Нагорная проповедь-7

Итак, нам осталось всего два вечера, сегодня и завтра, и после этого у вас будет очень большое и хорошее время, когда вы сможете размышлять над Нагорной проповедью сами – читать и размышлять. И я думаю, что каждый с молитвой внимательно будет читать ночи эти замечательные главы, будут возникать свои мысли, которые будут трогать их сердце, и может быть не только собственное сердце, на сердце других людей. Вот эти два вечера, сегодня и завтра, мы вместе с вами посвятим размышлению над словами Иисуса о молитве. И в Нагорной проповеди очень много Иисус говорит о молитве. Он учит тех, кто слушает Его молиться. Потому что молитва на самом деле является средоточием духовной жизни всякого человека, и без молитвы никуда, и от того, как ты молишься, очень многое зависит то, как ты живёшь. Поэтому сегодня мы с вами поразмышляем над молитвой «Отче наш». Я хочу заранее попросить прощения у первой общины, год назад, я эту проповедь у вас говорил, но вам придется вспомнить. Так вот, но это же Нагорная проповедь, поэтому никуда не уйдешь. Итак, Евангелие от Матфея глава 6. Вот в 6 главе Иисус очень много говорит о молитве. И вы помните, что в начале главы Иисус говорит, как не надо молиться, и можно сказать так, что молитва «Отче наш», она окружена словами Иисуса о том, что препятствует молитве, что делает молитву человека не настоящей. И может быть таких вот препятствий для настоящей молитвы существует больше, но вот здесь в шестой главе, Иисус говорит о трёх препятствиях для настоящей молитвы. Вот Он говорит:

– Если ты вот так молишься, или если, вот это у тебя есть, то эта молитва ничего тебе не даст, это не настоящая молитва.

И давайте мы посмотрим сразу, на вот эти вот слова, которые Христос говорит о не настоящей молитве. Эти слова можно назвать тремя «не». Не молись вот так, и ее молись вот так, и вот так тоже не молись. Итак, давайте мы посмотрим вместе с вами на эти слова. 6 глава 5 стих:

«И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою».

Итак, первое «не»: не молись, как лицемеры перед людьми. Второе «не». Седьмой стих: «А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны; не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» Итак второе «не»: не молись как язычник, не думай, что многословием ты многого достигнешь. И третье «не»: оно после молитвы «Отче наш». И вот этим третьим «не» Иисус подчеркивает очень важную тему, которую он уже затронул в молитве «Отче наш». Давайте мы прочитаем, это 14 и 15 стихи уже после молитвы «Отче наш». «Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших». Третье «не»: не молись с не прощающим сердцем, или если точнее сказать, никогда в молитве не оправдывай своё непрощение. Оправдание не прощению, не прощающему сердцу нет. Итак, три «не». Давайте мы более конкретно остановимся на каждом из них. Христос говорит: «не молитесь как лицемеры, не молитесь напоказ». Очень часто мы, верующие люди, используют свою веру для удовлетворения своего религиозного тщеславия. Вот где-то человек не реализовался в других сферах жизни, или же он везде реализовался, но ему хочется еще реализоваться и на религиозном поприще. И вот люди начинают тщеславиться. Во одни Христа так было. И вы знаете, как вели себя фарисеи, им очень важно было, чтобы люди увидели и сказали: «о, какой духовный человек!» Знаете, я пастор, и мне тоже хочется иногда за своей спиной, так проходя услышать: «а, какая была проповедь!» Так вот Христос говорит:

– Когда ты вот этого хочешь, то ты уже награду свою получаешь. Если ты так служишь, если ты так молишься ради того, чтобы о тебе кто-то из людей сказала: «вау», то грош цена тому, что ты делаешь. Ты уже получаешь награду свою.

Более того, Иисус не просто говорит:

– Не молись так, Я тебе запрещаю, Он говорит: если ты на это ориентируешься, сердце твое остается пустым. Молитва не предназначена для того, чтобы тешить твоё религиозное тщеславие, ничего это тебе не даст на самом деле.

