Восхождение на Голгофу-5

Дорогой великий Небесный Отец. Великая Тебе слава и благодарность за эту возможность, что можем прийти пред Твое лицо. Господи прими эту благодарность от нас, и мы хотим Тебе воздать за это также славу, что мы имеем возможность приходить к Тебе каждую субботу и получать это слово от Тебя, Господи. Просим, говори сейчас через твоего слугу, говори к нам, и прошу, чтоб это слово, которое исходит от Тебя, коснулось сердца каждого. Также прошу о том, чтоб мы открыли наши сердца и были готовы принять это слово, так как оно исходит. Господи, благослови каждого слушающего и особенно просим за нашего брата Александра, чтоб Твой дух наполнил его и это слово наполнило бы нас. Помоги, чтоб это слово также не осталось только в нас, но дай нам возможность и желание отдавать это дальше. Слава Тебе и благодарность за это время проведения с Тобою. Аминь.

Дорогие братья и сёстры, мне несколько неловко, что я перебил привычный ход ваших субботних богослужений, и что вместо урока субботней школы сейчас будет проповедь, но во искупление своей вины, я хочу предложить сегодня вам в нынешней проповеди обратиться всё-таки к Божьему слову, и если вы откроете Библии, будет очень хорошо, потому что нужно нам будет сегодня смотреть в Библию. Первая часть сегодня она тоже будет посвящена исследованию Священного Писания, но сейчас мы не будем размышлять по Евангелию от Марка, об этом будет вторая и третья проповедь сегодня, а сейчас мы обратимся к посланию апостола Павла к Римлянам. Откройте вторую главу послания апостола Павла, и мы будем читать вместе. Сразу же хочу оговориться, то что я буду сейчас говорить, те размышления, которые вам будут предложены, это то, что я в первую очередь отношу к себе. Я человек, меня иногда тоже заносит, и я себе говорю: Лисичный, вспомни Римлянам вторую главу. И когда я вспоминаю, это помогает мне как-то прийти в норму. Но сейчас вы поймете, почему. В центре нашего внимания сегодня будут первые 11 стихов 2 главы послания к Римлянам. Мы сразу не будем читать все эти стихи, давайте мы начнём чтение и прочтем первые три стиха: «Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий [другого], ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же. А мы знаем, что поистине есть суд Божий на делающих такие дела. Неужели думаешь ты, человек, что избежишь суда Божия, осуждая делающих такие дела и сам делая то же?»

Вы вероятно обратили внимание на то, как часто апостол Павел уже в этих трёх стихах упоминает слово «суд, осуждаешь, суд Божий, судящий другого», и так далее. Нужно сразу оговориться и сказать, что Павел практически всё свое послание к Римлянам пишет в контексте суда. Павел пытается ответить на вопрос волнующий, как язычников, так и христиан, так и иудеев в христианской церкви, выходцев из язычества и из Иудеи христианской церкви, что будет значимо на суде Божием, что на самом деле будет на суде Божием иметь ценность, а что подлежит Божьему осуждению. И на протяжении послания к Римлянам Павел неоднократно возвращается к этому вопросу. В начале своего послания в первой главе апостол Павел представляет ужасающую картину страшного разложения языческого мира. Он пишет о том, как низко пал языческий мир. И вы наверное, помните, вот последние стихи в первой главе послания к Римлянам, где Павел перечисляет многочисленные пороки, в которых погряз языческий мир. Ну вот с 29 стиха: «так что они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия, злоречивы, клеветники, богоненавистники, обидчики, самохвалы, горды, изобретательны на зло, непослушны родителям, безрассудны, вероломны, нелюбовны, непримиримы, немилостивы». И нормальный человек, культурный и воспитанный человек, читая эти строки, он просто ужасался и говорил: Да, этот мир пал, этот мир достоин Божьего осуждения за всё то, что он творит. Но Павел во второй главе, обращаясь к правильному человеку, к человеку, которому действительно не свойственны все эти пороки, он говорит: «Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же». И вот здесь мы можем не согласиться с апостолом Павлом, мы можем сказать:

– Павел, ты просто возводишь напраслину на нас, потому что действительно, ну, давайте, как бы я читаю эти слова: Павел, ты заявляешь, что я делаю тоже, но я не блудник, я не человеконенавистник, я не изобретательный на зло, я послушен своим родителям, я не убиваю, я не творю распри, а ты Павел говоришь мне, что когда вот все эти грехи вызывают у меня отторжение, Он говорит:

– Лисичный, ты такой же, ты делаешь тоже.

