Богатство счастливых

Вчера у нас была особая тема – средоточие Нагорной проповеди, молитва «Отче наш». И я думаю из вчерашнего вечера вы вынесли для себя две таких вот важные идеи, то что является основополагающим для молитвы. С чего начинается молитва? «Отче наш». Когда ты понимаешь, что значат эти слова «Отче наш», когда ты остановишься и просто окунешься с одной стороны в это величие Бога, а с другой в непостижимую любовь, ты уже не будешь как язычник многословить, ты уже не будешь как фарисей выставлять свою молитву напоказ, потому что ты будешь знать, твоя молитва – это такой дар, вот помолиться это дар. И когда ты понимаешь, что это дар, то ты же не можешь им хвалиться, это не твоё. Ну, и потом мы размышляли с вами о том, что в основании молитвы, то, что наше лежит – это нищета, ты понимаешь, что ты нищ и тоска. «Да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя и на земле как на небе» – это слова, рождённые в сердце, истосковавшимся по другому миру. Тот, кто молится этой молитвой, он понимает, что он не дома. Если вы помните, в 11 главе послания к Евреям, когда апостол пишет о людях Божьих, перечисляя их, он говорит, что они понимали, что они «странники и пришельцы на этой земле». Вот когда ты странник и пришелец, ты говоришь: «Да приидет Царствие Твоё». И за этими словами тоска по Отчему дому, ты молишься, и ты говоришь: «Господи, хочу домой». И поэтому, мы говорили вчера с вами, что молитва – это не слова в первую очередь. Иногда люди думают, что нужно произнести правильные слова, а Господь говорит: «молитва – это сердце». И поэтому даже тогда, когда у тебя нет слов, Бог слышит твое сердце и отвечает, еще до того, как ты что-то сказал.

