Восхождение на Голгофу-2

Наш Господь. Мы благодарны Тебе за эту встречу с Александром, мы благодарны Тебе за его отдачу, он мог бы сейчас быть дома со своей семьей, но эту неделю решил провести вместе с нами. Мы благодарны тебе за это. Мы просим Тебя возложи на него свои руки. Приди Дух Святой, коснись его, вложи слова Твои в уста его, в сердце его, чтобы он мог дальше продолжить объяснение, каким образом можно взойти на Голгофу. Благослови его Господь, мы просим об этом именем Иисуса Христа. Аминь.

Я очень дорожу вашими молитвами. Иногда перед проповедью я приглашаю общину, церковь, чтобы даже во время проповеди мы не забывали молиться, потому что самое главное не то, что говорит проповедующий, самое главное, то, что происходит у нас с Богом во время проповеди. Поэтому, проповедь – это общее дело, и то, что тут получается, это не то, что делает проповедующий, это то, что делаем все мы, когда мы включаемся в молитву. И еще, поэтому если захотите помолиться во время проповеди, помолитесь, это хорошо, даже если вы что-то пропустите, то что я скажу, помолитесь в это время. Ваши молитвы очень дороги для Иисуса.

Вчера мы обратились к первым 11 стихам 1 главы Евангелия от Марка. И вы помните, что мы говорили о том, что личность раскрывается в процессе жизни Евангелия. Мы понимаем кто такой Иисус не просто размышляя над Евангелием, а проживая Евангелие. Мы восходим на Голгофу не просто теоретически, мы подходим на Голгофу жизнью. И вот первый пример вот этого проживания Евангелия, сразу же Марк нам представляет – это жизнь Иоанна крестителя. Мы говорили, что величие жизни не в том, чтобы многое получить. С точки зрения вечности велика жизнь того человека, который много отдает. И вот это отдача, это не в первую очередь материальная отдача, хотя оно является всегда каким-то следствием, отдача – это всегда преодоление своего эгоизма. Это самое тяжёлое, самое тяжкое, что есть у человека. Можно отказаться бросить курить, можно бросить пить, можно перестать сквернословить, можно научиться читать и понимать Библию, многое чего можем мы сделать сами, но преодолеть свой эгоизм – это нам под силу. Вот здесь, когда мы понимаем, насколько нас разъел и разрушил наш эгоизм, наше себялюбие, мы тут только начинаем понимать, как же мы нуждаемся в спасении Божьем. Если Господь нас не освободит от самих себя, у нас ничего не получится. Но мы размышляли вчера, что это освобождение Господь делает, хотя иногда и болезненно, но Он всегда открывает свою любовь. Поэтому Иисусу перед началом Его восхождения Господь говорит: Ты Сын мой возлюбленный. Это очень важно, Богу дороже всего, Он радуется, когда мы понимаем, как же мы любимы, как мы Ему дороги.

