Библиотека soteria.ru

Евангелие от Луки — исследования

Майкл Уилкок

Дата публикации: 23.02.19 Просмотров: 1116    Все тексты автора Майкл Уилкок

 

Деяния Спасителя

3:1–4:30

Сын Божий

Список звучных имен в 3:1,2 дает понять, что начинается чтото новое. Он «производит эффект», как говорит Друри, «церемониального открытия или въезда с фанфарами». Становится ясно, что и абзац 1:1–4, и обе первые главы были введением, а основной рассказ об Иисусе начинается только сейчас. Тем не менее нитью основной темы Лука связывает эти главы вместе. Здесь он продолжает рассказ о Благой вести (3:18), которая тридцать лет назад была посланием ангела Захарии в Иерусалиме (1:19) и пастухам в Вифлееме (2:10). Здесь, как и там, провозглашается Благая весть о спасении, которая сейчас звучит в теме Иоанна (3:6) так же, как она звучала в «Магнификате» Марии (1:47), «Бенедиктусе» Захарии (1:69) и в «Nunc Dimittis»Симеона (2:30).

Таким же образом Лука показывает своим читателям, что даже по прошествии тридцати лет главной темой остается общение Господа с людьми. Есть Благая весть; это Благая весть о спасении; и Благая весть о спасении – это послание с неба на землю. Этот небесный голос мы уже не раз слышали в гл. 1 и 2. Говорят ангелы, говорят мужчины и женщины, исполненные Святого Духа, говорит само Дитя Божье. Здесь, где начинается история о взрослой жизни Иисуса, событие, которое Лука так впечатляюще помещает в соответствующие исторические условия, – перед нами сцена мира и год, в котором пересекаются сроки полномочий четырех правителей при определенном иудейском первосвященнике, – оказывается не тем, что мы ожидали. Главное здесь не начало служения Иисуса и даже не Его крещение; на самом деле речь здесь, в некотором смысле, вообще не об Иисусе. Главное здесь то, что «в пятнадцатый же год правления Тиверия кесаря… был глагол Божий к Иоанну» (3:1,2).Более того, когда на сцене появляется Иисус и крестится, Лука не уделяет этим событиям особого внимания, но концентрирует его на чемто другом: «Когда же крестился весь народ, и Иисус крестившись молился» (это всего лишь описание обстановки), случилось то, что «отверзлось небо… Дух Святый нисшел… и был глас с небес» (3:21,22).

Господь Луки – это Господь, Который разговаривает. Он ворвался в мир, который, несмотря на смешение мириад голосов, погибал от недостатка животворящего гласа с небес, и Он провозглашает нам Благую весть о спасении; и это спасение заключается в Его Сыне. Тот же Самый Господь говорит сегодня, и говорит Он о том же, чтобы восполнить те же нужды. Так давайте же послушаем, «что скажет Господь Бог. Он скажет мир народу Своему», спасение Свое «дарует нам» (Пс. 84:9,8).

1. Голоса у реки (3:1–22)

…Был глагол Божий к Иоанну, сыну Захарии, в пустыне. И он проходил по всей окрестной стране Иорданской, проповедуя… Иоанн приходившему креститься от него народу говорил… <… >…Не думайте говорить в себе: «отец у нас Авраам»; ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму… (3:2,3,8).

…И был глас с небес, глаголющий: Ты Сын Мой возлюбленный; в Тебе Мое благоволение!(3:22).

1) Голос пророка

Иоанн был послан приготовить «путь Господу» (3:4), и в его задачи входило указать людям на грядущего Христа, а значит на Господа. Поэтому не случайно он постоянно предупреждал их («говорил»в 3:7 означает «обычно говорил»), ибо обращался к аудитории, свое отношение к которой он показывает в 3:8. Они говорили в себе: «отец у нас Авраам»; они выросли с убеждением, что раз они были предками Авраама и поэтому принадлежали к избранному роду, значит, они уже в правильных отношениях с Господом. Иоанн должен был разрушить это ложное убеждение. Ему было недостаточно выманить их из своих домов, чтобы они пришли к Иордану послушать его. Он должен был затронуть их сердца и дать им понять, что ни одна духовная привилегия не может сама по себе сделать человека праведным перед Богом и угодным Ему.

Действия Иоанна говорили о том же. Ибо крещение было тем обрядом, через который язычники становились «иудеями»; тот, кто уже принадлежал израильскому семейству, не нуждался в нем. Проповедуя крещение иудеям (3:3), Иоанн тем самым«относит их к категории язычников. Физическое родство с Авраамом оказывается здесь бесполезным».

«Весь народ», откликнувшийся на слова Иоанна, «крестился» (3:21), так как всем было необходимо признать свои неправильные отношения с Господом. Здесьто и происходит нечто исключительное.

2) Голос Господа

С народом, пришедшим к Иордану для крещения, приходит также «и Иисус». Исаия пророчествовал о том, что СынРаб будет «к злодеям причтен», и это пророчество «должно исполниться» (22:37; Ис. 53:12). Но это будет завершением процесса, которому суждено длиться более тридцати лет. Христос будет человеком среди грешников на протяжении всех дней Своего воплощения, и это будет более заметным, чем Его крещение со всеми.

Но все же тот факт, что Он хочет быть причисленным к этим злодеям, подчеркивает разницу между Ним и ими. Когда Он намеренно причисляет Себя к грешникам, Он тем самым показывает, что Сам Он не грешник. «Христос, входя в мир… <…>…Сказал: вот, иду, как в начале книги написано о Мне, исполнить волю Твою, Боже» (Евр. 10:5–7). Он мог сказать, что «крещение покаяния для прощения грехов» было для Него ненужным и неуместным; но Его готовность испытать это также, как и все, если этого желает Отец, отмечает Его среди всех остальных абсолютным повиновением Богу. Этим решением Он устраняет сомнения Иоанна по поводу уместности крещения, как мы узнаем из рассказа Луки: «Ибо так надлежит нам исполнить всякую правду» (Мф. 3:15). Лука еще раз затронет тему повиновения Иисуса в рассказе об искушении Его в пустыне (4:1–13). Сейчас же он указывает нам на парадокс: Своим крещением Иисус выражает солидарность с людьми и в то же время отличие от них.

Упомянув обо всем этом, мы не должны забывать, что для Луки здесь существует нечто более важное, чем крещение. «Замечательно следующее, –замечает Пламмер. –То, что кажется нам здесь самым важным, является всего лишь описанием обстоятельств». «Когда же… Иисус крестившись молился… был глас с небес» – вот где главное событие. То, что Господь должен был сказать об Иисусе, очень отличалось оттого, что Иоанн должен был сказать заблудшим сынам Авраама. После того как народ крестился – то есть признал, что, несмотря на свое еврейское происхождение, был в неправильных отношениях с Богом, – явился глас Господа, сообщающий об Иисусе: «Ты Сын Мой возлюбленный; в Тебе Мое благоволение!» Иисус, в отличие от остальных, приемлем для Господа. Как никто другой, Он с самого начала был в правильных отношениях с Ним. Он есть Сын Божий. Так говорит Господь.

2. Генеалогическое древо (3:23–38)

Иисус… был, как думали, сын Иосифов… Зоровавелев… Давидов… Иудин… Авраамов… Адамов… Божий (3:23,27,31,33,34,38).

Генеалогическое древо Иисуса едва ли выглядит как будоражущее послание с небес! Но все же Лука включает его в свой рассказ о том, что я называю «голоса у реки», ибо здесь Господь действительно разговаривает с нами. Помня о том, что на иврите слова «сын» и «отец»означали, соответственно, потомка и предка, насколько бы ни были они далеки друг от друга (ср.: 3:8), мы можем вполне законно упростить всю генеалогию. Соединив 3:23 и 3:38, мы увидим, что данный раздел, как и предыдущий, показывает нам, что «Иисус… Сын Божий». Длинный список труднопроизносимых имен (ужас для начинающих изучать Библию, особенно когда этот отрывок читается в церкви!) открывает нам глубокую, жизненно необходимую истину о том, что означает это имя.

1) Иисус сын Адамов

Читая сразу после рассказа о крещении Иисуса длинный список, представляющий генеалогическое древо, мы сталкиваемся с еще одним парадоксом. Он напоминает нам, что Иисуса считали сыном Иосифа; это был Его законный родитель, не имеющий отношения к учению о непорочном зачатии. Он принадлежал к семье плотника из Назарета, «где был воспитан» (4:16). Самый обычный сельский житель, самый обычный галилеянин. Он, как и многие другие, был сыном Зоровавеля, принца и сына царя Давида, члена царского дома рода Иудина. Если взглянуть еще глубже, Он был сыном Авраама, израильтянина, и поэтому, согласно генеалогии, родственником всем когдалибо жившим евреям. И Лука (ибо это характерно именно для него) отводит нас еще дальше назад. Иисус принадлежит не только еврейскому народу, Он принадлежит всему человеческому роду, ибо Он сын Адамов.

Показав нам Иисуса, причисляющего Себя к грешникам, Лука подчеркивает, что Иисус действительно ощущает Свое единение с человечеством, действительно принадлежит определенному народу и даже определенной семье, жившей в одной из палестинских деревень.

Но евангелист делает еще один шаг назад и, поступая таким образом, опять указывает на парадокс: Иисус был истинно человеком и в то же время насколько Он был непохож на остальных. Ибо Лука, назвав Иисуса сыном Адама, не колеблясь называет Адама сыном Господа; поэтому и Иисус, благодаря Своей человеческой природе, есть Сын Господа.

2) Иисус Сын Божий

«И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему» (Быт. 1:26). И изначально человек действительно был подобен Богу, до тех пор пока не согрешил. Все мы дети Адама, а Адам был сыном Господа; но линия не продолжилась.

Она прервалась при падении. Теперь никто, приходящий в этот мир, не несет подобие Господа, ибо изза греха Адама все его потомки потеряли право называться сынами Божьими.

Никто, кроме Иисуса. Кульминация предыдущего раздела (3:22) сделала ясным, что Он Сын Божий; данный же раздел указывает нам на неразрывные отношения между Ним и Его небесным Отцом. Другими словами, Он снова стал тем, кем когдато был Адам. Он человек, которого некогда задумал Бог, Его образ и подобие. Мы можем изобразить наше нынешнее существование в виде ямы, в которой все мы находимся, ибо грех Адама исключил для нас всякую возможность выбраться наверх. Иисус подобен нам в том, что Он сошел в эту яму вместе с нами. Таково послание и истории крещения, и генеалогического древа, если мы пропустим их заключительные стихи. Но Он не похож на нас тем, что если мы здесь изза греха неповиновения, то Он спустился сюда, повинуясь Отцу (Флп. 2:6–8), и Он никогда не отпустит веревку, соединяющую Его с небесным миром. Он прочно привязан к нему Своими неразрывными отношениями с Отцом. Вот почему Его человеческая природа отлична от нашей. Вот почему только держась за Него, мы можем выбраться из этой ямы. Это и есть послание последних слов истории о крещении (3:22) и генеалогического древа (3:23–38).

3. Дьявол (4:1–13)

И сказал Ему диавол: если Ты Сын Божий… Иисус сказал ему в ответ: написано… (4:3,4).

«Немедленно», как любил говорить Марк (Мк. 1:12), следует история об искушении Иисуса; и нетрудно понять почему, если вспомнить, что гл. 3 показывает нам Иисуса Сыном Божьим, то есть совершенным Человеком. Эти тринадцать стихов призваны показать нам практическое значение совершенной человеческой природы Иисуса.

1) Искушения

Ранее мы уже упомянули, насколько важно было для Луки показать говорящего Бога. Но этот Бог использует иногда неожиданных глашатаев. Искуситель в гл. 4 оказывается еще более неожиданным, чем генеалогия в гл. 3. И тем не менее в словах дьявола – истина, и, говоря это, он заставляет Иисуса открыть ее глубины, касающиеся нашей темы.

Дьявол затрагивает тему гл. 3 и делает ее основой своего вызова. «Так значит Ты Сын Божий? Очень хорошо. Если это правда, докажи». У Иисуса есть три способа доказать дьяволу, что Он Тот Самый, о Ком говорили «голоса у реки» и генеалогическое древо. Конечно же, Сын Божий вправе удовлетворять Свои потребности. Ему нужна пища; Он в силах сотворить ее – пусть же сделает это (4:3). Конечно же, Он вправе получить власть над всеми народами и стать Царем царей. И так как мир находится в руках сатаны, то именно от него Иисус может получить его –при одном хитром условии: Он должен признать сатану Своим господом (4:5–7). Конечно же, Он вправе получить защиту от всех опасностей; Его Отец пообещал Ему это, так пусть же испытает это обещание (4:9–11).

Поэтому вопросы, ответов на которые мы ожидаем от Иисуса, представляют собой трехступенчатое испытание того, истинно ли Он Сын Божий, как утверждает.

2) Ответы

Нам следует извлечь урок из того, что каждый раз, когда дьявол искушает Иисуса, Он обращается к Писанию. Но чтобы увидеть, что здесь в действительности происходит, необходимо более пристально всмотреться в ситуацию. Иисус цитирует Писание, это правда; но дьявол также делает это (4:10,11). Здесь нам важно задать себе вопрос, какое именно Писание цитирует здесь Иисус и почему. Когда мы ответим на этот вопрос, мы обнаружим, что ответ проливает свет на смысл этого эпизода и, в связи с этим, на то, что произошло до этого.

Каждый ответ Иисуса дьяволу – это ответ из Книги Второзаконие(Втор. 8:3; 6:13; 6:16). Слово «второзаконие»означает «второй закон»; эта книга – повторное утверждение закона Божьего, полученного через Моисея. Господь дал этот закон, чтобы человек соблюдал его. В действительности Иисус отвечает следующее: «Ты утверждаешь, что насыщение Моего тела может стоять выше Моего повиновения Богу. Но Господь сказал, что не хлебом одним будет жить человек, – человек, –поэтому Я этого не сделаю. Ты предлагаешь Мне всеобщую власть, если Я преклонюсь пред тобой. Но Господь повелел человеку не почитать никого, кроме Него; поэтому Я не преклонюсь пред тобой. Ты предлагаешь Мне проверить его обещание. Но Он повелел человеку не проверять его таким образом; поэтому Я не сделаю этого».

