III. Левит

11. Система жертвоприношений

Левит (1-7)

Книга Левит естественно делится на пять разделов:

1. Законы о жертве (1-7)

2. Законы о посвящении в сан священника (8-10)

3. Законы о физической и моральной нечистоте (11-16)

4. Законы о физической и моральной святости (17-26)

5. Законы об обетах (27)

Норман Гайслер предлагает делить Книгу Левит на две части: путь к Святому (главы 1-10), который лежит через жертвы и священство; путь святости (главы 11-27), который включает и очищение от нечистоты, и освящение[109].

Книга Левит подчеркивает, что содержание материала, который включают ее главы, было открыто Богом. Нет никакого намека, что любое описанное установление позаимствовано из другой религиозной системы. Нет также никакого указания на то, что содержание книги является результатом труда некоего собрания по ритуалам церковной службы, которое рекомендует верующим средства прославления Бога.

Откровенническое происхождение Книги Левит подчеркивает тот факт, что двадцать из двадцати семи глав начинаются с фразы: “И сказал Господь Моисею”. Исключением являются главы 2, 3, 5, 7, 9, 10 и 26. И некоторые из них просто продолжают развивать тему предыдущей главы (поэтому и отсутствует вышеуказанная фраза), или же содержат эту фразу в основной части главы, а не в начале.

Книга Левит предназначена для верующих. Завет был заключен в прошлом, и брачные взаимоотношения уже значительно продвинулись вперед. Книга Исход закончилась, уделив достаточно много внимания месту, в котором нужно поклоняться Богу — скинии. Книга Левит развивает тему поклонения, описывая то, каким образом нужно поклоняться Богу. В Книге Исход все внимание сосредоточено на местонахождении. В Книге Левит подчеркиваются внутреннее состояние и правильные взаимоотношения.

Больше чем какая-либо другая книга Ветхого Завета, по крайней мере, с точки зрения характерного выбора слов, Книга Левит призывает Израиль к святой жизни. Что именно подразумевается под святой жизнью, станет известно по мере изучения книги. Но для начала мы заметим, что слово святой встречается в этой книге чаще, чем в какой-нибудь другой. Полная симфония Стронга, основанная на Версии короля Иакова, перечисляет девяносто случаев употребления слова “святой” в Книге Левит, и пятьдесят из них встречаются в 19-27-й главах. Стронг также приводит семнадцать случаев употребления глагола освящать, и вновь большинство из них находятся в 19-27-й главах (т.е. 14 из 17). Если мы сосредоточимся исключительно на древнееврейском корне к-д-с, то обнаружим, пользуясь симфонией Манделькерна, что формы этого корня в адъективной, номинальной или вербальной структуре встречаются в Книге Левит 150 раз (около 20% всех случаев употребления в Ветхом Завете).

И чтобы не возникла мысль о том, что Книга Левит посвящена святости, необходимой исключительно, или главным образом, священникам, мы должны заметить, что все как раз наоборот. Очень немногое в этой книге относится исключительно к духовенству. (Этими исключениями являются главы 8-10, частично 16-я глава, и 21:1-22:16.) Остальное предназначено для всех людей. Итак, Книга Левит описывает святость, которая применима к каждому, а не просто святость для религиозной иерархии; святость, доступная всем, никто не находится вне пределов ее досягаемости.

Описание жертв

Первые семь глав посвящены описанию жертв, предписанных Богом, которые предназначены для постоянного поддержания взаимоотношений человека с Богом. Поклонение без жертвы немыслимо. Где бы грех ни вбил клин между человеком и Богом, и жертва (внешний акт), и раскаяние (внутреннее отношение) становятся обязанностью грешника.

Существует пять жертв:

1. Жертва всесожжения (гл. 1), на иврите называется колах — “та, которая сгорает”, и в LXX — “целиком сжигаемая жертва”, “холокост”.

2. Хлебное приношение (гл. 2) — исключительно хлебные изделия

3. Мирная жертва (гл. 3) — возможно, пища завета.

4. Жертва за грех (4-5:13) — жертва покаяния в грехах.

5. Жертва повинности (5:14-6:7) — также жертва покаяния в грехах, но дополнительно подчеркивает потребность в возмещении, то есть особый вид жертвы за грех.