И многие люди, которые строят свою веру так, как будто они на сцене и все остальные на них смотрят и должны им поаплодировать, они очень многого теряют. Вот в Украине есть такая поговорка, не поговорка, а такое высказывание, люди говорят и руководствуются этим принципом: «А что скажут люди?» По украински: «А шо скажут людэ?» И всё. И вот ты живешь, ты что-то делаешь даже в церкви, но для тебя важно, что скажут люди. И вот когда ты так живешь, ориентируясь на других людей, что они скажут, ищешь аплодисментов, ты ничего не получаешь. Я встречал много всякого и в себе тоже, вот это религиозное тщеславие, и в людях. И вы знаете, в культуре живете, какие коврики пользуются в исламе большим таким вот уважением? Молитвенные. Да, а какой должен быть этот молитвенный коврик? Да, правильно зелёный. А еще какой? Потёртый, потому что о чём он говорит? О том, как много молится его обладатель этого коврика. Но я встречал и другое. Человек достаёт потрепанную, потрепанную Библию перед всеми так.

– Видели?

И все говорят: о, вот это человек слова.

Нет, я не обо всех потрёпанных Библиях так говорю, иногда потрепанная Библия у человека просто так, но иногда так вот хочется, чтоб твою потрепанную Библию видели все. Я встречал в церкви людей, которые гордятся своим вегетарианством, но я встречал людей, которые гордятся своей свободой есть мясо, и тоже тщеславятся этим. Так вот Христос говорит:

– Когда ты так живешь, когда ты ориентируешься на людей, ищешь аплодисменты от людей, ты остаешься пустым. И вот такая твоя религиозная жизнь на самом деле ничего тебе не дает. Дальше он говорит:

– Не будь как язычник.

Язычник ведет себя, и христианин может быть, как язычник, он может вести себя как ребенок, в большом магазине игрушек. Знаете, вот капризные дети в большом магазине игрушек, как они себя ведут? Им всё надо. Помните, замечательные слова из Книги Притчи:

«У ненасытимости две дочери: «давай, давай!» И вот так устроено человеческое сердце, что ему всегда всего будет мало. Помните замечательную сказку Пушкина «О рыбаке и золотой рыбке». Вот эта старуха – хороший образ нашего сердца, нам всегда всего будет мало. И Христос говорит:

– Если ты думаешь, что Бог для тебя, вот этот вот автомат, из которого можно всё постоянно брать, брать, брать, брать, и ты думаешь, что ты будешь счастлив?

Люди, которые ориентированы на то, чтобы у Бога, ну, что-нибудь такого, Ну, нам много чего надо, и чтоб Бог дал, да оно остается пустым. И Христос говорит: «такая молитва о таких вот потребностях, только об этих потребностях, она тебе ничего не даст. И вот последнее, самое главное , на что обращает внимание Иисус.

– Если ты молишься с непрощающим сердцем, и ты оправдываешь своё непрощение.

А так легко оправдывать своё непрощение. Ты приходишь к Богу и говоришь: «Боже, ну, Ты же понимаешь, что такое простить невозможно! И Господь говорит: «если ты позволяешь, чтобы в твоём сердце жило непрощение, твоя молитва тебе ничего не даст». Почему? А потому что обидчик, он стоит между тобой и Богом. И вы знаете, когда нас обижают, когда нас не понимают, мы возмущаемся, мы много думаем об этом человеке, который нас обидел. И ты склоняешься для молитвы, начинаешь молиться, потом думаешь: «не, ну, как же он так мог, а?» И всё, и твой обидчик становится для тебя идолом, он стоит между тобой и Богом, потому что твои мысли, твои чувства они сосредоточены на этом человеке и только на нём. Я встречал человека, который был действительно жестоко и несправедливо обижен, страшно обижен. И он дошел до мыслей об убийстве своего обидчика христианина. И он понимал, что это что-то не то, так нельзя. Но понимаете, когда ты посвящаешь всего себя своему обидчику, то рано или поздно ты лишишься рассудка, здравого рассудка. И Христос говорит:

– Вот если ты живешь со своим обидчиком, ты живешь с непрощающим сердцем, молитва тебе на самом деле ничего не дает, ты несчастен в своей духовной жизни, ты вроде бы верующий, вроде бы верующий, ты обращаешься вроде бы к Богу, но на самом деле, ты не получаешь того, чего ищет твоё сердце, для чего оно по-настоящему предназначено, ты остаешься пустым.

И вот на фоне вот этих вот «не», Иисус говорит:

– А вот «молитесь же так».

И вот эти слова «Отче наш». Мы очень часто эти первые слова пробегаем, как начало обращения, как переход к главному. Но на самом деле уже сами эти слова «Отче наш», очень многое значит. Это не просто начало, это не просто обращение, как я, например, к пастору: «Евгений Юрьевич, принеси мне пожалуйста Библию». Ну, Евгений Юрьевич это не главное, чтобы он меня понял, я к нему обращаюсь, а самое главное, чтобы он Библию принёс. Так «Отче наш» в молитве – это не такое же обращение, как «Евгений Юрьевич», это другое. Уже вот эти вот слова, они наполнены глубочайшего смысла. И я вот сейчас несколько образов приведу, чтобы было понятно. Я когда дружил со своей женой, ну, будущей, наступил момент, когда ей надо было уже объясниться в любви, а я никогда этого не делал, и я из себя выдавил: «Я тебя люблю», я чуть не умер, когда эти слова сказал. Почему? А потому что я в эти слова всего себя вложил, всё, это действительно мокрый стоял, красный, я сказал три слова: «Я тебя люблю», и я чуть не умер, потому что я весь был в этих словах. Сейчас она мне говорит:

– Скажи мне пожалуйста, скажи мне три слова.

– Я ей говорю: я хочу есть.

И вы же знаете, что очень часто мы, вот одни и те же слова, они могут быть наполнены разной глубиной смысла, да, душевного, эмоционального, сердечного содержания. Так вот, когда ты приходишь к Богу, и говоришь: «Отче наш», это не просто так вот «Отче наш» и всё, ты «Отче наш» говоришь по-другому. И вот еще один образ, который может быть поможет нам понять, что за этими словами стоит. Вспомните, блудный сын уходит из отцовского дома, и говорит отцу: «Отче, дай мне следующую часть имения». А потом вот он проходит определенный период своей жизни, возвращается, и снова говорит: «Отче». Но вы понимаете, что вот то «Отче» в начале которое Он сказал и «Отче», когда он вернулся, это было разное «Отче». И вот так Христос позволяет каждому из нас, в той или иной степени, побыть блудными детьми. Я тоже человек, я где-то забываюсь и начинаю религиозное тщеславиться, я тоже человек, и где-то начинаю гоняться за вещами, меня тоже обижают, и я могу зациклиться на своем обидчике, а потом рано или поздно ты в роде бы в церкви, а понимаешь твоё сердце пустое, и ты понимаешь, что-то не то, и твоя вера вырождается в форму, в пустоту, в привычку. И вот когда это с тобой происходит, у тебя начинается, вот говорят, по-русски хорошо сказано: «гложет эта пустота». Вот тогда ты начинаешь понимать, что не тщеславие, не вещи, не борьба с твоим обидчиком, они не делает тебя по-настоящему счастливым. А тебе только одно надо – вернуться к Отцу, потому что по большому счёту, мы все сироты, мы все в этом мире недолюбленные, даже когда у нас самые хорошие родители, самые любящие мужья или жены, мы недолюбленные, потому что нет в этом мире никого, кто бы нас мог полюбить так, как Отец Небесный, и мы все в глубине души разочаровываясь в своих мужьях, своих жёнах, что они всё-таки не оправдали наших ожиданий, разочаровываясь в вещах, разочаровываясь в религиозном тщеславии, мы все приходим в итоге к пониманию того, что нам нужно чего-то большего, и вот это вот большее – это любовь Отца. И вот когда ты к этому приходишь, ты возвращаешься к Нему, и уже совершенно по-другому говоришь «Отче наш», потому что ты понял, что Он для тебя во всей Вселенной – самый главный, что Он любит тебя, как никто в этом мире, что Он поймет тебя, как никто в этом мире, что Он согреет и наполнит твое сердце, как никто в этом мире. И ты приходишь к Нему и говоришь: «Отче». Но даже когда ты это говоришь, ты говоришь это потому, что это Он позволил тебе это сказать, это тебе дар от Него. И апостол Павел в послании к Галатам, он говорит, что мы Духом Святым произносим «Aвва Отче». И когда ты действительно это говоришь, то это Он дал тебе это право, эту возможность назвать его Отцом, и войти с Ним вот в такие вот близкие невероятно тесные, любящие отношения.