Что Он делает? Он намеренно уничижается, лишая Себя власти и славы («Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?»; Мф. 26:53), и ставит Себя в позицию человека, живущего под властью закона Божьего. «Сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным…» (Флп. 2:7,8). То есть Он возвращается к началу, назад к праведности: Он – новый Адам. В Эдеме родоначальник человеческой расы столкнулся с искусителем, ослушался слова Божьего и сместил все человечество с правильного пути. Теперь же пришел новый Адам, и Он один противостоит искусителю в пустыне. Разница между ними в том, что Он победит. Он будет полностью покорным Человеком, Человеком, изначально задуманным Господом, Человеком всецело праведным, Человеком, никогда не теряющим связи с Господом. Он победит сатану Своим непреклонным повиновением воле Господа, повиновением, которого Он будет неизменно придерживаться, как сообщается нам далее в Послании к Филиппийцам, «даже до смерти ^смерти крестной».Неудивительно, что Милтон, описав «первое ослушание человека» в «Потерянном раю», выбирает историю об искушении Иисуса в качестве сюжета для книги «Возвращенный рай».

Конечное, это нерешающее столкновение, где будет одержана победа. Этому еще предстоит случиться. Страсти Иисуса, три последующих года, – это то самое «время»,в ожидании которого отступает сатана (4:13), чтобы взять свое, когда придет его «время и власть тьмы» (22:53). Тогдато и наступит момент, когда он окажется низверженным в самый, казалось бы, момент триумфа. Но данное противостояние в пустыне – это первый случай в истории, когда сын Адамов успешно противостоял сатане. Для него это зловещее предзнаменование. Для человечества – это возможность начала нового пути, неожиданно вспыхнувшая на горизонте.

4. Народ в доме (4:14–30)

И все засвидетельствовали Ему это, и дивились словам благодати, исходившим из у cm Его, и говорили: не Иосифов ли это сын?(4:22).

Возвращение в Галилею, о котором пишет Лука, вероятно, происходило по прошествии значительного времени после искушения в пустыне (см.: Ин. 2:12,13,23; 3:22–24; 4:1–3,45; Мф. 4:12; Мк. 1:14). Лука пропускает множество событий из раннего периода служения Иисуса, которые описываются у Иоанна, и переходит сразу к случаю в синагоге в Назарете, проясняющему смысл сказанного до этого о Сыне Божьем.

Иисус «пришел в Назарет, где был воспитан, и вошел, по обыкновению Своему, в день субботний в синагогу» (4:16). Он начинал приобретать славу проповедника (4:15), поэтому вполне естественно, что Его попросили читать Священное Писание и что затем Он сел, чтобы произнести краткую проповедь по этому поводу (4:20).

Вряд ли Его знакомые и родственники действительно одобряли то, о чем Он говорил, когда провозглашал великолепные и проникновенные истины, которые в Ветхом Завете вложены в уста избранного Раба Божьего (Ис. 61:1,2). В Ветхом Завете говорилось и о том, что в тот момент, когда они услышат эти слова, сбудется предсказанное – Он будет тем самым Рабом. Революционная природа этого отрывка рассматривалась нами и ранее; но Лука сосредоточивает свое внимание не на этом, а на том, что сказал Иисус в ответ на реакцию слушателей. Конечно, они находились под сильным впечатлением, как видно из первой части 4:22. Но, насколько они были далеки от истинного понимания Его слов, становится ясно из заключительных слов ст. 22. Они так хорошо знали Его, этого «славного малого!»И мы можем представить, как они, подталкивая друг друга локтем, восхищенно улыбались и говорили: «не Иосифов ли это сын?»

Ответом будет: нет, нет и еще миллион раз нет! Как сказали «голоса у реки», как показало генеалогическое древо, как признал сам дьявол, это – Сын Божий. Ачто для Него означает быть не сыном Иосифа, но Сыном Бога – новым Адамом, основателем нового человечества, –Он объясняет незамедлительно.

Они воспринимают Его только как своего односельчанина. До них доходили слухи о Его делах в Капернауме, расположенном в двенадцати милях от них, но для них было важным, чтобы Он совершил чудо здесь, в Назарете (4:23). Теперь послушайте, говорит Иисус: Я пришел с Благой вестью о спасении не только для Назарета, но для всей Галилеи и для всего Израиля. И – несмотря на то что вы возмутитесь – если Израиль окажется таким же слепым и недалеким, как вы, то он упустит эту весть, тогда как весь остальной мир ее получит. Ваша история является предупреждением, что язычники могут быть благословенны, а евреи отвергнуты (4:25–27).

Другими словами, спасение предназначено не только для сынов Авраама и жителей Назарета; оно – для каждого сына Адамова, ибо Иисус пришел спасти не только евреев, но все человечество. Как уже отмечалось в этом Евангелии и будет еще не раз отмечено, Он – Спаситель мира.

Когда они поняли смысл этого послания, их восхищение перешло в ярость. Здесь Лука вставляет в рассказ то, что Иоанн выразил следующим образом: «Пришел к своим, и свои Его не приняли». И как указывает Друри, «Его народ не хочет познать Его до конца».

Мы должны быть благодарны Луке за это послание. Поскольку сказано: «А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими» (Ин. 1:12). Это означает, что совершенная праведность нового Человека может передатьсялюбому человеку (каким бы грешным он ни был), который примет ее в покаянии и вере. Вам не нужно быть евреем, не нужно принадлежать к тому же роду, или той же культуре, или даже к тому же времени, что и Иисус; вам не нужно быть религиозным, или умным, или влиятельным. Тот простой факт, что вы всего лишь грешный человек, означает, что Иисус придет, дабы спасти вас и сделать сыном Божьим.

Поэтому каждый из нас может открыть перед Ним все свои грехи и знать, что Он был подвергнут тем же искушениям и вышел победителем, Он Тот, «Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха» (Евр. 4:15). Своею праведностью Он искупит каждый мой грех. И Бог будет смотреть на эту праведность, а не на мой грех, Он будет смотреть на меня «только как на пребывающего в Нем» – в Иисусе. Когда совершенное послушание Сына Божьего, второго Адама, я приму как свое собственное, Бог скажет мне: «Ты Сын Мой возлюбленный; в Тебе Мое благоволение».

И поэтому, что бы эта весть для меня ни значила, кем бы я ни был, она достаточно хороша, чтобы я передал ее своему ближнему, кем бы он ни был.

4:31 – 5:39

«Слово Его было со властию»

Начальные главы Евангелия от Луки отличает изображение центральной фигуры, разворачивающееся по нарастающей, и рассказ о том, как Бог говорил. Внимание Луки сосредоточено на Человеке и послании. С одной стороны, этот Человек – сын Марии, настоящий человек, которого, тем не менее, сопровождают чудесные предзнаменования, гласящие о его Божественности (гл. 1 и 2). С другой стороны, Он представляется Сыном Божьим, но таким образом, что этот титул, как кажется, еще более подчеркивает совершенство Его человеческой природы (гл. 3 и 4). Послание – это Благая весть от Господа, переданная через Гавриила (1:19), через рождественского ангела (2:10) и через Иоанна (3:18), это «слово», которое через некоторое время будет передано поколению Луки и Феофила (1:2).

Здесь, в гл. 4, начинается описание трехлетнего периода, когда Иисус проповедует, наставляет, исцеляет и воспитывает апостолов. Этот период известен как служение Иисуса, и, когда он начинается, Человек и послание переплетаются воедино. Иисус из Назарета объявляет: «И другим городам благовествовать Я должен Царствие Божие, ибо на то Я послан» (4:43).

Лука не оставляет нас в неведении о том, что происходит, когда Иисус начинает Свое служение: «Народ теснился к Нему, чтобы слышать слово Божие» (5:1). Сейчас модно в некоторых кругах, как я уже отмечал выше, приуменьшать значение проповеди в церкви. Утверждается, что Благая весть не так действенна в слове, как в деле. Однако мы не должны забывать, что в самом начале служения Иисуса послание Бога передается именно через слово: один говорит, другой слушает. Давайте же посмотрим, что происходит, когда слово – послание – провозглашается его верховным толкователем.

1. Слово власти (4:31 – 5:28)

Лука приводит нам ряд историй, несомненно, взятых у Марка, которые иллюстрируют сказанное Богом через ветхозаветные пророчества: «Слово Мое, которое исходит из уст Моих… исполняет то, что Мне угодно, и совершает то, для чего Я послал его» (Ис. 55:11). Иными словами, когда Сын Божий говорит, дела свершаются. Здесь приводятся многочисленные реакции, разнообразные, как цвета радуги, –от яркого красного до бледнофиолетового; и сегодня мир реагирует на слово Иисуса в соответствии с той или иной реакцией, изображенной в Евангелии Луки. Сосредоточившись на этом, мы наблюдаем за словом в действии.

1) Музыка для людского уха

И разнесся слух о Нем по всем окрестным местам (4:37).

Так было во время Его первого проповеднического путешествия, еще до того, которое Лука описывает в 4:14,15,23, и так будет продолжаться (5:15). Люди должны были хотя бы слышать об Иисусе, даже если Он никогда не обращался к ним. Даже сообщение о Нем тех, кто сам не видел Его, лучше, чем ничего. В любом случае, они больше не будут пребывать во тьме язычества.

Это в некотором роде вызов церквам западного мира, где большинство людей, так или иначе, слышали о Нем. Народная религия, пришедшая к нам от прошлых поколений, более христианских, чем наше, – это не более чем суеверие. Образ Христа, получаемый сегодня нами через средства массовой информации, бывает далек от истины, но церкви могут хотя бы попытаться исправить такое знание, донося до людей, что Иисус, о Котором они слышат, в любом случае остается истинным Христом Нового Завета. То, как живут верующие, как проповедуют и почитают Господа, должно по возможности полнее воплощать Его слово.

В таких условиях просто слышать чтото о Христе будет совсем недостаточно, чтобы вполне постичь суть Его послания. Никто не должен оставаться удовлетворенным. Люди, чье знание об Иисусе основывается всего лишь на слухах, или предположениях, или на том, что мы читаем о жизни церкви, заслуживают того, чтобы познакомить их с Его словом более основательно.

2) Власть над умами людей

…И учил их в дни субботние. И дивились учению Его, ибо слово Его было со властию (4:31,32).

Следует отметить, что до того, как Иисус начал творить чудеса в Капернауме, Он уже успел поразить людей своей проповедью. Первое, что происходит, когда они сами видят то, о чем только слышали, – они замирают в изумлении. Иисус заставляет их думать.

По общему признанию, не так уж много проповедников, умеющих заставить народ задуматься над своим посланием. Один профессор богословия, проповедующий в деревенской церкви, посреди проповеди неожиданно воскликнул: «Но, может быть, некоторые из вас заподозрят, что я придерживаюсь ереси монофизитов!»Но они не заподозрили. Однако мы не должны вдаваться и в другую крайность – думать, что правильно преподнесенную Благую весть сможет понять даже ребенок. Иисус никогда не оскорблял своих слушателей таким образом. Он, конечно же, принимал во внимание все недостатки людей и никогда не ломал надломленной трости и льна курящегося не гасил (Ис. 42:3). И тем не менее Он ожидал от Своих слушателей полнейшего внимания к Своим словам.

Однажды услышав и осознав это слово, мы будем и далее открывать его в действии.

3) Исцеление человеческого тела

Был в синагоге человек, имевший нечистого духа бесовского, и он закричал громким голосом… Иисус запретил ему, сказав: замолчи и выйди из него. И бес, повергнув его посреди синагоги, вышел из него, нимало не повредив ему. <… >…Теща же Симонова была одержима сильною горячкою… Подошед к ней, Он запретил горячке; и оставила ее (4:33,35,38,39).

В Древнем мире самые опасные заболевания изза полного неведения о них назывались одержимостью демоном; на самом деле это, вероятно, были эпилепсия и подобные ей заболевания. Во всяком случае, таким было более позднее представление. Сегодня, когда в мире широко распространены оккультные науки, Иисуса сочли бы человеком, отвергающим все прежние представления. Возможно, люди тех библейских времен были правы, когда говорили о двух различных и одинаково реальных бедствиях – болезнях и бесах (4:40,41).

Иисус, пришедший, «чтобы разрушить дела дьявола» (1 Ин. 3:8), имел дело и с тем, и с другим, так как это было (одно прямо, другое косвенно) злом сатаны, и Он осуждал и то, и другое. Как всегда Его слово возымело силу. Конечно же, прочитав этот рассказ о Его исцеляющем служении, мы захотим задать вопрос, исцеляет ли Он и сегодня?

Моя личная точка зрения (и это не более того), что на протяжении всей этой главы Лука показывает нам Иисуса, изрекающего слова власти, а в отдельных случаях – исцеляющего человеческие болезни; таковым Он остается и по сей день. «Твое прикосновение все еще обладает древней силою; ни одно Твое слово не может остаться бесплодным». Но методы Его особые, и они не так просты, как полагают некоторые Его пациенты.

Поэтому я бы различал два метода исцеления: чудесное и медицинское, но то, что лежит гораздо глубже. Там, где Иисуса еще не знают как Целителя, Он творит немедленно; такие исцеления как бы демонстрируют Его возможности и создают Ему репутацию в тех кругах, где Он еще неизвестен. Я не вижу причин, почему сегодня в некоторых обстоятельствах Иисус не может исцелять ради такой цели. Но там, где Его уже знают, Он может сказать Своему верующему пациенту: «Конечно же, Я мог бы дать тебе немедленное облегчение, но Я предпочитаю использовать эту возможность, чтобы сделать нечто более перспективное, такое, что принесет тебе больше пользы в дальнейшем. Этот процесс может показаться тебе слишком медленным и болезненным, и ты можешь не понять того, что Я делаю, потому что Я лечу болезни, о которых ты и не подозреваешь». После этого Он займется нуждами человека как личности, а не только его видимыми потребностями. Его целью может быть утешение духа, укрепление мужества, дарование прозрения и другие блага, более важные, чем те, для которых мы Его призывали. В действительности всего этого можно так и не испытать в жизни, а только в последний час, когда «исцелит болящего и восставит… Господь»,то есть когда наша смертная природа обретет бессмертие (Иак. 5:15; 1 Кор. 15:53). Ибо, я думаю, не случайно каждый из двух глаголов, использованных в Иак. 5:15, имеет двойное значение, что делает их применимыми как для этой жизни, так и для следующей. Слово sözö означает «исцелять» или «спасать»; словоegeirö – «восстанавливаться после болезни» или «восставать из мертвых». «Молитва веры» обязательно так или иначе даст этот результат. Но мы должны верить не в то, что Иисус вылечит нас какимто определенным образом (то есть так, как мы Его просим), но в Самого ИисусаЦелителя, Который Сам выберет время и способ лечения. И тогда, даже сегодня, Его слово «со властию» поразит окружающих (4:36) и заставит искать Его (4:40).

4) Воздействие на обстоятельства

…Сказал Симону: отплыви на глубину, и закиньте сети свои для лова. Симон сказал Ему в ответ: Наставник! мы трудились всю ночь и ничего не поймали; но по слову Твоему закину сеть. Сделавши это, они поймали великое множество рыбы, идаже сеть у них прорывалась(5:4–б).

