2. Христос и космос

Библейская космология

Творение свидетельствует о Христе

В предыдущей главе мы рассмотрели свидетельства о существовании Первопричины возникновения Вселенной и показали, насколько прочно библейское учение о личности Творца подкреплено наукой и логикой. Ни атеизм, ни политеизм, ни пантеизм, ни дуализм не в состоянии объяснить систему мироздания, каким оно известно науке. Только монотеизм удовлетворяет критерию, являющемуся основным для любой науки и любого человеческого опыта, — закону причины и следствия.

Однако библейский монотеизм есть нечто большее, чем монотеизм ислама или ортодоксального иудаизма. Бог Библии триедин — один в трех лицах — Отце, Сыне и Святом Духе. Кроме того, Бог — это не только вездесущий Дух: Он явил Себя в воплощенном Сыне — Господе Иисусе Христе. Учения о триединстве и о Богочеловеке — уникальные и фундаментальные доктрины христианства. Оба этих учения бросают откровенный вызов нехристианам и на первый взгляд противоречат здравой логике и современной науке.

При более же глубоком изучении научных свидетельств оказывается, что эти учения прекрасно сочетаются с фундаментальными принципами мироустройства. Мы увидим, что само естество материального мира очень убедительно подтверждает их верность, никак не противореча им. Мало того, в природе живого мира косвенно проявляются даже доктрины о Божией благодати и искуплении грехов. Космос ясно рассказывает нам о Господе Ииcyce Христе — Творце и Спасителе.

«Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира чрез рассматривание творений видимы, так что они безответны» (Рим. 1:20). В соответствии с этим удивительным стихом Писания, сотворенный космос (слово «мир» в данном стихе соответствует греческому kosmos) наглядно свидетельствует о Боге творения. Таким образом, каждый человек, когда-либо живший на земле, имел возможность получить свидетельство природы о создавшем ее Боге- Не имеет значения, открывал он Священное Писание или нет, верит он в то, что написано в нем, или нет — он не сможет избежать встречи со Христом в творении! И человек не в состоянии объяснить, почему он не принимает Бога; этот вопрос навсегда останется без ответа.

Но как такое может быть? «Бога не видел никто никогда» (Ин. 1:18). Как возможно, что «невидимое Его» стало ясно «видимым»?

В это «невидимое Его», в соответствии с Римлянам 1:20, входят две составляющие: Его «вечная сила» и Его «Божество». Другими словами. Его дела и Его личность. То, что Он — Бог, бесконечно и вечно всемогущий, «вечно сильный», открывается нам (по тексту данного стиха) в сотворенной Вселенной. Кроме того. Его сущность. Его «Божество» также явлены в мироздании. И это значит, что Христос явлен в мироздании, так как в Нем присутствует сама сущность Божества: «…ибо в Нем обитает вся полнота Божества телесно» (Кол. 2:9).

Сам Бог, так широко проявивший Себя в природе через «творения» (в греческом тексте poiema, от него произошло наше «поэма» — поэтическое, прекрасное творение рук, это же слово используется в Ефесянам 2:10, где сказано, что мы, спасенные благодатью Его, являемся Его «творением»), во всей Своей полноте присутствует в Господе Иисусе Христе. Следовательно, не может быть никаких сомнений в том, что Христос открылся нам в Своем творении. Он Сам есть Творец (Ин. 1:3; Кол. 1:16). Сейчас Он поддерживает и сохраняет Свое творение словом силы Своей (Евр. 1:3; Кол. 1:17), и Он же есть свет, который «просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Ин. 1:9; курсив наш — Г.М.).

Необходимо отметить, что никто не сможет увидеть и принять Христа через Его свидетельство в природе, если Дух Святой не приведет к этому и не вызовет в сердце человека желание рассмотреть и поверить. Если Дух Святой должен помочь человеку, прежде чем человек примет своим сердцем Бога, открывающегося через несравненно более яркий свет Писания, то насколько Он нужнее, чтобы человек увидел рассеянный по миру свет, который источает Его творение? Однако этот свет озаряет тех, у кого есть истинное желание увидеть и познать своего Бога! Итак, если человек, когда бы и в какой бы культуре он ни жил»

Рисунок 4. Значение двух законов термодинамики, управляющих всеми естественными процессами.