А вот теперь давайте мы остановимся. Каждый из нас в течение этой недели о многом думал, мы были погружены в суету, в заботу, в работу, в усталость, в выяснение отношений, в решение проблем, и нам казалось, что мы выясним отношения и все станет хорошо, решим эту проблему и жить станет легче и лучше. И может чуточку и лучше. А вот сейчас то время, когда надо остановиться, и вернуться к Отцу. Вот сейчас время молитвы, начните ваши молитвы с «Отче наш», не с молитвы «Отче наш», а с этих двух простых слов «Отче наш». Начните, и поговорите со своим Отцом о самом главном, потом мы продолжим. И еще. У нас сегодня не будет музыки, музыка скрывает лишние шумы, и это только одно её предназначение, а самое главное для молитвы – это тишина. И вот попробуйте посидеть и помолиться просто в тишине.

Давайте мы будем использовать вот образ притчи о блудном сыне для того, чтобы может чуточку лучше понять слова молитвы «Отче наш». Давайте представим, что блудный сын возвращается в дом отца, называет его отцом, и отец называет его сыном. И отец называет его сыном, вот уж действительно не по кровному родству, а уже по благодати. Сын возвращается в отцовский дом по благодати. И представьте себе, как отец закатил замечательный пир, в честь того, что сын вернулся. Пришли гости, все порадовались – сын вернулся. А потом отец и сын остались наедине. О чём бы они говорили отец с сыном, который вернулся? О чём? Сказал бы сын: «Пап, знаешь тут машину бы мне». Но тогда не машину, коня. Сказал бы сын: «пап, давай разберемся с теми моими друзьями, которые меня бросили, когда я не был у тебя дома, до сих пор простить их не могу». Странно, правда? И странно было бы, если бы сын перед другими людьми тщеславился, говорил:

– Видели, да? Видели, какой я вот? Какие у меня одежды.

Чем хвалиться, если всё, что у тебя есть – не твоё, и в доме, даже своего Отца, ты даром, по благодати, только по милости ты там. Чем хвалиться? О чём же они могли говорить? И может быть вот это молитва «Отче наш» может передать то, о чем могли бы говорить отец с сыном. Итак посмотрим на первую просьбу:

«Отче наш сущий на небесах, да святится имя твое». Что это за просьба? О чём она? И вот эти слова сразу же нас отсылают к Ветхому Завету, Книга пророка Иезекииля 36 глава где Бог через пророка Иезекииля обращается к израильскому народу говорит о том, что натворил избранный народ. И вы помните эти слова, где Господь говорит:

– Где бы вы не были, вы обесславили святое имя Моё, что бы вы не делали, вы порочили Меня. И Господь говорит: а теперь вот что Я сделаю с вами.