Религия – это проклятие, когда мы впускаем Господа в свою жизнь только через одну дверь, в то время как все остальные двери с надписью «мирское»плотно закрыты от Него. Такую религию Иисус осуждает.

Когда Иисус использует лодку Симона в качестве места для проповеди, ее владелец не возражает против этого. Но когда она снова становится всего лишь рыбацкой лодкой, принадлежащей Симону, Иисус не диктует ему, как ее использовать. Рыболовство – это дело Симона. И так во всем: люди будут слушать Иисуса, размышлять о том, что Он говорит, и даже просить Его помочь, когда им плохо. Но для Него сделать то, что Он делал в тех четырех случаях, вмешаться в их работу, в их дом и отдых – это совсем другое дело. Иисусплотник, ставший проповедником, говорит Симонурыбаку, как рыбачить! Мы можем догадаться, что ответит Симон (5:5), и представить выражение его лица. Вполне возможно, что в голове у него в этот момент мелькнула какаянибудь еврейская пословица вроде нашей о яйцах и курице. И все же слово власти показывает, что Иисус гораздо больше знает о работе Симона, чем сам Симон. И результат оказывается весьма существенным (5:6,7).

Многие из нас сказали бы, что в таком случае слово Иисуса приходит к ним в дом в буквальном смысле, так как оно вторгается в их личную жизнь, вместо того чтобы оставаться там, где ему следует быть, – в воскресной проповеди священника. Мысль Иисуса, что они должны ежедневно благодарить Отца за дар солнца и дождя, пищи и одежды, жизни и дыхания (Мф. 5:45; 6:31; Деян. 14:17; 17:25), за Его господство над всеми живыми созданиями (Флп. 2:10; Кол. 1:18), за освящение Его Святым Духом каждой крупицы нашего бытия (1 Фес. 5:23; 1 Пет. 1:2), была чемто абсолютно новым и необычным, и, возможно, именно тогда Благая весть вошла в сердца людей. И для нас, тех, для кого все это уже давно не ново и неудивительно, эта мысль может быть столь же необходимой и убедительной.

5) Исправление человеческих отношений

…Пришел человек весь в проказе и, увидев Иисуса, пал ниц, умоляя Его и говоря: Господи! если хочешь, можешь меня очистить. Он простер руку, прикоснулся к нему и сказал: хочу, очистись. И тотчас проказа сошла с него (5:12,13).

Нетрудно понять, почему Лука продолжает свой рассказ историей об исцелении прокаженного. Ибо это не просто еще одно исцеление. Основное внимание здесь фокусируется не на исцелении, а на болезни, называемой в Библии проказой. Прокаженный был не просто больным, он был изгоем. Он не только потерял здоровье; он также потерял семью, друзей, дом, средства для существования. Люди не хотели, да им и запрещалось, общаться с ним. Поэтому мы можем представить, с каким трепетом замер этот человек, когда Иисус «простер руку, прикоснулся к нему». Ибо для него это было в буквальном смысле первым за многие годы контактом с живым человеком; и это означало для него также возвращение к семье, друзьям, к обществу, от которого болезнь оторвала его. Это было для него восстановлением всех разрушенных отношений с людьми.

И это тоже подвластно слову Иисуса, и нам не нужно ходить далеко, чтобы увидеть тому подтверждение в нашем измученном мире. Мы не только видим, как восстает «народ на народ, и царство на царство» (21:10), но как происходит борьба и раскол между расами, религиозными конфессиями, социальными классами, начальством и подчиненными, мужем и женой, молодыми и старыми. Даже внутри христианской общины чаще стало встречаться отчуждение между братьями. А одно из величайших слов Благой вести – это «примирение»; и когда мы примиряемся с Господом, мы примиряемся друг с другом. Церковь, члены которой больше не бегут друг от друга, как от прокаженных, но воссоединяются в братстве и любви, – это самое мощное свидетельство силы живого Бога (Ин. 13:35; 1 Ин. 4:8,12). Неудивительно, что в этом месте Лука отмечает: «Тем более распространялась молва о Нем, и великое множество народа стекалось к Нему» (5:15).

6) Спасение души человеческой

…Принесли некоторые на постели человека, который был расслаблен… И Он, видя веру их, сказал человеку тому: прощаются тебе грехи твои (5:18,20).

Еще одно исцеление? Нет; как и в случае с проказой, здесь нечто большее, чем просто исцеление. Шестой эпизод Луки показывает, как слово Иисуса проникает еще глубже, в самую сердцевину человеческой души, где прячется корень всех его бед. Мы практически подобрались к сути дела. Произошло еще одно исцеление (как и ожидали участники событий); но, несмотря на то что ум и тело человека, его повседневная жизнь, человеческие отношения остаются важными для Иисуса, главное условие спасения заключается «в прощении грехов», как пророчествовал Захария, исполненный Святого Духа (1:77). Нам необходимо быть честными перед собой, честными перед своим ближним, но, прежде всего, необходимо быть честными перед Богом. За многие годы наша гордая эгоцентричность скопила тяжелый груз греха; как же нам избавиться от него?

С каким бы (возможно, еще более очевидным) «расслаблением»я ни пришел к Иисусу, Он устремит туда Свой взор и направит Свое слово. И я расстанусь с этой нуждой навсегда, когда Он скажет: «Прощаются тебе грехи твои».

Именно таким было послание, которое провозглашал Иоанн (3:3), и именно с этим посланием ученики Иисуса будут посланы Им в мир (24:47). Это послание прощения, спасения от греха.

7) Он овладевает человеческим сердцем

После сего Иисус вышел, и увидел мытаря, именем Левия, сидящего у сбора пошлин, и говорит ему: следуй за Мною. Ион, оставив все, встал и последовал за Ним (5:27,28).

Мы уже видели, как Симон и его друзья«оставили все и последовали за Ним» (5:11), но сила слова, способного овладевать человеческим сердцем, лучше всего видна здесь, где повеление так отважно и не подготовлено, а связи Левия со старой жизнью так сильны.

В шестом эпизоде Иисус, простив парализованному его грехи, показал Себя Спасителем от греха. Здесь же Он показывает Себя Господином жизни. Все, что произошло раньше, собрано в этих двух стихах: мы видим господство Иисуса над умом и телом человека, над его отношениями с другими, над его образом жизни и, что самое главное, видим, как очищается душа от греха и как овладевает Христос сердцем человека.

Обращение Левия приводит к двум заключительным высказываниям Иисуса, где, однако, звучат не слова власти, как те, что мы слышали до этого, но объяснения. В них Он сообщает нам, что же произошло в действительности; ведь в семи этих случаях «Он сказал, – и сделалось; Он повелел, –и явилось» (Пс. 32:9).

2. Слово Иисуса, в котором Он дает объяснения (5:29–39)

Иисусом восхищались с самого начала (4:15), но противостояние, о котором Лука упоминает сразу после проповеди Иисуса в Назарете (4:28 и дал.), дает о себе знать и здесь (5:17 и дал.). Фарисеи начинают понимать, что новый учитель Своим энергичным словом утверждает не то, что им хотелось бы слышать.

«Угощение» в доме Левия, данное в честь принятия им «послания Иисуса»,становится для фарисеев поводом, чтобы сделать Иисусу выговор. Практический результат Его проповеди отличается от того, что они понимали под «истинной религией»; им кажется, что последовать за Ним означает быть неразборчивым в компании (5:30) и не соблюдать религиозных ритуалов (5:33).

Иисус объясняет, что действительно происходит, когда человек принимает Его послание, которое кажется таким разрушительным для традиционной иудейской религии. Происходит то, что делает фарисейские понятия о святости – воздержание от сомнительных компаний и соблюдение поста – абсолютно бессмысленными. Результат Своего слова Он демонстрирует двумя путями – исцелением и изменением.

1) Слово приносит исцеление

Не здоровые имеют нужду во враче, но больные (5:31).

Причина, почему Иисус общается с грешниками, проста, и Он приводит простую иллюстрацию для объяснения этого. Есть здоровый человек, есть больной человек и есть врач; то есть (говорит Иисус) праведный, грешный и Я. Я общаюсь с грешниками, потому что они больны, а у Меня есть лекарство. Чем хуже они себя чувствуют, тем охотнее отдаются в Мои руки. Главная их болезнь – это грех, который приводит к смерти; Мое послание о спасении – это единственное, что им может помочь. Та же самая истина, только в сжатом виде, выражена в Евангелии от Иоанна: «Слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную» (Ин. 5:24).

Это одна сторона всех этих историй. Они показывают нам силу слова Иисуса, способную «исцелять» людей от любых заболеваний, начиная с поверхностных умственных и физических до тех, которыми болеет наша душа.

Здесь стоит повторить то, что было уже сказано ранее, а именно что эта идея (духовное исцеление, приносимое словом Иисуса) была особо близка Луке изза его профессии. И хотя Лука нигде об этом не упоминает, нам едва ли стоит сомневаться в его убежденности, что такое же лечение может быть эффективным и в руках практикующих врачей, что он сам, например, может прописать это слово в его письменной форме для лечения духовных заболеваний Феофила и ожидать от этого соответствующих результатов.

Эта медицинская метафора Иисуса заставляет нас думать об ответственности церкви. С одной стороны, существует множество людей, которые действительно духовно больны и умирают от недостатка целительного слова. Нам не следует думать, как это делают многие, что в целом люди «здоровы» или будут «здоровыми» в конце концов. С другой стороны, благовествование все еще «есть сила Божия ко спасению всякому верующему» (Рим. 1:16), и поэтому у нас в руках как раз то, что может излечить наши больные грехом души, «бальзам Галаадский», дающий нам исцеление. Испытав на себе действие лекарства, мы обретаем уверенность, что оно подействует и на других; а обретая это целительное средство, мы становимся ответственными за то, чтобы оно стало доступным и для остальных.

2) Слово приносит изменение

Никто не приставляет заплаты к ветхой одежде, отодрав от новой одежды… И никто не вливает молодого вина в мехи ветхие… И никто, пив старое вино, не захочет тотчас молодого (5:36,37,39).

Подумайте об Иисусе как о враче, и Его слово станет лекарством для болезней духовных; подумайте о Нем как о женихе (5:34), и Его слово обозначит пришествие особого события, дня отдыха, празднества и нарядных одеяний, когда атмосфера будничного мира всецело меняется. Эти перемены Он иллюстрирует в трех маленьких картинах.

Будут такие, которые отхватят кусочек Его послания; другие возьмут побольше, чтобы залатать этим дыры в одежде своих старых идей. Но какая разумная домохозяйка порежет новое платье, чтобы сделать из него заплаты для старого? Мое слово, – сообщает Иисус, – это новое платье, а не материя для заплат.

Будут и такие, которые захотят, чтобывсе было новым, но при условии, что сохранится и старое. Однако так дело не пойдет.

Если вы согласны принять новое вино послания Иисуса во всей полноте, то хрупкие меха ваших старых убеждений не смогут удержать его. Вы должны будете полностью отказаться от них.

Но будут и такие, кто не захочет даже попробовать новое вино. И не потому, что «старое лучше» (5:39). «Человек с предрассудками не только никогда не попробует нового, но даже не признает, что у того есть хоть какието достоинства». Он не станет утруждать себя сравнением старого с новым, потому что старое достаточно хорошо для него. Это отказ признать даже возможность перемен, поскольку принятие слова непременно влечет за собой перемены. Когда идет жених, наступает новый день. И лекарство –это то, что принесет с собою врач для тех, кто пожелает Его слушать. Вот что случится, когда человек откроет свои уши для слова Иисуса и позволит его силе действовать в нем.

6:149

Возрождение Израиля

Сын Человеческий есть господин и субботы (6:5).

…Призвал учеников Своих и избрал из них двенадцать, которых и наименовал Апостолами (6:13).

Но вам слушающим говорю: любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас (6:27).

Сейчас Лука подводит нас к критическому моменту в истории Спасителя мира. Тема, берущая начало в гл. 5, сейчас выходит на первый план и доминирует в гл. 6.

В начале Своего служения Иисус был всеобще популярен (4:15). Но молва о Нем в Галилее и Иудее возбудила к Нему интерес не только среди обычных людей, но также и среди религиозных лидеров (5:17), которые относились к Нему более критично и начинали опасаться того, что Он говорил и делал (5:21,30,33). В маленьких притчах, которые Лука приводит в конце гл. 5, Иисус разъясняет, в чем различие между Ним и фарисеями, которое становилось уже очевидным. Его учение, в сравнении с традиционной иудейской верой, было подобно новому одеянию, которое сменит старое, или новому вину, которое разрушит старые меха (5:36,37).

Иисус не только не пытался пойти навстречу властям, но, кажется, намеренно гневил их. В гл. 6 Он бросает вызов придирчивым фарисеям. Он ускоряет приближение кризиса, объясняя им различие между Его учением и их и призывая людей последовать за Ним, слушать и подчиняться Его слову (6:46,47).

Первые два случая, которые приводит Лука здесь (6:1–11), произошли в субботу. Религиозные правила, регламентирующие, что можно было делать в субботу и чего нельзя, были настолько нелепыми, что ученикам Иисуса вменялось нарушение трех пунктов: их обвиняли в сборе урожая, его молотьбе и приготовлении еды. Исцеление высохшей руки в то время, когда жизнь больного не была в опасности (единственное условие, при котором лечение в субботу разрешалось), было также основанием для обвинения в нарушении закона (6:7). Иисус и до этого исцелял в дни субботние (4:31–35), но тогда фарисеи не обращали на это внимания. Но и теперь, когда они пытаются найти повод для Его обвинения, Иисус не пытается смягчить их гнев. Вместо этого, Он намеренно говорит им: «Это в вашу субботу люди остаются голодными и больными. Моя суббота другая».

Если пропустить несколько стихов и перейти сразу к 6:20–49, то мы обнаружим пространное рассуждение, которое покажется более уместным гденибудь в центральном разделе Евангелия, где Лука собирает вместе большую часть учения Иисуса(9:51–19:44). Возможно, что оно отделено от основной части и помещено именно здесь, в гл. 6, с определенной целью. В нем говорится о том, каким образом будут жить последователи Христа. Это своего рода вариант Нагорной проповеди, больше известной в изложении Евангелия от Матфея (гл. 5, 6, 7). Интересно отметить, что там, где Матфей приводит многословное объяснение Иисуса о том, что Его учение является новой версией старого иудейского закона (Мф. 5:17–48), Лука большую часть объяснений опускает. Несомненно, он делает это потому, что из контекста становится ясно, что Иисус говорит здесь о новом виде закона, который, по Его разумению, заменит старый.

