2. Почему все это произошло с нами?

Когда разрушены основания, что сделает праведник?

Пс. 10:3

Когда я оглядываюсь на свое детство, то вспоминаю его как чудесное время и для детей, и для родителей. Все мы знали тогда, что должны делать. Мир вокруг нас был дружествен и предсказуем. Закончилась Вторая мировая война; люди испытывали огромное облегчение и подъем. Кругом создавались молодые семьи, которые дали большой «бэби бум» в период с середины 1940х до начала 1960х годов. Преступность была невелика, улицы – безопасны, а единственным наркотиком был алкоголь. Большинство людей имели одни и те же ценности – во всяком случае, так казалось. Было общее согласие в понимании добра и зла.

Золотые «пятидесятые»

При взгляде на собственное прошлое всегда кажется, что трава раньше была зеленее, и забывается, что каждое поколение имеет свои проблемы. Однако эти проблемы тогда сильнее сказывались на других социальных и расовых группах, чем на наших собственных семьях и на судьбах наших друзей. Так было в пятидесятые годы – период «традиционной семьи» с его большими семьями, низким уровнем разводов и даже низкой инфляцией.

Это время, однако, тоже имело свои проблемы. Американцы стали свидетелями разгула расизма, явного неравенства и классового разделения общества. Тем не менее при всех этих несправедливостях стабильность общественного уклада и семейных отношений обеспечивали предсказуемость и всеобщую безопасность.

В своей книге «Война против родителей» («The War Against Parents») авторы Сильвия Анна Хьюлетт и Корнел Уэст – белая и чернокожий – анализируют время пятидесятых. Не сглаживая сложности и недостатки этого десятилетия, они, однако, считают, что мы должны со вниманием отнестись к положительным моментам той культуры. Уэст говорит о том, что существовавшие тогда сплоченные, трудолюбивые семьи и сеть многочисленных организаций, поддерживающих семью, а также церкви создавали атмосферу стабильности, что позволяло ему, чернокожему, хорошо жить даже в условиях сегрегации.

Да, я хорошо помню то время, когда телевидение еще не контролировало жизнь детей, а насилие над детьми было делом неслыханным. Жизнь была гораздо понятнее. Учителя разделяли взгляды родителей на воспитание, а родители поощряли уважение к учителям и другим государственным служащим. Молодые люди оканчивали школы и поступали в колледжи или шли работать. Все мужчины были годны для шестилетней военной службы, из которых, как минимум, два года они проводили в действующей армии. Все молодые люди, желающие работать, могли получить место. В это послевоенное время всеобщего подъема увольнения были редкостью. Если жизнь и не была для всех счастливой, то она была, как минимум, стабильной. Тогда никто не слышал таких слов, как «жертва стресса» или «безнадежно».

Неспокойные «шестидесятые»

В период «холодной» войны нашим общим врагом был Советский Союз, и мы вошли в 1960е годы как нация, сплотившаяся против советского коммунизма. В 1962 году разразился Кубинский кризис, и напряженность достигла максимума, когда советский лидер Никита Хрущев получил возможность расположить баллистические ракеты среднего радиуса действия на расстоянии всего 90 миль от американского побережья. Будучи тогда молодым морским офицером, я был готов отдать приказ нашему конвойному эсминцу в любой момент открыть огонь по советскому судну, которое с грузом ядерных ракет направлялось на Кубу и которое мы потом развернули.

В конце концов русские отказались от своих притязаний, однако предстояла еще длительная борьба с советской угрозой. Все мы жили тогда одной мыслью: защитить себя от этой «империи зла». Да, мы чувствовали себя американцами и чрезвычайно гордились этим. Мы спасли мир от Гитлера и теперь спасали его от СССР.

А потом пришел Вьетнам, и появилась молодежная контркультура. Волна насилия и протестов прокатилась по нашим студенческим городкам, сопровождаясь захватом административных зданий, поджогами пунктов подготовки офицеров запаса и битвами с полицией. Многие молодые люди осуждали военную политику Вашингтона и даже считали, что она способствует разгулу секса и распространению наркотиков. Привычный для всех нас образ жизни оказался под угрозой. Некоторые миссионеры, жившие в конце 1960х в Южной Америке и узнававшие о новостях обычно только из журналов, таких, как «Time» и «Newsweek», опасались возвращаться в США в 1970 году, боясь уличных стычек, бомбежек и поджогов. Им казалось, что вся страна вышла изпод контроля.