– И я говорю: Павел, я тебя не понял. Может это красивые риторические приемы Павла, или Павел хочет что-то сказать, чтобы мы поняли.

И вот когда мы вчитываемся в этот отрывок, мы начинаем понимать, что суд Божий это то, что вызывает отвращение у Бога, то что вызывает у Бога неприятие на его суде, это не столько внешние дела, но внутреннее состояние сердца. И когда Павел говорит: ты делаешь тоже, он не говорит о внешних делах, он говорит о том, что творится в глубине человеческих сердец, и то, что не всегда показывается наружу. Обратите внимание, как Павел говорит о том, что будет вызывать гнев Божий у Бога. И он как раз показывает, что не внешняя сторона жизни. 5 стих этой же второй главы: «Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога». Что вызывает гнев в день Божьего суда? Павел здесь не говорит конкретные плохие дела, он говорит твое упорное и не раскаянное сердце. Дальше давайте посмотрим, 8 стих: «а тем, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде, — ярость и гнев». Кому ярость и гнев? Те, кто упорствуют и не покоряются истине. И здесь апостол Павел, вот слово «упорствует» он повторяет в пятом стихе тоже упорное и не раскаянное сердце, но на самом деле это слово имеет в греческом несколько другое значение: те, кто корыстолюбивы и не покоряются истине. Вот те получают ярость и гнев. А теперь обобщим, что говорит Павел. Что вызывает ярость и гнев, что осуждается Богом в день Божьего суда? Невидимая, тайная реальность, которые может совсем внешне и не проявляться в человеческом сердце, упорство, не раскаянность, корыстолюбие и не покорение истине. Вот почему в 16 стихе второй же главы Апостол Павел говорит: что Бог будет судить тайные дела человеков через Иисуса Христа. И вот когда я говорю Павлу:

– Павел, что ты? Что ты на меня возводишь мне в напраслину. Но ты посмотри, я в субботу буду 4 раза проповедовать, видишь какой я, как я Богу служу.