И вот сегодня мы затронем тему, которой я боялся вообще в Германии затрагивать, но я понял спустя несколько проповедей на эту тему, что действительно все мы одинаковые люди, и всех нас волнует одно и то же. Мы сегодня будем размышлять о духовной пустыне. В этом отрывке, в котором мы обратились вчера, говорится о крещении Иисуса Христа. Крещение само по себе имеет много граней, оттенков смысла, что такое Крещение. Но один из важнейших смыслов, который раскрывается в крещении Иисуса Христа, крещение – это символическое действие, в котором Иисус, по сути дела, представляет всю свою жизнь. Вы помните, Павел в 6 главе послания к Римлянам говорит, что мы крестились с Ним, то есть с Иисусом, куда? В смерть. И вот крещение – это символическое действие, в котором раскрывается смерть и воскресение. И когда Иисус принимает крещение, по сути дела, Он принимает волю Божию в отношении Его жизни. Крещением он говорит: Господи, я готов пройти по жизни так, чтобы в итоге эту жизнь отдать. Когда Иисус после крещения слышит эти слова: сей есть Сын мой возлюбленный, в котором Мое благоволение, кажется, что ничего особенного не случилось, смерть ведь сразу не вступила в свою силу. Но в следующий говорит о том, что крестный путь начинается сразу после того, как ты принимаешь волю Божию в отношении своей жизни. 12 стих: немедленно после того Дух ведет его в пустыню. Обратите внимание, вот иногда мы приходим в церковь и слышим: приди к Иисусу и Он решит твои проблемы. И правда, много проблем решается, когда мы приходим к Иисусу. Но согласитесь, много добавляется. Я помню, как до перестройки тем, кто крестился в Советском Союзе в церкви, часто говорили: вот сейчас ты прошел водное крещение, а дальше тебя ждет огненное крещение. И под этим подразумевалось, что у тебя могут возникнуть большие проблемы на работе, в семье, с соседями, с органами власти, но ты узнаешь, что значит следовать за Христом. Сегодня когда мы принимаем крещение, в наше время, в Германии, и даже в России, человек принимает крещение, и как-то кажется особых проблем не возникает, но это не совсем так. Пустыня будет у каждого, рано или поздно пустыня будет. И вот здесь посмотрите, как евангелист Марк говорит. Только Иисус услышал: сей есть Сын мой возлюбленный, и сразу немедленно Дух ведет Его в пустыню. Я прихожу к Иисусу, я принимаю крещение, и слушайте, когда мне говорят: я тебя люблю, то я понимаю, что обо мне тот кто меня любит, будет заботиться, он всё самое лучшее для меня, а тут смотрите, что получается: Отец Сыну говорит: Я тебя люблю настолько, что 40 дней у Тебя не будет никакой пищи, Я тебя люблю настолько, что Я допущу до тебя сатану, и ты будешь со зверями. Представьте себе, чтобы вот так молодой человек давал обещание своей будущей жене: дорогая, я тебя люблю, и я всё сделаю, я покажу тебе свою любовь, ты у меня будешь жить впроголодь, и я вообще, я тебе устрою, и ты узнаешь, что я тебя люблю. То есть к чему я это всё это говорю, что вот здесь, вот эти два стиха, вот Марк, он не просто сочиняет что-то, он очень грамотно, очень хорошо выстраивает свою Евангелие, Сын мой возлюбленный, немедленно в пустыню. И мы начинаем спрашивать: и это любовь? Тем более обратите внимание, не сам Иисус пошел, не то, что Он решил идти, Дух после этого ведет Его. А в греческом там, вообще такое слово: бросает Его в пустыню, выкидывает Его в пустыню. Кстати, ещё одна деталь, чтобы мы почувствовали вот этот контраст. Мы читаем: был с сатаной, искушаем. Мне, в среднем раз в год приходится встречаться с людьми, которые очень переживают или ощущают близость вот этого вот демонического влияния. Они обращаются ко мне и говорят, я не изгоняю бесов, просто люди приходят, потому что им плохо, и они говорят, примерно у всех такой рассказ, примерно одинаков. Когда это происходит, я чувствую себя скованным, у меня каменеет все тело, и я становлюсь, меня наполняет страшный ужас настолько, что я не могу даже произнести слово, меня всего сковывает. К чему это всё говорю? Вы понимаете, что Иисус же был в человеческой природе и когда Иоанн говорит: он был искушаемый сатаною, то что Он не ел, это было на физическом уровне, но на духовном уровне встречаясь с сатаною, Христос проходил страшное потрясение, вся его человеческая природа трепетала от этих встреч, это не были просто мирные беседы. Кроме того, Он был со зверями. Нам конечно хочется думать, что он был со зверями, вот знаете, есть история Франциска Ассизского, как звери его слушались, вот он гладил зверей. Звери – они же тоже разные. Поэтому пустыня – это было время не только голода, не только жажды, но это было место переживания огромного ужаса, страшной борьбы, очень трудных решений и тяжелейших искушений. Вот так Бог поступает со своими теми, кого Он назвал возлюбленными. И тогда я говорю: Господи… Вот помните, мы вчера в начале я об этом сказал, что Бог никогда не будет карманным, Он очень часто непонятный Бог. И вот когда мы попадаем в такие ситуации, в свою пустыню, мы говорим: Господи, я тебя не понимаю! Почему Ты говоришь, что Ты меня любишь, а вокруг меня и во мне, и в моей жизни, всё так плохо? Где Ты Господи? Когда Марк пишет о пустыне, он использует снова же очень емкий, и очень глубокий символ. Люди, которые читали его и которые хорошо знали Ветхий Завет, у них сразу же выстраивалась цепочка библейских повествований, историй об отношениях Бога со своим народом в пустыне. Но давайте вспомним, Моисей, где он 40 лет провел? В пустыне. И очень часто пустыня является местом, где Бог готовит своих детей к встрече с Ним. Пустыня –это то место, через которое Бог проводит своих детей, и люди проходящие через пустыню узнают Бога глубже, больше, Бог становится для них не просто теорией, Бог становится для них живым Богом. Моисею надо было 40 лет, прежде чем он встретился, ни с тем Богом, которого он себе вообразил, настоящим Богом. И вот это встреча у горящего куста, она не была случайной, она состоялась тогда, когда Моисей был готов к этой встрече. Поэтому я иногда молодёжи говорю:

– Вы просите о том, чтобы Бог открылся в вашей жизни больше? Пристегните ремни. Он будет отвечать на ваши молитвы, но Он не будет отвечать на ваши молитвы так, как вы этого хотите, как вы себе представляете.

Мне бы хотелось вечером помолиться и сказать:

– Господи, откройся мне так, как я Тебя раньше не знал, больше, глубже. Проспал ночь, открываешь глаза. – Ё, ты смотри, я совсем по-другому узнал Бога! Когда я молюсь: Господи, откройся мне.

– Бог говорит: хорошо, Я тебя люблю, и чтобы ты больше узнал, как Я тебя люблю, пойдем в пустыню.

Вы представляете сколько разочарований, непонимания пережил Моисей в пустыне. Давайте вспомним еще одного библейского героя. Вы помните, когда Илия просит себе смерти под кустом? Бог конечно отвечает интересно на молитвы людей, которые просят себе смерти. Смотрите, у Илии суицидальные мысли, то есть мысли о том, что он не хочет жить, но самое главное он об этом говорит с Богом. И Бог говорит:

– Илия, ты хочешь смерти? На тебе кашку вместо смерти.

А потом от этого куста до горы где Илия встречается с Богом. Сколько времени проходит помните? Сколько он идет по пустыне? 40 дней. Ему надо было приготовиться, чтобы встретиться с тем Богом, которого он не знал. И Бог открывается ему там совершенно с другой стороны, в веянии тихого ветра. В церковнославянском переводе там по-другому, я очень люблю этот оттенок смысла, там говорится «в веянии хлада тонко». И вот, когда вы летом сидите в душном помещении, жарко и в какой-то момент, откуда-то, вы даже не можете понять откуда, тоненькая струйка прохладного воздуха касается вашего лица. Знаете, это ощущение? И вот Илия вот так встречается с Богом. А он думал, что Бог – это тот, который огонь с неба только сводит. Но Илии нужно было пройти путь, чтобы встретиться с Богом. Вспомните Иова. У Иова с Богом было всё хорошо, ну, вот жизнь была расписана как в Германии, я Тебе, Господи, десятину, Ты мне, Господи, хорошую жизнь. И кроме того Господи я буду жить праведно, я буду молиться о своих детях, когда они непонятно как будут праздновать день рождения, я буду приносить необходимые жертвы, я буду помогать людям, я буду участвовать в жизни общества, и если я это всё делаю, то у меня должно быть всё хорошо. И тут в его жизнь врывается Бог, Иов Его не понимает, он кричит к Богу, он спорит с Богом. И вы помните, какие слова он говорит в конце. В 42 главе он говорит: Раньше я слышал о тебе слухом моим, а теперь мои глаза видят Тебя. И что такое пустыня? Это не просто географическое пространство, пустыня – это трудное очень место или лучше сказать трудный очень период жизни, когда нам очень тяжело и больно, когда почва уходит из-под наших ног и мы не понимаем Бога, потому что тот Бог, которого мы раньше знали, становится для нас непонятным, мы начинаем спорить, мы начинаем роптать, мы не знаем, что с нами происходит, мы сами себе не рады. И когда мы смотрим на самих себя, не понимаем себя, когда смотрим на ближних, мы видим что ближнее вот, ну простите меня за этот образ, вот Христос был в пустыне со зверями, вот наши ближние как звери, они, ну, не понимают нас, как друзья Иова, которые дают советы откуда-то, ну не понимают нас, мы Бога тоже не понимаем, мы чувствуем себя как та смоковница в притче. Помните, которая не приносила плоды, и садовник говорит: облажу ее навозом. И ты в этой пустыне куда не глянешь, кругом навоз. И ты говоришь:

–Господи, я не понял, Ты же сказал, что ты любишь. И эта любовь?