В 1999 году телезрители увидели документальный фильм о том тревожном времени, показавший всем так называемую сексуальную революцию, затем законодательное разрешение абортов в 1973м, политические интриги, вылившиеся в Уотергейтское дело, а также как следствие всего этого, – всеобщее разочарование. СанФранциско и затем Вудсток стали местами слетов хиппи, наслаждавшихся внезапно обретенной юношеской «свободой».

Модификация поведения и «семидесятые»

Пока на улицах бушевала молодежная революция 1960х, в университетских офисах и лабораториях происходил скрытый от глаз процесс – разработка нового образа мышления, называемого бихевиоризмом. Бихевиоризм появился на свет в результате десятилетних экспериментирований с поведением животных. Методика приложения этой концепции к детям и молодежи получила название модификации поведения. Ее ростки, только появившиеся в 1960х, расцвели пышным цветом в 1970е годы, когда ее влияние на воспитание американских детей и в светских, и в религиозных семьях стало повсеместным.

Согласно этой концепции, поведением детей можно управлять, используя либо позитивное подкрепление (посредством введения позитивных факторов в окружающую обстановку), либо негативное (устраняя позитивные факторы из окружающей среды), либо применяя наказание (через введение негативных факторов в окружающую ребенка обстановку). Примером позитивного подкрепления является награждение ребенка за хорошее поведение конфетой или фруктом; примером же отрицательного может быть запрещение смотреть телевизор. В качестве наказания можно использовать, например, такой прием. Слегка нажать трапециевидную мышцу, в результате чего в плечо посылается болевой импульс, который закрепляется в сознании как реакция на неправильное поведение.

Методика управления поведением стала необычайно популярной в 1970е годы под воздействием сеансов, на которых ее авторы демонстрировали свои достижения на животных. Я помню, как нам показывали голубя, танцевавшего шотландскую джигу. Если поведением животных можно так успешно управлять, то чего можно достичь в случае с детьми!

Бихевиоризм стал доминирующей концепцией всех психологических воспитательных программ и вскоре методика управления поведением приобрела статус основного психологического подхода к воспитанию. К сожалению, активное применение ее на практике было чревато серьезными потерями. Все внимание она сосредоточивает на поведении, нисколько не интересуясь чувствами и психикой ребенка. Между лабораторными крысами и детьми огромная пропасть, а эти «эксперты»просто забыли о том, что крысы и дети устроены совершенно поразному. В течение всех последующих лет методика модификации поведения была главенствующей воспитательной концепцией в Америке, даже если об этом не говорилось вслух. Дети, воспитанные в соответствии с ней, усваивают стойкие и прочные навыки на всю жизнь, о чем свидетельствует жизненная позиция взращенных в этом духе подростков. Когда их просят сделать чтонибудь, то вместо положительного и доброжелательного отклика от них часто слышат следующее: «А что я буду за это иметь?»

Когда в конце 60х годов протесты американской молодежи против войны во Вьетнаме рассматривались как проявления революционной контркультуры, многие психологи обвинили в этом семью с ее «вседозволенностью». Однако причина была другой, потому что семейное воспитание детей не имело никакого отношения к молодежному движению. Я согласен с мнением покойного великого христианского философа Фрэнсиса Шеффера, утверждавшего, что движение контркультуры было порождением возраста, статуса и зрелости нашей культуры и было предопределено Вьетнамской войной, а не родителями. Тем не менее психологибихевиористы и некоторые благонамеренные социологи настаивали на том, что именно родительская мягкость и попустительство способствовали появлению контркультуры, восставшей против законных институтов власти. Этот аргумент стал превалирующим, и концепция дисциплинирования посредством корректировки поведения была единогласно одобрена, что расчистило ей путь в семидесятые годы.

