IV. Науки о формах жизни

13. Жизнь плоти

Библейская биология

Науки о жизни

Четыре предыдущие главы мы посвятили разделам физики и еще четыре — наукам о Земле, показав, что во всех случаях библейское представление о каждой научной дисциплине является правильным и точным, причем задолго до ее появления. Как мы увидим, это будет верно и для наук о жизни.

Мы уже обращались к пограничным областям физики и наук о жизни (к биохимии и биогенезу) и к пограничным областям наук о Земле и наук о жизни (к палеонтологии и истории жизни на Земле). В этой главе мы хотели бы рассмотреть библейское учение о самой жизни — рассмотреть сущность жизни, ее различные формы, механизмы изменчивости и наследования, конкретные виды животных, упомянутых в Библии, и так далее. В следующей главе центром нашего внимания станет уникальная природа человеческой жизни. Главы 15 и 16 будут посвящены развитию человеческой популяции, ее языков, рас, народов и культур.

Биологические науки к настоящему времени менее разработаны, чем науки о неживой природе. Это вызвано отчасти большей сложностью живых форм материи, а возможно, и тем, что физические науки развивались (пускай не осознавая того) на базе основных физических принципов, открытых Писанием, о чем мы уже говорили в предыдущих главах. С другой стороны, в последние сто лет развитие наук о жизни серьезно замедлилось из-за их склонности к антибиблейской и ненаучной философии эволюции органического мира. Существенная часть усилий, предпринимаемых исследователями в этой области, была посвящена попыткам доказать и ускорить эволюцию или же распространить эволюционные взгляды, хотя те же усилия с гораздо большей отдачей можно было направить на укрепление других областей знания о жизни.

Здесь мы обнаруживаем очень интересную аномалию. В большинстве своем биологи осуждают витализм, активно отрицая существование в органической материи какой бы то ни было «жизненной силы», то есть силы, коренным образом отличающейся от обычных форм физической энергии. Такие понятия, как «креационная эволюция», «ортогенез», «энтелехия» и тому подобные, преданы анафеме большинством ученых, занимающихся наукой о жизни, которые утверждают, что все органические процессы следует объяснять их химией и физикой. Это означает. что основные законы химии и физики (особенно первый и второй

законы термодинамики) должны определять протекание органических процессов в той же степени, в какой они определяют и протекание неорганических. Эти законы теоретически обосновывают количественную устойчивость и качественную деградацию, а не эволюционный рост и развитие, таким образом совершенно ясно указывая, что эволюция как основополагающий принцип;

неприемлема при изучении биологических процессов. Безусловно, могут существовать механизмы биологического изменения, но сущность этих изменений во всей Вселенной должна заключаться или в сохранении, или в вырождении.

Все эти факты уже были ранее сформулированы в Писании. Там ясно указано на материальную подоплеку живой и неживой материи. «Земля» должна была произвести траву, зелень и деревья (Быт. 1:11), а также скот и другие живые существа (Быт. 1:24; 2:19). Наконец, тело самого человека было создано из Para земного (Быт. 2:7; 3:19). Другими словами, те элементарные составляющие, из которых была сотворена земля (они известны нам под названием «химические элементы»), использовались также для создания тел живых существ и самого человека. Другой основополагающий факт биологии, открытый нам Писанием, — это биогенез и устойчивость. Разумеется, в эволюционизме этот факт обычно отрицается, но он, тем не менее, подтвержден реальными научными данными. На настоящий момент мы не имеем достоверных свидетельств тому, что существующие сейчас четко очерченные границы между основными «родами» живых организмов когда бы то ни было преодолевались или размывались. Но и многообразие биологических различий очевидно. Нет двух абсолютно одинаковых особей, даже если они происходят от одних родителей. В каждом из основных видов животных постоянно присутствует огромный потенциал изменчивости, вследствие ко торой могут появиться новые разновидности, а временами даже другие виды и роды — в зависимости от того, что называть этими словами. Но никогда не наблюдалось никаких свидетельств того, что эта изменчивость, в прошлом или настоящем, привела к изменениям, выходящим за пределы «рода», описанного в Бытии. Если бы ученые, изучающие науки о жизни, приняли этот основополагающий факт таким, каким он представлен в библейском «учебнике», их решение весьма способствовало бы дальнейшему прогрессу в науках о жизни.

Другой важный богооткровенный факт, который современные антропологи, психологи и другие ученые в большинстве своем отрицают, касается феномена человеческой жизни; он заключается в том, что сам человек коренным образом отличается от всех других типов живых существ. Конечно, как мы уже знаем, тело его состоит из тех же элементов. Но человек был сотворен «по образу Божию» (Быт. 1:26; 9:6), а это, несомненно, подразумевает нечто большее, чем «дыхание жизни», которое Бог вдохнул в человека, поскольку «дыхание» получили вместе с человеком и другие творения (Быт. 2:7; ср. 7:21-22). Возможно, уже этого достаточно, чтобы увидеть, что живую материю бессмысленно изучать только с точки зрения химии и физики. В любом случае, библейское повествование весьма явно указывает, что «дыхание жизни» — явление принципиально иного порядка и что любые попытки человека самому «сотворить» жизнь по меньшей мере безрассудны. И все же сколько научных талантов безрезультатно пытаются продвинуться в этом направлении!

Эксперименты над животными могут дать очень ценную информацию о характеристиках живой материи, из которой состоит человеческое тело, но правильно объяснить поведение самого человека они не могут. Предположение, будто такими опытами можно что-то объяснить, является одной из трагических ошибок современного бихевиоризма и социологии; оно основано на заблуждении, что между человеком и другими творениями существует эволюционная преемственность. Если бы только психологи, социологи и представители пограничных наук изъявили желание признать духовную основу природы человека и его поведения! Раз человек сотворен «по образу Божию», человеческие поступки должны быть внутренне связаны с этим фактом и с его следствиями. Человек решил нарушить общение с Богом, ради которого был сотворен, и этим в сущности определяется поведение невозрожденного человека, а не химическими и физическими явлениями и не теми качествами сознания и способностями, которые характерны для животных. Подлинная наука о человеческом поведении должна быть построена на великих библейских истинах падения, искупления и примирения, и Библия, безусловно, — единственный надежный учебник в этих областях науки!

Жизнь и Библия

Как уже указывалось, жизнь в Библии идентична по сути с сотворенным nephesh — которое обычно переводится словом «душа», а нередко и словом «жизнь», или иначе, в зависимости от контекста. Впервые это слово встречается в ветхозаветном повествовании о втором великом этапе Божьего творения. «И сотворил Бог рыб больших [или, как мы разъясняли в главе 12, «драконов»] и всякую душу [nephesh] животных…» (Быт. 1:21). Слово «животных» в этом стихе соответствует древнееврейскому chay, которое также переводится как «жизнь» и имеет ряд других эквивалентов.

Биологическая жизнь, или «душа», — не просто чрезвычайно сложная структура воспроизводящихся неживых химических систем, какими являются растения; на это указывает факт, что для ее сотворения потребовался особый созидательный акт Бога, потребовалось приложить ту же могучую силу, которая вызвала к существованию Вселенную пространства-массы-времени в Бытии 1:1.