Сразу же можно провести различие между пунктами 1-3 и 4-5. Первые три достигают кульминации описанием того, какое воздействие оказывает подобная жертва на Бога. Такая жертва, когда ее приносят, становится “приятным благоуханием Господу” (10 ссылок):

1. 1:9,13,17 (всесожжение)

2. 2:2, 9, 12; 6:15, 21 (хлебная)

3. 3:5, 16 (мирная)

В связи с последними двумя жертвами эта фраза встречается только в 4:31. И напротив, одна уникальная фраза неоднократно встречается в рассказе о последних двух жертвах: он или они “будут прощены” (9 ссылок):

4. 4:20, 26, 31, 35; 5:10, 13

5. 5:16,18; 6:7

Первые три жертвы движутся к кульминации, показывая, какое воздействие они оказывают на Бога. Для Него это благоухание приятное. Последние две жертвы движутся к кульминации, указывая свое воздействие на того, кто их приносит, — он прощен.

Существует и еще одно различие между двумя категориями жертв. Ни одна из первых трех жертв не отождествляется ни с поводом, который побуждает принести жертву, ни с нарушением, которое делает ее необходимой. Жертвоприношение должно быть спонтанным, жертвы, приносимые Богу в порыве хвалы и благодарности. Конечно, мы читаем в 1:4, что всесожжение приносится для “очищения грехов”. Мы также должны заметить, что фраза “и приобретет он благоволение” является уникальной — она не встречается ни в описании 4-й, ни в описании 5-й жертвы, и важная фраза — “и прощено будет ему” — здесь отсутствует.

Напротив, последние две жертвы предназначены для особого случая: “Если какая душа согрешит по ошибке против каких-либо заповедей Господних” (4:2). Эта жертва охватывает случаи неосторожного нарушения Божьих запретительных законов. Жертва повинности также обращена к неосторожным нарушениям, но не в сфере запретительных законов, а в сфере “посвященного Господу” (5:15). Первая касается грехов совершенных преступлений, а вторая — грехов, связанных с упущением. Совершенно ясно таким образом, что последние две жертвы, в отличие от первых трех, являются искупительными по своей природе. В этом случае жертва приносится, чтобы получить прощение греха.

Исходя из этого разграничения, в библейском повествовании появляется третье различие между двумя категориями жертв. Это различие касается использования крови. В первых трех жертвах (в действительности только в жертве всесожжения и мирной жертве) священник кропит кровью приносимых в жертву животных на жертвенник, находящийся у входа скинии собрания, — медный жертвенник (1:5, 11, 15; 3:2, 8, 13). Та же самая процедура сопровождает принесение жертвы за грех кого-нибудь из начальников или главы колена (4:25) и жертвы за грех обычного человека (4:30, 34).

Однако в случае жертвы за грех либо священника, либо всего собрания картина меняется. В этих двух ситуациях кровь приносится священником в скинию собрания. Затем он кропит кровью семь раз перед завесой, которая отделяет святилище от Святого Святых. Немного крови кропится на роги жертвенника курения (т.е. внутренний жертвенник). Остальная кровь выливается у подножия медного жертвенника, который находится у входа в скинию собрания (4:5-7, 16-18). Таким образом, Библия говорит, что чем выше положение нарушителя, тем больше его проступок. В дополнение Книга Левит (6:30) строго запрещает есть плоть жертвы за грех, если кровь животного была внесена в скинию собрания. В этом случае жертву нужно сжигать, а не употреблять в пищу. (Предвосхищая обсуждение дня Искупления (день Примирения) — 16-я глава, — позволю себе вкратце заметить, что в этот день кровь жертвы вносилась в Святое Святых (16:14,15) — процедура, которая не позволялась ни одним из жертвенных ритуалов (Лев.1-7).)

Итак, мы рассмотрели три важных различия между жертвами, которые можно назвать добровольными, и жертвами, которые можно назвать искупительными. Необходимо подчеркнуть другое соотношение в этих жертвах. Это касается связи между 1:1-6:7 — системой жертвоприношений и 6:8-7:38 — дополнительных указаний о жертвах.

Необходимо сделать два замечания. Во-первых, 1:1-6:7 подробно объясняет в первую очередь обязанности тех, кто приносит жертвы. Так, мы читаем в 1:2: “Объяви сынам Израилевым”. С другой стороны, 6:8-7:38 описывает обязанности священников, совершающих богослужение. Так, 6:9 начинается словами: “Заповедай Аарону и сынам его”. Один раздел обращен к светским лицам, другой — к духовенству. Уклонение от ответственности теми либо другими делает жертву бесполезной.

Указания относительно жертв

Второе замечание касается порядка жертв в двух разделах (см. таблицу 8).