Таким образом становится понятно, что смысл этого краткого раздела в середине главы заключается в избрании двенадцати апостолов (6:12–19). Можно не согласиться с тем, что число двенадцать здесь может символизировать израильский народ; тем не менее в данных обстоятельствах (когда происходит замена старых порядков на новые) смысл того, что делал Иисус, когда «призвал учеников Своих» – которые к этому времени составляли «множество» (6:17) – и «избрал из них двенадцать» (6:13), едва ли мог ускользнуть от присутствующих. Эти двенадцать апостолов, которые станут во главе всего нового народа Божьего, должны были представлять двенадцать сынов Иакова, от которых произошел израильский народ.

Это был вызов защитникам старых устоев иудаизма. Иисус принес с Собой чтото абсолютно новое, перед чем их старые верования должны отступить. И тем не менее Он не отказывается полностью от старого. Он не говорит: «Больше не будет субботы, больше не будет народа Божьего, больше не будет закона».То, что несет Он, является продолжением. Новая религия основана на старой; и мы можем искать истоки христианства в истоках самого иудаизма, и даже еще глубже, как мы увидим далее.

1. Христианство старо, как иудаизм

Должен быть кризис. Должны наступить перемены, предстоит выбор между старым и новым. Но день, когда насыщаются люди, творится добро и спасается жизнь, все же называется субботой; все же будет существовать народ Божий с Его лидером во главе; будет закон, которому этот народ следует. Старое одеяние или новое, но все же одеяние; старое вино или новое, но все же вино. Это вопрос не замены религии на философию или политику, но замены фарисейской религии на христианскую религию. Иисус может говорить о Своем новом учении, но с точки зрения старого, ибо Он не нарушает, но исполняет (Мф. 5:17).

1) Суббота

Почитание дня субботнего было одной из десяти заповедей, которая имела особое значение, как видно из того, что Иисус уделяет особое внимание этой теме. Заповедь о субботе («Шесть дней работай, и делай всякие дела твои; а день седьмый – суббота Господу Богу твоему: не делай в оный никакого дела…»; Исх. 20:9,10) является образцом всего образа жизни народа Божьего в ветхозаветные времена. Для описания христианского образа жизни используется не только календарь, но и география страны. Так мы видим, что земля израильская (Евр. 4:1–10), ее столица город Иерусалим или Сион (Евр. 12:22) и его великий храм (1 Кор. 3:16) снабжают нас лексикой для передачи христианских истин так же, как время явления нам Благой вести упоминается как «лето Господне благоприятное» (4:19), а о центральном событии христианской жизни говорится как о дне субботнем (Евр. 4:9).

2) Двенадцать

Было бы неправильным рассматривать учеников Иисуса просто как дюжину близких друзей. Лука упоминает о множестве «учеников», из которых эти двенадцать были избраны. Они были лидерами многочисленных групп.

В разных Евангелиях имена апостолов перечисляются в разном порядке. Вероятно, как замечает Каирд, «для ранней церкви число было более важным, чем имена». Как мы уже видели, эти люди были «отцамиоснователями»христианской церкви, также как двенадцать сынов Иакова были основателями целого израильского народа. «Апостолы представляют фундамент из „двенадцати колен“, на котором должен быть основан Израиль нового поколения». Поэтому вполне естественно, что символизм сосредоточен на их количестве, а имена и порядок не столь важны.

Церковь, лидерами которой они предстают перед нами, упоминается в Новом Завете снова и снова в выражениях, взятых из ветхозаветной истории Израиля. Слова Иисуса, что апостолам предстоит править двенадцатью коленами Израилевыми (22:30), разъясняются Павлом, когда он называет их теми, на ком и кем построена христианская церковь (Еф. 2:20; 4:11,12). Соответственно, церковь может быть представлена как «Израиль Божий», «род избранный, царственное священство, народ святый… народ Божий». Воистину,«если же вы Христовы, то вы семя Авраамово» (Гал. 6:16; 1 Пет. 2:9,10; Гал. 3:29).

3) Закон

Если новозаветный народ Божий можно представить в образе «двенадцати колен», а понятие «субботы» применять к устоям христианской жизни, то точно также образ жизни христианской церкви – ее характер и поведение – можно передать в терминах ветхозаветного«закона». Возможно и местом для Своей проповеди Иисус выбрал гору не случайно. Подобно великому законодателю Моисею, Он уединялся в горах для общения с Богом, и так же, как великий законодатель Моисей, Он спускался с горы, чтобы вручить «закон» Божий Своему народу (6:12–17; Исх. 34:29–32).

Это не тот же самый закон, но его можно понимать как закон. Это «заповедь новая… да любите друг друга» (Ин. 13:34); это «закон царский» (Иак. 2:8).

Наша жизнь очень обогащается, когда мы извлекаем определенные уроки из истории Израиля. Исход Израиля из Египта становится действенной картиной нашего собственного спасения от греха; его опыт ведет нас, его добродетели бросают нам вызов, его неудачи предупреждают нас; его пророки и священники, его судьи и цари (пока они живут в соответствии со своим призванием) учат нас, передавая каждый свою меру знаний о Господе Иисусе. Когда мы поем псалмы иудейской церкви, мы начинаем понимать, что можем «взять из них здравый смысл христианина». Мы начинаем понимать, насколько значительны работы христианских создателей гимнов. Они постигли до нас, сколь «славны дела Сиона», и до нас воспели «хвалу Господу Авраама». Нам становится жаль тех, кто пренебрегает Ветхим Заветом и таким образом лишает себя этих благ.

2. Христианство старше, чем иудаизм

Есть нечто гораздо более глубокое, чем мы в состоянии понять из того, как Иисус использовал ветхозаветные образцы,«наполняя» их христианским смыслом. Ибо Его принципы, в некотором отношении радикально отличные от традиционного иудаизма, а в некотором похожие на него, берут свое начало не со времен Моисея или Авраама. Даже в самые первобытные времена иудейский народ и его религия несли в себе чтото более первозданное и основное.

1) Суббота

Нельзя не заметить, что четвертая заповедь, единственная из десяти, начинается словом «помни». Конечно же, это может значить «помните отныне»; но это также может значить «вспомните о том, что вы уже знаете»,ибо, как и многие другие религиозные обряды, день субботний существовал еще задолго до того, как ему был придан определенный религиозный статус. Автор Послания к Евреям отмечает, как глубоко в историю уходит суббота: «и почил Бог в день седьмый от всехдел Своих» (Евр. 4:4). В действительности эта цитата взята из Быт. 2:2, из рассказа о сотворении мира.

Из этой истории, рассказанной в Книге Бытие, следует, что традиция соблюдения субботнего отдыха берет свое начало от сотворения мира. Это не просто иудейский или христианский обряд; какую бы религию ни исповедовал человек, его физическое строение вынуждает к подобному ритму жизни.

Но ссылка в Послании к Евреям и слова Иисуса в Евангелии от Луки (гл. 6) открывают нам еще больше. Хотя, как упоминает Иисус по другому случаю, «Мой Отец доныне делает» это (Ин. 5:17), можно понимать и так, что «дела Его были совершены еще в начале мира» (Евр. 4:3). В Быт. 1 рассказывается, как Бог сотворил землю за неделю; на шестой день Он сотворил человека. Поэтому человечество появилось на свет с началом Божьего отдыха. Если бы все происходило так, как было задумано изначально, то человечество и поныне пребывало бы в праздном «субботстве» (Евр. 4:9).

Но этот замысел был нарушен, когда человек согрешил, и одним из последствий этого падения стало то, что теперь человек должен трудиться, чтобы жить (Быт. 3:17–19). Поэтому спустя тысячи лет люди забыли, что по замыслу Божьему они должны были пребывать в постоянном отдыхе и радости с Богом. Но Бог напомнил им об этом, отразив это в религии, которую Он дал народу израильскому во времена Моисея.

День субботний стал очень важным атрибутом иудейской религии, и евреи, когда их видение было наиболее ясным, понимали, что еженедельный день отдыха был «ритуальным ожиданием наступления мессианской эры».Чтото вроде картины, показывающей, какой опять будет жизнь, когда в мир придет Божий Мессия, чтобы установить Свою власть. То есть они понимали, что это их «отрада» (Ис. 58:13). Но эту истину постепенно забыли. И суббота стала по большей части состоять из запретов, поэтому из отрады она превратилась в тяжкое бремя. Именно в таких обстоятельствах появляется Иисус у Луки (6:1–11), чтобы возвратить людям правильное понимание субботы.

Это ставит под сомнение некоторые традиционные взгляды на воскресные обряды, те, что неправильно ассоциируются у нас с субботой. Когда четвертая заповедь говорит нам: «Ты не должен работать в субботу»,это на самом деле означает, что«Ты не должен играть в воскресенье». Мы действительно должны помнить день субботний, но не так, как того требовала связанная законом религия Моисея, которая запрещала заниматься в субботу чем бы то ни было. Если вы относите эти правила к христианскому воскресенью, то вы «наблюдаете дни, месяцы, времена и годы. Боюсь за вас, не напрасно ли я трудился у вас», –говорит Павел (Гал. 4:10,11; ср.: Кол. 2:16 и дал.). Из четырех суббот Писания вы увековечиваете ту, которая предназначалась на время.

Подумайте об этих четырех. Последняя из них – это небесная суббота, которой народ Божий будет наслаждаться на небесах, «где святые с арфами и песнями живут бесконечным субботним утром».

Из трех, принадлежащих этому миру, первая – это суббота сотворения, которую мы «помним»,несмотря на все мирские соблазны и необходимость дополнительного заработка, потому что нам просто необходимо отдыхать хоть раз в неделю. Когда в один и тот же день недели мы становимся свободными, мы, конечно же, с радостью используем это время для общения друг с другом или для поклонения Богу. Но это дело наших убеждений, а не обязанность; отдых от работы – вот что главное для этой первой субботы. Третья суббота – христианская, постоянныйотдых,ежедневное наслаждение, которое разделяет народ Божий с Господом сейчас. Жизнь Христова народа наполнена хвалою, и мы можем сказать:

Так пусть же каждый миг дня и ночи

Будет полон святости;

Всю свою жизнь, во всем

Хочу я следовать за Тобой.

Субботство, выпадающее между первой и третьей субботой, абсолютно чуждо духу Нового Завета, поскольку вторая суббота –иудейская.

2) Двенадцать

Как и в случае с субботой, идея братства народа Божьего, представленного двенадцатью апостолами и их духовными потомками, появилась задолго до появления Израиля. Иисус действительно обновлял структуру израильского общества, двенадцати колен, происшедших от сынов Иакова. Но эта идея берет свое начало не от Иакова и не от праотца Авраама.

Здесь мы тоже возвращаемся к истории сотворения мира и обнаруживаем, что, когда Господь создал человека, «мужчину и женщину сотворил», Он сказал им: «плодитесь и размножайтесь» (Быт. 1:27,28). С самого начала человек был задуман как социальное творение, чтобы жить в семье, в обществе, где все взаимосвязаны и взаимозависимы.

Как и суббота, изначально задуманная для общения человека с Богом, идея общения людей друг с другом также была нарушена почти сразу же, как появилась. Один из двух человек, которые первыми родились в этом мире, стал убийцей, а другой – его жертвой (Быт. 4:1–8). Прошли столетия, и эгоцентричность, стремление к независимости, взаимная ненависть стали неотъемлемой частью человеческой жизни так же, как любовь, забота, чувство семьи, присущие человеку изначально. Вскоре снова вмешивается Господь и создает новую семью. Авраам, его сын, его внук и его двенадцать правнуков были основателями народа, призванного еще раз показать миру, какой должна быть семья по замыслу Божьему.

Однако ко времени появления Иисуса Божественная надпись на этой монете стерлась. Гордость сделала Израиль недоступным, замкнутым, он утратил способность любить. Поэтому Иисус говорит Своим иудейским врагам: «Отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его» (Мф. 21:43). Он учреждает новый народ Божий во главе с двенадцатью апостолами, чтобы в третий раз показать, как правильные отношения с Ним приводят людей к правильным отношениям друг с другом. Семья Адама потерпела крах; семья Авраама тоже; и сейчас церковь Иисуса Христа должна продемонстрировать, какой должна быть жизнь обычных людей. «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35).

Крошечный эскиз в 6:13 показывает нам, каким был народ Божий в ветхозаветные и новозаветные времена и каким он должен быть сегодня, если исполняет свое призвание. Перед нами представители народа Божьего, ученики Иисуса и лидеры, двенадцать апостолов, а также создатель этого народа – Господь.

Однако критерии для причисления к народу Божьему определены не совсем четко. Слово «ученики» обозначает просто «узнающих», хотя одни узнают много, другие не узнают практически ничего. В действительности община далеко не однородна. Какими бы ни были официальные критерии членства, они не дают гарантии действительной принадлежности к этому обществу. Мораль притчи о плевелах, посеянных среди пшеницы (Мф. 13:24–30, 36–43), и рассказа Иоанна об «уверовавших», которые хотели убить Иисуса, у Луки выражена в притче о сеятеле (8:4–8) и получает свое развитие в пространном фрагменте (Лк. 12:13–13:21), где Иисус изображается Разделителем. За девятьсот лет до этого многие, принадлежащие Израилю «по рождению», тем не менее восстали против дома и веры Давида (3 Цар. 12). За триста лет до этого многие, «крестившиеся в Моисея в облаке и в море» (1 Кор. 10:1–5),были поражены в пустыне. Разделение было в семье Исаака («ИаковаЯ возлюбил, а Исава возненавидел», Рим. 9:13, цит. из Мал. 1:2,3), а до этого – в семье Авраама («Сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной», Гал. 4:30, цит. из Быт. 21:10), хотя в обоих случаях сыны «принадлежали»народу завета не только по рождению, но и по обрезанию. И в самом начале истории Писание дает нам прототип разделенной общины в образе Каина и Авеля (Быт. 4:1–16). Эта община не изменилась даже после того, как Иисус переделал ее и наполнил Святым Духом. Условия ее членства достаточно свободны, чтобы допустить включение Анании и Сапфиры, Димаса и Диотрефа, а Симон был крещен уже как верующий, когда обнаружилось, что его «сердце… не право пред Богом» (Деян. 5:1–11; 2 Тим. 4:10; 3 Ин. 9,10; Деян. 8:9–24).Поэтому в Писании мы едва найдем пример чистой церкви, с четко определенными критериями принадлежности и ограниченным доступом.