Nephesh связывают также с «дыханием жизни». Рассказывая о создании человеческого тела. Писание говорит: «…Господь Бог… «вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею [nephesh] живою» (Быт. 2:7).

То есть, чтобы иметь сотворенное nephesh, тело должно обладать «дыханием» (евр. ruach). Это же слово обозначает «ветер» или «дух». Помимо человека, дыханием жизни обладают другие животные — так явствует из Бытия 7:21-22, где подчеркивается, что все, имевшее дыхание жизни: птицы, скот, звери, все ползающее по земле, а также человек — истребилось в водах великого потопа. Дух (ruach) Божий присутствовал и когда Бог творил Вселенную, сообщая ей энергию (Быт. 1:2), и когда Бог давал живой душе «дыхание» (ср. Пс. 103:29-30). Таким образом, высшие животные, равно как и человек, имеют и душу, и дух (или «жизнь и дыхание»), как дар творческой любви и силы Бога.

Однако это не относится к растениям, а возможно, и к низшим формам животных. Растения были созданы из неживых элементов земли на третий день недели творения (Быт. 1:11-12), но при этом не был совершен особый акт творения. Скорее, земля «произрастила» покрывшую ее зелень. Как и все, что было создано Богом за шесть дней недели творения, это тоже являлось могучим деянием силы Божией. Но это было «создание», «произведение» или «усложнение», а не «сотворение». Хотя у растений нет ни души, ни духа, какие есть у животных, все же это замечательные создания, предназначенные для того, чтобы постоянно обеспечивать пищей живое творение (Быт. 1:29-30).

Сторонники теории эволюции могут здесь возразить, что на низших ступенях органического мира — у простейших, не говоря уже о вирусах, — смываются грани отличий между растениями и животными. Действительно, некоторые предлагали ввести понятие третьего царства (в дополнение к царствам растений и животных) — царства protista, то есть организмов, которых нельзя определенно отнести к растениям или животным.

Однако Писание указывает на очень важное отличие животных, обладающих жизнью в подлинно библейском смысле. «Душа тела в крови» (Лев. 17:11; см. также Быт. 9:3-6).

В этом ключевом стихе «душа» соответствует еврейскому nephesh. Тот факт, что кровь поддерживает жизнь, признан относительно недавно, прежде всего в связи с открытием кровообращения в 1916 году Уильямом Гарвеем. Кровь несет воду и питание каждой клетке, поддерживает постоянную температуру тела и выводит отработанные продукты жизнедеятельности клеток. Для человека «дыхание жизни» особенно важно, а ведь именно кровь доставляет кислород из легких ко всем клеткам тела.

Важность сердца в системе кровообращения также предвосхищена в Притчах 14:30: «Кроткое сердце — жизнь для тела». В этом стихе «жизнь» — это, скорее, chay, чем nephesh. Система сердце — кровь является непременной основой каждой «души живой» (chay nephesh), сотворенной Богом (Быт. 1:21).

Конечно, у растений нет органов кровообращения (хотя внешне может показаться, что существует аналогия между соком растений и кровью), и они, следовательно, не являются истинно Живыми существами в библейском смысле. Некоторые из простейших беспозвоночных также имеют лишь рудиментарную систему кровообращения или вообще не имеют ее, и потому можно считать, что у них в действительности нет «крови», которая и определяет жизнь с точки зрения Библии. В настоящее время это не более чем рассуждения, но в будущем этот вопрос может стать предметом исследований. По крайней мере, интересно отметить, что, насколько известно, в Библии слова «жизнь», «смерть» и связанные с ними понятия никогда не используются по отношению к растениям, одноклеточным организмам и простейшим многоклеточным беспозвоночным.

Огромное духовное значение крови в Библии, особенно пролитая крови, косвенно выводится из ее естественнонаучного значения. Поскольку кровь поддерживает физическую жизнь, уместно делать кровь символом духовной жизни. Смерть была божественным наказанием за грех со времен Адама, и окончательной смертью будет «смерть вторая» — вечное отлучение от Бога в озере огненном (Отк. 20:14-15). Избавление от наказания смертью требует по меньшей мере жертвенного пролития невинной крови, когда жизнь безгрешного заместителя предлагается в жертву за жизнь виновного грешника. Но безгрешной человеческой крови не существует, то есть ее нет ни у кого, кроме одного человека — человека совершенного. Самого Бога, ставшего человеком, Господа Иисуса Христа. Бог позволяет покрывать грех кровью только некоторых подходящих для принесения в жертву животных. Но поскольку животные не обладают нравственностью, требование пролития невинной крови может быть выполнено лишь символически, и к тому же только в случае, если используются животные «без порока».

Кровь тельцов и козлов могла символизировать духовную жизнь, но никак не могла дать эту духовную жизнь, поскольку не могла отвести грех. Как кровь уносит отходы и дает питание, воду и воздух, необходимые для жизни тела, так и кровь Христа отводит грех и приносит хлеб жизни — воду живую и Дух Божий — тому, кто принимает Его верой.

«По роду их»

Писание недвусмысленно учит, что Бог — Творец всего, включая растения и животных. Также оно ясно учит, что эти творения создавались группами, которые называются «родами» (евр. min), и что между этими родами существует постоянная четко проведенная граница (хотя каждый род и обладает большой потенциальной изменчивостью). Данное положение свойственно сложным

воспроизводящимся химическим системам растений и животных, а также человеку.

Нигде не сказано, что различные конкретные роды появились в процессе творения, тем не менее они были прямым следствием Божиих дел. Используя «прах земной», основополагающие химические элементы и замечательную генетическую систему воспроизводства, которую ученые только сейчас начинают разгадывать, Бог произвел потрясающее количество организмов различных видов, которые должны были населить чудесный мир, созданный Им. Каждый из этих видов обладал совершенной формой, позволяющей ему исполнять в мире определенное божественное предназначение, а также желанием и способностью воспроизводиться. Исполненная смысла фраза, вынесенная в заголовок, встречается в первой главе Бытия не менее десяти раз и относится к травам, зелени и деревьям, рыбам и птицам, зверям и ползающим гадам. Все они подчиняются установленному Богом правилу.

И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву сеющую семя, дерево

плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так. И произвела земля зелень, траву, сеющую семя по роду ее, и дерево, приносящее плод, в котором семя его по роду его. И увидел Бог, что это хорошо (Быт. 1:11-12; курсив наш — ГМ.).

И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что это хорошо (Быт. 1:21; курсив наш — ГМ.).

И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так. И создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их. И увидел Бог, что это хорошо (Быт. 1:24-25; курсив наш — Г.М.).