Но вот сегодня мы посмотрим, как Иисус разворачивает молитву «Отче наш», расширяет её, показывает, как оно связано с нашей повседневной жизнью. Интересно, что последующая часть Нагорной проповеди, то, что идет после молитвы «Отче наш», иногда называют комментарием к молитве «Отче наш». И прежде всего, я хотел бы коснуться темы, которую мы уже вскользь, где-то может не очень глубоко мы с вами задели, тема поста. Почему? Помните, мы размышляли с вами и говорили, что пост, Ездра пишет: «мы постились для смирения». Вот смирение, по-другому можно назвать нищетой духа. Вот они постились для смирения, для того, чтобы прийти к этой нищете духа, и в нищете духа полностью положиться на Бога. И вот пост – это как раз то средство, которое может привести человека к нищете духа, может привести и к гордыне. Понимаете? Можно себе сказать: «Ух ты! Я уже 5 дней пощусь. Благодарю Тебя, Господи, что я не такой как этот брат, который еще даже и не пробовал поститься». Всё может привести к гордыне. Но пост дан Богом не для того, чтобы приводить к гордыне, а для того, чтобы приводить человека к нищете духа. А вот здесь один очень важный момент. У нас чаще всего пост связан, мы воспринимаем пост как отказ от еды, поститься значит не есть. Но понятие поста в Писании более многогранно, и если вы помните пророк Даниил тоже постился, но его пост заключался в том, что он не ел вкусного хлеба, и это тоже был пост. Иногда человеку достаточно сделать выбор и ограничить себя в какой-то привычной для себя пище, в общем-то без которой можно обойтись. Но скажем так, согласитесь можно ж обойтись без печенюшки к чаю, я не видел человека, который умер от того, что не попил чай с печеньем или с каким-нибудь с кексом, ну, с десертом. Да? То есть, посмотрите вот пост может быть таким ограничением в какой-то пище. Вы знаете, вообще, по большому счёту, у нас у всех, ну, я сейчас чуточку в сторону отойду, у нас у всех вкус извращён. Вот когда кто голодал, тот знает. Вот когда семь суток поголодаешь, выходишь из голодовки, и там только на четвёртый день можно начинать где-то что-то такое потверже есть, а так пока сок пьёшь, очень надо разумно выходить. Так вот я вам скажу – просто картошечка, политая, я не знаю в Германии есть пахнущая постное масло с запахом, подсолнечным маслом, вот просто картошечка, политая маслом. Ну, уже начнём сейчас капусточка, потом еще и кусочек колбаски, да, и пошло. Я сейчас не о том. Просто картошечка! Я вам скажу, большего наслаждения я не испытывал! И тогда ты понимаешь, как тебе мало надо, для того, чтобы по-настоящему наслаждаться едой! А то потом начинаешь – одну приправу, другую приправу, кетчуп сверху, майонезом намазал, и ещё мало, и ещё перца туда хорошо, чтоб вкуснее было. И ты начинаешь думать, вот это количество приправ сделает пищу вкуснее, а на самом деле простая картошка. Это вы не представляете себе, как это вкусно! Вы уже придете вечером домой и будете варить картошку! К чему я это говорю? Когда человек делает ограничение, скажем так, начинает просто есть простую пищу, иногда этого достаточно. Для чего? Для того, чтобы прийти в норму, для того, чтобы в чем-то себе отказать и искать вот этого смирения сердца. Пост – это всегда отказ, надо от чего-то отказаться. Смотрите, Даниил отказался от вкусного хлеба. Но это ещё не всё. А Давид в 68 псалме, он пишет о том, что он плачет, постясь душою своей. Посмотрите, в 68 псалме, 11 стих: «и плачу, постясь душею моею». Давид говорит, что не тело его находится в посте, а душа. Может быть Давид в это время не играл на музыкальных инструментах, и не слушал песни, может быть у него ещё какое-то было ограничение. Иногда для современного человека, для современного христианина пост может быть информационным, когда ты просто себе говоришь: «Господи, мне нужно чтоб Ты навел порядок в моём сердце, поэтому я не буду сегодня вечером по привычке смотреть телевизор, и я не полезу сегодня в интернет». Вы знаете, для некоторых людей проще отказаться вообще от еды, чем от интернета и телевизора. Потому что человек не привык чтоб вот этот зомбоящик уже молчит. И всё, он чувствует, он выключил: «я не буду сегодня вечером смотреть телевизор», ходит из угла в угол и не знает, как пусто как-то вообще, не знает куда себя деть, не с кем поговорить. Понимаете? И такой пост может быть, когда ты отказываешь себе, говоришь, я всё, у меня вот есть только Писание, я молюсь, и я отсекаю себя вот от этой всякой отвала информации, которая обрушивается на меня из телевизора, радио, интернета, газет и всего остального. Это тоже пост. А в 58 главе Книги пророка Исаии, Исайя говорит: «Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды». Исайя вообще не говорит об отказе от пищи. Вы знаете, снова же Исайя говорит о том, что тебе нужно отказаться от своего «я», дабы пойти и навести порядок со своим ближним. И снова же иногда проще 40 суток не есть, чем пойти сказать своему ближнему «прости», или простить своего ближнего. Исайя говорит: когда ты идешь наводить порядок с ближним – это тоже пост, хотя ты можешь даже сладкий хлеб есть. И самый привычный для нас пост, конечно, это как отказ пищи, мы находим на примере Иисуса Христа, который 40 дней не ел, мы понимаем, что Он реально не ел. Вы видите, как многообразен пост. Но весь пост он предназначен для того, чтобы любой вид поста имеет смысл только тогда, когда ты ищешь вот этого вот смирения сердца, ты молишь об этом Господа. Смотрите, пост может быть выражением отчаявшегося сердца. У меня часто бывает так: я вдруг чувствую, что я не могу сам с собой разобраться, что называется, я не могу сам себя взять в руки. Ну, в общем-то это нереально, но ты чувствуешь, что твой внутренний мир начинает рассыпаться просто. Я тогда прихожу к Господу и говорю: «Господи, я вообще ничего не могу сделать сам с собой, ничего не могу сделать, я могу только не есть, а Ты что-нибудь наведи во мне порядок. Иногда, когда сталкиваюсь со сложными человеческими отношениями, когда я вижу, что мои слова не работают, то есть говоришь, а человек не слышит. У пасторов это часто бывает, это благословение пасторства, ну, такое трудное конечно. Вот человек не слышит, не понимает, и ты приходишь в отчаянии к Господу, и говоришь: «Господи, ничего не могу! Наведи порядок! Я могу только не есть». Я много раз видел, когда особенно тяжелейшие человеческие отношения, и ты приходишь к Богу в отчаянии и нищете, и приходишь в этот пост, и ты видишь, как Бог в глубине человеческих сердец наводит порядок. Мне хотелось бы посоветовать супругам, семейным людям, иногда в семьях бывают трудности, иногда в семьях возникает непонимание, которая словами, количеством слов не решается. Просто не выясняйте, не доказывайте, уходите в пост и стойте перед Господом, моля о том, чтобы Господь сделал то, что не могут сделать слова.