И все же как это ни парадоксально, но больше всего внимания в этой главе уделяется отличию людей Божьих. Они изначально задуманы быть отличными от остального мира. И признаком их принадлежности к церкви является готовность следовать за теми лидерами, которых посылает им Господь. Сначала они отдают себя в руки Иисуса, а затем в руки апостолов, которым Он передал Свою власть. Этот принцип тоже восходит к началу библейской истории. При сотворении Бог дал власть Адаму, чтобы он владычествовал над всеми живыми тварями (Быт. 1:26,28; Пс. 8:6–8), семья Авраамова подчинялась патриархальным порядкам, как подразумевает само слово (патриарх = отец/правитель, или глава семейства), народом израильским управлял Моисей и закон, который дал Господь. И теперь новый Израиль будет управляться двенадцатью апостолами (Лк. 22:30). Как мы только что отметили, в новозаветные времена учение апостолов не служило для отбора желающих присоединиться к церкви, зато использовалось для исключения из церкви тех, кто, присоединившись к ней, в дальнейшем оказывался недостойным этого (1 Кор. 5; 14:37,38; Гал. 1:6–9; 2 Ин. 10,11). Сегодня ситуация кажется противоположной. Церковь сурово относится к тем, кто не является ее членом, но хочет вступить в нее. А к еретикам, которые входят в церковь, но заслуживают исключения, лояльна. И тем не менее, критерий – истина, которую принес Иисус и которой учат апостолы. По тому, насколько человек остается верным этому (Евангелию, данному через откровение Христа, так же как и залогу, вверенному новозаветным людям, и вере, однажды переданной святым), можно отличить истинного ученика от ложного (Гал. 1:12; 2 Тим. 1:12,14; Иуд. 3).

За всем этим лежит еще более глубокая истина, касающаяся как членов церкви, так и ее лидеров и поэтому определяющая природу церкви. Ученики были привлечены, а апостолы назначены Господом. Если бы Он этого не сделал, то церковь не появилась бы на свет. Он созывал и созывает народ во имя Свое (Деян. 15:14)также, как Он это делал во времена Авраама и Моисея. Еще более волнующее сходство, к которому привлекает наше внимание Писание, – это то, что Бог призывает к жизни абсолютно новое творение, так же как Он это делал во времена Адама. В переводе Послания к Колоссянам, сделанном Д. Б. Филлипсом, это видно как нельзя лучше: «Он первичный принцип, и принцип поддержания всего плана создания. И сейчас Он стоит во главе всей Церкви. Жизнь из ничего началась через Него, и жизнь из мертвых началась через Него, и поэтому Он по праву зовется Господом всего сущего».

Община с подобным уставом для членов и руководителей представляет собой образец того, какой должна быть церковь даже в наши дни. Мы должны признать, что видимая церковь неизбежно будет разнородным множеством (Исх. 12:38). В тоже время мы должны постоянно стремиться преобразовывать ее в соответствии с апостольским учением, которое до сих пор является для нас наивысшим авторитетом. И в этом надо полагаться не на себя, а на верховную власть Господа, Который не позволит силам мира сего одолеть нас (Мф. 16:18).

3) Закон

Также и Иисус не просто дает новый закон (6:40–49), который должен сменить закон Моисея. Закон был дан человеку с самого начала. Первые слова, которые Бог сказал Адаму после того, как сотворил его, были о том, что ему должно делать, что нельзя и что можно (Быт. 1:28; 2:16). Поэтому еще задолго до Моисея Бог сказал человеку, как ему жить, и объяснил, что его самая большая радость заключается в соблюдении этого закона.

Вскоре закон был нарушен, и потакание слабостям сменило повиновение (Быт. 3:1–6). Прошло много лет, и закон снова обрел свое место в виде религиозной системы, данной Богом израильскому народу через Моисея. Этот религиозный закон, в свою очередь, перестал отображать образ жизни человека, изначально задуманный для него Господом, но сделал человека своим рабом. Иисус в Своей Нагорной проповеди возродил первоначальное понимание закона и указал, какой образ жизни приносит блаженство (6:20).

Эта тема лейтмотивом проходит через весь центральный раздел Евангелия от Луки и рассматривается там более подробно. Но даже в этом случае нам следует отметить, что же было новым в этом законе. Он устанавливал новые нормы поведения, которые относятся скорее к внутреннему миру, чем к внешней стороне жизни. Это не значит, что здесь теория подменяет практику. Израиль покажет свое уважение к новому закону. Для этого есть четыре практических способа.

В жизни народа Божьего мы увидим чудесную смену ценностей (6:20–26). Эти люди высоко оценят то, что мир называет жалким и несчастным, и отвергнут то, что миру будет казаться желанным и привлекательным. Ценности, принимаемые остальными как само собой разумеющееся, они подвергнут сомнениям. Они рассмотрят их с точки зрения духовной истины (скрытой реальности) и будущей жизни.

Таким образом, им предстоит увидеть все глазами Господа, и тогда они будут поступать так, как поступает Господь. Поэтому они будут руководствоваться не только чувством долга, но и чувством любви (6:27–38). Деяния их будут не только правильными, но и благими. И поступать они будут так не только с теми, кто этого заслуживает, но и с теми, кто не заслуживает. Это великодушие не останется для них без награды, но ожидание награды не должно быть основным мотивом в этом деле!

Третье качество, которое они должны показать, – это сплоченность (6:39–47). Все, что они говорят, все, что они делают, все, что они собой представляют, должно быть взаимосогласованным. Правила, исполнения которых вы требуете от своего брата, вы должны соблюдать сами. Нормы, провозглашаемые вашими устами, должны также исполняться и в вашей жизни. Попытка жить по двойным стандартам практически безнадежна, и не потому что вы не должны, но потому, что вы не сможете дать правильный плод, если вы неправильное дерево. Это будет лицемерием – противоположностью искренности, и нет такого греха, который Иисус обличал бы более жестко.

Несмотря на то что требования нового закона жестче, чем требования старого, их можно охарактеризовать тем же самым словом – повиновение (6:46–49). И не только повиновение закону, но повиновение Самому Господу, Который дает этот закон. А Кто есть Господь? И тут мы также видим нечто новое. Повиновение, которого по старому закону требовал Бог Израиля, Иисус объявляет богохульством. Это еще одно указание на Его Божественную природу, которых немало в этом Евангелии. Высшую власть Его люди ищут «вне этого мира времени и чувства». Ни придуманные ими правила, ни простое признание владычества

Христа не являются достаточным фундаментом человеческой жизни. Человек идет дальше и доходит до момента личного при – знания Христа Господом со всеми вытекающими отсюда последствиями. Только с такого фундамента возможно начать постижение высоты требований закона.

Таким образом, гл. 6 показывает нам новую субботу мира с Господом, новую апостольскую общину церкви и новый образ жизни для христиан. Каждый из этих аспектов представляет собой новый вариант предыдущей (испорченной) версии. Каждый из них – это предварительный просмотр той потрясающей реальности, которую мы увидим во всей полноте только в следующем мире. Но, несмотря на то что мы не можем и надеяться увидеть эту полноту здесь, в этом мире, Иисус хочет, чтобы мы подошли к ней как можно ближе с помощью ежедневной радости в Отце Нашем, любви к ближнему и святости в нас самих.

7:1–8:21

Благая весть

…Нищие благовествуют (7:22).

…Он проходил по городам и селениям, проповедуя и благовествуя Царствие Божие (8:1).

Лука продолжает свое повествование рядом историй. Некоторые из них передают случаи из служения Христа, некоторые рассказывают нам о Его учении. Что нам следует извлечь из них? Можно ли считать их очередными бусинками на ниточке, или у Луки есть план и, соответственно, есть план в служении Иисуса?

Так случилось, что вопросы подобного рода волновали и Иоанна Крестителя; о них мы и поговорим, обратившись сначала к отрывку 7:18–23. Иоанну не сразу стало известно, в отличие от современных читателей повествования Луки, что именно происходило. Загадочный «Тот, Которому должно придти» (7:19,20) и чьим предвестником считал себя Иоанн, наверняка, дал бы о себе знать делами, отличными от тех, которые творил Иисус. Иоанн ожидал, что он принесет с собой гнев, разрушение, огонь и суд (3:7–9,15–17). Но ничего подобного не было ни в словах, ни в делах Иисуса. Даже арест Иоанна и его заключение в темницу – самое гнусное их всех злодеяний царя Ирода, так как этим он пытался заглушить Благую весть (3:18–20) – не вызвало соответствующей реакции у носителя силы Царства Божьего.

Иисус отвечает Иоанну указанием на то, что происходит: «Слепые прозревают, хромые ходят, прокаженные очищаются, глухие слышат, мертвые воскресают, и нищие благовествуют» (7:22). Иоанн ожидал, что Грядущий придет как Судья; Иисус отвечает, что Он должен сначала прийти как Спаситель. В этот раз Он пришел не для того, чтобы объявить приговор; сейчас

Он принес с Собой Благую весть. Мы уже видели, как, начиная Свое служение в синагоге в Назарете, Он цитирует Ис. 61:1,2, включая слова «проповедывать лето Господне благоприятное»; для Него еще не настало время закончить цитату и возвестить «день мщения Бога нашего».

Для евреев ожидаемый день пришел и ушел. Зрелищного окончания всего дела, сожжения бесплодных деревьев и ненужных отбросов не произошло, как ожидал того пылкий Иоанн. Терпеливый Иисус дал древу иудаизма еще три года, дабы оно опровергло свое бесплодие (13:6–9). Но оно было бесплодным, и ему суждено было пасть. Однако для мира в целом суд, предсказанный Иоанном, откладывается до сих пор, и Иисус все еще провозглашает Благую весть, как говорят об этом писатели Нового Завета: «Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения»; «как говорит Дух Святый, „ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших“» (2 Кор. 6:2; Евр. 3:7,8).

Благая весть – это основная тема данного раздела, как указывает Лука, цитируя ответ Иисуса Иоанну в 7:22. И мы обнаруживаем, что различные случаи, которые евангелист здесь приводит, полностью подтверждают этот ответ. Он уже часто об этом упоминал (1:19; 2:10 и дал.). Теперь мы обратим свое внимание, вопервых, на сущность Благой вести, а затем – на ее получателей, а проще говоря, на то, о чем и для кого она. На оба эти вопроса Иисус ответил еще в начале Своего служения. Это Благая весть Царства Божьего, объяснил Иисус (4:43), и предназначена она «нищим» (4:18). Два этих ответа объединяются во вступительных словах Нагорной проповеди: «блаженны нищие духом» (получатели Благой вести), ибо их «есть Царствие Божие» (сущность Благой вести) (6:20). И в рассматриваемом нами отрывке они встречаются снова, в цитатах 7:22; 8:1.

1. Благая весть сообщает нам о Царстве Божьем

Он проходил по городам и селениям, проповедуя и благовествуя Царствие Божие (8:1).

Тема Царства Божьего была впервые заявлена еще в 4:43. Но мы тогда не стали останавливаться на этом, следуя за Лукой. Однако теперь он сосредоточивает на этой теме все свое внимание. Что кроется за утверждением, что сущность Благой вести – это Царство Божье? Случаи, которые приводит здесь Лука, помогают нам понять, что в ней было благого и что нового.

1) Благое

Сначала Лука рассказывает о встрече Иисуса с римским сотником в Капернауме (7:1–10). Его слуга «был болен при смерти» (7:2), но Иисус творит чудеса на расстоянии, и в конце этого рассказа мы увидим слугу «выздоровевшим» (7:10). У Матфея по данному случаю говорится о самом акте исцеления – «и выздоровел слуга его в тот час» (Мф. 8:13). Доктор Лука концентрирует свое внимание на последующем состоянии человека, а именно на его здоровье. Именно к такому состоянию возвратил Иисус больного.

Затем мы читаем о воскрешении сына вдовы из Наина (7:11–17). Иисус останавливает траурное шествие к могиле (эта сцена изобилует символами), и снова с помощью силы Его слова происходит чудо. «Умерший» (7:12) после этого «поднявшись сел и стал говорить» (7:15). Всего в Евангелиях приводится три случая воскрешения Иисусом мертвых. Иоанн рассказывает о воскрешении Лазаря. Остальные евангелисты приводят историю о воскрешении дочери Иаира. И только Лука приводит еще и этот случай, помещая его здесь, в гл. 7, как бы для того, чтобы продемонстрировать всю благость вести –она приносит спасение не только от болезни, но даже и от смерти.

К следующим восемнадцати стихам, посвященным по большей части учению Иисуса, мы уже обращались и обратимся вскоре еще раз. За ними след ует описание случая в доме Симонафарисея (7:36–50),где мы видим, как сила Иисуса проникает в самые глубины нужд каждого. Рассказывая о женщине, оказавшейся на обеде, устроенном Симоном, Лука три раза упоминает, что она была грешницей (7:37,39,47), и три раза – что Иисус прощает грехи (7:47,48,49). Краткая притча о двух должниках (7:41,42) настолько подходит к данному случаю, что ее смысл невозможно не понять. Любовь и благодарность женщины свидетельствуют о том, насколько велик был ее «долг» и, соответственно, насколько велико прощение Господа. Правильная религия фарисеев в действительности не имела ответа на проблему греха и могла ответить только неодобрением и обвинением. Но Иисус мог справиться с грехом и в этом глубоком смысле принести спасение и мир (7:50).

Но это не все, что можно сказать по поводу этих историй. На мгновение мы сосредоточимся на благости той вести, которую приносит Иисус людям. Благо здесь заключается в том, что мы видим перед собой Того, Кто не просто может анализировать и давать объяснения, касающиеся этих злейших врагов человечества – болезни, смерти и греха, – но может реально победить их. Вот почему весть о спасении (ибо так в основном воспринимает ее Лука) также справедливо описывается как весть Царствия. Ибо зло, которое портит человеку жизнь, – это дело сатаны, в чьих руках находится, как мы уже видели в 4:5,6, власть над всеми царствами сего мира. Во время искушения в пустыне Иисусу была предложена эта власть на условиях сатаны. Но, когда, в конце концов, «царство мира соделалось Царством Господа нашего и Христа» (Отк. 11:15), это произошло потому, что Он выиграл на Своих условиях. В 11:14–23 Иисус использует случай одержимости бесами – самое ужасное дело дьявола – для объяснения лобового противостояния между царством сатаны и Царством Божьим. Но уже здесь, в гл. 7, Он показывает, что Его царская сила присутствует во всей своей полноте, чтобы низвергнуть князя «мира сего» (Ин. 12:31; 16:11) и принести порядок, при котором старое проклятие будет заменено благодатью, страдание – радостью и отчаяние – надеждой.

Если нынешние проповедники Благой вести последуют примеру Луки, то им также будет недостаточно просто анализировать или комментировать. Им захочется провозглашать как факт, что силы того Царства действительно борются со злом мира сего и каждый раз добро побеждает. При этом они будут помнить о том, что эти силы действуют если не так же, как в те времена, то очень похоже. И такого же они будут ожидать от своего благовествования.