В пяти приведенных выше стихах выделенные курсивом слова «по роду своему», «по роду их» и т.п. употреблены десять раз. Хотя широкие рамки перечисленных категорий творения не позволяют нам определить точный смысл слова «род» (евр. min), все же принцип ясен: с самого начала существовали четко определенные категории творений в растительном и животном царствах. Чем бы ни являлся «род», он является чем-то. Каждому роду было определено воспроизводить себя, а не превращаться в какой-нибудь другой род. Сторонники креационизма настаивают, что эти ясные описания творческих деяний и намерений Божиих делают теорию теистической эволюции совершенно неприемлемой для тех христиан, которые истинно веруют в то, что Библия — Слово Божие.

В начале философы были склонны верить в «великую цепь бытия», связывающую все формы жизни. Многие биологи считали, что клетка — основополагающая единица в биологии и что все клетки в сущности одинаковы. В противовес этому представлению Библия учила, что плоть бывает разная. Тот факт, что существующие организмы разделяются на различные категории, а не связаны единой эволюционной цепочкой существования, находит свое подтверждение и в Новом Завете. «Но Бог дает ему тело, как хочет, и каждому семени свое тело. Не всякая плоть такая же плоть; но иная плоть у человеков, иная плоть у скотов, иная у рыб, иная у птиц» (1 Кор. 15:38-39). Таким образом, каждое «семя» обладает «телом», полученным от Бога, которое позволяет ему воспроизводить свой и только свой род. Такая форма поведения, однажды предписанная Богом первым растениям и животным, осталась по сути неизменной до наших дней. «Не может, братия мои, смоковница приносить маслины, или виноградная лоза смоквы: также и один источник не может изливать соленую и сладкую воду» (Иак. 3:12).

Однако, предполагая, что четко очерченные сотворенные роды действительно существуют и что они не претерпели серьезных изменений, зададимся все же вопросом: какое место эти роды занимают в используемой в настоящее время биологами стандартной таксономической классификации живых организмов, или так называемой линнеевской системе? Основные категории этой системы (если перечислять их в нисходящем порядке): царство, тип, класс, отряд, семейство, род, вид, подвид. Какой из этих категорий соответствует библейское понятие «род» (или барамин[215], если принять термин, предложенный креационистом Фрэнком Маршем)?

Лишь очень немногие креационисты учили, что виды — то же самое, что роды Бытия (хотя эволюционисты нередко утверждали, будто в креационизме вопрос ставится именно так). Поэтому у креационистов нет необходимости придерживаться теории «неизменности видов», сторонниками которой их изображают эволюционисты. На раннем этапе развития биологии практически все биологи были креационистами, они разрабатывали биологическую систему классификации совсем не для того, чтобы показать воображаемые эволюционные связи, а для того, чтобы найти признаки порядка и замысла у сотворенных родов. Карл Линней в 1735 году предложил определить вид как естественную стабильную размножающуюся единицу, которая, по его предположению, соответствовала роду из Бытия. Годы спустя, после многих дальнейших исследований, он решил, что это определение слишком узкое, я ввел классификационное понятие рода, которое более или менее соответствовало библейскому роду. Другие, более широкие категории были добавлены к системе Линнея только после его смерти.

В последние годы ученые-креационисты пытались дать множество определений библейскому «роду», и все они были шире категории вида. Вероятно, многие склоняются к тому, что нет категории, подходящей «на все случаи жизни»: «род» — это иногда вид, иногда род, иногда семейство. Даже эволюционные таксономисты далеко расходятся во мнениях, обсуждая сущность и точные границы, например, вида и рода.

Наиболее «естественной» из линнеевских категорий (по кpaйней мере среди высших животных) является, по-видимому, семейство: медвежьи, волчьи и т.п.; таким образом, эта категория может приблизительно представлять изначальный род. Семейству более свойственны схожее поведение и физиология, чем легкость скрещивания. С другой стороны, вид действительно выглядит очень устойчивой единицей в природном порядке вещей, и очень немногое свидетельствует, что он когда-либо претерпевал значительные изменения. Именно вид лежит в основании построений современной эволюционной мысли, которые называют теорией «прерывистого равновесия».

В очень большой степени образование видов — явление, происходившее в прошлом, поэтому невозможно точно указать на события, фактически сопутствовавшие разветвлению древнего генофонда… Поиски изначальных видов затруднены и в значительной степени разочаровывают.[216]

Никому еще не удавалось создать вид с помощью механизмов естественного отбора. Никто и близко не подходил к этому, и большая часть дискуссий в неодарвинизме разворачивается именно вокруг вопроса: как произошли виды? На уровне вида естественный отбор уже начинает терять свое значение и включаются различного рода случайные механизмы.[217]

С тех самых пор, как Дарвин назвал свою книгу «Происхождение видов», эволюционисты считали формирование репродуктивно изолированных групп посредством видообразования основополагающим процессом широкомасштабных изменений. Тем не менее, видообразование происходит на слишком высоком уровне, чтобы его можно было непосредственно наблюдать в природе или воспроизводить путем экспериментов в большинстве случаев. Поэтому теории видообразования основаны на аналогии, экстраполяции и логическом выводе.[218]

Время от времени эволюционисты ссылаются на случаи образования новых видов («примеры видообразования»), но эти «примеры» очень редки и крайне сомнительны. Палеонтологические исследования, как уже говорилось в предыдущей главе, заставляют современных палеонтологов прийти к выводу, что виды чаще всего остаются неизменными на протяжении сотен тысяч или более поколений. Кроме того, создается впечатление, что они внезапно появляются и так же внезапно исчезают без каких-либо изменений.

Поэтому современные сторонники прерывистого равновесия придерживаются мнения, что видообразование должно идти квантованными скачками. Есть и такие, хотя их немного, кто выдвигает теорию «обнадеживающего монстра», согласно которой новая форма образуется квантованным скачком, возможно, в одной особи (хотя, разумеется, чтобы воспроизвести потомство, требуются по крайней мере две особи), большинство же считает, что скачок происходит на протяжении жизни нескольких поколений одной небольшой популяции. «Появляется все больше свидетельств того, что сами явления квантованного видообразования могут продолжаться на протяжении лишь нескольких поколений… Обычно считают, что квантованное видообразование происходит в очень небольших популяциях, по некоторым предположениям, не превышающих десяти особей».[219]

Великий гарвардский систематолог Эрнст Майр, хотя его обычно и считают одним из столпов эволюционной школы неодарвинистского градуализма, очень давно выдвинул весьма похожую концепцию, которую назвал «принципом основателя» Другой ведущий неодарвинист Феодосии Добжанский детально

проанализировал этот принцип в своих знаменитых исследованиях по дивергенции признаков плодовых мух.

Принцип основателя — это «образование новой популяции несколькими особями (в крайнем случае — одной оплодотворенной самкой), которые несут в себе лишь малую часть полной генетической изменчивости родительской популяции». Появление основателя предполагает дальнейшее скрещивание на протяжении одного или нескольких поколений. Популяции, образовавшиеся от основателей, реструктурируются под влиянием естественного отбора на уже измененный генофонд, обычно в других условиях окружающей среды.[220]

Эта «реструктурированная популяция», происходящая от «основателя», может значительно отличаться от «родительской популяции», и эволюционисты, говоря о современном видообразовании, приводят обычно примеры, взятые именно из исследований Добжанского о плодовых мухах. Их также можно использовать в качестве примеров «квантованного видообразования» Стэнли.