Первый закон термодинамики утверждает (в соответствии с Бытием 2:1-3), что в настоящее время вся огромная энергия (или «мощность»), содержащаяся во Вселенной, не подпитывается извне, то есть Вселенная не могла создать сама себя. Второй закон (в соответствии с Римлянам 8:20-22 и Бытием 3:17-19) утверждает, что полезная энергия Вселенной уменьшается, то есть когда-то в прошлом вся энергия (в том числе материя) была доступна, а энергетические процессы хорошо отлажены, словно в часах, которые только что завели. Следовательно, Вселенная должна быть сотворена, тем более что она не могла создать сама себя. Оба эти закона указывают на истинность записанного в Бытии 1:1.

не прославил и не возблагодарил Бога, то любые его умствования тщетны и он «безответен». Когда он меняет славу нетленного Господа на образ тленного человека (будь то деревянный идол дикаря или гуманистическая, пантеистическая, эволюционная философия интеллектуала), он меняет открытую ему истину Бога на ложь, поклоняется творению вместо Творца, и Бог оставит его (Рим. 1:21-25).

Его вечная сила

Энергетические запасы созданной Вселенной столь огромны, что человеку совершенно непостижимы. Энергию для всех своих физических и биологических процессов Земля получает от Солнца. Но только бесконечно малая часть энергии Солнца используется Землей. А по Вселенной разбросаны бесчисленные миллиарды таких звезд. Чем интенсивнее и тщательнее человек изучает Вселенную — от невидимых ни в какой микроскоп атомных ядер до громадных метагалактических просторов астрономии — тем более разнообразными и грандиозными открываются ему запасы Божией силы.

Далее мы будем часто обращаться к двум великим принципам термодинамики,[18] в соответствии с которыми проявляется физическая энергия. Эти два всеобъемлющих закона науки утверждают, что количество энергии в настоящее время остается прежним, хотя ее вид постоянно изменяется и фактически деградирует в менее полезные и доступные формы. Законы сохранения и энтропии проявляются в нашей повседневной жизни и, более того, доказаны самыми точными научными измерениями. Рисунок 4 поясняет смысл этого высказывания.

Деградация сил (или, лучше, энергии) во Вселенной есть функция от времени, то есть с течением времени энергия Вселенной становится менее доступной для обеспечения протекающих в ней процессов. Вселенная становится все более и более хаотичной, и энтропия ее неумолимо повышается. Время настолько прочно вплетается в закон энтропии, что много лет назад сэр Артур Эддингтон графически охарактеризовал второй закон термодинамики как «стрелу времени». Вселенная двигается к окончательной «смерти». Однако, поскольку она далеко не «мертва», у нее должно быть начало! В соответствии со вторым законом термодинамики. Вселенная должна была появиться в какое-то определенное время в прошлом, иначе она бы давным-давно умерла.

Процессы Вселенной (насколько наука способна измерить и понять их) сложно переплетены со временем. А так как полезная энергия для протекания этих процессов (которые поистине невообразимы) уменьшается, то, очевидно, источник этой энергии лежит за пределами времени, то есть связан не со временем, но с вечностью. Вселенная имела начало за пределами временя, и обновить ее можно подобным же образом — только черпая силу за пределами времени. Эта сила не может быть «временной». Это вечная сила. И все «сотворенное» неизменно свидетельствует о «вечной силе» Господа, в точности как и говорит Писание. Каждый исследуемый учеными процесс и каждое достижение человеческой технологии обязательно содержит в себе свидетельство того, что первичный источник энергии, управляющий процессом или системой, должен быть в конечном итоге всемогущим ее Творцом.

Божество

Приведенный стих из Библии говорит не только о вечной силе Бога, но и о «Его Божестве». Богословы соотносят смысл этого термина с понятием триединства. Считается, что Божество есть раскрытие Бога как Отца, Сына и Святого Духа (один Бог в трех лицах, или ипостасях).

В английском переводе короля Иакова (Authorised Version) слово «божество» встречается три раза — в Деяниях 17:29, в Римлянам 1:20 и в Колоссянам 2:9 — и соответствует трем различным, но родственным греческим словам theion, theiotes и theotes соответственно.[19] Хотя у каждого из них свой оттенок, но основное их значение — Божество, сущность во всей своей полноте, делающая Бога Тем, Кто Он есть.