2) Новое

Между вторым и третьим упомянутыми случаями расположен рассказ об Иоанне Крестителе. Первую его часть (7:18–23)мы уже рассматривали в начале данного раздела. Остальные две (7:24–30 и 31–35) раскрывают новизну Благой вести Царства сначала для самого Иоанна, а затем для всех тех, кто слушал Иисуса.

Иоанн был действительно великим человеком (7:26–28), величайшим для своей эпохи. Но эта эпоха подошла к концу с пришествием Царства Божьего. С Иисусом Христом в мир явилось нечто новое. Даже самый презренный человек, постигший Царство Божье, испытает нечто гораздо большее, чем мог себе представить Иоанн (7:28). «И обратившись кученикам, сказал им особо: блаженны очи, видящието, что вы видите! Ибо сказываю вам, что многие пророки и цари желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали» (10:23,24).

Весть была новой также и для евреев того времени, которые слышали послания как Иоанна, так и Иисуса. Детские игры, упомянутые в 7:32, показывают, что эти слушатели жаловались как тогда, когда Иоанн отказался играть «Свадебную песнь», так и когда Иисус отказался играть «Похоронную песнь». Когда они «играли на свирели» и просили радостной и одобрительной вести, Иоанн постился и говорил о грехе. Он был слишком мрачным – они хотели чегонибудь светлее. Но когда они причитали и ожидали от учителя из Назарета торжественных слов о морали и религии, Иисус пошел на званый вечер и говорил о спасении. Он был оживленным – им хотелось чегонибудь более торжественного. Благая весть Царства всегда нова, неожиданна и ошеломляюща. Она не приспосабливается к предвзятости человеческих представлений и не потворствует их предрассудкам. Она копает гораздо глубже поверхностного понимания того, что такое злое царство сатаны, и взмывает гораздо выше недалекого видения того, что такое слава Царства Божьего.

2. Благая весть предназначена для нищих

И сказал им Иисус в ответ: пойдите, скажите Иоанну, что вы видели и слышали… нищие благовествуют (7:22).

События, изложенные в данном отрывке, являются типичными для Луки. Но в данном случае заостряется внимание на тех, кто извлечет выгоду из Благой вести Царства. Это видно из деяний Иисуса, случаев рассмотренных нами в 7:1–10, 11–17, 36–50, а так же из Его слов, изложенных в 8:4–21.

1) Пояснение к деяниям Иисуса

«Нищие» упоминаются в песни Марии, «Магнификате», вначале рассказа о жизни Иисуса (1:52,53) и в проповеди, сказанной Им в Назарете в начале Его служения (4:18). Он уделяет особое внимание им в Своем деле освобождения. Три истории, предложенные в этом разделе, ранее показавшие, насколько блага Благая весть, сейчас объясняют нам, кто такие «нищие»,к которым она обращена.

И проблемы, затрагиваемые здесь, и люди имеют очень большое значение. Вопервых, проблемы, с которыми приходится иметь дело, – это болезнь, как в случае со слугой сотника, смерть и лишение, как в случае со вдовой из Наина, и грех, как в случае с женщиной на обеде у Симона. Если Лука намеренно приводит эти примеры, а, скорее всего, это так и есть (1:1–4),тогда здесь речь идет не о тех нищих, которые лишены материального достатка. Из всех трех случаев только вдова кажется бедной в материальном отношении, хотя это было лишь частью ее проблемы. Что действительно достойно внимания во всех трех случаях, – это то, что в каждом из них описывается такая нужда, которую может удовлетворить только Господь. И когда мы думаем об этих людях, мы понимаем, что их «нищета» заключается именно в этом – в глазах современников Иисуса такие люди не могли получить то, вчем нуждались, потому что не имели права обращаться к Господу. Сотник был всего лишь язычником, вдова– всего лишь женщиной, а женщина на обеде у Симона – всего лишь грешницей. Они были вне круга привилегий. Чтобы Господь помог им, они должны были получить Его милость как дар, то есть незаслуженно.

Материальная бедность со всеми ее лишениями – это отдельный вопрос. Христиане противостоят этому злу, опираясь на Божью справедливость и любовь, а также помня о равенстве и достоинстве человека. Это филантропия, стремление смягчить боль; социальные действия, обращение к закону для решения своих проблем; политическая революция, стремление изменить существующую систему; духовная поддержка, использование Благой вести для возрождения человеческого сердца. Мы должны использовать все эти уровни, кроме третьего, поскольку попытка нарушить правила создает еще больше проблем.

Но все равно та «нищета», о которой говорит Иисус, имеет другую природу. Эта тема ближе всего к проблеме «всеобщего благовествования» (Спасительмира) и была вплетена в сочинение Луки с самого начала. Все те, кому провозглашалась Благая весть в гл. 1 и 2 в Иерусалиме и Назарете, были скромными людьми без притязания на какиелибо духовные привилегии. Та же самая тема звучит в гл. 7 и яснее всего – в 7:29,30. «И весь народ, слушавший Его, и мытари воздали славу Богу»; их считали недостаточно религиозными, чтобы возлагать свои упования на Бога – Он предлагал им спасение как дар! С другой стороны, «фарисеи и законники отвергли волю Божию о себе». Таких религиозных людей, считали они, Бог уже наградил Своим благоволением. Но, обнаружив, что спасение дается не по заслугам, а даром, они обиделись и отвергли его.

Другими словами, Благая весть для нищих– это послание милости. Как сообщается нам в этих стихах, приятие или неприятие послания, провозглашенного Иисусом, подтверждает приятие или неприятие послания Иоанна, провозглашенного ранее. Ибо проповедь покаяния Иоанна и предложение спасения Иисуса неразрывно взаимосвязаны. Иоанн, находящийся в заключении, теперь может быть уверен: его служение исполняется Грядущим после него.

2) Пояснение к словам Иисуса

Притча о сеятеле, которая у Матфея в гл. 13 дана в ряду семи других, у Луки стоит особняком (8:4–15). По словам Марка, эта притча имеет фундаментальное значение: «Не понимаете этой притчи? как же вам уразуметь все притчи?» (Мк. 4:13). Лука сокращает ее и помещает здесь как часть заключения из раздела, посвященного Благой вести. Этот раздел завершается словами Иисуса о Своих родственниках, пытавшихся пробиться к Нему через толпу (8:16–21). Он объясняет, кто действительно в духовном смысле «родствен» Ему.

Оба эти эпизода сосредоточены на Благой вести. «Вот что значит притча сия: семя есть слово Божие» (8:11); «матерь Моя и братья Мои суть слушающие слово Божие и исполняющие его» (8:21). Слово Божье – это, конечно же, послание, которое принес с Собой Иисус. И в обоих этих эпизодах мы задаем себе вопрос: являются ли слушающие Его теми людьми, которые готовы принять Благую весть?

Название «притча о сеятеле» используется по привычке; в действительности в ней почти ничего не говорится о сеятеле. Точнее было бы назвать ее притчей о семени. Но еще правильнее было бы назвать ее притчей о почвах, символизирующих тех, кто слушает Благую весть. Готовы ли они к тому, чтобы в них опустили семя, или они слишком черствы, поверхностны и заняты, чтобы семя смогло пустить в них корни?

Точно также в абзаце, завершающем этот раздел, звучит вопрос, наблюдают ли они, как слушают (8:18). Иными словами, существует ли связь между принятием и повиновением, которая объединяет их с Иисусом, или они допускают какуюлибо другую связь между Ним и ими, которая не так унизительна для них?

Тема Благой вести – это царское владычество Господа в Иисусе Христе, владычество, которое принесет неслыханные блага всем тем, кто готов принять ее. Но они должны быть готовы. Благая весть предназначена только для «нищих» – для тех, кто признает свою бедность и свои нужды. Они должны отказаться от своих представлений о том, как бороться со своими проблемами, и принять то решение, которое им предлагает Благая весть, – оставаться верными ей и пребывать в ней.

8:2256

Господь нового Израиля

Далее следуют четыре истории о чудесах, совершенных Иисусом. Он успокаивает бурю на Галилейском море (8:22–25),изгоняет демонов из одержимого (8:26–39), исцеляет женщину от кровотечения и воскрешает ребенка из мертвых (8:40–56). Лука прекрасно владеет искусством слова и представляет перед нами эти истории как ряд картин, изображающих чудотворную силу Иисуса.

Рассматривать Луку как художника –значит понять, что было у него на уме, когда он представлял нам эти истории.

1. Лукахудожник

Самое известное имя в современном мире искусства – это, вероятно, Пикассо. Для тех, кто мало смыслит в искусстве, его работы, несомненно, кажутся коллекцией одинаково необычных картин. Но когда вы начинаете изучать их, то обнаруживаете, что в них заметен прогресс. Одни картины относятся к его «голубому периоду», другие –к «розовому» и так далее. Поэтому в галерее их можно выставлять сгруппированными по периодам.

То же самое мы обнаруживаем в словесных картинах Луки, когда начинаем изучать их. Его истории – это не собрание разрозненных рассказов. Он разгруппировал чудеса по главам. Некоторые представлены здесь, в гл. 8, некоторые – в гл. 7, другие – в гл. 4 и 5. Это ранний период, средний и здесь – самый поздний период, хотя за ним, конечно же, последуют другие.

Мы сначала рассмотрим картины в галерее этой «комнаты» (гл. 8), затем сравним их с картинами «раннего периода» и потом попытаемся проследить связь между всеми только что упомянутыми группами.

1) Картины восьмой главы – одна группа

В один день Он вошел с учениками Своими в лодку… И приплыли в страну Гадаринскую… <…>…Он вошел в лодку и возвратился… Когда же возвратился Иисус. Когда же Он шел… Когда Он еще говорил… (8:22,26,37,40,42,49).

Мы уже говорили о том, что рассказ Луки об Иисусе – это не в коем случае не изложение всех событий, следующих друг за другом по порядку Порядок его Евангелия не хронологический, а логический. В его голове есть план, следуя которому он излагает события так, чтобы вскрыть их истинное значение.

Но в данной главе он, кажется, располагает события именно в хронологическом порядке. Проследите порядок стихов, процитированных выше, и вы увидите, как взаимосвязаны эти четыре истории не только в смысле их расположения, но в порядке их реальной хронологии. Сравнивая гл. 8 у Луки и соответствующие отрывки у Матфея (гл. 8,9) и у Марка (гл. 4,5), мы увидим, что это Марк и Матфей изменили порядок событий, преследуя свои цели, тогда как Лука сохранил подлинную последовательность, поскольку она лучше всего отражала то, что он хотел сказать об Иисусе.

Поэтому эти истории группирует не только Лука. Очевидно, что Сам Иисус совершил эти четыре чуда с минимальными интервалами между ними. Несомненно, что все они принадлежат к одной группе.

2) Картины четвертой и пятой глав и картины восьмой главы: контраст

…Великое множество народа стекалось к Нему – слушать и врачеваться у Него от болезней своих (5:15).

Пришед же в дом, не позволил войти никому, кроме Петра, Иоанна и Иакова, и отца девицы, и матери (8:51).

Но есть также и различия; и один аспект различия между группой раннего периода и группой позднего периода указан в стихах, процитированных выше. В гл. 4 и 5 у Луки большинство картин заполнено множеством народа; в гл. 8 большинство сцен изображают только нескольких человек. Сравните: в «раннем периоде» Иисус изгоняет демона из одержимого в синагоге, полной народа (4:31–37), исцеляет множество больных в доме Симона (4:40), народ удерживает Его, не давая Ему уединиться (4:42), и теснится к Нему (5:1). И, наконец, Он исцеляет больного в настолько многолюдным доме, что пациента пришлось спустить через отверстие в крыше (5:17–19). А вот в «поздний период» мы видим Его одного на озере в лодке с учениками (8:22); Он изгоняет демонов из одержимого в Гадаринской стране (8:26) и воскрешает дочь Иаира из мертвых в присутствии всего лишь пяти человек (8:51).

Правда, здесь тоже есть некоторые исключения (напр.: 5:12–14; 8:42). Но они лишь подтверждают правило; и когда мы задаем себе вопрос, почему это так, то мы находим ответ на это в гл. 6.

Между двумя этими группами чудес приключилось событие еще большей значимости. Иисус постановил новую субботу (6:1–11), назначил двенадцать апостолов быть лидерами народа Божьего (6:12–16) и дал новый закон (6:17–49). На наших глазах рождается новый Израиль. Из всего народа в общем Иисус призывает народ Свой, церковь. Поэтому неудивительно, что первые чудеса произошли в присутствии большого количества народа, а более поздние были больше предназначены для Его учеников. Те были для мира в целом; эти – только для церкви.

3) Картины четвертой и пятой глав, седьмой главы и восьмой главы: последовательность

…Сын Человеческий имеет власть на земле… (5:24).

…Он проходил… проповедуя и благовествуя Царствие Божие (8:1).

И подошедши разбудили Его и сказали: Наставник! Наставник!.. (8:24).

Теперь мы сравним все три группы историй: «ранний», «средний» и «поздний» периоды«картинной галереи».

В первой группе Иисус использует для Себя титул, который впоследствии стал Его любимым – «Сын Человеческий» (5:24). Это означает «Человек с заглавной буквы», «истинный Человек», Человек Божий. Мы уже видели, как этот статус как часть другого великого титула – «Сын Божий» – подтверждается Его генеалогией в 3:23–28 и искушениями в 4:1–13. Впервые в человеческой истории мы видим Человека таким, каким задумал Его Бог – имеющим власть над миром и дьяволом (см.: Быт. 1:26; Пс. 7 и коммент. к 4:1–3). Неудивительно, что, когда такое величие открылось людям, «напал на всех ужас» (4:36). Между возможностями обычного человека и тем, что делал этот Человек, был разительный контраст. Разница между Ним и ими была в высшей степени очевидной.

Чудеса второй группы иллюстрируют Благую весть, которую принес с Собой Иисус. Это Благая весть для нищих (7:22) и Благая весть Царства Божьего (8:1). Иисус Человек, чья человеческая природа разительно отличается от природы остальных людей, предстает здесь Иисусом Царем, Который, невзирая на Свою власть и богатство, предлагает блага всем тем, кто достаточно беден, чтобы принять их, – язычникам, вдовам, блудницам (7:1–17,36–50), тем, кто готов принять, слушать и подчиняться (8:4–21). Мы могли бы сказать, что тогда как чудеса «раннего периода» приносили веру сторонним наблюдателям, чудеса «среднего периода» приносили блага тем, кто этого просил.

Чудеса же «позднего периода» бросают вызов тем, кто последовал за Иисусом. Ибо несравненный Человек и великодушный Царь – это также и «Наставник» среди Своих учеников (8:22,24).