И давайте мы прочитаем 22 стих:

«Посему скажи дому Израилеву: так говорит Господь Бог: не для вас Я сделаю это, дом Израилев, а ради святого имени Моего, которое вы обесславили у народов, куда пришли. И освящу великое имя Мое, бесславимое у народов, среди которых вы обесславили его, и узнают народы, что Я Господь, говорит Господь Бог, когда явлю на вас святость Мою перед глазами их».

И вы помните эти замечательные стихи, вы хорошо их знаете, из 36 главы Книги пророка Иезекииля:

«И дам вам сердце новое, и дух новый дам вам; и возьму из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце плотяное. Вложу внутрь вас дух Мой и сделаю то, что вы будете ходить в заповедях Моих и уставы Мои будете соблюдать и выполнять. И будете жить на земле, которую Я дал отцам вашим, и будете Моим народом, и Я буду вашим Богом».

Как Господь будет святить свое имя? «Я сердце новое дам вам, дух новый дам вам, сделаю ваше сердце послушным». Вот как Я буду святить своё имя. Поэтому, когда Иисус говорит эту молитву: «Да святится имя Твое», Он говорит: «Сделай наше сердце новым, послушным, дух наш обнови. Итак Отец, представим себе эту картину, конечно так может быть и не было, но чтобы это нам помогло как-то: отец и сын – и сын говорит: «папа, я хочу в твоём доме, я в твоём доме уже даром, коль я уже в твоём доме, чтобы ты продолжал менять мое непослушное бунтующее сердце. Вы понимаете, о чём первая просьба? Не дай мне папа побольше денег, не дай мне папа побольше здоровья. Самый большой враг себе – это я сам. И если Ты, Боже, не поменяешь мое сердце, если ты Отец не поменяешь меня, то я ж снова моё сердце заведет меня непонятно куда, я ж снова могу уйти, спаси меня Отче, преобразуй меня, чтобы я никогда уже не ушел из твоего дома. Тот, кто действительно встретился с Отцом, тот, кто вошел в дом Отца по благодати, в сердце такого человека появляется огромная жажда изменений, он хочет меняться, он хочет уподобляться своему Отцу, и он об этом в первую очередь с Отцом говорит, не говорит о своем соседе, который ведет себя неправильно, не говорит о своём обидчике, не говорит о своих врагах, потому что он понимает, самый большой враг – вот здесь, и если это сердце не поменяешь, ничего в жизни не изменится. Поэтому, Отче, поменяй мое сердце, освяти Свое имя в моём сердце. И дальше, следующая просьба об этом же. «Да приидет Царствие Твое». В древнем Израиле Царствие, когда Иисус проповедовал не мыслилось как какая-то отдельная территория, Царствие Божие – это владычество Божие в сердцах людей. Другими словами, это просьба: «Отче, владычествуй в сердцах людей, и в первую очередь, в моём сердце совершай свое владычество». Сейчас, я чуть-чуть вам скажу богословие. Вы знаете, что Евангелие от Матфея написано рукой Матфея, нет Деяний апостолов, написанных рукой Луки, существует множество копий, и некоторые копии между собой не сходятся, поэтому есть такая в библеистике наука – текстология, которая очень тщательно проверяет эти копии на предмет их достоверности. Итак, есть более достоверные копии Нового Завета, и есть менее достоверные копии. Это не значит, что они полностью искажают суть, смысл Нового Завета, но они считаются менее достоверными в библейской науке. Иногда исследователи Библии используют эти менее достоверное копии, как комментарии к более достоверным копиям. Я вас не запутал? Нет? Хорошо. Так вот, вот эти вот слова: «Да приидет Царствие Твое» в одной из менее достоверных копий звучат так: «Твой Дух Святой да придёт на нас, и да очистит нас». Смотрите, тема продолжается. «Да