– Павел бы мне сказал: ты хоть 10 раз проповедуй, а если ты стоишь перед людьми и твое сердце гордится и возвышается, мол какой ты, то Бог смотрит не на 10 твоих проповедей, а на твое сердце, которое гордится и возвышается над другими людьми. Если ты участвуешь в служении прославления и поёшь псалмы, и в это время так в сторонку поглядываешь, и в сердце твоём суд над братом твоим или над сестрой твоей, то Богу твое прославление не главное, а вот то сокровенное отношение к ближним, вот на что Он смотрит. Вот почему Апостол Павел говорит, что в день Божьего суда, Бог будет смотреть на тайное, на сокровенное, на то, что никто никогда может быть не увидит и не узнает в нашем сердце. И обратите внимание, Павел говорит, что, вот не столько насколько ты правильно спел, насколько ты правильно в той или иной ситуации повел себя, а вот твое сердце открытое, распахнутое для Его благодати или нет. Я часто своим студентам говорю: ребята, великая борьба в твоей жизни начнётся не тогда, когда тебя выведут на эшафот и скажут: так, ты ешь свинину или нет? И я скажу: нет, стреляйте. Или меня выведут на эшафот и скажут: ну, отрекись от субботы, подпиши документ, что ты воскресенье будешь праздновать. Я скажу: нет, рубите голову, все. Нет, великая борьба не там начинается, великая борьба начинается в кровати, когда ранним утром ты просыпаешься без будильника, будильник на час позже должен прозвенеть и ты понимаешь, что сейчас ты можешь пообщаться с Богом. Бог тебя зовёт, но твой разум тебе говорит: у тебя какой будет тяжёлый день, но тебе же надо отдохнуть, отдохни, поспи и ты переворачиваешься на другой бок и спишь дальше, а потом слетаешь с кровати, быстренько для успокоения совести прочитываешь утренний страж, которые ты забываешь, когда уже доходишь до работы, и понимаешь, что ты что-то в этом дне потерял важное и великое. Вы понимаете, где начинается великая борьба? Она не начинается на эшафоте, она начинается в мелочах, в мельчайших деталях жизни, в том, как ты отвлекаешься на прикосновение Божьего духа к твоему сердцу, побуждающего тебя сделать что-то, что тебе кажется с точки зрения твоего опыта и твоего ума безумным. Дух Божий коснулся сердца женщины, и она все свое годичное состояние — это миро вылила на ноги Иисуса. Слушайте, а если бы она начала думать? Так вот, для Господа важно, когда твое сердце откликается оно не упорно. И смотрите, ты утром перевернулся на другой бок, проспал, ты днём ничего плохого не сделал, ничего, ты не поругался с женой, ты никого не украл, ничего плохого не сделал, и ты даже идёшь по дню в течение дня и смотришь на какого-нибудь грешника пьяного, и говоришь: ага, падшее ты существо, Бог будет тебя судить. И ты не понимаешь, что ты такой же. Потому что этот человек где-то в своей жизни сказал Богу нет, из этого нет, из этого упорства его сердца, проистекло всё остальное. Но ты тоже ведь сказал «нет», и вот твое «нет», которое ты говоришь Духу Божьему, даже если это никак не проявляется в твоей жизни, это страшно.

Один замечательный богослов сказал такие слова: продажная женщина, вор и убийца, пусть они находятся на дне самой глубокой ямы, а ты на вершине Альп, но тебе также не дотянуться до звёзд, как и им. Продажная женщина, вор и убийца находятся на дне самой глубокой ямы – это так, а мы сейчас сидим здесь на богослужении, на вершине Альп, но если наше сердце закрыто для Божьего влияния, то мы не лучше, мы такие же. Вот об этом говорит апостол Павел, говоря: «Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же». И вот это вот дело, оно совершается не во внешних деталях твоей жизни, дело – это то, что творится в глубине твоего сердца. Это тоже дело и вот это в глубине сердца дело, Бог будет судить. Вот почему в конце 2 главы апостол Павел говорит, посмотрите, что вызывает похвалу у Бога, 29 стих, вы его хорошо знаете: «но тот Иудей, кто внутренно таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога. Вот это слово «похвала» Павел тоже периодически использует в послании к Римлянам, и как раз это слово, это то, что будет вызывать одобрение у Бога в день суда. Так вот где это одобрение, на что она будет направлено? На то глубинное состояние сердца, как и осуждение на то, что творится у тебя там в тайниках сердца. Поэтому Павел и говорит: ты такой же. Одна важная деталь, которую мне хотелось бы отметить. Вот Павел здесь говорит: упорство и нераскаянное сердце, а в четвёртом стихе Павел говорит, что благость Божия ведет тебя к покаянию. Так вот нераскаянное сердце чему противится? Благость Божья. Что такое нераскаянное сердце? Это сердце, которое говорит Божьей любви «нет». Когда мы задаемся вопросом о том, что есть истина в христианстве, какой показатель того, что мы, но действительно, вот я или моя церковь, мы действительно открыты для влияния Святого Духа. Самое первое, в чём проявляется наше хождение с Богом – это дух покаяния. Можно знать всю Библию наизусть, можно в совершенстве знать доктрины, можно быть верным в приношениях и в десятине, можно разносить пригласительные газеты, и всё что угодно, но если духа покаяния нет, то нет ничего остального, всё остальное теряет всякий смысл. В духе пророчества написаны такие слова: с каждым шагом в нашей духовной жизни наше покаяние будет всё более и более углубляться. Когда в церкви действует Божий Дух, когда люди открыты для Его действия, то первое, в чём это проявляется, это дух покаяния. Когда супруги в семье поругались… но такое тоже бывает, и иногда они играют в молчанку. Но мы же поругались, кто первый заговорит, тот проиграл, тот признал свою вину, ну и будут ходить дуться друг на друга неделями, брать на измор друг друга. Так вот когда, кто же выше в этой ситуации? А тот, кто первый смог сказать «прости», потому что он открыт для духа покаяния, благость Божья касается его сердца, и он может сказать прости. Кто в церкви выше? Тот, кто доказал свою правоту или тот, кто смог сказать «прости»? Павел говорит: тот, кто открыт для влияния Святого Духа, этот человек, сердце которого покаянное, он знает себе цену, он знает, что он такой же как обидчик, потому что он знает, что его сердце также упорно, также противится, также может быть черствым, таким же.