Наблюдались случаи, когда очень маленькие популяции других существ (и людей в том числе) также довольно быстро вырабатывали признаки, явно новые по контрасту с достаточно устойчивыми и очень медленно изменяющимися признаками крупных популяций.

Генетические признаки, которые в больших популяциях обычно бывают рецессивными и только латентными, имеют гораздо больше возможностей получить зримое выражение и стать доминантными в таких небольших популяциях основателей.

«Другие условия окружающей среды» также являются важным стимулом быстрого изменения. Это может быть справедливым даже для больших популяций. Классические примеры «эволюции в действии», которые любят приводить эволюционисты (изменение окраски пятнышек у мотыльков, развитие сопротивляемости антибиотикам у штаммов бактерий и т.д.), являются просто случаями перераспределения существующих генетических признаков, выборочно реализуемых в измененной окружаю щей среде. Вот что пишет один ведущий неодарвинист: «…не удивительно, что каждый раз, когда окружающая среда бросает вызов живым существам, будь то изменение климата, появление нового хищника или конкуренции, загрязнение природы человеком, популяции обычно оказываются в состоянии приспособиться. Один из недавних ярких примеров такого приспособления развитие сопротивляемости к пестицидам у различных видов насекомых».[221] Айала ясно показывает, что подобные изменения — не следствие мутаций, как нередко считают эволюционисты, а лишь перераспределение уже существующих факторов.

Таким образом, либо изменившаяся окружающая среда, либо изолированное существование небольшой популяции могут вызвать быстрое изменение видовых признаков, а возможно, даже появление новых видов — смотря что под ними понимать. При наличии обоих факторов потенциальная возможность к быстрым изменениям (или видообразованию) возрастает до максимума. То есть, если небольшую популяцию поместить каким-либо способом в совершенно новые окружающие условия, где ей для выживания будет необходимо близкородственное скрещивание, то у нее возникнет фактор необходимости, максимально способствующий образованию (причем быстрому) признаков новой популяции. И вполне вероятно, что вскоре появится то, что можно будет назвать совершенно новым и отличным от других видом, приспособленным к новой окружающей среде и даже не склонным к скрещиванию с сородичами из старой популяции.

Однако эти изменения нельзя назвать эволюционными, они возникли в рамках изменчивости (появления новых разновидностей) или, возможно, видообразования. В некоторых случаях могут появиться даже новые роды. Однако все эти изменения будут лишь результатом перераспределения генетических факторов, Уже имеющихся в генотипе со времени сотворения родов и не нашедших выражение в соответствующем фенотипе за отсутствием случая или необходимости.

Обратите внимание, насколько точно сказанное соответствует словам Бытия. Если предположить, что «сотворенные роды» в принципе соответствуют современным таксономическим семействам, то каждое семейство земных животных вполне могло быть представлено в Ноевом ковчеге парой («чистые» животные представлены тремя парами и еще одним животным, видимо, для принесения в жертву).

В довольно однородном мягком климате и природном изобилии, которые были на Земле до потопа, все животные этих родов также обладали довольно схожими признаками и, возможно, были крупнее и физически активнее. Однако в генетической структуре каждого рода содержались большие потенциальные способности к изменчивости, дремавшие до поры, пока их не пробудит к жизни воздействие изменяющейся окружающей среды, ожидающее их в далеком будущем.

После выпадения в виде осадков водяной оболочки, окружавшей Землю до потопа, климат уже не везде был субтропическим, образовалось большое количество климатических зон. География также претерпела большие изменения: появилось множество не существовавших ранее экологических ниш. В принципе, окружающая среда стала гораздо более разнообразной и суровой и продолжала изменяться на протяжении многих веков после потопа.

Из ковчега вышли животные, уже «запрограммированные Богом на то, чтобы размножаться и наполнять Землю.

И сказал Бог Ною: выйди из ковчега ты, и жена твоя, и сыновья твои, и жены сынов твоих с тобою. Выведи с собою всех животных, которые с тобою, от всякой плоти, из птиц, и скотов, и всех гадов пресмыкающихся по земле: пусть разойдутся они по земле, я пусть плодятся я размножаются на земле. И вышел Ной, в сыновья его, и жена его, я жены сынов его с ним. Все звери, и все гады, и все птицы, все движущееся по земле, по родам своим, вышли из ковчега (Быт. 8:15-19).

Знаменательно, что в последнем предложении слова «по родам своим» — не те, что были использованы десять раз в Бытии Здесь «роды» — не обычное min, a mishpachah, которое обычно переводится как «семьи» или «племена» и относится к человеческим семьям. Например, в следующий раз оно появляется при описании народов, населивших Землю после потопа. «От сих населились острова народов в землях их, каждый по языку

своему, по племенам своим, в народах своих» (Быт. 10:5).

Этим словом можно назвать или собственно семью человека -тех, кто живет вместе с ним, — или всех его потомков, в зависимости от контекста. Единственный, упомянутый выше,

случай использования его применительно к «семьям» животных, покидавших ковчег, наводит на мысль, что размножение и быстрое распространение по Земле после потопа семей животных было подобно размножению и расселению человеческих семей (хотя люди вынуждены были рассеяться по Земле против их воли после событий в Вавилоне). Миграция семей животных от Арарата проходила в условиях, оптимальных для быстрого размножения (отсутствие конкуренции, изобилие пищи) и видообразования (небольшие близкородственные популяции, быстрое как во времени, так и в пространстве изменение окружающей среды). Вскоре семьи разделились на множество видов, каждый из которых обладал признаками, позволившими ему занять определенную экологическую нишу. Например, исходная семья медведей, живших в ковчеге, разделилась на полярного медведя, гризли, бурого и остальные их разновидности. Первая пара собак (вероятно, напоминавших дикого волка) — на волка, койота, домашнюю собаку и других из семейства волчьих.

Создается впечатление, что подобный сценарий хорошо соотносится с общеизвестными данными таксономии и генетики популяций. Он объясняет существующую стабильность видов, ведь с момента видообразования прошли тысячи лет, и окружающая среда сейчас относительно стабильна. Он объясняет также морфологическое сходство и сходство в поведении членов каждого семейства. Биологические роды могут быть представлены либо произвольно образовавшимися группами видов из одного семейства, либо первым поколением группы видообразования.

Поскольку «чистые» роды были представлены в ковчеге семью особями, а не одной парой, как большинство животных (см. Быт. 7:2), то, учитывая больший потенциал изменчивости у трех пар по сравнению с одной, следовало бы ожидать, что в настоящее время число видов в их семействах будет больше, чем у «нечистых» родов. Именно так и обстоит дело.

Существующие нечистые роды отличаются не только относительно меньшим числом видов и подвидов. Помимо этого, великое множество их (например, динозавры, терапсиды) вообще исчезло с лица Земли. Полученный при творении потенциал изменчивости каждого рода очень велик, он позволяет роду приспособиться к новым условиям при крупных экологических переменах, что является свидетельством великого принципа сохранения, установленного Творцом. Однако этот потенциал не беспределен. В мире, который находится под проклятием и которым правит разрушение и смерть, окружающая среда может стать настолько неблагоприятной, что определенный род живых существ, в конце концов, не сможет приспособиться в достаточной для выживания

степени.