Итак, мы сейчас коснулись поста, потому что, вот помните Он говорил: милостыня, молитва и пост. Христос не сказал: милостыня, молитва важнее, а пост – это там, где-то. Он поставил милостыню, молитву и пост на один уровень. И нигде в Библии нет такого, что вот пост, как бы это такое левое дело какое-то, ненужное. Почему? Потому что пост он помогает человеку расставить систему ценностей, понять какие-то основополагающие для себя вещи, разобраться с самим собой, с Богом, с ближним. И когда ты реально приходишь вот в это смирение сердца в посте, у тебя появляется настоящая молитва. Но еще одна деталь. В древности постящийся, что такое было пост? Вы может помните, человек постился, раздирал одежды и посыпал голову прахом, пеплом. Что это значило? Человек по сути дела говорил, не только словами, а всем своим существом: «Господи, я сейчас как прах, во мне ничего нет, и я сейчас как прах нуждаюсь в твоей творческой силе, чтобы Ты из меня праха что-то сделал». И вот, теперь, когда мы проговорили о посте, о том, каким он может быть, о том состоянии, в которое человек входит в состояние праха, понимая, что единственное в чём он нуждается – это животворящая сила Божья в его жизни, в жизни его семьи, в жизни его церкви. А когда сердце человеческое расширяется для Божьей любви, то человек он стоит перед Богом как прах за то общество в котором он живет, он молит Бога за весь мир, у человека начинает выстраиваться система ценностей, и тогда только в этом состоянии для человека Бог становится по-настоящему Богом. Но и вот дальше теперь мы смотрим как вот приготовление к молитве, пост, состояние в котором должна совершаться молитва. Очень хорошо этому состоянию помогает пост. А дальше Христос показывает: если ты реально молишься, то это проявляется в твоей жизни, жизнь и молитва – две стороны одной медали. Поэтому, когда Христос говорит: «Да святится имя Твое», то эти слова Он потом расширяет и комментирует со стиха19 по стих 24. А ну-ка теперь давайте прочитаем, что значит «да святится имя Твое».

«Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма? Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне».

«Да святится имя Твое» –в этих словах выражается просьба: «Господи, сотвори так в моей жизни, и в жизни народа Твоего, чтобы для меня и окружающих меня, Ты был превыше всего, и ничто не стояло для меня на уровне Тебя». И вот Христос отпускается на нашу повседневность. Он знает, как человек зациклен просто, любой человек, зациклен, искушаем вот этим материальным, что его окружает. И Христос говорит, Он знает, как слаб человек, что человеку свойственно сосредоточиться вот здесь, на вот этих вот сокровищах. И тут не вопрос в размере сокровищ, вопрос в том состоянии сердца, которое есть у человека. Может быть какой-нибудь африканец, может быть сосредоточен на банане и этот банан будет всепоглощающим сокровищем его жизни, и для этого же африканца Господь скажет: «ты собираешь себе сокровища на земле, ты мечтаешь о том, чтобы у тебя был не один банан, а 10. Вопрос не в размере, не в количестве, вопрос в том, где человеческое сердце. И вот Христос говорит: «величайшей ценностью для тебя должен быть Господь и только Он, и больше никто, если ты молишься: «да святится имя Твое», то ты тем самым просишь: «Господи, сделай так, чтобы никакой банан не стал между Тобой и мной».