Ну, а теперь мы обратимся к другой группе людей, которая будет на Божьем суде иметь вес, вызовет Божью похвалу, Божье одобрение. Павел о них тоже говорит. Давайте мы прочитаем 7 стих: «тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия, — жизнь вечную». Вот теперь нам надо понять, что же это за люди. Мы разобрались с этой группой людей, мы поняли, что на Божьем суде мое упорство, нераскаянное сердце, корыстолюбие и противление истине, вот что будет вызывать отвержение Божие. А тут Павел говорит: а что же будет вызывать одобрение Божье? Но мы уже коснулись покаяния. А теперь: тем, которые постоянством в добром деле ищут славы.

Что такое слава? Мы вообще измеряем, думаем о славе в контексте нашего нашей культуры. Слава – это когда тебе все рукоплещут, тебе превозносят и так далее. Апостол Павел здесь говорит о другом. Вы помните Римлянам 3 глава 23 стих: все согрешили и лишены славы Божией. И что же это было за слава? Это то состояние, не падшее состояние человека, когда он вне греха находится, вне болезни, вне смерти. И вот Павел говорит: Вот это группа людей, они ищут славы Божьей. Почему? Да потому что, они поняли какие они грешники, они согласны со словами апостола Павла в 7 главе послания к Римлянам: бедный я человек, кто избавит меня от сего тела смерти! Тот, кто не понял, как разрушил его жизнь грех, как изуродована его душа грехом, он не будет искать вот этой вот славы Божией, обновления, восстановление Божьей благодатью. Поэтому люди, ищущие славы Божьей, они не ищут просто какого-то признания, рукоплескания, это люди, которые истосковались по обновлению Божьему всех их природы, они знают как стонет их плоть, они видят, как грех разрушительно проявляется в их жизни, в жизни их семьи, в жизни этого мира, и поэтому у них это просьба, этот постоянный поиск: Господи, обнови меня, я устал от самого себя, если Ты не спасешь меня от самого себя, то ничего в моей жизни не произойдет, я так и погибну, Ты же видишь, что творится в моей жизни, с моей моим сердцем грех, поэтому они ищут славы Божией. Когда ты думаешь, что с тобой всё хорошо, тебе слава Божия не нужна. Лаодикии слава Божия не нужна, правда же? Потому что она богата, разбогатела, и ни в чём не имеют нужды, но когда Дух Божий касается нашего сердца и показывает на самом деле, кто мы есть, тогда мы не можем не искать славу Божию. Дальше Павел говорит: они ищут чести, точнее, они ищут одобрения Божьего. Эти люди понимают, что все их дела пусты и суетны, эти люди находятся в состоянии Екклесиаста помните: Суета сует, всё суета, и они понимают, что если Бог не придаст смысл их жизни, не помилует их, не одобрит то, что они делают, даже самые великие дела, окажутся ничтожными, даже в церкви могут быть ничтожные дела, если Бог не сказал «да». Вот почему в «Желание веков» снова же есть очень хорошие слова: ценность наших дел не в их количестве, а в том, насколько мы восприняли Святой Дух. Не в количестве, не в важности, а в том, насколько мы восприняли Святой Дух. И вот эти люди понимают, что если Духа Божьего не будет в том, что они делают, то