Стих из Деяний специально подчеркивает, что никакие творения человека — ни его рук, ни его сознания — не могут отразить Божество. Поскольку человек был сотворен по образу Божию, он совершенно не способен создать ни образ, ни модель, в которой отражался бы Бог. Бог, как Творец, неизмеримо выше того, что Он сотворил, а Его творение может узнать и понять природу Бога только в той мере, в какой Он пожелает раскрыть Себя.

Несмотря на это, в Римлянам 1:20 утверждается, что Божество можно увидеть и понять «чрез рассматривание творений». Не через творения, созданные человеком, а через творения, созданные Богом. Человек не может создать модель Божества, Бог же сделал это Сам в Своем творении.

Сущность Божества можно лучше понять из последнего стиха, где используется это слово. В Колоссянам 2:9 Дух Святой через апостола Павла сообщает нам о том чудесном факте, что в Иисусе Христе «обитает вся полнота Божества телесно». Хотя никто и никогда не видел Бога, только единородный Сын явил Его. Иисус Христос есть вечное Слово, облекшееся в плоть. Кто видел Сына, видел и Отца. Все, чем является Бог, телесно отражено в Иисусе Христе. Он наш великий Бог, наш Спаситель Иисус Христос!

Как сущность, так и качества Бога заключены Божестве, а в наиболее доступной для нашего понимания форме они проявились в Сыне. Божеству свойственны вездесущность, всемогущество, любовь, истина и благодать, а также другие отличительные качества Бога в Его полноте. Может быть, в самом слове «божество» не слишком явно выражается триединство), однако богословы прошлого были правы, когда трактовали его подобным образом. Именно таким открывается Бог в Библии и в Своем творении. Бог есть Отец, Сын и Святой Дух; Единый Бог в трех лицах. Отец — вечный источник всего сущего; Сын — вечное Слово, через Которое Бог показал Себя; Дух — вечное присутствие Бога, постоянно нисходящее от Отца через Сына на все творение. Как Отец, так и Дух, будучи вездесущими, невидимы, однако постоянно присутствуют телесно в Сыне. Бог открылся во времени и в пространстве временно и телесно в Иисусе Христе. В Библии могло бы стоять: Божество некоторое время присутствовало во Христе, но нет, она указывает: в Иисусе Христе «присутствует вся полнота Божества телесно». Иисус Христос постоянно открывает нам все, чем является Бог. Он есть вечное «Я семь», Слово, Которое было в начале и без Которого «ничто не начало быть, что начало быть» (Ин. 1:1-3).

Христианское учение о триединстве долгое время было излюбленной темой для споров, а иногда и для насмешек как у неверующих вообще, так и у представителей псевдохристианских групп, например у унитариев, свидетелей Иеговы и других. В лучшем случае кажется парадоксом, что Бог может быть един в трех лицах, и даже истинные христиане часто говорят, что это учение можно принять только верой. По их словам, его нельзя понять, в него просто надо поверить, потому что так-де учит Библия.

Однако Библия никогда не требует слепой веры в то, чему она учит. Христианское учение должно укрепляться верой, но верой разумной, опирающейся на твердые доказательства, а не легковерием. Ключевой стих здесь — 1 Петра 3:15: «Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением». Слову «ответ» соответствует греческое apologia, отсюда «апологетика» — термин, обозначающий систематическую объективно ведущуюся (например, в юриспруденции) защиту взглядов. Слову «отчет» соответствует греческое logos, «слово», также со значениями «логика», «заявление».

Для начала мы должны точно выяснить, что Библия говорит о триединстве и чего она не говорит. Триединство — это не троевластие трех различных Богов. Есть только один Бог, а не три. Однако в Божестве есть три божественных лица. Каждое лицо — Отец, Сын и Дух — и есть один Бог, одинаково вечный, одинаково всемогущий. В то же время отношения между личностями строятся на логическом, причинном принципе: Отец есть невидимый источник всего сущего, человек видит Его телесно в Сыне, а ощущает и понимает в жизни через Духа.

Триединый Бог

Следовательно, если Божество, по словам авторов Писания, открывается нам во всем творении, мы должны понимать это так, что в творении нам явлен не только Иисус Христос, но и вся Троица. Не только Сын, но и Отец и Дух Святой должны быть видимы в мироздании. Как само существование Бога, так и Его природа «чрез рассматривание творения видимы».