А. Рейни назвал первое группирование дидактическим порядком — неким видом педагогической классификации, в которой жертвы сгруппированы в соответствии с их логической или понятийной ассоциацией. Второе группирование он называет административным порядком — порядком, в котором административные подробности жертвоприношения вошли в регистрационные книги храма[110]. Г. Венхэм предполагает, что у первой группировки богословская основа. Пищевые жертвы предшествуют жертвам за прощение грехов. Вторая группировка составлена в порядке частотности — от регулярных ежедневных жертв к добровольным[111].

Ни разу Книга Левит (1-7) не располагает эти жертвы в какой-либо иерархии.

В самом библейском тексте нет никакого указания на то, что мы продвигаемся от менее важного к более важному или наоборот. В Новом Завете Павел, перечисляя дары, или плоды, Святого Духа, предлагает не просто иерархию. Определять некоторые из этих жертв как суть библейской мысли, отводя другим всего лишь минимальное значение, является необоснованным действием.

Я считаю, что Рейни правильно понял третий порядок в жертвах. Он называет его процессуальным порядком[112]. Проиллюстрировать это можно с помощью церемонии посвящения священников (Лев.8), где жертва за грех предшествует жертве всесожжения — порядок, отличающийся от предложенного в Книге Левит (1-7), — за которой затем следует жертва посвящения (мирная) (8:14-17; 8:18-21; 8:22 и последующие). Следующая глава описывает начало служения Аарона в качестве первосвященника. И вновь интересен порядок. Чтобы очиститься от своих грехов, Аарон вначале принес жертву за грех, затем всесожжение (9:8-11; 9:12-14). Порядок жертвоприношения за обычных людей был таков: жертва за грех (9:15); жертва всесожжения (9:16); хлебное приношение (9:17); мирная жертва (9:18-21).

Удивительный порядок существует в случае с назореем. С точки зрения того, что он должен принести Господу, порядок таков: жертва всесожжения, жертва за грех и мирная жертва (Чис.6:14, 15). Но порядок, в котором они представляются Господу священником, таков: жертва за грех, жертва всесожжения и мирная жертва (Чис.6:16,17). Когда Езекия очищал храм, первыми приносились жертвы за грех (2-я Пар. 29:20-24), затем жертвы всесожжения (29:25-30), а после — другие жертвы (29:31-35). Каждый раз первой приносится жертва за грех. То есть в первую очередь нужно очиститься от греха. Говорить о посвящении и общении с Богом, игнорируя при этом неисповеданный грех, является априори невозможным и непозволительным.

Общие черты жертв

Большинство жертв, указанных в Книге Левит, имеют несколько общих знаменателей.

Поклоняющийся приносит дар

Поклоняющийся никогда не приходит в Божье присутствие с пустыми руками. Отношение, выраженное в гимне (“ничего я не приношу в моих руках”), нашло бы небольшой отзвук в Книге Левит. Поклоняющийся приходит либо со своими дарами, либо с даром Божьим.

Значение дара

Приносимый дар часто описывается словом корван, переводимым обычно как “жертва”. Оно используется по крайней мере однажды, чтобы описать каждую из пяти жертв, за исключением жертвы повинности. Книги Левит и Числа обладают монополией на это слово. Оно встречается 38 раз в Книге Чисел, 39 раз — в Книге Левит (из них 31 раз в 1-7-й главах), и только еще два раза — в Ветхом Завете. Более точным переводом этого слова было бы не “жертва”, а “вещь, принесенная близко”. (Это слово встречается также в Марк.7:11.) То есть эти жертвы решают вопрос, каким образом человек может жить вблизи Бога. Книга Левит отвечает на вопрос: “Могут ли существовать близость и родство между Богом и человеком?”.

Описание дара

Жертвой в подавляющем большинстве являлись одомашненные животные — бык, козел или овца. Иногда приносились хлебные жертвы. Предпочтение хлебного приношения животным, по всей видимости, зависело от уровня финансовых ресурсов. Однако Богу отдавалось то, что было самым дорогим, самым ценным. И это не все! Жертвенное животное должно было быть без изъяна.

Тем же самым словом, которым описывались жертвенные животные (тамим), можно описать Ноя (Быт.6:9), Авраама (Быт.17:1), Иова (Иов.12:4) или любого поклонника, надеющегося войти в Божье присутствие (Пс.14:2). Это слово, таким образом, подразумевает как физическую, так и моральную чистоту. Даже в самом Ветхом Завете акцент, с точки зрения жертвы, постоянно перемещается от жертвенного животного без физических недостатков (Левит) к жертвенному слуге — человеку, освобожденному от моральных недостатков. Несомненно, это и есть основная идея 53-й главы Книги Пророка Исаии, где речь идет о рабе, не взявшем на себя наши немощи, который был изъязвлен за наши грехи и беззакония, однако не открывал своих уст. Сцена для Нового Завета идеологически не могла быть приготовлена более красиво (см. 1-е Пет. 1:19).