это пыль, это пустота, все их дела всё бессмысленно и безрадостно в этой жизни. Поэтому они ищут чести, одобрения Божьего, чтобы Бог сказал «да», а без Божьего «да», какой смысл во всём даже том великом, что мы творим. И эти люди ищут бессмертия, пишет Павел. Можно жить в самом, в самом совершенном обществе, но каждая смерть она напоминает нам, что мы живём в неправильном мире. Можно убежать из России в Германию, можно убежать из Германии в Америку, в Канаду, но от смерти можно убежать? Нет. И эти люди они вот понимают насколько они странники и пришельцы в этом мире. Если есть смерть, то это неправильный мир, если в этом мире умирают дети, это неправильный мир, и поэтому они не пытаются обосноваться в этом мире, они знают, что они чужие здесь. И поэтому Павел говорит: они ищут бессмертия, они как птица в клетке в этом мире. Слушайте, клетка может быть железной, может быть серебряной, а может быть и золотой, но всё равно это будет клетка, и они об эти прутья бьются как птица в клетке, потому что в их сердце жажда другого мира, где не будет болезни, где не будет смерти, где не будет горя, такого мира здесь нет. Германия – это не новая земля и не новое небо, и Россия тоже не новая земля и не новое небо, поэтому, где бы мы не были, если сердце наше зацепил Господь, мы будем тосковать по Новому Небу и Новой Земле. И вот эти люди они тоскуют, им свойственна это тоска, они идут по этому миру и понимают, в этом мире все не так, и не то. И вот все эти характеристики, которые даёт апостол Павел, можно объединить в одни слова, которые сказал однажды Иисус в начале Нагорной проповеди. Вот эти, которые на суде Божием, вызовут Божье одобрение – это нищие духом, у которых ничего нет, они понимают, что ни праведности у них нет, которые они могли что-то у Бога заслужить, и дела их пусты и бессмысленны, и смерть в этом мире и если Бога не будет в их жизни, и то что мы говорили вчера, если милости не будет, если милость Божья не будет явлена к их нищете, то пуста, бессмысленна жизнь. И вот Павел говорит: вот такие нищие будут на суде Божьем приняты, вот на таких Божья похвала распространяется, на тех, кто поняли, что у них ничего нет. А те, кто судят, те кто превозносится, сидя на вершине Альп, они еще чего-то не поняли, они не поняли, что они тоже нищие, они своим судом пытаются встать на место Бога. Помните, в послании Иакова написано: а ты, когда судишь, ты встаешь на место кого? Законодателя. Они ещё что-то не поняли. Поэтому Павел говорит: не тот, кто судит и превозносится, а тот, кто нищий и плачет о себе, на Божьем суде будет похвален.

Ну вот я сказал первую часть проповеди, а теперь мы перейдём к второй части. Первую часть вы теперь можете забыть, потому что то, что я вот сейчас до сих пор говорил, это не главное. Это было введение, это было вступление, но это не главное, главное будет значительно короче, вы не пугайтесь. И мы перейдём сейчас к главному, потому что мне вот хотелось бы, чтобы осталось в наших сердцах, мы перейдем по мостику. И этим мостиком, по которому мы будем проходить, будет одна история.