То, что Бог — великая Личность, должно быть очевидно для всех, чьи сердца и умы открыты в желании познать Его. Каждый человек в полной мере отдает отчет о своем собственном существовании как личности, даже если он ничего больше не знает. Все интуитивно сознают, что должна существовать та великая Личность, Которой человек обязан своим существованием и перед Которой он каким-то образом будет держать ответ. Современный же ученый прежде остальных людей должен осознать смысл фундаментального научного закона о причине и следствии. Только Личность могла быть великой Первопричиной индивидуальных личностей, из которых состоит человечество. Эта великая истина освещена более подробно в первой главе.

Бог един уже хотя бы потому, что творение одно. Есть одно человечество и, как отмечено ранее, одна Вселенная (а не множество). Современные ученые признают это самим своим желанием вывести всеобщие вселенские законы, единые принципы, фундаментальное единство. А в своем единстве Вселенная, тем не менее, разнообразна. Одно человечество, но множество людей — одна общая реальность, но бесчисленное множество внутренних отношений. Не должны ли эти факты привести человека (пускай неосознанно) к выводу, что и Бог есть единство в разнообразии — Личность, Которая едина, но проявляется во множестве?

Вначале может показаться, то эта концепция ведет прямым путем к политеизму, пантеизму или дуализму. Все мы хорошо усвоили, что именно к пантеистическому дуализму или политеизму были почти повсеместно склонны древние народы. Если же копнуть глубже, то их взгляды могут оказаться последствием де градирования первоначальных представлений о триединой природе Творца. Ведь и сама Вселенная по сути триедина и отражает триединую природу своего Творца.

Взывать к политеизму неразумно. Если существует больше одного Бога, то ни один из «богов» не может быть ни всемогущим, ни вездесущим, а таким должен быть истинный Бог. Более того, мир един. Его природное единство как безграничного и великолепного «континуума» пространства-массы-времени объяснимо только в рамках единой Первопричины, а не конгломерата нескольких «первопричин». Представление о множестве разных «богов», собравшихся, чтобы разобрать по участку на стройке мироздания, опровергает само себя.

На практике политеизм обычно является общедоступным переложением пантеизма, в котором Бог отождествляется со Вселенной и почитается в анимистическом поклонении. Некий бог, Который по существу тождествен Вселенной и ее различным Компонентам, никогда не может стать Причиной мироздания.

Теперь коснемся дуализма — философии о двух равных и соперничающих богах, один из которых добрый, другой злой. Фактически сатана здесь превозносится до желанного равенства с Богом. На взгляд дуалиста, сатана так же вечен, как Бог, он обладает тою же сущностью, за исключением своих моральных качеств, по которым он противоположен Богу. Там, где Бог — любовь и святость, сатана — ненависть и зло; и предполагается, что конфликт их вечен. Такая философия разумна лишь при очень поверхностном рассмотрении. Зло — очень мощная сила в мире; нетрудно поверить, что зло даже превосходит добро, а сатана выше и могущественнее из этих двух богов.

Тем не менее, как мы уже видели. Первопричина может быть только одна. Аргументы, опровергающие политеизм, относятся и к дуализму. Хотя в мире и могут быть два противоборствующих принципа. Вселенная только одна! И для нее должна существовать всеобщая Первопричина. Получается, что или Бог создал сатану, который позже стал злом, или сатана создал бога, который позже стал добром. Но оба они не могли в равной степени быть причиной мироздания.

И даже если мы считаем, что истину всегда ведут на эшафот, а ложь венчают на царство, нам придется принять во внимание тот странный факт, что «почему-то» правда нам нравится больше, чем обман, а добро больше, чем зло. Если сатана действительно творец всех людей и если он действительно держит мир под своим контролем, то как понимать, что люди испытывают желание делать добро, даже если они считают более естественным делать зло? Где-то в человеке заложена глубокая убежденность, что в иерархии мироздания любовь, справедливость и святость находятся выше зла, несправедливости и порока. Даже человек, не верующий в Бога любви и праведности, постоянно страдает от злобы и грубости, заполонивших мир. Единственное разумное объяснение данному явлению то, что истинное творение есть «добро» с временной, хотя и сильной примесью «зла». В свою очередь, это значит (в силу причинно-следственной связи), что Бог есть Первопричина всей реальности, а сатана появился в творении Божием лишь потом как возмутитель. В точности тому же учит нас и Библия.