Современная концепция модификации поведения

Сущность бихевиоризма – это непосредственная реакция на поведение ребенка и полное игнорирование его важнейших эмоциональных потребностей. Главная проблема сегодня в том, что бихевиористы взяли верх в сфере воспитания, и это особенно очевидно в христианской среде. Все это привело к многочисленным разногласиям и конфликтам при выборе методов воспитания детей. Я допускаю, что в некоторых случаях модификация поведения может быть эффективной и вполне уместной, однако она никогда не может играть главную роль в отношениях с ребенком.

Большинство бихевиористов, включая христиан, не заявляют открыто о своей приверженности этому течению. Их теории звучат весьма убедительно. Посредством своих книг и программ эти специалисты убедили обеспокоенных родителей использовать методику бихевиоризма, даже не поставив их в известность о ее названии, поскольку в этом случае многие религиозные семьи и общины просто отвергли бы ее.

Представительница бихевиоризма, уважаемый мною доктор Рут Петерс, автор книги «Не бойтесь приучать к дисциплине» («Don’t be Afraid to Discipline»), – одна из немногих, честно признающих свою позицию, – так говорит о любви:

«Любить – значит быть готовым идти на риск ради того, чтобы помочь своим детям выработать стандарты поведения, которыми и они, и вы можете гордиться. В этом основа формирования здоровой самооценки. Не научившись различать доброе и злое, ребенок никогда не сможет правильно оценить себя. Любовь подразумевает постановку границ, которые сегодня, возможно, озлобляют и разочаровывают вашего ребенка, но которые помогут ему развить в себе высокий уровень нравственности, с которым он войдет во взрослую жизнь» .

Петерс совершенно права в том, что для формирования правильного мировоззрения ребенку просто необходимо чувствовать себя любимым. А любовь к ребенку предполагает его воспитание. Однако воспитание даст свои плоды, и личность ребенка максимально раскроется только в атмосфере любви. Бихевиоризм очень мало говорит о любви к детям –о том, как важно, чтобы детская душа постоянно встречала потоки любви и была всегда наполнена ею. Я могу порекомендовать книгу доктора Петерс в качестве сборника полезных мыслей и методов разъяснения ребенку последствий его поступков, но не как руководство в общении с ним. Если мудрые родители строят свои отношения с ребенком на любви, он будет адекватно реагировать на дисциплинарный контроль. Бихевиористский подход фокусируется исключительно на поступках и считает, что ребенок чувствует любовь просто потому, что родитель корректирует его поведение. Эта предпосылка в корне ошибочна.

В литературе по модификационной теории я нахожу многочисленные примеры результатов воспитания методом наказания, но почти ни слова о передаче любви из родительского сердца в сердце ребенка. Петерс с похвалой отзывается о других подобных книгах. К примеру, она называет работу Джеймса Добсона «Новый взгляд на дисциплину» («The New Dare to Discipline») «классической книгой». К великому сожалению, многие книги для родителей, написанные представителями бихевиористской концепции, не содержат указания на приверженность авторов этой теории. И верующие родители полагают, что содержание их чисто «христианское» только потому, что написаны они религиозным языком и авторы их являются христианами.

В чем причина наших неудач?

Когда в семидесятых годах начали появляться книги для родителей, пропагандирующие метод модификации поведения, большинство серьезных специалистов в области семьи и детства были шокированы. Они просто не могли поверить в то, что опытные профессионалы не задумались об эмоциональном развитии личности ребенка. Они предсказали тогда, что если родители, будь они самые религиозные и неравнодушные, примут эту тонко завуалированную бихевиористскую систему воспитания как руководство к действию, то у молодого поколения возникнут такие психологические и поведенческие проблемы, которые приведут к деградации всего общества, и произойдет это, по их подсчетам, примерно через 14 лет.

Трагедия в том, что эти люди оказались правы. Мы стали свидетелями тяжелых проблем с молодыми людьми из так называемых «хороших»семей. Родители этих детей, связывавшие с ними самые радужные надежды, не могли и подумать о тех плодах, которые им придется вкусить. Они тем более обескуражены такими результатами, что следовали советам известных «экспертов».