Хорошо известно, что пророки яростно выступали против злоупотребления жертвами. Их гнев вспыхивал каждый раз, когда они видели народ Божий в одно и то же время верно исполняющим ритуал, но неверным в образе жизни. Жертву нельзя было использовать как дымовую завесу для этической развращенности. Внешнее послушание должно сочетаться с внутренней святостью. Подтверждение этому можно найти в таких отрывках, как Книга Пророка Исаии (1:11-17), Книга Пророка Осии (6:6), Книга Пророка Амоса (5:21-24) и Книга Пророка Михея (6:6-8), — это пророческие голоса из восьмого и начала седьмого столетий до н. э. Позже, в седьмом и шестом столетиях до н. э., эта тема вновь встречается у пророка Иеремии (Иер.6:20) и в его знаменитой храмовой проповеди (Иер.7:1-15). Подобное настроение отражено даже в Псалтире (ср. Пс.50:18,19).

Вероятно, самую ясную аналогию теме непорочной жертвы можно найти в проповеди пророка Малахии, прозвучавшей после возвращения из вавилонского пленения. Не только жертвы народа неполные (“вы обкрадываете Меня” — 3:8), но и их жизнь нечиста (“вы прогневляете Господа” — 2:17), а их жертвы Богу несовершенны (“священники, бесславящие имя Мое” — 1:6). Приносимые в жертву животные были хромыми, слепыми или больными — в таком плохом состоянии, что люди не посмели бы преподнести их своему земному правителю (1:8).

Не так уж далеко от этого подчеркнутого отношения к чистоте жертвы учение апостола Павла, когда он говорит, что мы должны “представить (наши) тела в жертву живую (не мертвые или живые, а мертвые и живые!), святую, благоугодную Богу” (Рим.12:1). И Павел добавляет, что мы можем сделать это только по “милосердию Божию”.

Дар зависит от финансового состояния

В большинстве жертв то, что должно было быть представлено, меняется в зависимости от возможностей и обеспеченности жертвователя. Например, жертвой всесожжения может быть телец (1:3-5), овца или козел (1:10), или птица (1:14). Никакие чрезмерные требования не возлагались на тех, у кого было недостаточно средств. Две лепты вдовы так же приемлемы, как и дары богатых филантропов. Иаков Милгром предположил, что хлебное приношение, та жертва, в которой животные не играли роли, в итоге стала всесожжением бедных людей.

В жертвах искупления встречается подобная градация, но здесь они расположены от более серьезного к менее существенному преступнику. Так, жертвой за грех священника или всего собрания является молодой телец (4:3,14). Начальник представляет козла (4:23); обычный человек приносит козу (4:28), овцу (4:32) или птиц (5:7). Нигде нет никакого указания на то, что Бог хочет отнять что-то у Своих поклонников. Мы должны давать в той мере, в какой было дано нам.

Приносящий жертву участвует в ритуале

Человек, который приносит жертву, принимает активное участие в ритуале жертвоприношения, а не является пассивным наблюдателем. Он представляет приносимую жертву и возлагает свои руки на голову животного (1:4; 3:2, 8, 13; 4:4, 15, 24, 29, 33). Отсутствие подобной процедуры в хлебном приношении продиктовано, по крайней мере, двумя причинами. Во-первых, как бы это было возможно для человека: и представлять, и возлагать свои руки на муку или зерно? Во-вторых, эта процедура ограничивается жертвами с кровью и, следовательно, не применима в хлебном приношении.

Но для чего возлагаются руки? Книга Левит (1-7) не пытается ответить на этот вопрос. Здесь просто описывается жертвоприношение и не дается никакого логического обоснования. В другом месте возложение рук связано либо с передачей благословения (Быт.48:13, 14), либо с проклятием и судом (Лев.24:14). Числа (8:9,10) являются, вероятно, самой тесной параллелью. Моисей должен “представить” (корень к-р-б — тот же самый, что и в Лев.1-7) левитов собранию, которое в свою очередь возлагает руки на левитов. Последние заменяют всех первенцев Израиля: “Вместо всех первенцев из сынов Израилевых, разверзающих всякие ложесна … И взял левитов вместо всех первенцев у сынов Израилевых” (Чис.8:16,18).