Они признали, что между Ним и ими простирается безбрежное море. Они смиренно и с благодарностью приняли предложенное Им спасение. Теперь они Его преданные ученики. Они в буквальном смысле плывут с Ним в одной лодке! Именно для них, для Своих людей, для Своих учеников Иисус творит эти чудеса.

2. Лука проповедник

Если это действительно так и события этого отрывка происходили специально на благо церкви, то какой урок мы, члены церкви, должны извлечь из них?

В целом мы можем заметить, что все они затрагивают зло этого мира, и особенно то, как оно влияет на жизнь обычных людей. Для этих аспектов зла мы могли бы использовать старомодное слово «страдания», которое заключает в себе и крушение, и безумство, и неизлечимые болезни, и мучительные лишения. Мы можем спросить, почему, начиная излагать Свое учение тем, кто последовал за Ним, Иисус сперва затрагивает тему страданий, а, например, не тему отцовства Господа, требований закона или природы церкви. На это можно было бы ответить так: в этой главе Иисус больше творит чудесные дела, чем говорит чудесные слова. И поскольку основное внимание концентрируется здесь на том, как Он побеждает зло, тема страданий естественным образом оказывается на первом месте. Другое можно сделать при помощи слова. Но на это есть и более глубокий ответ. Для Луки Иисус – это, прежде всего, Спаситель мира. Поэтому сначала нам необходимо осмыслить этот титул. От чего Он спасает нас? От зла! Но в каком смысле Он спасает нас? Свободны ли мы от зла? Если нет, то как нам справиться с ним? Что на практике означает «спасение» в мире, где зло так сильно? Вопросы подобного рода фонтаном вырываются из основной темы Луки.

В частности, нам необходимо усвоить три вещи: необходимость страданий, как с ними справляться и каково их назначение.

1) Необходимость страданий в христианской жизни

Абсолютно неправильно думать, что христианская жизнь приносит избавление от страданий. Когда Иисус говорит: «Если Сын освободит вас, то истинно свободны будете» (Ин. 8:36), Он, конечно же, не обещает нам освобождение от огорчений нашей повседневной жизни. Человек, принимающий Христа с мыслью, что теперь страдания больше никогда не коснутся его, приближается к катастрофе. Они, несомненно, будут; и когда это произойдет, он погрузится в сомнения или даже в отчаяние.

Нет, Иисус не обещает нам жизнь без проблем. Это не значит, что проблемы могут прийти, и даже то, что они придут, но то, что они должны прийти. В следующей главе мы увидим, как Он говорит об этом: «Сыну Человеческому должно много пострадать… если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною» (9:22,23). Апостольская церковь говорит с той же суровостью: «Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян. 14:22). Вот почему данный раздел называется не «Возможность…», и даже не «Неизбежность…», но «Необходимость страданий в христианской жизни».

Мы не можем не обратить внимания на тот факт, что Иисус всецело контролировал всю цепь событий, изложенных в данном отрывке. Он повел учеников через озеро, где начиналась буря, на другой берег, где им предстояло встретиться с одержимым человеком; Он возвратил их в Капернаум, привлек их внимание к больной женщине в толпе и оставил в доме Иаира троих из них и мертвого ребенка. Они стали Его особенными друзьями и участниками Царства Божьего. Думают ли они сейчас о том, что мрачная сторона жизни больше не коснется их? Наоборот, Иисус заставляет их смотреть на бурю, одержимого, инвалида, на тело мертвого. Он словно говорит им: «Несмотря на радость спасения, дарованного вам, вы, тем не менее, живете в мире, где свирепствует зло. Как вы будете противостоять ему?»

Буря на озере – это, конечно же, образ враждебных обстоятельств, в которых мы можем оказаться, включая и настоящую бурю, как могли убедиться в этом многие христианские путешественники. Одержимый из страны Гадаринской олицетворяет все зло, которое воздействует на ум и личность человека даже и в наши дни, настоящую одержимость дьяволом. Кровотечение женщины представляет любые физические заболевания; смерть дочери Иаира напоминает нам о «главном враге», который ожидает каждого из нас. Петр, несомненный свидетель всех четырех случаев, подводит итог этого в своем первом письме: «Возлюбленные! огненного искушения, для испытания вам посылаемого, не чуждайтесь, как приключения для вас странного» (1 Пет. 4:12).

Хотя он говорит здесь конкретно об огне гонений, то же самое можно сказать о любом виде страдания. Христиане должны учиться противостоять неприятностям.

2) Как справляться со страданиями

Но еще очевиднее в этой группе историй тот факт, что, хотя страданий нужно ожидать, с ними можно справиться. Все истории, которые мы наблюдаем здесь, имеют счастливый конец.

Стоит ли упоминать о Том, Кто разрешает эти проблемы в каждом случае? Возможно, церкви необходимо напоминать, особенно когда она становится устойчивой и организованной и включает свой механизм овладения неприятными обстоятельствами, что это Иисус использует Свою силу в борьбе со злом. Для нас тоже полезно отметить, что как только ученики решили, что они могут справиться со злом одни, они чуть не погибли (8:24).

Поэтому на вопрос «Кто может одолеть страдания?» мы ответим: «только Иисус»; и это дает нам возможность ответить на вопрос, как это зло может быть побеждено с чисто практической точки зрения. Если Иисус – это победитель, то первое, что нам необходимо, – быть рядом с Ним. Иисус всегда был на виду у апостолов, для нас Он всегда должен присутствовать в нашей вере –в каждом сердце («Надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и идущим Его воздает»; Евр. 11:6) и во взаимной любви Его последователей («Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них»; Мф. 18:20). Но для нас, как и для них, принцип один и тот же – без Него мы не можем делать ничего (Ин. 15:5). Мы должны быть уверены, что Он присутствует здесь и сейчас.

Вовторых, мы должны верить, что Он –это также Господь прошлого. Задолго до того, как мы оказались в существующей ситуации, Он уже спланировал наше путешествие в страну Гадаринскую и наше возвращение в Капернаум, заранее видя то зло, которое будет противостоять нам, тот страх, который оно вызовет у нас, победы, которые одержит Господь, и те уроки, которые мы извлечем из этого. Потому что Он – Автор истории и, вследствие этого, не подвержен течению времени, которое несет нас, порождения Его ума. Такие великие слова, как «предвидение», «предопределение», «милость», придают блеск

Его имени. Мы здесь, неважно, где находится это «здесь»;главное, что это знает Он, и Он также знает, как добыть славу и блага из нашего пребывания здесь.

Это подводит нас к третьему практическому шагу: мы осознаем, что Он извлечет добро из зла. Он есть Господь не только прошлого и настоящего, но и будущего. Естественно, что когда дело касается будущего, то также встает вопрос веры. Но эта вера имеет твердое основание в знании того, каким было «будущее»для наших предшественников, например, тех людей, которые обратились в христианство после мучительных испытаний, о которых рассказывается в гл. 8. Что для них приготовил Господь, мы узнаем совсем скоро, когда будем обсуждать назначение страданий в христианской жизни. Но то, что решение их проблем находилось в надежных руках и что наше будущее не менее надежно, не подлежит сомнению.

Таким образом, Иисус учит нас, как нам справляться со своими несчастьями. Задавая себе вопрос, как Он Сам справляется с этим, мы должны понять, что приведенные здесь случаи – это всего лишь примеры. В мире есть много других проблем, и все они имеют свои решения. Читая историю ранней церкви, мы обнаруживаем, что практически в каждом случае одержимости дьяволом приходит исцеление; но в отношении болезней мы видим, что Господь не всегда даровал чудесное исцеление (2 Кор. 12:7; 1 Тим. 5:23; 2Тим. 4:20). Ачто касается воскрешения мертвых, то, надо сказать, мало кто из христиан I в. воскрес. А чудовищная буря, описанная подробно в Новом Завете, бушевала четырнадцать дней без перерыва, пока не потопила корабль, на котором плыл Павел, и не выкинула его на берег Мальты (Деян. 27).

Иисус дарует нам не такую победу, которой мы ожидаем от Него. Но, так или иначе, Он победит наши невзгоды, если мы попросим Его об этом. Его ответом в наших испытаниях может быть облегчение; но это может быть и дарование выносливости. Он может исцелить нас от болезни, но также может дать нам мужество терпеть ее дальше. Он может предотвратить смерть наших близких, но также может принести нам лишение, а вместе с ним и новую надежду. «Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас» (Рим. 8:37).

3) Назначение страданий в христианской жизни

Нам нужно заглянуть в следующую главу, чтобы узнать, зачем ученикам Иисуса было необходимо усвоить эти уроки. Там перед нами открывается великолепная и вдохновляющая картина. «Созвав же двенадцать, дал им силу и власть над всеми бесами, и врачевать от болезней, и послал их проповедывать Царствие Божие и исцелять больных» (9:1,2). «После сего избрал Господь и других семьдесят учеников, и послал их» (10:1). Уроки, извлеченные из чудес Господа, были необходимы церкви для того, чтобы приготовиться к собственному благовествованию.

С каким посланием не только на устах, но и в сердце продвигаются вперед ученики Иисуса? Что несет миру их совместное свидетельство?

Церковь – это не собрание людей, наслаждающихся жизнью без проблем. Это не ее образ жизни, и она не имеет права предлагать его другим. Также этого не должна делать христианская община, у которой полно проблем и не больше возможностей для решения их, чем у коголибо другого. Чудо, которое воплощает и провозглашает церковь Иисуса Христа, – это сила для борьбы со злом этого мира. Ученики Христа не свободны от страданий, но у них есть сила для противостояния им. Мы снова обращаемся к словам ближайшего друга Луки –Павла, чтобы подвести итог этого урока, сформулировать назначение страданий в христианской жизни:

«Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец милосердия и Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей, чтоб и мы могли утешать находящихся во всякой скорби тем утешением, которым Бог утешает нас самих!» (2 Кор. 1:3,4).

9:150

Миссия нового Израиля

Этот раздел завершает первую важную часть Евангелия от Луки, и вместе с тем определенные аспекты, затрагивавшиеся в этих восьми главах, сейчас оказываются в центре нашего внимания. Картина, которую он рисовал, предстает перед нами завершенной, по крайней мере в общих чертах. Однако в некоторых местах мы замечаем некоторые существенные пробелы. На них мы обратим свое внимание, когда перейдем к обсуждению второй части этого раздела.

1. Картина, завершенная в общих чертах (9:1–36)

Первые тридцать шесть стихов данной главы можно разбить на шесть частей и озаглавить следующим образом:

• Двенадцать посланы проповедовать и исцелять (9:1–6).

• Царь Ирод интересуется Иисусом (9:7–9).

• Чудесное насыщение пяти тысяч (9:10–17).

• В Кесарии Филипповой двенадцать расспрашивают о том, Кто такой Иисус (9:18–22).

• Ученики призываются следовать пути крестному (9:23–27).

• Иисус преображается, и голос с неба сообщает о том, Кто Он такой (9:28–36).

Таким образом, картина, которую Лука представляет нам законченной и ясной, видится двояко. В первом, третьем и пятом абзаце мы видим народ Божий; во втором, четвертом и шестом абзаце мы видим Самого Господа.

В гл. 6 из старого Израиля рождался новый. Там мы видели, как Иисус заменял износившуюся иудейскую систему новой религией и объявлял о новом народе, принадлежащем Ему. Его люди известны как Его «церковь»,те, которые были вызваны из царства сатаны, как когдато были вызваны их предки из язычества, а затем из рабства. Чудеса в гл. 8 были предназначены главным образом для наставления этих «новых израильтян».

Главам, описывающим его народ, предшествовали другие, в которых Лука показал нам Самого Господа. Люди задавали вопросы (4:22; 5:21), сверхъестественные голоса с неба и из ада отвечали на них (3:22; 4:41). Этими голосами, также как и Его собственными словами и делами в начале служения, были продемонстрированы Божественная и человеческая природы Иисуса Сына Божьего.

К тому времени, когда мы подходим к 9:36, обе эти зарисовки становятся такими понятными, какими они и должны быть. Мы знаем, что такое церковь и Кто такой Господь. Шесть эпизодов данного отрывка сложены таким образом, чтобы сделать эту картину ясной раз и навсегда.

1) Народ Божий

И послал их проповедывать Царствие Божие и исцелять больных (9:2).

Но Он сказал им: вы дайте им есть… <… >…Взяв пять хлебов и две рыбы… преломил и дал ученикам, чтобы раздать народу (9:13,16).

..Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною (9:23).

Первый абзац главы (9:1–6) описывает «миссию», которая возлагается на двенадцать апостолов. Немного ранее Иисус говорил о Себе как о проповеднике: «И другим городам благовествовать Я должен Царствие Божие, ибо на то Я послан» (4:43). Теперь двенадцать, представляющие, как мы уже видели, новый Израиль, или «народ Божий», посылаются для исполнения той же самой работы. Благовествование, или провозглашение Благой вести, – это Его основная задача. А теперь и их. Они живут в мире, который просто нуждается в Благой вести Царства Божьего, и распространение этой вести – одна из целей, ради которых Он призвал их, сделал группой, следующей за Ним.

Пропустив на некоторое время второй абзац, мы перейдем сразу к третьему (9:10–17), который рассказывает нам знакомую историю о насыщении пяти тысяч. Она снова затрагивает двенадцать. Однако можно предположить, что здесь толпа представляет весь народ Божий, так как этот случай заставляет нас вспомнить еще об одном (подобном же) происшествии, случившемся за много веков до этого, когда народ израильский, пребывая в другой пустыне, также ел «хлеб с неба» (Ин. 6:31,32; Исх. 16:4), посланный им через Моисея. Тема великого пиршества, на которое щедрый Господь приглашает Своих людей, периодически звучит в Писании (3 Цар. 19:4; Пс. 22:5; Ис. 25:6; Лк. 14:15; Отк. 19:9). Пять тысяч – это те, кто принимает приглашение Господа, и Он насытит их. Но двенадцати апостолам Он говорит: «Вы дайте им есть» (9:13); и когда Он чудесным образом умножает хлеба и рыбу, именно апостолам Он поручает раздать их. Нужды народа Божьего восполняются служением народа Божьего.

Слова в пятом абзаце (9:23–27)хотя и обращены «ко всем», тем не менее не ко всем применимы, поскольку в них оглашаются требования для тех, кто решит последовать за Иисусом: «Если кто хочет идти за Мною…» Поэтому здесь речь идет о Его людях. В третий раз звучит повеление, что они должны поступать так, как поступает Он; предсказав им Свои мучения и смерть (9:22), Он сразу же предупреждает учеников, что им также необходимо отречься от себя, взять свой крест и пойти тем же путем, которым идет Он (9:23). Для того чтобы спасти жизнь, ее необходимо потерять (9:24); славе должны предшествовать страдания. Только избранные могут узреть славу перед смертью, но, как правило, бывает наоборот: «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян. 14:22). Сначала крест, затем корона.