Резюмируя, можно сказать, что ни политеизм, ни пантеизм, ни дуализм не вписываются в рассуждения о Первопричине. Политеизм (пантеизм на практике, или многобожие) не помышляет ни о каких причинах Вселенной. Дуализм («двоебожие») не объясняет, почему для всех «хорошо» лучше, чем «плохо». Только монотеизм (один Бог — имманентный и трансцендентный) указывает на Первопричину, Которой должен быть единый Бог, совершенный в силе и святости, и более никто. «Я первый, и Я последний, и кроме Меня нет Бога» (Ис. 44:6). Таким образом, из закона причины и следствия (если его правильно применять) выводится не только первичная причина, но и единство вечной Личности Бога-Творца.

Как тогда Бог может быть триединым? Здесь необходимо помнить, что это учение не допускает существования трех богов. «Троебожие» столь же невозможно и ложно, как и любая другая концепция политеизма. Может быть только один Бог, Который и является великой Первопричиной, Творцом всей действительности.

Но если Бог существует только в Своем непостижимом единстве, Его никогда нельзя будет до конца познать. Он вечный, вездесущий и трансцендентный Бог, великая Первопричина, источник всего живого. Присутствуя везде. Он нигде не виден, не слышен и не ощутим. Однако Его творение — не человеческая прихоть. Он должен был преследовать какую-то цель и как-то сообщить человеку о ней. То есть каким-то образом мы должны Его увидеть и услышать. Он должен быть Богом и в бесконечности, и в ограниченной области Вселенной, вездесущим и вечным, но познаваемым во времени и в пространстве. Парадоксально, но Он должен одновременно быть сущностью и явлением. Отцом и Сыном.

Мало того, что невидимый и неслышимый Бог должен быть виден и слышен объективно. Он должен также ощущаться и осознаваться субъективно. Жизнь творения должна поддерживаться крайне необходимым ей единством с жизнью Творца. Дух Божий должен осенять творение, пребывать в нем и сохранять его. Дух отличается в Своей деятельности от Сына и Отца, но неразрывно един с Обоими.

Поэтому Бог один, и в то же время Он должен быть Отцом, Сыном и Духом. Бог есть Отец в творении. Сын в явлении. Дух в совершении. Сын — единородный от Отца, Дух же от вечности наделяет присутствием Отца и Сына.

Таким образом, учение о триединстве, нисколько не надуманное и не противоречивое, глубоко пронизывает саму природу действительности и интуитивные представления человека о Боге. Человек всегда чувствовал и знал в своем сердце, что «Бог есть», что Он везде, что Он является невидимым источником всего сущего. Но от глубокого осознания Бога как вечного и вездесущего Отца он скатился к пантеизму, а в конечном счете и к натурализму.

Подобным же образом, люди всегда полагали, что Бог как-то Должен открывать и открывает в человеческом измерении доступным наблюдению и пониманию человека способом Свою природу и цель как Творца. Но эта великая истина о Боге как о Сыне и Слове извратилась до идолопоклонства в постоянных попытках человека создать из материального вещества или из метафизических рассуждений модель Бога на свой манер. И наконец, человек всегда желал познать Бога эмпирически тем самым ощущал, что Бог присутствует в Своем творении, прежде всero открывая Себя в жизненно важном соединении с человеком. Дух Святой есть подлинная сущность Бога, но и эту великую истину человек низвел до мистицизма, фанатизма и даже демонизма.

Человек, таким образом, всегда чувствовал — а при желании вполне мог бы и понять, — что Бог есть Отец, Сын и Дух, но вместо этого он превратил поклонение истинному Богу в пантеистический натурализм, политеистическое язычество и демонический спиритизм. «Только это я нашел, что Бог сотворил человека правым, а люди пустились во многие помыслы» (Ек. 7:29). «Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце» (Рим. 1:21).