Если это действительно является параллелью, то тогда возложение рук на животного означает, что животное является заменой. Можно ли предположить в таком случае, что грех передается от поклоняющегося жертве? Необязательно. Ритуал в день Искупления, возложение рук Аарона на живого козла действительно означает передачу грехов: “И возложит Аарон обе руки свои на голову живого козла … и возложит их (грехи, беззакония и проступки) на голову козла” (Лев.16:21). Однако этот козел не приносится после этого в жертву Господу с тем, чтобы плоть его была либо сожжена, либо съедена. Вместо этого он отсылается в пустыню.

Обязанности поклоняющегося

После того как животное принесено к месту поклонения, поклоняющийся, а не священник, убивает животное (перерезая ему горло?). Древнееврейским словом, означающим “убивать”, является ш-х-т. Его употребление обычно ограничивается ритуальным умерщвлением и встречается в Ветхом Завете восемьдесят четыре раза, тридцать шесть из них — в Книге Левит. Для Роланда де Во значение этого умерщвления (и последующего сжигания) заключается в том, что оно делает жертву не пригодной ни для чего, кроме как для истребления, и поэтому жертва является бесповоротным даром, предложенным Богу и, вследствие этого, изъятым из мирского потребления[113].

В дополнение к умерщвлению жертвы поклоняющийся нес ответственность за сдирание кожи и рассечение животного, а также промывание внутренностей (1:6-9, 12,13).

Обязанности священника

Кровь жертвы необходимо было выпустить и затем разбрызгать вокруг либо на внешний или внутренний жертвенник в зависимости от того, о какой жертве шла речь. Это исключительно обязанность священника (напр., 1:5, 11, 15; 3:2, 8, 13; 4:5-7).

Интересно, что в Книге Левит (1-7) ни разу не объясняется значение этого действия или роли крови. Обряд жертвоприношения просто описывается без комментария либо богословского анализа. Необходимый ответ предоставляет Левит (17:11): “Потому что душа тела в крови, и Я назначил ее вам для жертвенника, чтобы очищать души ваши, ибо кровь сия душу очищает”.

Некоторые проблемы, присущие этому ключевому стиху, становятся очевидными при сравнении совершенно разных переводов, которые были предложены компетентными гебраистами.

Потому что душа тела в крови, и Я определил, чтобы она служила вам для жертвенника с целью искупления вашей жизни; ибо кровь может искупить в соответствии с ценностью жизни[114].

Субстанция жизни тела находится в крови, и Я со Своей стороны предназначил ее для вас (быть возложенной) на жертвенник и служить в качестве составной оплаты, потому что кровь служит составной оплатой за (взятую) жизнь[115].

Потому что душа тела в крови, и Я предназначил ее вам для жертвенника для искупления вашей жизни, потому что кровь, которая является жизнью, совершает искупление[116].

Ибо жизнь тела в крови; и Я назначил ее вам для жертвенника, чтобы очищать души ваши, ибо кровь сия душу очищает жизнью (которая в ней)[117].

Вероятно, спорным является то, может ли Левит (17:11) служить в качестве основы для некой теории о заместительной жертве. Почему, например, в 1-7-й главах не приводится никакого логического обоснования заместительной жертвы? Почему мы не находим нечто похожее на 17:11 в 1-7-й главах? Каково отношение 17:11 к узкому контексту этого стиха, а именно к 1-

16-му стихам — абзацу, в котором речь идет об ограничениях относительно заклания животных? И что можно сказать по поводу факта, что эти стихи говорят о мирной жертве (17:5) — жертве, которая не имеет ничего общего с очищением и прощением грехов?

Вероятно, чрезмерное внимание роли крови в 1-7-й главах ярко освещает не идею замены саму по себе, а ту простую идею, что жертва предполагает смерть.

Жертва и ее значение

После того как животное принесено в жертву, убито, разделено на четыре части и из него выпущена кровь, либо все оно, либо отдельные части жертвы помещаются на жертвенник и сжигаются (1:9, 13, 17; 3:5, 11,16; 4:10,19, 26, 31, 35). То же самое верно для хлебного приношения (2:2,9,16). Для описания сжигания на жертвеннике древнееврейский текст постоянно использует глагол к-т-р.

Чтобы описать сжигание тела животного “вне стана”, еврейский текст использует более обычное для “сжигания” слово — с-р-n (ср. серафим — “пылающий”): 4:12, 21; 8:17; 9:11. Этот глагол ограничивается в Книге Левит жертвой за грех первосвященника или всего народа.