Но пустыня – это место, где Бог что-то с нами делает, Он готовит нас к встрече с Собой, другим Богом, Он углубляет наше богопознание. И вот это углубление богопознания оно проходит происходит тогда, когда в пустыне Бог мучительно вырывает из нашего сердца всякое идолопоклонство. Мы себе не представляем сколько ложных образов Бога мы приносим с собой, приходя в церковь! Иногда протестантам свойственно бороться с иконами. Ну, правильно, Библия говорит: Не делай себе изображения и никакого кумира. И мы убираем иконы. Но мы не замечаем сколько у нас тут икон – искаженных представлений о том, кто такой Бог. И вот в пустыне Бог выжигает все эти идолы из нашего сердца, все эти ложные образы, с которыми мы мучительно расстаёмся. В пустыне мы узнаём, кто мы есть, и мы узнаём свою величайшую слабость, и в этой слабости мы учимся полагаться только на Него.

Есть в духе пророчества очень хорошие, красивые слова:

«Те, кто воистину освящен, осознают свою слабость».

А мне ж хочется чувствовать себя сильным, что я ж контролирую свою жизнь, я контролирую жизнь своих ближних, и я даже контролирую Бога, чтобы Он тоже под меня подстраивался. А в пустыне ты узнаешь, насколько ты слаб. Я часто привожу этот пример. Когда моя младшая дочь однажды мне сказала: папа! Мы вечером молимся, а она говорит: я не хочу молиться. Ей было бы годика 4, говорит: а я не хочу молиться. И всё моё представление о том, что я контролирую жизнь своего ребёнка, сразу же рассыпалась в прах. Если я ее заставлю молиться, это будет молитва? Нет. Если я какими-то манипуляциями приведу ее к молитве, это будет молитва? Нет. А как сделать, чтобы ребёнок твой помолился от сердца? И всё, и ты понял, что ты слабый. Что если сейчас Бог что-то не сделает с сердцем твоего ребенка, то ты ничего не сделаешь. Я могу научить ее молиться перед принятием пищи, я могу научить свою дочку ходить в церковь, я могу свою дочку научить читать библейские истории, я могу научить пожертвования отдавать, могу научить еще много чему. Я могу ли сделать ее сердце открытым для Господа? И всё, и ты понял, что ты не контролируешь самое главное, не подвластно тебе. В пустыне очень трудно мы всё это проживаем, освобождаемся от идолов, узнаем самих себя, узнаём свою слабость. В пустыне человек проживает. Вот эти великие слова, которые нам всем нравятся: Господь моя опора, Господь моя скала. Ты узнаешь, что нет другого, на ком ты можешь строить свою жизнь и свое благополучие. Один узник Освенцима еврей, он выжил в Освенциме Виктор Франкл, он как-то сказал: а какой смысл, что мы там были? Есть ли смысл в том, что мы прошли через этот ад? И он говорит: да, Освенцим научил нас не бояться никого и ничего, кроме Бога. Пустыня учит нас полагаться ни на что другое, кроме Бога.