А причиной всех несчастий было то, что большая часть христианской общественности приняла философию бихевиоризма, о которой мы уже говорили в главе 1. Согласно этой теории все родительские усилия направляются на корректировку поведения ребенка, а нужды ребенка как личности остаются в забвении. Если главной целью родителей трех, десяти– или пятнадцатилетнего ребенка становится изменение его поведения, то их действительно мало заботят потребности детской души. Миллионы понастоящему заботливых родителей взяли на вооружение систему поощрения и наказания, совершенно упустив из виду эмоциональную сторону личности своего ребенка.

В 1994 году Джош МакДоуэлл и Боб Хостетлер в своей книге «Между добром и злом» («Right from Wrong») проанализировали проблемы, существующие в большинстве семей. Они опирались на данные статистических исследований («Статистика церковной молодежи 1994 г.»), проведенные Научным центром Барны среди 3700 молодых людей из тринадцати евангелических деноминаций на основании подробного и строго конфиденциального опроса. Все эти молодые люди активно участвовали в жизни церкви и характеризовали своих матерей и отцов как любящих родителей и очень положительно отзывались о своих семьях. Несмотря на это, исследования показали, что эти подростки жили на грани морального срыва, находясь гораздо ближе к катастрофе, чем могло показаться со стороны. Опрос выявил не только истинный характер поведения своих участников, но и перспективы – то, чем эта молодежь станет через несколько лет.

Оказалось, что нашим молодым людям, большинство из которых заявили о своей личной посвященности Иисусу Христу, свойственно недопустимое, аморальное и даже преступное поведение. Только за предшествующие три месяца:

• двое из каждых троих (66 %) подростков в возрасте 11–18 лет лгали одному из родителей, учителю или другому взрослому;

• шесть из десяти (59 %) лгали своим сверстникам;

• почти половина (45 %) смотрели канал MTV, как минимум, раз в неделю;

• один из троих (36 %) списывал на экзамене;

• один из четырех (23 %) курил сигареты или чтото подобное;

• один из девяти подростков (12 %) пил спиртное до состояния опьянения;

• один из десяти (8 %) пробовал запрещенные наркотики.

Эти данные показывают, что молодежь из хороших христианских семей находится под сильным влиянием современного общества и его соблазнов. К 18летнему возрасту, как оказалось, более 50 % этих молодых людей уже познали интимные ласки и имели половые связи. Половина всех (50 %) сказали, что находятся в состоянии стресса.

Сравнивая эту картину с положением дел у остальной части общества, мы видим, что в христианской среде дела обстоят много лучше. И, тем не менее, огромное число наших подростков постоянно лгут, хитрят, крадут, употребляют наркотики, вредят окружающим и занимаются различными видами секса.

Джош МакДоуэлл сказал: «Мы можем стать одним из немногих цивилизованных обществ в мире, которое неспособно передать свои нравственные ценности своим детям. И это вызывает у нас огромную тревогу, потому что, если мы не сможем передать огонь веры и чувство ответственности нашим детям, они никогда не оправдают наших надежд, а последствия этого для общества будут самыми тяжелыми».

Где же ответ?

Для того чтобы дети подражали своим родителям, последние должны быть внимательны к внутренним потребностям своих детей. Ребенок не может идти за родителями по пути веры и нравственного совершенства, если он не идентифицирует себя с ними как личность, а это невозможно, если родители не отвечают на чувства и эмоциональные потребности ребенка.

Принцип реагирования на поведение не может восполнить нужды ребенка. Чем глубже бихевиористские установки входят в процесс воспитания, тем активнее родители заняты своей реакцией на поступки детей. Преувеличивая роль поведения ребенка в формировании его жизненной позиции, они применяют принцип поощрения и наказания в строгом соответствии с его поступками. Конечно, поведение ребенка очень важно, даже принципиально важно, но когда родители неоправданно завышают его значение в ущерб духовным и душевным потребностям ребенка, столь же жизненно важным, то они подготавливают тем самым почву для серьезных проблем в будущей жизни своих детей.