Он несет значение ненасытности, с которой уничтожает огонь, и, вероятно, лучше всего его переводить как “испепелять”, противопоставляя, таким образом, к-m-р — более медленному, постепенному и контролируемому сжиганию.

Не является неожиданным и то, что жертвы, которые сжигались на жертвеннике священником, описываются как “благоухание, приятное Господу”. Что мы должны делать с подобными фразами? Были ли жертвы пищей для Бога, источником питания? Или мы имеем здесь остатки мифа? По моему мнению, Иезекииль Кауфманн представил самое лучшее объяснение. Называя такие фразы “мертвыми лингвистическими пережитками”, он цитирует идентичные фразы или идеи в писаниях пророков, и затем добавляет:

“То, что классические пророки свободно употребляли подобные фразы, является самым лучшим свидетельством их чистоты. Если бы весь народ верил, что жертва является пищей для Бога, то пророки и законодатели — которые, конечно же, не придерживались этого взгляда, — едва ли стали бы использовать подобные выражения, которые могли только оказать поддержку тому, что они должны были считать большим заблуждением. В действительности они бы боролись с этим представлением”[118].

В свете того, что жертвы являются приятным для Господа благоуханием, мы можем полнее понять, как Павел рассматривал в Послании к Ефесянам (5:2) смерть Христа: “И живите в любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное”.

Как поступали с жертвой

При разделывании жертвы следовали различным процедурам. При всесожжении уничтожалось все животное (1:9,13) за исключением кожи, которая принадлежала священнику (7:8).

Некоторая часть хлебного приношения отдавалась в пищу священнику (2:3,10; 6:16,18). В жертве за грех часть животного сжигалась священником на жертвеннике. Это включало отдельные внутренности и тук, покрывающий внутренности, а также тук, находящийся на внутренностях (4:8-10). В случае жертвы за грех священника и общины туша животного и остальные внутренности сжигались вне стана как отбросы (4:11, 12, 21), но этого не происходило в случае, когда жертву за грех приносил кто-либо из мирян. Дополнительно нам сообщается, что священник не мог есть мяса жертвы за грех, принесенной им самим или собранием (6:30). И вновь мы видим иллюстрацию принципа: чем выше положение нарушителя, тем больше проступок.

Мирная жертва является уникальной. Это единственная жертва, которая имеет множество способов разделывания мяса. Часть уничтожается на жертвеннике (3:3-5). Часть дается священникам (7:31-35). Третий элемент является наиболее радикальным новшеством. Человек, который приносил жертву, также ел часть жертвы (7:15-21). Это единственная жертва, в которой даровано такое разрешение. Именно по этой причине предупреждение о “принятии в пищу крови” вошло в контекст мирной жертвы (3:17; 7:26, 27; 17:10,12,14). Принимая в пищу мясо, поклоняющийся должен был знать наверняка, что вся кровь была выпущена.

Прощение греха

Я уже отмечал, что последние две жертвы — жертва за грех и жертва повинности-предназначены исключительно для прощения греха. Однако существует одна оговорка. Эти две жертвы предназначены для прощения грехов, совершенных “непреднамеренно”, “по неведению” или “без умысла”. Эта фраза применима ко всем четырем уровням жертвы за грех (4:2, 13, 22, 27, но не в 5:1-13), а также к жертве повинности (5:14,18).

Два значения часто извлекались из этого обстоятельства. Первым является утверждение, что в системе жертв Ветхого Завета были предусмотрены только жертвы за случайные грехи, а не за грехи, совершенные умышленно. Более того, Книга Чисел (15:27-31) определенно утверждает, что очищение грехов существует для того, кто грешит неумышленно, но затем добавляет: “Если же кто … сделает что дерзкою рукою, то он хулит Господа: истребится душа та из народа своего … грех ее на ней”.

В качестве дополнения к этому замечанию многие христианские истолкователи Книги Левит сделали вывод, что именно здесь проявляется превосходство жертвы Христа, поскольку в Его смерти существует искупление-эта жертва искупляет все грехи, совершенные случайно и умышленно. В то время как эта идея является заманчивой, мы можем подозревать, что подобные выводы покоятся на ложной экзегезе. Даже утверждение о том, что в Книге Левит не предусмотрена жертва за умышленный грех, всерьез открыто для обсуждения, что я и попытаюсь вскоре показать.