Есть несколько очень важных моментов, которые нам надо учитывать, когда мы оказываемся в пустыне. Очень многие люди, попадая в пустыню, они начинают вести себя неправильно. И поэтому очень часто пустыня вместо благословения становится для них проклятием. Я нисколько не сужу этих людей, потому что в пустыне бывает да невыносимости тяжело, и в пустыне очень хочется что-то сделать, как-то поправить свое положение или же просто мы начинаем ожесточаться и роптать. Но в пустыне очень важно проходить смиренными. Вот пустыня – это то время, когда ты склоняешь свою голову перед Господом, и говоришь: Господи, если это надо мне пройти, я готов, я готов. Очень часто, когда человек в пустыне начинает пытаться что-то контролировать, как-то самому решить проблему пустыни, он попадает еще в худшее положение. Вспомните, это же страшное, когда-то понял, как было не просто Саулу, когда Самуил не шёл, и жертвы не кому было принести. Это же была острейшая ситуация в жизни Саула, народ разбегается, надо что-то делать, и он не дожидается Самуила и начинает приносить жертвы. А если ты болеешь годами, нет, не неделю, не месяц, а 5 лет, 10 лет, и болезнь делает тебе твою жизнь страшной, и ты видишь, что конца этой болезни не будет, и появляется весть в том, что где-то какой-то экстрасенс молитвами лечит. Вы думаете легко сказать, что я не пойду? А если ты проходишь в церкви духовную пустыню, и Библия тебе ничего не говорит, и молитва тебе ничего не дает, и на богослужение ты приходишь, и думаешь, что они тут вообще делают, и никакой тут радости нет, и ты встречаешь своего друга, который ходит в другую церковь и говорит: а у нас радость, приходи! Мне тоже было у вас плохо, а я вот туда пошёл, и там наконец-то моя душа отдохнула. И думаешь, а стоит ли мучиться? Может пойти, чтобы полегче стало? Очень важно понимать, что та пустыня, в которой мы оказываемся, это тоже проявление Божьей любви. В пустыню надо пройти, без пустынь невозможно зрелое христианство. Сатана приходит к Иисусу на 40 день. Если кто-то из вас голодал, вы знаете, что такое голод. Особенно на 40 день, когда человек, там организм уже очищается, голод становятся невыносимыми, и вот в этот момент сатана приходит к нему, и по сути дела… Но Марк об этом не пишет, другие евангелисты говорят: сатана приходит к нему и говорит:

– Если ты Сын, то почему вокруг так? Если ты Сын, то начинай действовать! Сколько можно мучиться? Ты же можешь! Сделай из камней хлеб.

Христос может? Да, может, Он мог бы даже из сосны булку сделать, не проблема. Он же Творец. Но в «Желание веков» есть потрясающие слова, когда говорится об искушении Христа в пустыне:

«Помня о гласе с небес Иисус покоился в любви своего Отца. Что говорило Иисусу, что здесь, он всё равно в пустыне остается Сыном? Чему Он доверяет? Если бы Он посмотрел на свои физические ощущения, это бы утвердило Его, в том, что Он любимый Сын? Нет. Если бы Он посмотрел на свои духовные переживания, это бы утвердило Его в том, что Он любимый Сын? Нет. На чём стоит Иисус? Слово, которое было сказано однажды. Иногда ко мне приходят и говорят:

– Пастор, я не чувствую, Бог ушел из моей жизни. Я не чувствую, что Он в моей жизни.

– Я тогда говорю: А что пишет Слово? А вот в Библии написано: се, Я с вами, во все дни до скончания века. Чему ты будешь больше доверять: тому, что ты чувствуешь или тому, что говорит Слово?

Очень важно в пустыне доверять тому, что говорит Слово. Если Бог сказал: Я тебя люблю, значит это правда. В пустыне надо научиться доверять Слову, а не своим ощущениям, они могут быть очень разными. Второй момент: в пустыне надо научиться смирению, надо, склонив голову пройти через пустыню. Я часто привожу этот пример. Когда мы привезли моего сына из больницы, первые полтора он не спал, ночью очень трудно засыпал. Но купили такой круглый батут, потому что я срывал ноги, постоянно его так укачивает, и когда стоишь на батуте, так полегче. И вот ночь, час ночи, я его качаю. Вроде бы уснул. Тихонечко, тихонечко подходишь к кровати, только положил, проснулся. Снова качаю, и я разговариваю с Богом:

–Господи, ну Ты же знаешь, мне завтра рано на работу, у меня первая пара, преподавать надо. Тебе же нетрудно сделать, чтобы он уснул. Ну, пожалуйста Господи.

И вот так качаешь его, молишься. О, вроде бы уснул. Тихонечко к кровати, раз – получил. Снова проснулся. Уже молишься по-другому. Господи, ну Ты что, не слышишь? Ну Ты же понимаешь, уже 3:00 ночи, а он не спит, ну сколько можно качать? Ты что меня не понимаешь, Тебе неизвестно, что мне завтра утром надо свеженьким преподавать? Ну, сделай что-нибудь?