Методика бихевиоризма поощряет наказание, и особенно физическое. Разумеется, воспитание немыслимо без наказания, однако неоправданно часто ему уделяется слишком большое внимание. Сторонники этой теории, особенно христиане, называют шлепки и щипки чуть ли не основными видами наказания, и в некоторых популярных книгах для родителей физическое наказание объявляется главным средством воспитания ребенка.

Применяя наказание, родители должны хорошо подумать над тем, какой вид наказания оправдан в данном случае, с данным ребенком, с учетом конкретного проступка. Бывает, что шлепанье просто губительно для ребенка. Родители, заботящиеся о психическом и духовном развитии ребенка, не будут «зацикливаться»на модификации его поведения. Конечно, совсем без наказания обойтись нельзя, но надо очень осторожно выбирать подходящий и оправданный вид наказания в каждом случае. Об этом мы поговорим в следующих главах.

Мэри и ее родители

В первой главе я рассказал вам о Мэри, о том, что в детстве ее родители очень боялись, что она «испортится». Дэн и Джейн очень любили свою дочь и хотели быть уверены, что она не станет жертвой своего дурного поведения, как многие другие. Поскольку родители Мэри не знали никаких других способов воздействия, кроме физического наказания, ей иногда доставались шлепки по несколько раз в день. Если девочка сразу же реагировала на них, родители считали, что наказание «подействовало»,а когда они беседовали об этом со своими верующими друзьями, то находили у них полное одобрение физического наказания дочери, хотя чувство собственной вины не покидало их.

К сожалению, Дэн и Джейн не искали других средств помочь Мэри и научить ее управлять своим поведением; они даже не задумывались над причинами ее непослушания. Они не стремились понять свою дочь и найти более мягкий метод воспитания. Шлепки оставались единственным способом корректировки поведения дочери. Дэн и Джейн не искали путей к ее сердцу, чувствам и мыслям. Иногда ее поощряли подарками за хорошие оценки в школе и другие успехи. Они понимали процесс воспитания так, как понимают его большинство современных родителей, – как управление и контроль посредством наказания. Они не догадывались о необходимости разумного удовлетворения жизненно важных душевных потребностей Мэри.

Будучи послушным ребенком, Мэри не доставляла больших хлопот родителям до тех пор, пока не повзрослела. А когда дремавшие в ней внутреннее сопротивление и гнев вырвались наружу, они выразились в ее опрометчивом, губительном для нее самой поведении.

Дэн и Джейн – умные и отзывчивые люди, и если бы они не доверились воспитательным теориям модификации поведения, упрятанным в христианскую упаковку, результат был бы совсем иным. Они могли бы, размышляя и раздумывая, сами найти правильный путь общения с ребенком, во всяком случае, достаточно правильный, чтобы предотвратить катастрофу, разразившуюся в жизни их дочери. Если бы родители Мэри осознавали, насколько важно было понимать ее душевные нужды, они научились бы идти им навстречу и восполнять их, и тогда в жизнь их дочери не пришла бы беда.

Вновь четыре краеугольных камня

Воспитание в атмосфере сердечного общения подобно сооружению фундамента, составленного из четырех крупных угловых блоков. Чтобы выдержать вес жизни, строящейся на них, их должно быть не менее четырех. Об этих краеугольных камнях воспитания мы говорили в первой главе:

• удовлетворение эмоциональных и всех жизненно важных нужд ребенка;

• умение приучать к дисциплине в атмосфере любви;

• обеспечение физической и душевной безопасности;

• развитие навыков контроля над гневом.

В случае потери или неправильного толкования одного из них родители будут иметь серьезные проблемы со своими детьми. В некоторых семьях последний строительный блок – управление гневом – явно недооценивается. Самый первый блок часто также бывает очень мал. Даже если родители глубоко любят своих детей, они, оказывается, не умеют выражать свою любовь. Можно себе представить, каким неустойчивым будет здание, построенное на таком фундаменте.

Когда родители действуют лишь методом корректировки конкретных поступков, они не могут увидеть душевные потребности ребенка и удовлетворить их. В этом случае воспитание не будет всесторонним, а такие его аспекты, как управление гневом ребенка, просто выпадают из поля зрения. Дети перестают признавать авторитеты и начинают противодействовать родителям, что кончается отрицанием духовных ценностей и веры родителей.