Именно в первые века после потопа, когда климат претерпел такие изменения, когда окружающая среда была переменчивой и трудной для выживания, многие животные постепенно вымерли. Животные продолжают вымирать, причем некоторые виды — даже сегодня. (К слову сказать, в ходе истории неоднократно регистрировалось вымирание существующих видов животных, но ни разу не упоминалось о появлении нового вида путем эволюции. Если это типичная картина, то удивительно существование в наши дни животных вообще, если учесть предполагаемые миллионы лет истории Земли!) Но длинный список животных, известных нам только по окаменелостям, — не что иное, как немое свидетельство резкого ухудшения условий жизни, вызванного великим потопом. Мир сегодня «зоологически обеднел», как любил говорить великий геолог Джеймс Дана, по сравнению с теми днями до потопа, когда великое множество огромных зверей и птиц обитало на Земле.

Классификация животных в Библии

В Библии упоминается по меньшей мере 160 различных животных, и их описания, которые можно идентифицировать, вполне соответствуют тому, что мы знаем об этих животных сегодня.

Конечно, идентификация многих животных представляет определенные трудности, о них мы тоже коротко поговорим в этом разделе.

Однако прежде нелишним будет еще раз вспомнить, что библейская классификация отличается от современной линнеевской. Основной категорией Библия считает «род»; ранее говорилось, что библейскому «роду» может соответствовать, по Линнею, любая категория от вида до семейства. Вполне вероятно, что будущие генетические исследования креационистов смогут очертить эти границы более четко.[222]

Что касается крупных делений, то Библия проводит различие между растениями и животными, но другие ее категории мало напоминают условную систему современной таксономии. Среди растений Библия выделяет три обширные группы: 1) травы, 2) зелень и 3) плодовые деревья (Быт. 1:11-12). Все виды растении довольно легко можно отнести к той или иной из этих групп.

Отделы в царстве животных более сложны, но они также основываются на естественном, визуальном распределении по

группам, облегчающем человеку возможность их опознавания и изучения. «Птицы небесные» были созданы на пятый день творения одновременно со всеми морскими животными (Быт. 1:20-21). Среди последних особо упоминаются «рыбы большие» (евр. tannim — «драконы» или, возможно, морские динозавры). На шестой день были созданы «скот», «звери земные» и «гады» (Быт. 1:22-25), а также человек. Далее обо всех животных говорится как о «рыбах морских», «птицах небесных», «скоте» и «гадах пресмыкающихся» (Быт. 1:26). Отдельно упоминаются «зверя земные» (Быт. 1:25), и, возможно, еще одной категорией являются «животные полевые» (Быт. 2:19). Однако последние две группы могут быть и тождественны друг другу.

И снова напомню, что это естественное разделение, основанное на внешних различиях, а также на различиях по экологическим признакам и по среде обитания. Разделение на «птиц небесных» и «рыб морских» настолько естественно, что вошло в современную линнеевскую систему как класс Aves и класс Pisces соответствен но. Возможно, в группу «зверей земных» входят все дикие животные, живущие на суше, а в группу «скота» — все домашние, и обе группы вместе более или менее эквивалентны наземным млекопитающим. Кроме того, сюда могут быть включены некоторые из наиболее крупных земных рептилий и амфибий, особенно те, которые вымерли к настоящему времени.

«Гады пресмыкающиеся», по-видимому, включают в себя многие категории современной системы. Есть «крылатые пресмыкающиеся» (Лев. 11:21, Вт. 14:19); пресмыкающимися называют некоторых мелких млекопитающих (Лев. 11:29) и большинство мелких рептилий. Очевидно, к этой группе относится всё «пресмыкающееся по земле» (Лев. 11:41) или «ползающее на чреве» (Лев. 11:42). Существуют также пресмыкающиеся моря (Пс. 103:25) — «животные большие с малыми». В действительности выражению «животные пресмыкающиеся», которым названы все сотворенные на пятый день морские животные (Быт. 1:20-21), соответствует еврейское слово sherets, которое переводится еще и как «пресмыкающиеся» во многих местах, где говорится уже о наземных животных (Быт. 7:21; Лев. 11:29 и т.д.). По-видимому, группа «пресмыкающихся» включают в себя всех тех животных, которые ползают или ходят, лишь ненамного возвышаясь над землей, независимо от того, где они обитают — в воде, на земле или в небе. Вероятно, эта группа будет охватывать почти всех морских беспозвоночных, а также всех насекомых и почти всех амфибий и рептилий (исключая при этом tannim, или динозавров). Пресмыкающимися считаются даже мелкие земные млекопитающие (крысы, кроты и т.д.).

Выше были перечислены большие библейские категории животных; деление на эти группы естественно, и его легко понять. Более узкую категорию, «род», мы уже обсуждали, она также, вероятно, является естественной группой, хотя мы и не знаем точно, каково ее конкретное место в линнеевской таксономии.

Левит 11 и Второзаконие 14 приводят многочисленные примеры того, что, по всей вероятности, Библия назвала бы «видами». Однако идентификация конкретных животных вызывает затруднения, поскольку древнееврейские слова во многих случаях неясны и противоречивы. Из тех, кто определен достаточно ясно, можно назвать ворона, ястреба, орла, цаплю, саранчу, кузнечика, мышь, быка, овцу, козла, верблюда и свинью. Эти примеры дают по крайней мере некое общее представление о сущности категории, называемой в Библии «род». В линнеевской терминологии наиболее близким к библейскому «роду», по-видимому, является «семейство», по крайней мере с точки зрения современной генетики.

В Библии есть еще одна очень широкая классификационная схема для животных — разделение их на «чистых» и «нечистых». Нет ясного определения этих слов, но они, вероятно, служат прежде всего для разъяснения, каких животные можно использовать с двумя конкретными целями. Чистых животных израильтяне могли употреблять в пищу и приносить в жертву; нечистых животных нельзя было использовать подобным образом.

Впервые такое разделение привлекает к себе внимание при отборе животных для Ноева ковчега. Было взято по семи особей от каждого чистого рода и по две от каждого нечистого (Быт. 7:2). Три пары от всякого чистого животного нужны были, вероятно, для того, чтобы обеспечить впоследствии большее его распространение, а также большее разнообразие, поскольку, в отличие от нечистых, их удобно было разводить для использования в пищу и для других целей. Седьмое животное, очевидно, предназначалось для принесения в жертву сразу после потопа (Быт. 8:20).

Таблица 7. Неопределенность названий животных в Ветхом Завете.

Из таблицы следует, что древнееврейские названия животных в начальных книгах Библии часто нельзя прямо перевести на современный язык, то есть по крайней мере некоторые из этих животных к настоящему времени, возможно, вымерли и известны лишь по окаменелостям, а потому отождествляются предположительно.