приидет Царствие Твое. Боже, да приидёт владычество твоё в сердцах людей. Твой Дух Святой да сойдет на нас, и да очистит нас». Об этом же. И дальше, та же самая тема. «И да будет воля твоя, и на земле как на небе». И снова же просьба о том, чтобы Господь правил. Это острейшая нужда в том, чтобы в мире правила Божья воля. И когда ты так молишься, то ты понимаешь, куда может тебя твоя воля завести. Когда-то я был молодым человеком, я вырос в церкви, я шел по дороге, и думал: «Ну, почему у нас церкви, это нельзя, это нельзя, вот это нельзя, и вот это еще нельзя? Что за жизнь такая? И я проходил мимо мусорных баков и увидел там человека, который что-то там искал, он поднялся, лицо его было синим, синекрасным, от него исходил определенный запах, и вот в этот момент, когда я посмотрел на этого человека, мне пришла следующая мысль: «вот посмотри, а ему всё можно». Да, он ничем себя не ограничивает. Вы понимаете, что самое страшное, это наша извращенная грехом воля, потому что она нас толкает на такие поступки, на такие дела, на такие мысли, на такие слова, которые в первую очередь разрушают нас. И поэтому ты приходишь к Богу, и говоришь: «Нет, Боже, я уже не хочу жить по своей воле, да приидет воля твоя, и на земле, и на всей земле пусть будет воля твоя, как на небе». Итак, посмотрите, 1 часть молитвы о чём она? О преображении, об освещении человеческого сердца и всего мира Божьим присутствием. Когда ты вошел в отцовский дом по благодати, когда ты реально встретился с Отцом, ты думаешь только об одном – о том, чтобы ты менялся, потому что ты в присутствии Отца осознаешь свою несовершенство. Помните, Исайя, когда в 6 главе, это описано в Книге пророка Исаии, увидел Бога – какая у него была первая реакция? «Горе мне!» Когда ты входишь в дом Отца по благодати ты сталкиваешься с Божьей святостью, и эта святость и Божья любовь они побуждают тебя становиться другим, ты вдруг начинаешь понимать, что так, как ты жил вчера, сегодня ты уже не можешь так жить, нельзя так жить. Ты понимаешь, что твое непрощение, твоя гонка за твоими какими-то идолами, она ничем не оправдана в доме Отца. Более того, ты уже начинаешь думать не только о себе, ты начинаешь молиться о всём мире. Ты говоришь: «Боже, Ты этот мир меняй». Тот, кто в доме Отца, ему небезразличен окружающий мир, он не замыкается в своей узкой тесной духовности и думает только о себе, чтоб в моей душе был мир, покой и всё остальное, он говорит и об этом человеке, который роется в мусорном баке, «Боже, и в его жизни пусть твоя воля будет исполнена. Те, кто в доме Отца, они небезразличны к тем, кто у свиного корыта с рожками, они не безразличны. А вот дальше начинается просьба, которая называется – просьба о насущном. «Хлеб наш насущный дай нам на сей день». Обратите внимание, очень мудро строит эти слова Иисус: не торт наш насущный дай нам на сей день, а хлеб наш насущный дай нам на сей день. Мы все устроены так, что нам торт надо, нам надо больше, а Иисус дает нам то, что нам по-настоящему надо. Мы как маленькие дети. Я когда рассказываю о своей старшей дочери, когда ей было где-то годика три или четыре, жена ограничивает детей в сладком, и она запрещает им одноразовое питание. Ну, знаете, есть у детей одноразовое питание: утром начинают, вечером заканчивают. Вот поел, между едой никаких никакой другой еды, никаких перекусываний до следующей еды, а если ты хочешь сладкого, то только после того, как ты поел. И вот моя старшая дочь была маленькой и говорит, поела и говорит: «Мам, а можно чего-нибудь сладкого?» Моя жена говорит: «Доченька, ну, вот там финики, инжир сушеный, изюмчик, поешь сладкое, курага. И она говорит: «Мам, а можно чего-нибудь вредного?» И вы знаете, мы иногда в молитве к Богу приходим и говорим: «Отче, ну, да, ты даёшь, ну, да, хватает, ну, чего-нибудь вредного, Господи, тортиков, да побольше». А Иисус говорит: «нет, когда ты приходишь Богу, ты говоришь «Хлеб насущный, Господи дай мне то, что мне на самом деле нужно». Мое воспаленное воображение, моя изуродованная грехом воля скажет мне, что мне всё надо. Но, Боже, ты насущный хлеб дай мне. Но в этих словах есть еще одна сторона. Прежде чем я её скажу, чуточку богословия еще такого. Я часто люблю об этом говорить со студентами. Иисус говорил на арамейском языке, слова Иисуса в Новом Завете записаны на древнегреческом языке, наш перевод – русский язык с древнегреческого, поэтому мы с вами, когда читаем, то мы читаем перевод перевода. Был такой интересный исследователь Библии, который, вот слова Иисуса записаны в Евангелии на древнегреческом перевёл на арамейский, чтобы, вот как-то услышать, как же мог говорить Иисус на самом деле. Так вот, в этой молитве «Хлеб наш насущный дай нам на сей день», зазвучала ещё одна тема на арамейском языке: «хлеб грядущего дня дай нам уже сегодня». Вот тот хлеб, который ты пообещал, мы будем есть с Тобой на брачном пире Агнца, дай нам Боже, вот здесь в этой жизни уже есть, дай нам этого хлеба, чтобы мы не забыли вкус вечности, потому что иногда, когда в нашей жизни всё хорошо, всё устроено, нам уже вечности не надо. Еще один пример из моей жизни: я очень хотел пойти в школу. Когда мне было семь лет, я просто уже дождаться не мог этого 1 сентября. И в ночь на 1 сентября я молился: «Иисус, пожалуйста, не пройди этой ночью и завтра не приходи, дай мне в школу сходить». А то придешь, и я никогда в школу не схожу, это же страшная трагедия. Ну, вы понимаете, мы иногда, когда в нашей жизни всё хорошо и начинается вот это какая-нибудь школа, о которой мы мечтали, вот та жизнь, о которой мы мечтали, и вот мы говорим: «Ну, наконец-то я зажил, я об этом так мечтал». А потом, это всё наступает, и ты веришь: «Иисус, слушай, ну, не приходи, ну, дай пожить немного». Так вот это молитва о том, это просьба о том, что когда тебе будет хорошо в жизни очень, и может быть у тебя будет длинный период жизни, когда всё будет хорошо, не забывай вкус небесного хлеба, чтобы твое сердце не забыло, что там лучше. Христианин – это тот, который в этом мире как бы здесь ни было хорошо, он как птица в клетке. И пусть в этой клетке будут золотые прутья, это все равно клетка. И он чувствует это, он живет этим, он понимает, что он не дома. И молитва эта о том, чтобы не забыли мы это, что этот мир – это тюрьма, это клетка, в клетке можно хорошо устроиться, но всё равно это будет клетка, это не наш дом. Вот об этом это просьба – хлеб грядущего дня дай нам уже сегодня, Господи. Ну, и предпоследнее. «И прости нам долги наши как и мы прощаем должникам нашим». Я долгое время не любил эти слова, потому что я знаю, как я умею прощать. Я не хотел бы, чтобы Господь меня прощал так, как я прощаю, потому что наше человеческое прощение, вы ж знаете какое. «Я тебя прощаю, но если ты еще раз это сделаешь, я тебе всё вспомню». А Бог же не так прощает. И поэтому однажды Бог дал мне пережить настоящее прощение. Был человек, которого мне было очень трудно принять, я долго, не знаю, может быть полгода, может быть больше я молился, я не хотел, чтобы во мне было вот это непрощение к этому человеку. А вы знаете, как оно поселилось в сердце, ты