Итак, триединство открывается нам не только в Писании, оно присуще самой природе явлений действительности. Так как Бог есть Творец и Им все существует, то разумно ожидать, что в структуре мироздания мы также найдем ясную параллель Его качествам. «Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь» (Пс. 18:1). То же самое провозглашается в Римлянам 1:20.

Троичность Вселенной как модель Божества

Тысячелетиями человек признавал, что Вселенная существует в единстве пространства, времени и материи. Обычные повсеместно наблюдаемые явления всегда были связаны только с этими тремя (и ни с какими другими) физическими универсалиями. Все явления (все формы материи и все типы физических и биологических процессов) существуют в пространстве и времени. Современное релятивистское объединение пространства и времени в пространственно-временной континуум и признание того, что материя есть одна из форм энергии, а энергия в той или иной форме пронизывает пространство и время полностью, только подтверждают и закрепляют этот факт мирового опыта. Перспектива развития современной науки состоит в рассмотрении Вселенной как континуума из пространства-массы-времени, где каждая из трех универсалий по существу неотделима от двух других и равнозначна им.

Очевидно, одна Вселенная, открывающаяся нам в трех концептуальных формах, каждая из которых одинаково универсальна, есть не что иное, как замечательная аналогия триединству Бога, открытому Писанием. Один Бог явлен в трех лицах — Отце, Сыне и Святом Духе, — каждое из которых одинаково Бог и одинаково неотделимо от других. Более того, внутренние отношения между тремя лицами Божества очень напоминают отношения между тремя реальностями физической Вселенной. Как Сын есть воплощение Отца, так явлений материального плана представляют неосязаемое пространство в ощутимой для наших чувств форме. Хотя пространство везде — оно само невидимо и казалось бы нереальным, если бы в нем постоянно не происходили различные явления, убеждающие нас в его существовании. При более близком рассмотрении эти явления в своей сути оказываются не чем иным, как пространством (например, атомная структура материи, если ее рассматривать на уровне частиц или волн, есть почти полностью пространство). Явления же — материальные и энергетические — наиболее реальны и ощутимы для чувств и количественного анализа.

Дух Святой исходит от Сына, опять же невидимый и вездесущий, цель Его — объяснить и использовать природу и деяния Сына и Отца. Так и время является вселенской реальностью, в рамках которой обретают смысл и существуют пространство и материя. Время исполняется смысла, только когда оно облекается в явления, материю, процессы, которые существуют в пространстве. О пространстве и материи можно говорить только во времени или в его определенных интервалах, когда они реализуются.

Таким образом, физический мир, каким он нам известен, по своей природе как нельзя лучше сопоставим с природой его Творца. Континуум пространства, материи и времени — неслиянных и в то же время нераздельно связанных, охватывающих всю Вселенную — параллелен по своей сущности ипостасям Бога как Отца, Сына и Святого Духа, неслиянных и неразделимо тождественных друг другу. Каждый из Которых есть равносущий и вечный Бог.

Пространство — невидимая вездесущая основа всего, в ней повсеместно наблюдаются материальные и/или энергетические (взаимопереходящие) явления, которые, в свою очередь, протекают во времени. Так и Отец есть невидимый вездесущий источник всего, явленный и возвещенный вечным Словом — Сыном, Который, в Свою очередь, познается в Духе.

Вселенная не является триадой трех разных сущностей, которые, если их сложить, составляют целое. Скорее, каждая из них уже есть единое целое, а Вселенная — их подлинное триединство, а не триада. Пространство безгранично, время бесконечно, и повсюду в пространстве и времени происходят события, протекают процессы, наблюдаются явления. Триединая Вселенная замечательно отражает естество своего Творца.

Но можно пойти дальше. Каждая из трех универсалий физического мира сама триедина, так что Вселенную можно рассматривать как триединство триединств!

Триединство пространства

Рассмотрим по очереди пространство, материю в время. Что касается пространства, то мир является трехмерным. Не больше и не меньше. Линия или плоскость не отражают никакой реальности, они являются абстрактными понятиями, в природе не существующими. Реальность требует пространства, а пространство трехмерно. Более того, каждое измерение занимает все пространство, подобно тому как каждое лицо Божества одинаково и в полной мере Бог.