Однажды к старому, очень духовному человеку монаху, учителю пришел ученик. И этот ученик был рядом с этим своим учителем, и он восхищался духовным дарованием своего учителя. И он молился: Господи, дай мне хотя бы один дар, чтобы у меня был, вот, Господи, дай мне дар видеть чужие грехи, чтобы я хоть чем-то был похож на своего учителя. И Бог дал ему этот дар. Этот ученик только видел другого человека, он насквозь его видел и видел всю сокровенную мерзость другого человека. Однажды к этому старцу, учителю пришел человек, его встретил ученик, взглянул на него и увидел какая же жизнь этого человека грязная, греховная, и он стал говорить этому грешнику: как ты, такой, такой, такой, и такой можешь приходить к такому святому человеку! И этот человек отвернулся и ушел. Учитель позвал своего ученика и сказал: что ты сделал? Для него это был последний шанс. И вот тут ученик испугался и сказал: учитель, помолись, чтобы Бог забрал у меня этот дар. Но старец сказал: нет, Бог свои дары не забирает, молись, чтобы видеть грехи другого человека и воспринимать их как свои. И Бог дал ему этот дар. И этот человек, всегда, когда видел другого, мерзость другого человека, как другой человек погряз во грехе, когда он видел все сокровенное, тайное, и что творилось в сердцах людей, он плакал и каялся о грехах других людей, как будто это были его грехи, как будто он сам такой грешник, он воспринимал несовершенство другого человека, как свой грех и несовершенство. Он болел о грехах других как о своих грехах. И однажды, когда уже в старости он пришел в один постоялый двор, его хозяин не пустил в дом, сказал: Ты можешь в хлеву там переночевать, но он как только взглянул на хозяина постоялого двора, он увидел всю мерзость этого человека, и он молился о нём всю ночь, каясь о грехах его, этого хозяина. И рано утром, когда хозяин проходил мимо, он услышал, как кто-то, плача и каясь, перечисляет его сокровенные грехи, о которых никто не знал. И вот это разбило сердце хозяина, он понял, что в мире есть человек, который не упрекает, не отвергает, не осуждает, а так может любить, что принимает его грех, как свой. Иисус приходит в наш мир, и берёт на себя грех всего мира, и это не был театр. Когда мы говорим, что Он берёт на себя грех всего мира, но это так обобщённо, ну, да, грех всего мира, но когда Он взял на себя грех всего мира, Он взял на себя вот эти вот грехи, о которых Павел пишет в конце первой главы Римлянам, Он взял на себя неправду, блуд, лукавство, корыстолюбие, злобу, зависть, убийство, распри, обман, злонравие, злоречие, клевету, богоненавистничество, обиду, самовосхваление, гордость, изобретательность на зло, непослушание родителям –вот это Он всё взял на себя. И Павел в послание к Коринфянам в 5 главе он говорит: не знавшего греха, Он сделал грехом вместо нас. И Лютер пишет, что когда Бог Отец видел своего Сына на кресте, Он говорил Ему: Ты Адам согрешивший в раю, Ты Иуда предатель, Ты Петр предатель, Ты блудница, Ты убийца, Ты взял на себя грех всего мира. Иисус приходит в этот мир и действительно становится таким же, как и мы. Я сужу и своим судом говорю себе, грею себя: я не такой. А Христос приходит в этот мир праведный и непорочный, приходит к самому низкому и падшему грешнику и говорит: Я такой же, между мной и Тобой нету пропасти. Вы сейчас слушаете и думаете: Ну как же, Он праведный. Да, но Он такой же по любви к нам.