У таких детей отсутствует уважение к представителям законной власти, преподавателям и работодателям. Не это ли мы наблюдаем сегодня в нашем обществе? Всем сердцем я желаю, чтобы родители прежде всего позаботились о душе ребенка, и тогда управлять его поведением станет значительно проще. А главное – будет здоровое отношение и к самим себе, и к властям, и к родителям. В этом преимущество воспитания, основанного на постоянном общении в любви.

Метод модификации поведения может работать эффективно пока дети малы, и поэтому большинство родителей, доверившихся ему, его приняли. Например, шлепки, как правило, дают мгновенный результат, и, когда известные специалисты рекомендуют этот метод воздействия, родители охотно пользуются им. Я признаю, что шлепки бывают очень результативны, однако недолго. По мере того как дети растут, а подобные приемы воспитания продолжают к ним применяться, в сердцах их зреет протест и стремление подорвать родительский авторитет и планы. И тогда заботливые родители, уверенные в своей правоте, испытывают настоящее потрясение, узнав о том, что их дети ведут дурную жизнь и имеют губительные пристрастия. Эти родители, пытавшиеся сделать все возможное для своих детей, теперь угнетены чувством вины, обвиняют себя во всех несчастьях и постоянно ищут свои ошибки в воспитании.

Их главнейшая ошибка состоит в том, что они слепо следовали бихевиористской теории наказания и угодили в капкан, но об этом мы поговорим в главе 3.

Что нужно нашим детям?

В 1995 году Ассоциация Карнеги по воспитанию подростков опубликовала список «устойчивых человеческих потребностей», важных для здорового развития личности. Вот в чем нуждаются молодые люди:

• тесные и устойчивые отношения с другими людьми;

• ощущение своей ценности как личности;

• формирование надежных предпосылок для сознательного выбора;

• здоровая любознательность и умение познавать;

• быть полезными другим людям;

• вера в будущее.

Тем временем, Научноисследовательский институт в Миннеаполисе предложил четыре ключевых аспекта, формирующих умение делать разумный выбор:

• здоровые ценности как основа правильных решений и действий;

• общественно полезные знания и умения;

• интерес к познанию;

• положительная самооценка.

Чтобы наши молодые люди смогли воспринять эти ключевые аспекты как свои собственные, эти аспекты должны стать таковыми для их родителей и для широкой общественности.

Мы, как родители, хотим видеть наших детей эмоционально и интеллектуально полноценными людьми. Размышляя над разнообразием ситуаций на их жизненном пути, мы понимаем свою обязанность передать им свои духовные ценности, чтобы лучше подготовить их к жизни. Но это невозможно без тесной душевной, духовной, интеллектуальной и физической близости с ними. Мы должны знать, что нам поручена самая важная работа на земле – отвечать на все нужды наших любимых детей. Для этого требуется прочный фундамент, скрепленный четырьмя краеугольными камнями: 1) свободная отдача своей любви детям, 2) дисциплинирование в атмосфере любви, 3) обеспечение физической и эмоциональной безопасности и 4) привитие им навыков управления собственным гневом.

Это благородная задача. Ее нельзя сводить к элементарному контролю за поведением детей. Она требует нашей полной погруженности в жизнь каждого ребенка и единства всей семьи.

Когда мы думаем о наших детях, нам не мешало бы обратить свой взгляд на много лет назад, на маленькое семейство в Вифлееме. Их первенец Иисус «преуспевал в премудрости и в возрасте и в любви у Бога и человеков» (Лк. 2:52). Какой глубокий смысл вложен в эту короткую фразу, как много любви и труда скрыто за этим благословенным взрослением! Прекрасный пример показывают нам Мария и Иосиф как родители, какими мы хотели бы быть. Двадцать первый век далек и непохож на первый век в Палестине, однако Божьи благословения нам ничем не отличаются от дарованных тогда Марии и Иосифу, и цель не изменилась: воспитать детей мудрыми, сознательными людьми, любящими Бога и людей.



Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Воспитание в общении. Раздел: Воспитание.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.