Вроде бы уснул. Только положил, снова проснулся. И вот в эти моменты, это пример, вот в эти острые моменты, когда тебе кажется, что невмоготу, вот так уже, всё, вот эти моменты – это точки отчаяния, в которые мы принимаем решение: или ты взбунтуешься и начнешь роптать и проклянешь весь мир и Бога, или ты скажешь:

–Господи, как Тебе угодно. Я Тебя сейчас не понимаю, но если до утра, значит до утра. Тебе лучше знать.

Понимаете? Вот в эти моменты, когда очень непросто, наши решения определяют наше будущее: или ты склонишься и скажешь: я принимаю, Господи. Или ты взбунтуешься, и твоя вся жизнь пойдёт наперекосяк. Потом я понял, что через всё это во мне воспитал Бог. И в самых разных других жизненных обстоятельствах вот это реакция: я принимаю, хоть мне непонятно, она уже появилась. Но тогда мне казалось, чтобы Бог просто издевается. Но если Он меня любит и если всё под Его контролем, ну что же Ему просто взять сделать, чтобы ребенок уснул. Но Он знал, что Он делает. Хотя тогда я это не понимал. Поэтому очень важно не взбунтоваться, не ожесточиться, не возроптать, не начать обижаться на весь мир, всегда найдутся люди, которые в твоей жизни, в твоих обстоятельствах будут виноваты. Нет. Если вы таким путём пойдете, вы не вынесете благословение из пустыни. Вот этот момент я принимаю. Вот у Иисуса в пустыне так было: Я принимаю, Я принимаю не свою волю, Я принимаю волю Отца, и если Ему угодно, чтобы вокруг меня были сейчас камни, был сатана и были звери, то Я принимаю. Многие в своей пустыне ломаются, и потом их христианство становится дешевым и пустым. Тот, кто не прошёл пустыню, никогда не переживет вот это величие, красоту и глубину Бога. И многие люди в церкви, как Израиль 40 лет бродят, периодически ропща, бунтуя, и так и не открывая для себя живого, красивого, великого и любящего Бога. И до тех пор, пока будем бунтовать, роптать и не смиримся, как Иаков говорит: под крепкую руку Господню, не будет у нас полноценного и зрелого христианства. Нравится, да? Мне не нравится. Я б хотел бы, как-то Бог полегче. Но Бог знает, кому через что надо пройти, чтобы мы стали Его детьми и понимали Его. Если Христос прошёл через пустыню, то не ждите, чтоб пустыня в вашу жизнь обойдет стороной.

А теперь я хочу вам немножечко рассказать о том, как Иеремия проходил свою пустыню. Там несколько уроков. Книга плач Иеремии 3 глава. Это любимая моя глава. Пророк Божий, смотрите, какие странные слова пишет:

«Я человек, испытавший горе от жезла гнева Его. Он повел меня и ввел во тьму, а не во свет».

Кто повел? Бог повел. Слушайте, если Божьи пророки так проходили, то что уж нам говорить. Посмотрите 8 стих:

«И когда я взывал и вопиял, задерживал молитву мою». Посмотрите еще следующие слова, 17 и 18 стихи:

«И удалился мир от души моей; я забыл о благоденствии, и сказал я: погибла сила моя и надежда моя на Господа и удалился мир от души моей я забыл о благоденствии». Это кто говорит? Пророк Божий говорит. Мы часто цитируем из этой главы красивые слова, но мы не учитываем в каком контексте они написаны. По милости Божьей мы еще не исчезли, знаете же эти слова. Но теперь вы видите в каком контексте звучат эти слова? В контексте страшной богооставленности, когда ты взываешь, а Бог не слышит. И вот в этой главе есть два стиха, которые передают переживания Иеремии, но которые показывают, как нам надо себя вести. 25 и 26 стихи, по сути дела в них можно увидеть три уровня, ну назовем так, пустыни от самой поверхностной, до самой глубокой пустыни.