Вот я вам рассказывал о своём сыне. Когда я прихожу домой, он так агукает, меня зовет, я прихожу к нему, я очень люблю, я настолько его люблю, что в какой-то момент я начинаю понимать, как это, когда ты хочешь встать, но ты не можешь, когда ты хочешь рукой что-то взять, но ты не можешь. Вот есть одно из библейских определений греха – это не попадание в цель. Вот я вижу, как он иногда ручкой хочет взять игрушку, а у нету координации, он не может взять. И я понимаю, как это. Я не становлюсь инвалидом, но моя любовь даёт мне понять, как это, она делает меня рядышком с моим сыном, и я не отделяюсь от него, я говорю: Сынок, я такой же, я тебя понимаю. Иисус приходит к грешнику, который не может по разным причинам жить правильно и праведно, который не может попасть в цель, у которого не получается жить так, как нужно, который себя за это презирает, но Иисус приходит к нему, и как к той женщине, которые поймали в прелюбодеянии, Он говорит: Я не осуждаю тебя, Я такой же, Я знаю, как это, когда грех разрушает тебя, поэтому Я такой же, Я не отделяюсь от тебя. Родители, вы же это понимаете, когда болеют наши дети, их боль, их страдание становится для нас еще большим, мы готовы за них болеть, только бы они не болели. Почему? Да потому что мы их любим, и наша любовь дает нам пережить это болезнь вместе с ними. И вот поэтому, когда Христос приходит, Он так любит грешника, что Он может прийти и сказать: Я такой же, Я тебя понимаю, и Я понимаю твою борьбу, Я понимаю как у тебя сто раз уже не получается жить так, как нужно, но Я тебя понимаю, Я не осуждаю, Я не отвергаю тебя, Я тебя люблю. Вы слушаете меня и говорите: ага, тут же написано в 9 стихе: скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, а ты говоришь, что Христос приходит вот так. Но когда Павел пишет эти слова, он пишет это в контексте Голгофы. Эти слова не результат того, что Павел исследовал многих грешников и сказал: Да, вы знаете, я исследовал 100 человек опросил грешников, вот скорбь и теснота быть грешником, это не так. Павел пишет эти слова в контексте Голгофы, в контексте той скорби, той тесноты, которую пережил Тот, кто взял на себя весь грех мира. И поэтому он говорит: скорбь и теснота тому человеку, жизнью которой управляет грех.

В духе пророчества есть потрясающие слова, вот послушайте: когда Отец Небесный отвернул лицо свое от Спасителя мира, в эти минуты его невыносимых страданий, то это наполнило сердце Сына такой скорбью, какую люди не смогут постичь никогда до конца. Он на Голгофе пережил такую скорбь, которую мы в течении вечности не сможем понять. Поэтому, когда Павел говорит скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, он говорит о той скорби и тесноте, которые пережил Христос. И поэтому сегодня Христос приходит к грешнику, обращается к нему и говорит: Я знаю твою скорбь и тесноту, она отзывается в Моём сердце, Я это пережил, Я знаю как тебе, Я не осуждаю тебя как судят тебя люди, как ты осуждаешь себя, как осуждают, может быть тебя братья и сестры, Я не осуждаю тебя, сердце моё исполнено любви к тебе, и Я понимаю как тебе, потому что Я такой же, как и ты. Помолимся.

Господи, Ты знаешь, как же наши сердца бывают ожесточены. Мы осуждаем и презираем себя, и весь мир. Ты знаешь, Господи, как часто наше сердце сжимается от боли, от безысходности, от того, что мы теряем всякий контроль над собой и чувствуем себя потерянными грешниками. Отче благой и милосердный, Ты прости нас за упорство нашего сердца, за те все многочисленные моменты, когда благости Твоей, мы говорили «нет». Помилуй нас Господи, спаси нас от самих себя, и от того суда, который разъедает, разрушает наши души, наши отношения с ближними, нашу жизнь с Тобой. Господи, об одном мы просим: Ты открой нам Господи вот эту Твою непостижимую, удивительную, невероятную любовь. Господи это так странно, что тогда, когда мы осуждаем себя и презираем себя, Ты нас понимаешь, не упрекаешь, и не судишь. Господи, но это точно не по-человечески, мы преклоняемся пред Тобой и перед Твоей такой непостижимой любовью. Отче, научи же и нас так любить, особенно любить тех, с кем нам очень трудно, кого мы терпеть не можем, научи, Господи, быть любящими, не упрекающими, не осуждающими, не отвергающими, а так как Ты, протягивающими руки к израненному грехом сердцу. Благослови нас, Господи. Во имя Иисуса Христа. Аминь.


Глава 5 из 31« Первая«456»Последняя »