Все ценности относительны. Мы жили в Советском Союзе. Вы помните, когда в Советском Союзе человек покупал «Волгу», все говорили: «А-а-а! Богатый!»И тысячи, миллионы людей мечтали о том, что у них будет «Волга». Это было верх, кто ездил на «Волге», а еще чёрной если б. Ну, а теперь, что такое «Волга»? Слушайте, а если кто-то сегодня мечтает, но я прошу прощения у сестер, у женщин, а если сегодня кто-то в Германии мечтает о 600 Мерседесе, и вы видите, на 600 проехал, и все: «А-а-а! Крутой!» Ну, я условно говорю, понимаете, да? И нам кажется, вот это ценность! Слушайте, пройдет время, и вы будете думать о 600 как о «Волге». Понимаете, как у нас людей, как дьявол подбрасывает людям чего-то, и все думают: «О, если у меня это будет, вот жизнь станет, вообще!». Христос говорит: «вот так дьявол ловит людей». Но когда для тебя Бог самое главное, тогда ты начинаешь понимать, ты становишься независимым от той системы ценностей, которые пытается тебе внушить мир. И Он говорит: «смотри не на это, смотри туда. Я часто, много раз уже говорил, консультирую вступающих в брак. Я говорю: «чего вы хотите, для чего тебе семья?» Спрашиваю у парня:

– Для чего тебе семья?

– Ну, я её люблю.

– Я говорю: ну, и что? Это ты сейчас её любишь, через год ты на неё совершенно по-другому посмотришь.

– Ну, мне с ней хорошо или она говорит: мне с ним хорошо.

– Я говорю: ну, и что? Это сейчас хорошо, а будут времена, когда тебе будет с ней так нехорошо, что не будешь знать куда деться. Так для чего тебе семья?

– Ну…

Вот это первое моё консультирование, когда я так с ними встречаюсь, где-то около часа я их извожу просто, допытываясь для чего им семья. И они крутятся. Я говорю:

– Ну, хорошо. А представь себе, что это так бывает. Вот через год вы поженитесь, через год она родит. Очень часто бывает так в связи с гормональными перестройками у женщины, так называемое послеродовая депрессия. Она будет, вообще, твоя жена никакая, она будет недовольна, будет плакать, ты вообще не будешь знать, как с ней разговаривать.

И вот тогда, давай представим, что она сейчас в таком положении. Для чего она тебе такая? А потом, когда она родит второго или третьего, ты глянешь на её фигуру и скажешь: «Ммм, что-то моей жены стало много!» И ты скажешь: «ну, она же, даже вот тогда, да, а сейчас чего это, хорошего человека должно быть много, но слишком хорошо, тоже ж не хорошо». И вот тогда, когда она будет после родовой депрессии, когда её станет слишком много, зачем она тебе? Зачем? И вот потом мы с ними приходим к очень важному моменту. Я сейчас скажу странные слова. Семья создана Богом не в первую очередь для того, чтобы мужчина и женщина прожили вместе счастливо. В семье иногда бывает очень трудные моменты, семья создана Господом для того, чтобы в семье приготовить мужчину и женщину к вечности, сформировать характер. Лучшее средство где формируется характер – это семья и церковь. Нигде человек не научится так терпеть, прощать, снисходить, быть милосердным, не быть злопамятным, как в семье. Именно в семье достигается богоподобие характера мужчины и женщины, именно в кризисные времена. И характер, который формируется в семье – это единственное сокровище, которое человек возьмёт отсюда туда. Ничего отсюда туда мы не возьмём. Ну, дети – это наша ценность, но мы сейчас говорим вот характер, всё. И вот тот, кто говорит Богу: «да святится имя твое», прося о том, чтобы Бог был Богом его жизни, и только он был Богом его жизни, он тем самым говорит: «Господи, я всецело посвящаю жизнь свою Тебе, и делай, что хочешь со мной, но не позволь мне Господи, чтобы эти сокровища, вот этого мира, стали обладать моим сознанием». Вы понимаете, насколько это рискованная молитва? Потому что когда ты понимаешь о чём ты просишь, то ведь Он начинает тебя освобождать от привязанностей к этим сокровищам, от всех наших «бананов» и «Волг». Начинает освобождать. Помните, вчера ещё говорил, вот почему молитва «Отче наш» – это молитва человека, она может быть полноценной тогда, когда человек однажды сделал шаг, для того, чтобы посвятить свою жизнь всецело Богу, кто вошел в Его семью. Ты сделал первый шаг и дальше молясь молитвой «Отче наш», прося «да святится имя твое», ты дальше изо дня в день просишь Господа, чтобы этот путь посвящения продолжался. Посвящение – это всецелая отдача своей жизни Богу. Прося «да святится имя твое», ты говоришь: «Господи, не хочу этих сокровищ, хочу так, чтобы Ты построил мою жизнь, чтобы у меня вот это сокровище – характер, было сформировано». И тогда Господь говорит: «Хорошо, а вы готовы откликнуться на это «Божье хорошо». Когда Он начнет освобождать – это не всегда легкий процесс, это не всегда просто. Но это благое дело, потому что вот освобождая от этих сокровищ и увлекая наше сердце теми сокровищами, Он делает нас по-настоящему свободными. И вот дальше Христос говорит:

«Если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?» Вот это вот «худо око», это не просто плохой глаз. Есть другое значение этого греческого слова: если око твоё будет скупо или щедро. Светлое или худое око, если докопаться до сути, то это щедрое или скупое око. Христос ведет человека к этой свободе, которая есть у Отца Небесного, свободе дарить. Вот щедрое око – это око великодушное, дарящее, свободное.

Вы знаете, у нас в Заокске возле издательства есть небольшой лес и там по кругу этого леса дорожка протоптана. Иногда не очень часто на меня находит, я решаю, что пора заниматься какими-то физическими упражнениями, и я бегаю там в лесу утром. Это уже очень давно было. И вот я бегаю, это было летом, у нас были дожди, и в этом лесе росли грибы. И вот бежишь по дорожке, раз, видишь грибок, раз его сорвал. И знаете, так хорошо птицы поют, утро, свежий воздух, солнышко встает, и ты радуешься вот этим Божьим дарам, грибам, ты просто восторгаешься этими грибочками! Ну, наберешь их пригоршню, а ты ж бежишь, поэтому ты ж не будешь бежать так с грибами, а я несколько кругов там делал, ну, что ж, и я их где-то под березкой положу, и бегу. А снова бегу, еще грибы, я ещё пригоршню и под эту же березку, потом бежишь, и раз, вижу в лесе грибник идёт, ну, я ж принадлежу к той национальности, которая хоть не съест, но понадкусывает, и тут, как только я увидел грибника, сразу: «А, мои грибочки под березкой, хоть бы он их не нашел». И вы знаете, сразу перестаешь слышать пение птиц, уже не замечаешь солнышко, тебя не радует свежий воздух, у тебя только одна мысль: «мои грибочки», всё, всё пропадает, ты только о своих грибочков думаешь, одна, но пламенная страсть. И вот это тот момент, и вот я бегу, я чувствую у меня уже мира в сердце нет, у меня уже возмущение, я думаю, ну, как если он возьмет, как он может, что он не увидит, что кто-то положил, как можно посягать не на своё. И тут я думаю, говорю себе: «эй, Лисичный, это что, твои? Успокойся, Бог тебе их подарил, чтоб тебя порадовать, ты уже когда их срывал, радовался, дай другому порадоваться, когда он найдет то, что ты сорвал». И вы знаете, когда мне дошло это, как мне стало на сердце легко? Я уже бегаю, говорю: «Господи, но если найдет, то я уже не буду огорчаться. Да пусть он забирает эти грибы, я ж благодаря Тебе, что я порадовался Твоему творению, и все возвращается, и ты снова видишь вот это солнышко встающее, этот утренний туман, ты снова слышишь пение птиц, и тебе снова здорово и хорошо. Почему? А потому что ты стал свободен от своих, как будто бы своих грибочков. Не найдет, еще лучше, но если найдет, то ты уже всё, ты не зациклен на них, и поэтому Христос говорит: «если око твое щедро, если ты смотришь на этот мир щедрыми глазами, то ты свободен и даже плоть твоя радуется, но когда око твоё скупо и ты зациклен на своих грибочках, то нету у тебя радости. И поэтому Христос заканчивает эту часть: «никто не может служить двум господам, ты не можешь быть рабом одного и другого, ты не можешь служить Богу или маммоне, не можете, и если ты служишь Богу, то Он творит тебя щедрым. Потому что, если вы почитаете Псалтирь, вы увидите, как часто о Боге говорится «щедр и милостив Господь». Вы понимаете, вот Богу в радость все дары Вселенной давать, давать, давать и иногда Он людям не даёт вот этих вот грибочков, потому что знает, дай ему этот грибочек, и он будет с ума сходить от этого грибочка и радости никакой не будет переживать. Итак, ты молишься: «да святится имя твое», ты молишься о том, чтобы небесные ценности были для тебя определяющими, ты молишься том, чтобы ничто земное не привязало твоё сердце, ты молишься о том, чтобы ты был таким же щедрым как твой Господь, чтобы око твоё было щедрым, чтобы тебе было также в радость отдавать, как Отцу в радость отдавать. Это молитва действительно о богоподобии: «да святится имя твое», хочу быть таким же как ты Господи – щедрым, милосердным, дарящим, хочу быть Господи зацикленным только на Тебе, чтобы ничего не было между мною и Тобою». Вот что значит «да святится имя твое». И дальше Христос иллюстрирует следующую часть молитвы: Хлеб наш насущный дай нам на сей день». И когда Христос учит так молиться, Он подразумевает, что молящийся так человек вручает всецело и полностью Богу свое благополучие. Вот если ты молишься: «Хлеб наш насущный дай нам на сей день», то ты полностью отдаешь заботу о своем благополучии Ему. И поэтому Христос говорит, если ты вручил Ему свое благополучие, то согласитесь странно, что ты заботишься. Вопрос не в том, что не надо работать, вопрос не в том, что не надо что-то делать, вопрос состояния сердца. Ведь можно с ума сходить от переживаний за своё благополучие. А Христос говорит: «Слушай, если ты сказал «Хлеб наш насущный дай нам на сей день», если ты действительно помолился этим словами, то ты не можешь заботиться, успокойся.