«Благ Господь к надеющимся на Него». В нашей жизни встречаются неприятности и проблемы, но они не столько захватывают нас, чтобы мы полностью потерялись. Мы знаем, рано или поздно это пройдет, мы знаем, что Господь с нами, и мы надеемся, что с Богом мы преодолеем этот трудный период нашей жизни, надежда не покидает нас, мы чувствуем Божье присутствие с нами. Но не всегда так бывает. Второй уровень: благ Господь к душе, ищущей Его. Бывает так, что мы теряем надежду, бывает так, что нам очень страшно и мы в каком-то жизненном тупике, но мы продолжаем искать Бога, мы молимся, мы читаем Библию, мы участвуем в служении, мы пытаемся где-то в чём-то найти Бога, мы чувствуем, что мы потеряли Его присутствие, но мы Его ищем. Иеремия говорит: хорошо когда ты в трудностях, даже если ты потерял надежду, то ты продолжаешь искать. Но бывают моменты в жизни, когда мы не можем не надеяться, и мы не можем искать, когда у нас опускаются руки, и мы входим в бездну отчаяния. Иеремия дальше говорит:

«Благо тому, кто терпеливо ожидает спасения от Господа». Иногда бывает так, что ты ничего не можешь. У тебя остаётся только одно: терпеливо ждать. Ты не знаешь, когда это закончится, нет никакого просвета в будущем, сердце твое умолкает, молитвы твои кажется не слышны, ты открываешь Библию, и она для тебя пуста. Вот в эти моменты, когда ты не можешь ничего сделать для того, чтобы выйти из этой пустыни, остается только одно. И вот здесь многие ломаются. Остаётся терпеливо ждать спасения от Господа. Христос в пустыне терпеливо ждет спасения от Господа, и именно поэтому из пустыни Он выходит победителем. Но самое главное, что открывается нам в пустыне? Когда уходит надежда на все, когда нам очень трудно, вот в эти самые трудные моменты, мы можем узнать Божью любовь, как никогда. Как это ни странно, пустыня, на самом дне, в самом глубоком отчаянии, открывается Божья любовь и милость, полнее чем в спокойной и беспроблемной жизни. Есть старый адвентистский псалом: чем ночь темней, тем ярче звезды. Смотрите, где звезды ярче в кромешном мраке? Чем глубже скорбь, тем ближе Бог. Даже в пустыне есть надежда. Поэтому не бойтесь пустынь, не ропщите на пустыню, не ропщите на Бога, не ожесточаетесь, знайте, вот те моменты, когда вам очень трудно, это моменты, в котором Бог предоставляет шанс узнать Его лучше, глубже, полнее. Я знаю, о чём я говорю. Я рассказывал вам про своего сына вчера. Слушайте, за эти 5 лет, ну, трудно, но я узнал Божью любовь, как никогда я не знал ее раньше. Иногда я думаю, если бы Бог сказал: хочешь еще повторить этот опыт? По плоти, по-человечески, не хочу, но когда я думаю, что за эти пять лет я узнал, и каким Бог для меня стал, то хочу. Поэтому, пустыня на самом деле не проклятие, пустыня – благословение, и если хотите узнать Бога живого, то будьте готовы, что Дух Божий однажды отправит вас в пустыню. Помолимся.

Господи, Тебе ведомы все наши слезы. И каждый вздох наш, мрак и горе через которые нам приходилось проходить, Ты всё знаешь. Господи, когда мы встретимся с Тобой, мы будем благодарить Тебя за каждую слезинку, тогда мы во всей полноте узнаем, что всё было не зря. А сейчас Господи, мы часто не понимаем себя, ближних и Тебя тоже. Ты знаешь Господи, как же иногда трудно жить, а особенно когда кажется, что Ты не слышишь, не понимаешь, и вообще Ты так далеко, далеко. Отче наш, дай нам силу в пустыне не ожесточиться, дай нам Господи силу в пустыне не роптать, не проклинать, не заниматься самовольными делами, не пытаться своими силами оттуда выкарабкаться. Дай нам Господи в пустыне силу смиряться, доверяться, любить, прощать, терпеть. И вот сейчас Господи, мы молим Тебя о тех, кто в пустыне, кому плохо, благослови Господи всякую душу страждущую, всякое сердце скорбящее. Дай Господи в этой тёмной ночи увидеть звезды Твоей благодати, пережить Твою близость, и ещё больше узнать, как же Ты всё-таки нас любишь, даже в пустыне. Аминь.


Глава 2 из 31123»Последняя »