собрались на праздник Пасхи, если это Пасха не произведёт такой перемены в нашем сердцах, будет очень страшный конец. Это история, не забывайте тех людей, которые избрали такой путь, и в своей самонадеянности заявили язычнику Пилату:

«Мы отвечаем, не наши дети». Они ответили сполна и их дети. Мы сегодня собрались на праздник Пасхи, чтобы проверить наши сердца. Возможно, мы не раз слышали, как правильно жить, но если мы заглушали эти предостережения в своей совести, и упрямо следовали своим курсом, то сегодня еще возможность есть что-то поменять. Но знайте, что не долго она будет. Кто знает, где будет наша последняя Пасха, и тогда что можно будет сделать? Мы сегодня собрались сюда, чтобы проверить наши сердца, что там происходит, проверить свой характер, какой он, на кого мы больше похожи, на какого отца: на отца всякой неправды, или любящего Небесного Отца. Мы сегодня собрались на праздник Пасхи, это третья Пасха, которую я хотел бы, чтобы вы запомнили из этого рассуждения. И пусть это Пасха будет поворотным моментом для каждого из нас, чтобы мы увидели надежду на Царствие Небесное. Аминь.


Глава 129 из 144« Первая«128129130»Последняя »