Но, во-первых, позволим себе спросить, какова цель оговорки о неумышленном грехе. Почему делается такое различие? Может быть, тем самым Ветхий Завет показывает, что грех ужасен, что это оскорбление для Бога, а вовсе не удобный случай для Него показать Свои способности? Ветхий Завет так же резко противостоит аморальному духу, как и Новый Завет. Ветхозаветный верующий не хуже новозаветного может подтвердить, что, “когда умножился грех, стала преизобиловать благодать” (Рим.5:20). Но эта прекрасная истина не должна искажаться, превращаясь в позволение грешить.

Возвращаясь к 1-7-й главам, есть ли нечто в системе жертвоприношений, что говорило бы против непрощения умышленных грехов? Ответ можно найти, исследовав жертву повинности (5:14-6:7), которая представляется нам также с помощью квалификационного комментария: “Если кто сделает преступление и по ошибке согрешит…” (5:14). Анализ этой жертвы был умело проделан Иаковом Милгромом, и здесь я в основном следую его доказательству[119].

Общим знаменателем этой жертвы является то, что она охватывает те случаи, в которых совершенный грех приводит к потере другим человеком того, что принадлежит ему по праву. Стороной, с которой поступили несправедливо либо чего-то лишили, может быть Сам Бог (суть двух случаев передается в 5:14-16 и 5:17-19) или какой-либо другой человек (6:1 и последующие). Поэтому в основе этой жертвы лежит возмещение плюс 20 процентов (см. 5:16; 6:5).

Исследовав конкретные ситуации, описанные в 6:1-7 (грехи против другого человека), мы видим, что они, вероятно, не могут быть грехами, совершенными непреднамеренно. Например, отказ вернуть то, что знакомый отдал на хранение, или воровство, или же обман относительно того, что было потеряно другим и найдено этим человеком, едва ли можно назвать неумышленными грехами! Однако именно эти сферы охвачены в 6:1-7. И, усугубляя свою проблему, грешник представляет ложное свидетельство (или, как об этом говорит 6:3, 5 — “поклянется ложно”), утверждая свою невиновность или иначе скрывая свой очевидный грех.

Чтобы решить дилемму — как могут быть прощены умышленные грехи? — можно обратиться к одному из вариантов отрывка Левит (5:14-6:7), который находится в Книге Чисел (5:6-8). Новым и существенным в этом отрывке из Книги Чисел является то, что в случае с умышленным грехом обязательным является исповедание. Оно должно следовать за осознанием греховности и предшествовать возмещению (Чис.5:7). Таким образом, грех переходит в категорию неумышленных грехов и может быть искуплен.

Милгром пишет: “Более правильным пониманием этого священнического постулата (т.е. что только те, кто согрешил непроизвольно, подходят для жертвенного искупления) было бы то, что жертвенное искупление закрыто для нераскаявшегося грешника”[120], или “Не умышленно совершающий грех человек исключается из жертвенного искупления, а нераскаявшийся грешник”[121].

Эти слова в точности повторяют то, что сказано в Послании к Евреям. Сравните Послания к Евреям (6:4,6): “Ибо невозможно … отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия…”. Или: “Ибо, если мы, получивши познание истины, произвольно грешим, то не остается более жертвы за грехи” (Евр.10:26). Именно отсутствие исповедания и искреннего раскаяния закрывает отступнику путь к восстановленному, искупительному общению со Христом.

Библиография

Комментарии

Childs, В. Introduction to the Old Testament As Scripture. Philadelphia: Fortress, 1979, c. 180-189.

Clements, R. E. “Leviticus”. В Broadman Bible Commentary. Nashville: Broadman, 1970, т. 2, с. 1-74.

Heinemann, J. “Profile of a Midrash; The Art of Composition in Leviticus Rabba”. JAAR 39 (1971): 141-150.

Hummel, H. The Word Becoming Flesh. St. Louis: Concordia, 1979, c. 79-86. Kidner, F. D. “Leviticus-Deuteronomy”. Scripture Union Bible Study Books. Grand Rapids: Eerdmans. 1971.

Kinlaw, D. “Leviticus”. В Beacon Bible Commentary. Kansas City, MO: Beacon Hill Press, 1969, т. 1, 317-395.

Milgrom, J. “The Book of Leviticus”. В The Interpreter’s One-Volume Commentary on the Bible. Nashville: Abingdon, 1971, c. 66-84.

_. “Leviticus”. ВIDBSuppl, с. 541-545.

_. “Leviticus, Book of”. В EncJud 11 (1971): 138-147.

Noth, M. Leviticus: A Commentary. Revised translation. Old Testament Library. Philadelphia: Westminster, 1977.

Porter, J. R. Leviticus. Cambridge Bible Commentary on the NEB. Cambridge: At the University Press, 1976.