Наверное, у каждого из вас есть эти опыты, когда вы видели заботу Божию о себе. Я как-то по моему вам рассказывал когда Саша, сын мой родился, и я приехал в это отделение, где он лежал, и врач мне позвал, и он говорит: «знаешь, из-за того, что у него воспаление легких ещё, ему нужно колоть очень сильный японский антибиотик». Там несколько ампул стоят 300 евро. Я вот еду домой, во-первых, это была первая моя встреча с сыном, где я его увидел, и я не понимал, почему это так случилось, потом у меня таких денег не было. И вот до дома из Подольска где-то километров 90 где сын лежал, я ехал, и я чуть не вопил к Богу, у меня такое было отчаяние. Он говорит: «я буду сейчас колоть, у меня есть запас, но ты должен купить и мне привезти, чтоб у меня этот запас сохранялся, я вот купил вот на такие случаи, потому что больница не покупает эти антибиотики, их нету, ты должен купить и мне вернуть». Я приехал домой, моя жена, я поделился, она говорит: «не переживай». Я говорю: «Да, не переживай! Где я найду такие деньги?» Знаете, вот это очень важный момент. Многие из нас вот здесь ломаются. Мы измеряем всё человеческими возможностями, мы просчитываем, чик, чик, чик, чик, «всё, это невозможно». Доверие Богу, когда ты молишься «Хлеб наш насущный дай нам на сей день», ты говоришь: «Господи, я верю, что ты можешь действовать и тогда, когда это невозможно». На следующий день мне звонит друг из Москвы, а я никому не говорил о своих проблемах, он говорит:

– Саша, вот мне надо с тобой встретиться.

– Я говорю: но я завтра буду в Подольске.

– Он говорит: хорошо, я подъеду, это рядом. Я подъеду, надо встретиться.

Мы встречаемся в Подольске, он говорит:

– Знаешь, мы слышали, что у тебя с сыном проблемы, но мы с друзьями как-то решили, как-то тебе помочь. Ну, в общем, на.