Человек, исходя из естественнонаучных представлений, выделяет в сотворенном мире три измерения, или направления: север-юг, восток-запад и верх-низ. Назовем их для краткости соответственно длина, ширина и высота. Каждое из них безгранично по протяженности и занимает все пространство. Если мы допустим, что существует только одно измерение (например, длина), никакого воображения не хватит, чтобы представить эту иллюзию, хотя она будет безгранично велика. «Линию не видел никто никогда». Если попробовать нарисовать линию, сколь угодно тонкую, она все равно будет иметь некоторую ширину, чтобы ее можно было различить, то есть окажется уже не линией, а как минимум частью плоскости! Из этого следует, что одно измерение мы можем представить конструктом, построенным в двух измерениях. Второе измерение необходимо для того, чтобы показать первое. Реальность «длины» может быть продемонстрирована только одновременным присутствием «ширины».

Изображая физическую реальность через длину и ширину, мы уже можем воссоздать ее образ. Метод «двух измерений» широко используется для иллюстрации физической реальности, и действительно, изображать предметы намного проще в двух измерениях, чем в трех. Картины рисуют в двух измерениях, чертежи (даже для трехмерных зданий) также выполняются в двух измерениях и так почти, всегда при необходимости заменить физическую реальность. Например, студенты машиностроительных специальностей изучают черчение и обнаруживают, что в двух измерениях изображать детали намного проще, чем в трех. И хотя структурно одно измерение — это проще, представить реальность только им одним совершенно невозможно. Двумерное представление необходимо и достаточно для восприятия как одного, так и трех измерений.

Аналогичным образом, существование как Бога — вечного Отца, так и вездесущего Духа Божьего открыто и зрительно явлено воплощенным Словом, Сыном Божиим, второй ипостасью. Тем не менее, эмпирическая реальность Божества требует большего, чем просто признать существование Отца, представленного Сыном и в Сыне. Также следует признать реальность присутствия Бога в Духе Святом. Павел писал: «Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его» (Рим. 8:9); и «потому что чрез Него… имеем доступ к Отцу, в одном Духе» (Еф. 2:18).

Пространственная реальность простирается не только в длину, и ширину, но еще и в высоту. Хотя реальность можно наглядно, представить двумерным образом, ее истинное существование требует трех измерений. Хотя плоскость можно увидеть — ее не ощутить! Реальный мир — мир трехмерный, не больше и не меньше. Обобщенно говоря, линейное измерение можно показать только с помощью ширины, а ощутить с помощью высоты; хотя пространство одно, оно может изображаться не менее чем в двух своих измерениях, а «жить» только в трех. Одним измерением можно показать, что это именно пространство, увидеть его можно в двух измерениях, а ощутить в трех, как и Божество по сути присутствует в Отце, видимо в Сыне, ощущается в Святом Духе. Здесь уместно отметить, что пространство в своей полноте измеряется объемом, определяемым через умножение всех измерений. Так и «математика» Троицы — это не 1+1+1=1 (что будет неверно), а 1х1х1=1, что является истиной.

Триединство времени

Следующей среди универсалий физического мира идет материя. Однако наилучшим образом осмыслить материю можно, лишь разобравшись, что такое пространство и время, а потому мы перейдем сейчас к фундаментальному триединству времени.

Прекрасно, когда человек понимает, что время делится на будущее, настоящее и прошедшее. У каждого из них свое значение, но в целом они составляют время. Все время было будущим и будет прошедшим. А процесс, в течение которого будущее время становится прошедшим, совершается в настоящем. Будущее есть невидимый и неощутимый источник всего времени. Оно становится видимым в настоящем — момент за моментом. А затем переходит в прошлое, в область прожитого времени. Человеческое осознание времени относится только к настоящему, что, однако, не умаляет реальности или значимости ни прошлого, ни будущего в опыте и понимании. В свете прошлого человек имеет возможность понять настоящее и даже до некоторой степени будущее. Но его воспоминания о прошлом, а равно и его предвосхищение будущего обретают реальность через осознание их в настоящем времени.

И здесь эти взаимоотношения и функции соответствуют ипостасям Божества. Отец — невидимый источник. От Него пришел Сын, в Котором Отец видимо явлен. От Сына, в Свою очередь, исходит Дух Святой, через Которого раскрываются и осмысливаются Сын и Отец в реальности ощущения.