 

Стих Писания

Перевод

 

King James

New King James

Синодальный перевод

 

Левит 11:13

орел, скопа, скопа

орел, ястреб, канюк

орел, гриф, морской орел

 

 

Левит 11:16

сова, ночная хищная птица, кукушка, птица семейства ястребиных

страус, чайка, ястреб, короткоухая сова (предпдомовый сыч)

страус, сова, чайка, ястреб

 

 

Левит 11:18

лебедь, пеликан, предп. сип

белая сова, галка, стервятник

лебедь, пеликан, сип

 

 

Левит 11:29

животное из семейства куньих, мышь, черепаха (сухопутная)

крот, мышь, большая ящерица (предп. варан)

крот, мышь, ящерица

 

 

Левит 11:30

хорек, хамелеон, ящерица, улитка, крот

геккон, варан, песчаное пресмыкающееся. песчаная ящерица, хамелеон

анака, хамелеон, летаа, хомет, тиншемет

 

 

Второзаконие 14:5

олень-самец, самец косули, лань, дикий козел, предп. газель, дикий бык, серна

олень, газель, косуля, дикий козел, горный козел, антилопа, горная овца

Олень, серна, буйвол, лань, зубр, орикс, камелопард

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПРИМЕЧАНИЕ, Перевод на русский язык названий из King James и New King James дается по возможности на основе современной русской лексики, и потому в таблице для сравнения приведены эти же названия из Русского Синодального перевода Библии.

Божественное решение о том, каких животных считать «чистыми» и, следовательно, пригодными для использования человеком в пищу, безусловно, основывалось на соображениях физиологии и здоровья. Под запретом были плотоядные животные и животные, питающиеся падалью, а также хищные птицы и почти все «пресмыкающиеся». Из травоядных чистыми считались толь ко те, у которых раздвоены копыта и которые жуют жвачку (Лев. 11:3; Вт. 14:7). Согласно этому правилу, к чистым животным относились быки, овцы, козы, олень, антилопа и газель, и не относились свинья, кролик и другие животные, которых обычно употребляли в пищу многие не израильтяне.

Хотя в Библии не упоминаются конкретные названия рыб, рыбу использовали в пищу практически повсеместно. Рыбы с чешуей и плавниками (костистые рыбы) считались чистыми (Лев. 11:9-12). Другие морские существа, например, хрящевые рыбы (акулы, угри, сомы и т.п.), животные, имеющие раковину или панцирь, а также остальные беспозвоночные — нет.

Некоторые насекомые считались пригодными в пищу, в частности, саранча, сверчки и кузнечики. Они, несомненно, содержат в себе много протеина и до сих пор употребляются в пищу во многих частях света. Однако почти все остальные «пресмыкающиеся» считались нечистыми.

Современная медицина и диетология в общем признают физиологическую обоснованность подобных ограничений по разным причинам: употребление нечистых продуктов несет в себе опасность заражения, занесения паразитов и т.п. Мясо нечистых животных скорее окажется опасным для людей, чем мясо чистых животных.

Только чистых животных можно было приносить в жертву на алтаре, тогда как древние язычники нередко приносили в жертву свиней, собак и других нечистых животных. Когда дело касается поклонения Богу Яхве, кровь, пролитая на алтаре, должна быть «чистой» кровью, как и мясо, которым питается Его народ, должно быть чистым, ибо «душа тела в крови» (Лев. 17:11).

В новозаветном миропорядке различие между чистым и нечистым было упразднено во всем, что касалось диетических запретов (Деян. 10:9-16; 1 Тим. 4:3-5), а жертвоприношения с кровопролитием были упразднены вовсе. Тем не менее, хотя теологических ограничений на пищу больше не существует, связанные с ними вопросы здоровья вполне заслуживают внимания и по сей день считаются весьма разумными.

Неопределенность названий животных

Сравнение названий животных в Левите 11 по старому и новому переводам короля Иакова King James Version и New King James Version (оба сделаны с одних древнееврейских текстов и основаны на одних принципах перевода) наглядно показывает, что многие современные эквиваленты древнееврейских слов только предположительны (см. табл. 7).

Подобная путаница наблюдается и в других переводах Библии и комментариях к ней, а также в остальных книгах Ветхого Завета (в переводах Нового Завета такой проблемы, насколько известно, не возникает). Например, борзая из перевода King James (Пр. 30:31) становится боевым конем в American Standard Version (в сноске), напыщенным петухом в New American Standard Version, павлином в Living Bible и снова борзой в New King James[223]

Все это кажется очень странным. Почему исследователи древнееврейского с таким трудом подбирают эквивалентные названия животным, в то время как большинство остальных существительных вызывает относительно мало трудностей?

Это вполне может происходить потому, что изменения претерпели не слова, а сами животные. Склонность к униформизму которая одолела практически всех современных ученых, побуждает их каждому упомянутому в Библии животному находите живой современный аналог. Тем не менее остается фактом, что геологические породы (в том числе эпохи плейстоцена, к которой даже эволюционисты относят появление современного человека) содержат огромное количество окаменелостей вымерших животных. Если принять библейскую хронологию такой, какая она есть, а не пытаться втиснуть в нее эволюционные эпохи надуман ной исторической геологии, то окажется, что все эти ископаемые животные жили на Земле одновременно с человеком непосредственно после потопа. Они вымерли из-за своей неспособности адаптироваться к глобальным изменениям окружающей среды, которые последовали за потопом- Интенсивнее всего животные вымирали непосредственно после потопа, но постепенно этот процесс замедлился, и оставшиеся виды пребывают неизменными на протяжении вот уже двух или более тысячелетий.

Мы уже касались этого явления в предыдущей главе, когда говорили о бегемоте (Иов 40:10-19). Толкователи с завидным упорством продолжают считать его гиппопотамом или слоном, что совершенно абсурдно, поскольку из описания почти наверняка вытекает, что это динозавр. Трудностей, разумеется, не возникло бы, если бы «бегемот», «верх путей Божиих» (Иов 40:14), существовал до сих пор. Тот факт, что он — ископаемое животное, известное только по окаменелостям, очень ясно вскрывает суть вопроса.

Если люди за чередой поколений смогли забыть смысл названия даже величайшего из всех животных, то не удивительно, что названия других, менее крупных животных также были забыты, когда те превратились в ископаемых. Переводчикам не пристало быть толкователями. Если они не знают современного эквивалента слова, они должны оставить его без изменений, транслитерировать, как сделали в случаях с бегемотом и левиафаном (Иов 40:20).

Такой подход особенно полезен, когда библейские описания каких-то животных считаются ошибочными. Наиболее часто приводимый пример — Левит 11:6. «И зайца, потому что он жует жвачку, но копыта у него не раздвоены; нечист он для вас», Критики посчитали этот стих одной из «ошибок Моисея», поскольку заяц — не жвачное животное и, следовательно, жвачку не жует. Консервативные апологеты обычно выдвигают аргумент, что у зайца такой вид, будто он жует жвачку, или что он иногда жует жвачку, но их оппоненты считают это увиливанием от ответа. Древнееврейское слово, обозначающее этого «зайца», arnebeth, но никто не знает современного животного, которое соответствовало бы этому arnebeth. Возможно, его сложно идентифицировать именно потому, что оно к настоящему времени уже вымерло. Вполне возможно, то же самое относится ко многим другим животным, которые упомянуты в древнейших книгах Библии — Иова и Пятикнижии.