И даёт мне конверт. Ну, вы же поняли сколько там лежало. Слушайте, вот такой Бог. Когда Он говорит не заботься, когда Он говорит: твоя жизнь в Моих руках, ты же Мне когда-то себя отдал, успокойся. То ведь Он это говорит, потому что знает не мои возможности, а Свои возможности. Вы понимаете, мы очень часто измеряем Бога своими возможностями. Поэтому очень часто люди, вот я смотрю в Германии, для многих из вас работа – это всё это, ну, это понятно. Потерять в Германии работу это очень печальная ситуация. Работа очень много значит, но вы понимаете, когда становится вопрос: «Господи, последовать за Тобой и потерять работу, довериться Тебе, или всё-таки остаться с этой работой», то ведь когда Господь говорит последуй за Мной. Мы говорим «я потеряю работу». Он говорит: «Ну, и что? Ты что, с голоду умрешь? Испытай меня». Следование за Ним, это уникальная возможность Его испытать, узнать Его силу, узнать не свои возможности, а узнать Его возможности. Понимаете? Не свои возможности, а Его возможности, встретиться с живым Богом. Когда Христос сказал юноше: «пойди, раздай все имение своё», что Он предложил юноше на следующий день или через неделю умереть с голоду? Взять крест и узнать, как Он действует, узнать Его возможности. Юноша был зациклен на своих возможностях, а Христос хотел, чтобы он пошёл дальше, выше, глубже. Когда бедная вдова положила две последних лепты, она на следующий умерла с голоду? Нет. Благодаря вот этим двум лептам она узнала Божьи возможности. Но согласитесь это шаг узнать Божьи возможности, а не свои. Но всё начинается с того момента, когда в молитве, произнося «Хлеб наш насущный дай нам на сей день», ты реально произносишь эти слова целиком и полностью вверяя своё благополучие в Его руки и отдавая себя Его возможностям.

Но и теперь подведем итог. В чём же заключается богатство счастливых? В характере, который они обретают, в богоподобной щедрости, которая освобождает их от «бананов» и «грибочков», и дает им возможность видеть сотворённый Богом мир и радоваться ему, освобождает их от страха. Богоподобный характер, щедрость, отсутствие страха, отсутствие забот, и видение того, как Бог участвует в их жизни. Поймите, когда так идёшь, ты знаешь, что Бог живой, реальный. Когда ты не идешь этим путем, ты можешь называться христианином, но ты никогда не встретишь живого Бога, и будет твоё христианство, как у богатого юноши, «отошел с печалью». Поэтому, когда Христос говорит: «молитесь хлеб наш насущный дай нам на сей день», это не просто молитва дай кусок хлеба это молитва посвящения Богу всей своей жизни, доверие Богу всего своего благополучия. Слова, которые позволяют Богу раскрыть в моей жизни Его возможности и выйти за пределы возможностей моих.

Я вас уверяю – это замечательный опыт. Я рад, что у меня когда-то не было денег на моего сына, потому что в этом «нет денег», я увидел, что у моего Отца деньги есть. Я рад тем моментам, когда я не вижу как я своими возможностями могу чего-то достичь, потому что в те моменты когда мои возможности ограничены, Бог раскрывает свои возможности. И вот таким только путем Бог становится для нас всё больше и больше живым. Но для меня конечно самое главное, самое дорогое во всём этом, что Господь учит меня всё меньше и меньше надкусывать яблоко, потому что щедрость, которая появляется в сердце от Его щедрости. Как это здорово – отдавать, отдавать, отдавать, зная, что завтра Он пополнит всё, что ты растратил ради Него. Нам остается только помолиться.

Отче наш! да святится имя твое. Хлеб наш насущный дай нам на сей день. Отче наш! Мы хотим быть щедрыми, спокойными, не заботящимися, а самое главное, Господи, мы хотим, чтобы по-настоящему, не на словах, а вот по-настоящему, Господи, между нами и Тобой ничего не было, чтобы Ты был нашей драгоценной жемчужиной, лучшим другом, любящим отцом, заботящейся матерью. И еще Господи, сотвори в нас Твой характер, помилуй нас Господи и научи нас быть счастливыми Твоим счастьем в этом мире. Аминь.


Глава 20 из 31« Первая«192021»Последняя »