его же не можешь сам вырвать оттуда. И однажды, это было в субботу во дворе друзей, они сказали: «пойти полежи», я пошел лег спать, я не мог. И в какой-то момент я лежал, я вдруг понял, что моё сердце свободно от обиды. Это не я с собой сделал, это Он со мной сделал. И я понял, что я могу этого человека обнять, не фальшиво, знаете, внутри кипит, ты сжимаешь зубы, идешь: «Я тебя люблю брат… чтобы ты скорее куда-нибудь уехал с глаз моих». Да? Нет, это действительно было сердце, освобожденное Божьим духом от обиды. И вы наверное тоже переживали, это не от нас, это не то, что мы заставили себя прощать, а ты пережил это. Я пришёл потом вечером на богослужение, увидел его и моё сердце говорит: «ну, подойди обними, а мой разум говорит: ты что, больной? Ты ж знаешь, что это за человек». И мне было непросто к нему подойти, но когда ты, я его обнял всё-таки. Я понял, как хорошо жить, когда твое сердце освобождено. Поэтому, я бы эти слова прочел по-другому: «Боже, вот так как ты дал мне простить другого человека, Ты дал мне простить, вот так Боже, Ты и меня прости, не так как я прощаю, а как Ты дал мне простить, так Ты и меня прости». И вообще, по большому счёту вся молитва «Отче наш» она замешана на теме прощения. Начиная с первых слов ты можешь сказать «Отче наш» на самом деле вот так неформально, потому что ты прощен, и заканчивая вот этими словами о прощении в конце молитвы, вот это третье «не», о котором мы с вами говорили. Всё замешано на прощении. Мы люди, мы живем в этом мире, и мы уже говорили с вами, мы хотим восстанавливать справедливость, а в этой молитве всё по-другому. Просить прощение на самом деле несправедливо. Вот так по нашему, по-человеческому справедливо месть, воздаяние, а не прощение. А это вся молитва говорит о том – о Боге прощающем. Это безумное по-человеческим меркам прощение. Но те, кто последовали за Ним, те, кто по-настоящему идут путем освящения, это те люди, которые от обиды к обиде, от боли к боли, они учатся прощать все больше и больше, как Отец прощающий. Мы говорим, что сила церкви в том, сколько мы книг раздадим, сколько мы зданий мы построим. Это внешняя сторона церкви, сила церкви в том, что люди здесь следуют за Христом настолько, что они прощают и прощают, прощают и прощают, и этим безумием прощения они удивляют окружающий мир, мир, погрязший в ненависти, в разрушительной мести, в обиде, которая разрывает сердце и убивает тело. Он ждет церковь, которая прощает, в которой является полнота Божьего прощения, который удивляет этот мир безумием прощения. Поэтому, когда ты склоняешься перед Богом для молитвы, и ты произносишь «Отче наш», никогда не забывай, что твоё «Отче» оплачено кровью Христа, и ты можешь сказать «Отче наш», только потому что Он в отношении тебя явил безумие прощения. И если уж ты молишься «Отче наш», и ты молишься даром, и твоё «Отче» оплачено кровью твоего Спасителя, и ты хочешь истинно молиться, то в каждой твоей молитве «Отче наш» призыв – прощай! Прощай! Прощай! Не отступайся от Меня. Я хочу наполнить твоё сердце полнотой и силой прощения самых отъявленных негодяев, самых ужасных разбойников, самых жестоких людей, которые оттоптались в твоём сердце и растоптали его. Прощай, а другого пути, если ты за Ним пошёл, другого пути нет. А теперь, вот также тихо помолитесь о своих врагах. Не бойтесь говорить с Богом о тех, кто жестоко обидел и предал вас, обманул, разрушил может быть вашу жизнь, не бойтесь и молите у Него о даре прощения. Другого пути нет. Время для молитвы.


Глава 16 из 31« Первая«151617»Последняя »