Иона и кит

Животное, чаще всего подвергавшееся насмешкам со стороны критиков Библии, — это, несомненно, большая рыба, проглотившая Иону. Она вполне могла быть китом. В King James Version новозаветное греческое слово ketos так и переводится (Мф. 12:40), однако само по себе оно означает просто огромную рыбину. Слово, использованное в ветхозаветном рассказе об Ионе (евр. dag), обычно обозначает рыбу, но здесь оно видоизменено в gadol, что означает «большая рыба» (Иона 1:17). В библейской таксономии кит — безусловно, большая рыба (а не «зверь земной», как называют других крупных диких млекопитающих), но существуют и другие большие рыбы (например, китовая акула). Это могла быть и ныне вымершая рыба, или даже рыба, предусмотренная Богом специально для этого случая. По крайней мере, критики явно неправы, когда утверждают, что пищевод кита недостаточно велик, чтобы человек мог пройти через него в желудок. Пищеводы некоторых видов китов, а также китовой акулы, как, возможно, и других китовых, достаточно велики для этого. Более того, история современных китобойных флотилий уже зафиксировала несколько случаев, подобных тому, что произошел с Ионой, когда люди были проглочены китами и все же выживали.

Тем не менее, случившееся с Ионой — несомненно, чудо, поэтому в привлечении естественнонаучных параллелей нет необходимости. Сказано, что оно подобно смерти и воскресению Христа; сам Иона свидетельствовал, что утонул и его душа находилась в шеоле (эквивалент ада, место пребывания отошедших в вечность духов); его тело было проглочено рыбой, а затем оживлено Богом и извергнуто из чрева рыбы (Иона 2:2,5,6,10) в ответ на молитву Ионы.

Чудеса и достоверность их изображения в Библии уже обсуждались в главе 3. Избавление Ионы было великим чудом творения, но еще большим чудом было всеобщее обращение города Ниневии после того, как Иона проповедовал там (Иона 3:5) покаяние и веру в истинного Бога-Творца.

Современная генетика и стада Иакова

Удивительным экскурсом в биологию является история о том, как Иаков обзавелся собственным скотом с помощью генетических манипуляций над стадами своего хозяина, Лавана (Быт. 30 — 31). Иаков согласился продолжить работу у Лавана при условии, что тот заплатит ему всеми будущими козами из своих стад, которые будут «с пятнами и крапинами» (их обычным и доминантным окрасом был черный цвет), и овцами, которые будут с пятнами, крапинами или черного цвета (доминантный окрас — белый) Поскольку животные в стадах были преимущественно одноцвет ными, эта сделка была, очевидно, очень выгодной для Лавана, стада которого чрезвычайно приумножились под умелым при смотром Иакова. Более того, Иаков предложил сразу отделить от стада всех крапчатых животных и животных иного окраса, чтобы они не скрещивались с животными нужного окраса. Сыновьям Лавана было поручено пасти крапчатый скот в достаточном отдалении от стад Иакова. Таким образом, в уплату Иакову должны были пойти только те пятнистые и крапчатые козы и овцы, а также черные овцы, которые появятся в стадах, состоящих исключительно из черных коз или белых овец. Если рождалось соответствующее животное, его сразу же отделяли и держали в стаде Иакова.

Хитрый Лаван немедленно согласился, поскольку ему это предложение показалось необычайно выгодным, а кроме того, он хотел, чтобы Иаков подольше ему служил; и Иаков получил «карт-бланш» — предложение самому назначить оплату за свой труд. Каким же образом удалось Иакову собрать большое стадо при таких невыгодных условиях?

Дело в том, что Иаков провел много лет, скрещивая и выращивая домашний скот сначала для своего отца, а затем в течение четырнадцати лет для Лавана. Он обладал научным складом ума и опытным путем усвоил многие принципы генетики животных, Он знал, что даже в стаде одноцветных животных есть некоторые особи, которых современные генетики назвали бы гетерозиготными — их генные особенности позволяли производить некоторое количество потомков иного окраса. Конечно, многие животные были гомозиготными и, скрещиваясь между собой, могли произвести потомство только доминантной окраски. Последние в стадах преобладали, поэтому условие Иакова было делом веры — он положился на Бога в том, что у внешне однородного стада нормально окрашенных животных появится каким-нибудь образом именно пятнистое или иначе окрашенное потомство.

Бог оценил веру Иакова, а также его честность при заключении сделки с Лаваном. Хотя Иаков и не мог знать, какие из коз и овец гетерозиготны. Бог знал и проследил за тем, чтобы только такие животные спаривались с гомозиготными (или между собой) поэтому число животных пестрых, с крапинами и пятнами оказалось гораздо большим, чем обычно. Позднее Бог открыл Иакову во сне. что именно так оно и было (Быт. 31:10-12), Этих пятнистых козлят и ягнят отводили в стадо Иакова, где они размножались. В результате, полагаясь на здравые принципы селекционного разведения, через некоторое время Иаков получил стадо овец и коз с доминантным пятнистым и крапчатым окрасом несмотря на то, что начал со стада одноцветных животных в таких условиях, которые, несмотря на все желание Иакова, при обычных обстоятельствах оказались бы гораздо выгоднее для Лавана.

Кроме того, большой опыт скрещивания животных помог ему сделать так, чтобы будущие стада (и его, и Лавана) становились более сильными и жизнеспособными. Очевидно, он знал эффективное возбуждающее средство для этих видов коз и овец: он клал прутья определенных пород деревьев с вырезанными на них белыми полосами на корыта с водой, из которых поили скот. Он водил скот на водопой, разделив животных на две группы — сильных и слабых; когда воду пил сильный скот, он клал на поилку прутья, когда пил слабый — убирал. Таким образом он заставлял сильных животных размножаться быстрее.

Пока не ясно, что оказывало возбуждающее действие — определенное химическое вещество в данной породе деревьев или один лишь вид полосатых прутьев (подобно тому, как эротические журналы возбуждают человека); ответ должны дать исследования. Однако совершенно точно можно сказать, что отнюдь не наивная вера в воздействие прутьев на внутриутробное развитие побудила Иакова использовать это устройство (а именно таков приговор многих критиков). Иаков никак не думал, что от одного вида прутьев изменится порода овец. Он слишком внимательно и долго исследовал природу, чтобы верить в подобные небылицы.

Подход Иакова к этому вопросу был максимально честным[224] и научным, Иаков рассчитывал помочь Лавану больше, чем себе, но при этом хотел стать независимым от Лавана, хотел сам заботиться о своей семье и в конце концов вернуться в родную землю, как повелел ему Бог. Бог чудесным образом рассудил по-другому и обогатил Иакова гораздо больше, чем тот ожидал, наказав в то же время Лавана. Этот рассказ не только соответствует известным принципам современной генетики, но может даже предвосхитить открытия, которые еще предстоит сделать генной инженерии.