Таким образом, перед нами предстают постоянные истины христианской церкви. Очертания очень просты и ясны. Миссия, описанная в 9:1–6, – это головокружительное путешествие, «которое происходило в спешке, без единой унции необходимых запасов, когда ученики рассчитывали только на гостеприимство и не тратили ни секунды на тех, кто оказывался негостеприимным и невосприимчивым». Но она заложила в головы христиан мысль, что их главная задача – благовествовать. Насыщение пяти тысяч (9:10–17) – это всего лишь одно из многих чудес, но оно, очевидно, самое важное (единственное, которое приводится во всех четырех Евангелиях) и возлагает на церковь ответственность заботиться о своих членах. Даже после того, как толпа насытилась, осталось еще двенадцать коробов, полных еды, «по одной от каждого апостола, что, может быть, символизировало постоянную чудотворную сущность нового израильского Бога». Первого предсказания о страданиях Иисуса должно было быть достаточно, чтобы ученики все поняли. И необходимость следовать за Ним здесь также высказана недвусмысленно (9:23–27). Тень креста надвигалась на них так же, как и на Христа.

Это те контуры, соответствовать которым следовало бы нашим церквам. Сколько христианских общин, к которым мы принадлежим, не выдерживают испытаний, когда их сравнивают с той общиной, которую нам показывает здесь Господь! Мы пытаемся потрясти мир своими успехами или значимостью в обществе, в то время как нашей основной задачей должно быть благовествование. Внутри церкви мы стремимся к бюрократической продуктивности и экономической безопасности, тогда как нам следует больше заботиться о ее духовной зрелости. Что до креста, то мы действительно несем его публично как необходимый атрибут наших церквей или как украшение на шее, или (что важнее) как суть того послания, которое мы проповедуем. Но этого недостаточно. Мы должны нести его изо дня в день к нашей собственной Голгофе (Гал. 2:20; 6:14). Как и «Падающая башня»в старой мифологии Таро, истинное христианское сообщество постоянно умирает и в то же время постоянно строится. Воплощая таким образом христианский принцип жизни через смерть и воскресение, оно демонстрирует миру Благую весть своего Господа.

2) Сам Господь

И сказал Ирод… кто же Этот, о Котором я слышу такое?.. (9:9).

…Отвечал Петр: за Христа Божия (9:20).

И был из облака глас, глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный; Его слушайте (9:35).

За каждым эпизодом, рассказывающим о народе Божьем (первым, третьим и пятым), следует случай, который соотносится с Самим Господом и из которого мы узнаем нечто о Его сущности. Если отталкиваться от того, что мы узнали из этих восьми глав, сможем ли мы ответить на вопрос, Кто такой Иисус? Людская молва говорит, что это может быть воскресший Иоанн Креститель или Илия, явившийся снова восемь веков спустя, или ктонибудь из других воскресших пророков былых времен. Но Кто же Он на самом деле? Вопросы подобного рода и ответы на них составляют суть второго, четвертого и шестого абзацев.

В 9:7–9 мы слышим мнение царя Ирода. Он знает, что Иоанн мертв, он сам казнил его. Но он не знает, Кем может быть этот новый пророк. Он «взволнован и находится в чрезвычайно затруднительном положении». Он относится к Нему также, как и большинство людей. Они все еще заинтригованы Иисусом и хотят видеть Его, как и Ирод (9:9); но тот факт, что после всего, что Он сделал, они спрашивают «Кто это?», выдает подлинность их желания узнать о Нем. Ответ тех, кто истинно хочет познать Христа, будет к этому времени более похож на ответ Петра (9:20), чем Ирода. В 9:18–22 упоминаются те же самые слухи. Люди думают, что Иисус – это Иоанн Креститель, или Илия, или другой воскресший пророк древности. Возникает тот же самый вопрос – Кто Он на самом деле? Но ответ тех, кто «стремится познать Господа» (Ос. 6:3), совсем не похож на ответ Ирода: Иисус – это «Христос Божий».

Рассказ Луки о преображении (9:28–36)возбуждает тот же вопрос, и здесь делается самое главное утверждение, которое произносится голосом Самого Господа: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный; Его слушайте». У людей уже было достаточно информации к этому времени, чтобы самим прийти к такому заключению; им ясно обрисовали, что такое церковь, и также ясно обрисовали, Кто такой Бог. Ирод представляет все то большинство, которое слышало об Иисусе, говорит о Нем, но не следует за Ним. Это типичное отношение, распространенное среди всех слоев общества, но особенно среди интеллектуалов. Однако, если эта тема взбудоражила наши умы и развязала языки, этого недостаточно. Она должна стать для нас стимулом к действию. Петр представляет то меньшинство, которое последовало за Иисусом.

Условия, в которых Божественный голос устанавливает личность Иисуса на горе Преображения («Сей есть Сын Мой Возлюбленный; Его слушайте»), представляют для нас большой интерес. Согласно им, Иисус сочетает в Себе три великих личности ветхозаветной веры.

Повеление «Его слушайте» напоминает Втор. 18:15: «Пророка из среды тебя, из братьев твоих, как меня, воздвигнет тебе Господь, Бог твой [говорит Моисей], –Его слушайте». «Сын» напоминает нам «царские псалмы», где именно о царе израильском говорится как о сыне Божьем, а Его царство видится главным образом как обеспечение и защита Своего народа: «Ибо он избавит нищего, вопиющего, и угнетенного, у которого нет помощника» (Пс. 71:12; ср.: Пс. 2:6,7). «Избранный»значит «избранный Слуга Божий» (см. последние главы Исаии, напр.: Ис. 42:1), чья преданность Господу приводит Его к страданиям и смерти (Ис. 52:13–53:12).

Таким образом, мы видим, что признаки, которые, согласно 9:1–6,10–17,23–27, должны характеризовать церковь, являются также признаками Самого Христа, ибо Он есть тот Пророк, Которого надо слушать и внимать. Вот почему церковь, если ей предстоит продолжать Его дело, должна быть церковью евангелической. Он есть Царский Сын, Который с помощью Своего богатства и силы удовлетворяет нужды Своего народа. Вот почему Его церковь должна исполнять такое же служение и быть таким сообществом, члены которого заботятся друг о друге и помогают друг другу. Он Избранный, Слуга, ступающий по пути страданий. Вот почему все желающие стать Его учениками должны так же, как и Он, взять свой крест и отречься от себя.

Послание, семья, крест – так ли нам видится жизнь церкви, к которой мы принадлежим? Следует ли она примеру своего благовествующего, заботящегося и страдающего Господа? И когда она провозглашает Христа, видится ли Он нам как Господь? К тому времени, когда мы подходим к 9:36, образ Христа и Его церкви, созданный Лукой, выглядит вполне ясно. По нему мы должны выверять свое понимание этих моментов.

2. Картина, все еще незаконченная (9:37–50)

Несмотря на то что она ясна и понятна, мы все же видим пока только ее контуры. Картина все еще остается незаконченной. Мы можем поинтересоваться, зачем Луке понадобилось писать следующие десять глав, самую большую центральную часть его Евангелия, если с этого момента все и так становится ясным. Служение в Галилее подошло к концу; некоторые последовали призыву Христа, но большинство, хотя и «дивились всему, что творил Иисус» (9:43), своим сознательным непониманием, Кто Он такой на самом деле, выражали Ему свое неприятие. Почему же тогда Иисус не перешел сразу к кульминации Своего служения и не ускорил приближение кризиса, который приведет Его к Голгофе? Что еще оставалось незаконченным и почему понадобилось не меньше года, чтобы это исполнить?

Причину того, почему израильтяне, путешествующие через Синай, выходя напрямую к цели, вдруг неожиданно пускаются в длинный объезд, раскрывают четыре происшествия, о которых Лука повествует сразу после рассказа о преображении Иисуса. Каждое из них выставляет в неприглядном свете учеников Христа и показывает нам, насколько несовершенны они были даже в тот период.

1) В вере (9:37–43)

…Учитель!умоляю Тебя взглянуть на сына моего, он один у меня: Его схватывает дух… Я просил учеников Твоих изгнать его; и они не могли. Иисус же отвечая сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами и буду терпеть вас?.. (9:38–41).

Комментаторы расходятся во мнение о том, кого Иисус обвиняет в недостатке веры. Но из остальных историй этого раздела, в каждой из которых рассказывается о неудачах учеников в том или ином отношении, становится понятно, что именно их Иисус обвиняет в недостатке веры. Столько раз они видели исцеляющую и очищающую силу Иисуса и столько раз еще совсем недавно (см.: 9:1–6) они испытывали ее действие на себе! Так что их неудача в этом случае снова свидетельствует о том, насколько они незрелы и сколько им еще предстоит узнать. Несмотря на то признание, которое сделал Петр Иисусу, ученикам все еще недоставало веры в Него как в Пророка спасения.

Такая вера диаметрально противоположна той, что была у Белой Королевы из книги Кэррола, которая могла перед завтраком поверить в шесть невероятных вещей. У учеников Христа было основание для веры, они видели, что победы этого царства возможны. Эта вера считает благословения и не видит причин, почему бы им не умножаться. Поэтому для христиан с недостатком веры эта часть Евангелия звучит призывом изучать историю народа Божьего и размышлять о своем личном опыте, чтобы вспомнить о том, что может сделать Господь.

2) В понимании (9:44,45)

Вложите вы себе в уши слова сии: Сын Человеческий будет предан в руки человеческие. Но они не поняли слова сего… (9:44,45).

Распятие было оскорбительно и неприемлемо для них. Внутренне они не могли примириться с ним (ср.: Мф. 16:22). То же было и во второй раз, когда Иисус сказал им об этом, и будет еще много раз (ср.: 9:22; Мк. 8:31; 9:9,12,31; 10:33,45). И все же, несмотря на Его очевидное желание учить их, они не хотели задавать Ему вопросы (9:45) и понастоящему осознали значение креста только после того, как Он воскрес (24:25).

Конечно же, для этого были причины. Однако это не оправдывает вялости ума народа Божьего сегодня. Чтобы ум был ясный, его нужно использовать. Понимающие христиане – это не те, кто просто посещает разные христианские мероприятия, но те, кто постоянно спрашивает, слушает и думает.

3) В покорности (9:46–48)

Пришла же им мысль: кто бы из них был больше? (9:46).

Кажется просто невероятным, что взрослые люди, более того – ученики Христа, открыто спорят о том, кто из них важнее. Иисус изобличает это как ребячество, когда ставит пред ними ребенка как живой упрек в том, как мало у них покорности. Совершенно ясно, что они едва начали осознавать, что значит следовать за Слугой по пути самоотречения или за Царем, заботящимся о благосостоянии других.

Эта незрелость также часто встречается в жизни церкви. Не то, чтобы я стремился к личной славе, думает человек, конечно, нет, но я полагаю, что люди должны признавать мой статус, потому что я какникак преподобный (профессор, влиятельное лицо или еще чтонибудь в этом роде). Если я смеюсь над этим искушением, то меня может подстерегать другое – испытать чувство превосходства над другими изза моего назначения и той христианской деятельности, в которую я вовлечен. Или еще менее уловимое –мной может овладеть гордость от того, что я представляю некую группу или организацию. В любом из этих случаев имеет место недостаток смиренности, которая заставляет христиан «не о себе только… заботиться, но… и о других» (Флп. 2:4); и именно этот недостаток препятствует росту единения среди народа Божьего.

4) В терпимости (9:49,50)

Наставник!мы видели человека, именем Твоим изгоняющего бесов, и запретили ему, потому что он не ходит с нами (9:49).

Если считать Иоанна автором пяти книг Нового Завета, то очевидно, что в его жалобе Иисусу мы находим скорее стремление к истине, чем прозрение и любовь, заявляющие о себе в тех работах, которые он написал позже. Усердным из народа Божьего, особенно таким, которые, как Иоанн, борются за чистоту церкви, не хватает любви и прозрения, которые смягчают их врожденное рвение. Перефразировав знаменитую молитву Рейнхольда Нибура, можно сказать, что они должны просить ясности, чтобы принять то, что не нужно оспаривать, мужества, чтобы оспаривать то, что нужно оспаривать, и мудрости, чтобы понять разницу между тем и другим.

Более мудро, чем Иоанн, на это отреагировал бы иудейский учитель Гамалиил, которого Лука цитирует в своей второй книге: «Если это предприятие и это дело – от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его» (Деян. 5:38,39).

Что же еще может поделать Иисус с такими неверующими, самонадеянными и ограниченными учениками, кроме как взять их с Собой еще на один курс обучения? Таким образом Лука завершает свой первый раздел и представляет нам центральный раздел Евангелия (9:51–19:44). Его иногда называют «Путешествием в Иерусалим», но на самом деле он больше похож на учебный курс, предназначенный для наставления учеников, чем на дневник путешественника. Если воспользоваться названием книги А Б. Брюса (А. В. Brace), это своего рода «Подготовка Двенадцати».

Теперь мы можем заглянуть в свое сердце, чтобы увидеть, насколько нам удалось понять, Кто такой Господь и какими должны быть мы, Его люди. И если мы признаем, что так же, как и Его ученики, мало знаем о Нем и о себе самих, то будем еще больше ценить Его терпение и любовь, благодаря которым Он вновь и вновь дает нам возможность больше узнать Его Слово и полнее использовать то, что мы получили.

 

ПРОГРАММЫ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ БИБЛИИ:

ИНФОРМАЦИЯ ПО САЙТУ:

Внимание! Файлы html и epub выложены на сайте. Файлы pdf доступны для скачивания обычным способом сегодня 21.09 до конца дня. С 22.09 файлы pdf будут доступны для скачивания с отдельной страницы.

ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ:

Когда будет конец света?    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 77 Категория: Статьи

И снова о Троице    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 54 Категория: Статьи

Нужны ли христианам изображения Христа    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 40 Категория: Статьи

Семинар — Книга Откровение    Юрий Юнак     31.08.19    


Просмотров: 93 Категория: Статьи

Десятина в Новом Завете    Василий Юнак     28.08.19    


Просмотров: 297 Категория: Статьи

Статьи

НОВЫЕ ПРОПОВЕДИ:

Для чего живёшь, человек    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 85 Категория: Новые проповеди

Ещё одна буря на море    Игорь Котенко     29.08.19    


Просмотров: 131 Категория: Новые проповеди

Как Бог оправдывает грешника    Игорь Котенко     29.08.19    


Просмотров: 55 Категория: Новые проповеди

НАШ ФИЛИАЛ:

 

ПОЛЕЗНО ПОЧИТАТЬ:

 Яндекс цитирования Rambler's Top100 Яндекс.Метрика