Wenham, G. J. The Book of Leviticus. The New International Commentary on the Old Testament series. Grand Rapids: Eerdmans, 1979.

Левит (1-7)

Abba, R. “The Origin and Significance of Hebrew Sacrifice”. BTB 7 (1977): 123-138.

Brichto, H. C. “On Slaughter and Sacrifice, Blood and Atonement”. HUCA 47 (1976): 19-56.

Collins, J. J. “The Meaning of Sacrifice. A Contrast of Methods”. BRes 22 (1977): 19-37.

Davies, D. “An Interpretation of Sacrifice in Leviticus”. ZAW 89 (1977): 387-398.

Eichrodt, W. Theology of the Old Testament. Пер. J. Baker. 2 vols. Philadelphia: Westminster, 1967, т. 1, с. 141-172.

Freeman, H. E. “The Problem of the Efficacy of the Old Testament Sacrifices”. GJ 3 (1963): 21-28.

Gray, G. B. Sacrifice in the Old Testament: Its Theory and Practice. Пролегомены В. A. Levine. 1925; reprint ed. New York: Ktav, 1970.

Kaufmann, Y. The Religion of Israel. Пер. Moshe Greenberg. Chicago: University of Chicago Press, 1960, c. 110-115.

Kickasola, J. “Leviticus and Trine Communion”. ATB 10 (Spring 1977): 3-58.

Landman, L. “The Guilt Offering of the Defiled Nazirite”. JQR 60 (1970): 345-352.

Levine, B. A .In the Presence of the Lord: A Study of Cult and Some Cultic Terms in Ancient Israel. Leiden: E. J. Brill, 1974.

McCarthy, D. J. “The Symbolism of Blood and Sacrifice”. JBL 88 (1969): 166-176.

_. “Further Notes on the Symbolism of Blood and Sacrifice”. JBL 92 (1973): 205-210.

Milgrom J. “The Alleged Wave-Offering In Israel and in the Ancient Near East”. IEJ22 (1972): 33-38.

_. “Atonement in the ОТ”. В IDBSuppl, с. 78-82.

_. “The Compass of Biblical Sancta”. JQR 65 (1975): 205-216.

_ . Cult and Conscience: The ASHAM and the Priestly Doctrine of Repentance. Leiden: E. J. Brill, 1976.

_. “The Cultic SeGAGA and Its Influence in Psalms and Job”. JQR 58 (1967): 115-125.

_. “The Priestly Doctrine of Repentance”. RB 82 (1975): 186-205.

_. “Sacrifices and Offerings, ОТ”. В IDBSuppl, с. 763-771.

__. “Sin-Offering or Purification-Offering?” VT21 (1971): 239-241.

_. “Two Kinds of Hatta’t”. VT26 (1976): 333-337.

O’Connell, K. G. “Sacrifice in the Old Testament”. BT41 (1969): 2862-2867.

Perdue, L. G. Wisdom and Cult. A Critical Analysis of the Views of the Cult in the Wisdom Literature of Israel and the Ancient Near East. SBL Dissertation Series. Missoula, MT: Scholars Press for the Society of Biblical Literature,

1977.

Rad, G. von. Old Testament Theology. Пер. D. M. G. Stalker. 2 vols. New York: Harper and Row, 1962, т. 1, с. 250-262.

Rainey, A. “The Order of Sacrifices in Old Testament Ritual Texts”. Bibl 51 (1970): 485-498.

_. “Sacrifice”. ВEncJud 14 (1971): 599-607.

_. “Sacrifice and Offerings”. В ZPEB, 5, c. 194-211.

Ringgren, H. Sacrifice in the Bible. New York: Association Press, 1963.

Rowley, H. H. Worship in Ancient Israel: Its Form and Meaning. London: S. P. C. K., 1976.

Snaith, N. H. “Sin-offering or gilt-offering?” VT 15 (1965): 73-80.

_. “The Sprinkling of Blood”. ExpT 82 (1970) 23-24.

_. “Wave offering”.ExpTl\ (1963): 127.

Vaux, R. de. Ancient Israel, том 2, Religious Institutions. New York: McGraw-Hill, 1965, c. 415-456.

_. Studies in Old Testament Sacrifice. Cardiff: University of Wales Press, 1964.

Zimmerli, W. Old Testament Theology in Outline. Пер. David E. Green. Atlanta: John Knox, 1977, c. 148-155.


Глава 13 из 25« Первая«121314»Последняя »

Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Справочник по пятикнижию Моисееву. Раздел: Справочники.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.