Непорочное зачатие

Чудесный процесс продолжения рода и появления живых существ на свет кратко обсуждался в главе 8. Однако величайшее из всех рождений — рождение Иисуса Христа, когда Бог стал человеком, — происходило совсем не так, как обычно. Для этого потребовалось великое чудо, чудо непорочного зачатия.

В действительности чудо — не столько само рождение Христа, которое было во всех отношениях обычным рождением, сколько Его чудесное зачатие во чреве Девы Марии. Люди, скептически относящиеся к Библии, давно уже направляли самые яростные атаки на великое христианское учение о непорочном зачатии ссылаясь на то, что подобное событие невозможно с точки зрения биологии, а посему совершенно ненаучно.

Всегда существовали готовые на компромисс «христиане, которые в ответ на эту, как и на другую критику Библии «в свете достижений науки» принижали значение Откровения и пытались объяснить рождение Христа натуралистически или видеть в нем только «духовный смысл». Одни говорили, что Боговоплощение могло произойти вхождением Духа Божия в человеческое тело Иисуса, и не вдавались в подробности о сверхъестественности или законности Его рождения. Другие говорили, что Он был Сыном Божиим в том же смысле, в каком все люди являются детьми Божиими, просто Он лучше понимал это. Третьи объясняли причину, по которой у девственницы мог родиться ребенок явлением партеногенеза (образованием из материнской яйцеклетки полноценной особи без вмешательства отца), или искусственным осеменением (внедрением отцовского семени в яйцеклетку без физической близости), или даже подобием современного клонирования (рождением на основе соматической, а не генетической клетки), подразумевая, что Сам Иисус мог быть продуктом одного из таких естественных процессов.

Однако все подобные толкования есть не что иное, как компромисс, который отрицает ясное слово Писания и бесчестит уникальную богочеловеческую сущность Сына Божия, подрывая саму основу Его великого искупительного служения. Его единственное в своем роде воплощение требовало совершенно чудесного сверхъестественного зачатия, и потому бесполезно и даже вредно пытаться натуралистически объяснять или толковать его. Это было биологическое чудо — поистине великое чудо творения абсолютно сопоставимое с великим чудом первого творения, когда (как об этом говорится в Евреям 11:3) «веки [были] устроены (греч. katartizo) словом Божиим». В Евреям 10:5 записано: «По сему Христос, входя в мир, говорит: «жертвы и приношения Ты не восхотел, но тело уготовал [то же самое греческое слово katartizo) Мне»».

Чтобы тело Христа могло служить жертвенным приношением за грехи человечества, оно должно удовлетворять двум условиям. Во-первых, с физической точки зрения оно должно быть «непорочным и чистым» (1 Пет. 1:19), то есть не должно содержать мутировавших генов (и вызываемых ими физических дефектов), унаследованных от отца или матери. Во-вторых, с духовной точки зрения, то должно быть «свято, непричастно злу, непорочно, отделено от грешников» (Евр. 7:26), оно не должно наследовать от родителей [чего греховного. «В Нем нет греха» — 1 Иоанна 3:5. Выполнить эти условия можно было только одним путем — частным сотворением эмбриона во чреве Марии.

Поскольку все генетическое наследие — физическое, умственное и духовное — передается ребенку как от отца, так и от матери, Христос не мог быть рожден с непорочным телом и безгрешной сущностью, если бы хоть один из родителей (в равной степени мать или отец) передал Ему свои гены или другие генетические материалы. Его появление требовало особого творческого акта Самого Бога. «Рождаемое Святое наречется Сыном Божиим», — сказал ангел Марии (Лк. 1:35).

Тем не менее, с момента зачатия (когда Его тело состояло только из одной клетки) и далее в созревании, рождении, жизни и смерти Иисус жил совершенно обыкновенной человеческой жизнью, ибо Он должен был стать Сыном Человеческим, то есть человеком, каким его хотел видеть Бог, и оставаться Сыном Божиим. «Посему Он должен был во всем уподобиться братиям» (Евр. 2:17). Значит, Он жил во всех отношениях нормальной человеческой жизнью, но безгрешной! Он не только не унаследовал греховную сущность (Адам и Ева также не унаследовали никакого греха), но Он и «не сделал никакого греха» (1 Пет. 2:22). Он «стал плотию» (Ин. 1:14), но она была только «подобием плоти греховной» (Рим. 8:3). Он «не знал греха» (2 Кор. 5:21). Он, «подобно нам, искушен во всем, кроме греха» (Евр. 4:15).

Возможно, с биологической точки зрения непорочное зачатие было невозможным, но, в конце концов, то же можно сказать и о чуде творения — событии также невозможном с научной точки «Рения, но тем не менее совершившемся!

Некоторые отрицали необходимость частного сотворения тела Христа, полагая, что отсутствие конкретной генетической связи с Марией каким-то образом помешало бы Ему быть истинно Человеком или истинно иудеем, чего требовало от Него Писание. Такие возражения тривиальны, они обнаруживают совершенно неадекватную оценку способности Бога к творению! Иоанн Креститель сказал: «Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму» (Лк. 3:8). Согласно Библии, Иисус Христос «родился от семени Давида по плоти» (Рим. 1:3), потому что Его законный отец был потомком Давида, а Его биологическая мать (то есть та, которая носила и питала Его в своем чреве с момента зачатия и которая родила Его) также была из потомства Давида. С этой точки зрения. Он был сотворен от семени Давида (в оригинале — ginomai, которое может переводиться по-разному в зависимости от контекста), или, как вариант American Standard Version, Он «родился от семени Давида». И такое утверждение ничуть не менее истинно, поскольку Его тело было особым образом сформировано во чреве Марии и не несло имевшихся у нее генов.

С другой стороны, этот факт нисколько не принижает человеческую сущность Иисуса. Тело Адама также было сформировано особым образом (Быт. 2:7) и не имело ни человека-отца, ни человека-матери. И все же он был полноценным человеком, более того, первым человеком, прототипом человека, отцом всех людей.

Но правда и то, что все люди, которые жили «в Адаме», тем самым стали грешниками по сути своей, и Иисус обязательно бы присутствовал «в Адаме», если бы генетически произошел от Марии. Иисуса Христа называют «последним Адамом» (1 Кор. 15:45), а раз так, не только возможным, но и уместным и необходимым было формирование Его тела (как и тела первого Адама) Самим Богом. Это не только не помешало Иисусу быть, как и Адаму, полноценным человеком, но и оказалось единственным способом, позволившим Ему быть истинно человеком и не иметь греха, как и предопределил человеку Бог. В крайнем случае. Бог должен был совершить чудо с системой генов Марии, чтобы изгнать из них «фактор греха» (чем бы он ни был) и очистить их от пагубных мутаций, накопившихся в человеке со времен Адама. Именно ради

всех этих целей и намерений было сотворено заново человеческое тело во чреве Марии.


Глава 16 из 25« Первая«151617»Последняя »