Триединство материи

Последняя обсуждаемая сущность, хотя она и является второй в естественном устройстве, — это материя. Как отменено выше, пространство открывается в материи, и обе эти универсалии становятся понятными и реализуются во времени. Ясно, что материю можно понять и исследовать только на той части пространства, которую она занимает, и в период времени, когда она существует. Материя в самом широком значении — это, конечно. синоним энергии. Материя и энергия взаимопереходят друг в друга. Энергия представлена светом, теплом, звуком, электричеством, излучением и всеми другими энергетическими явлениями, способными производить движения и выполнять работу. И конечно, она представлена тем, что мы обычно называем материей с ее атомной и молекулярной структурой и такими характеристиками, как инерция и плотность.

Материя, или энергия. Вселенной проявляется в пространстве и во времени. Для любого ограниченного явления конкретное существование имеет конкретное место и продолжительность, начало и конец — как в пространстве, так и во времени. Важно, что каждое проявление энергии обязательно предполагает какую-то форму движения. Свет, тепло и звук имеют скорость. Атомная структура материи является особенно поразительной формой движения в пространстве. Строго говоря, само существование энергии обязательно проявляется в движении. Если есть энергия, она порождает движение. Движение производит работу. Возможно множество различных форм движения, и в зависимости от формы мы будем наблюдать то или иное явление: свет, электричество, прочность или что-либо еще. В этом по существу и заключается триединство материи. Первое, существует энергия — невидимый, но мощный источник; она порождает движение и проявляет себя в нем (что измеряется скоростью, перемещением на определенное расстояние пространства за определенное время);

и, в конце концов, она ощущается в вызванном ею явлении. Каждая реалия: энергия, движение, явление — неразрывно связана с двумя другими, и каждая из них присутствует там, где есть материя; по сути, каждая реалия и есть материя. Материя неизменно эквивалентна энергии, энергия неизменно проявляется в движении, а движение неизменно производит явление.

Но возможен даже более общий путь понимания триединства, свойственного материи, или анергии. Поскольку любое явление имеет начало и конец как в пространстве, так и во времени, давайте назовем его событием. В этом смысле какая-то вспышка света, огонь, звук музыки или другое явление является событием, которое происходит в пространстве и во времени. Временная протяженность может быть малой или большой, и занимаемое пространство может быть большим или маленьким. Даже гора, или планета, или звезда, таким образом, может рассматриваться как событие, занимающее определенное место в пространстве на определенный период времени. Под это определение мы можем подвести не только физические, но и биологические явления.

Рисунок 5. Триединая Вселенная.

Триединая Вселенная — удивительное триединство триединств. Только одна причина удовлетворительно объясняет существование Вселенной в таком виде; она была создана для отражения триединой природы сотворившего ее Бога.

Животное, медитация, молитва — все это события, каждое из которых имеет начало и конец в пространстве и во времени.

Однако будет не вполне корректным утверждать, что любое подобное событие действительно имеет определенное начало, хотя его проявление представляется нам именно таким. С событием связана его непосредственная причина, и причина причины, и так далее назад, по цепочке причин до самого начала самого Мироздания. Нам представляется также, что событие имеет определенный конец, но, фактически, последствия этого события продолжают существовать в пространстве и времени, становясь причинами других событий до тех пор, пока существует Вселенная. Таким образом, каждое событие неразрывно связано со своей причиной и своим следствием. Причина есть невидимый источник события, следствие — то, к чему оно приводит. И снова выступает то самое триединство, которое присуще всей природе.

Непостижимым для человека образом Вселенная сотворена триединой. Вселенная как целое представляет континуум пространства, материи (или энергии) и времени. Пространство — это длина, ширина и высота. Время — будущее, настоящее и прошедшее. И материя, в самом широком смысле, — это причина, событие и следствие (или энергия, движение и явление). По всей Вселенной мы наблюдаем повторяющиеся отношения: источник — проявление — значение. Они столь фундаментальны и очевидны, что мы даже редко задумываемся над ними. Они кажутся аксиоматичными, непреложной частью вещей и явлений, которую просто нельзя не заметить. Эти удивительные отношения проиллюстрированы на рисунке 5.

Надо признаться, все это еще не доказывает, что Творцом триединой Вселенной был триединый Бог. Но со столь всеобъемлющим отражением триединой сути Божества, «чрез рассматривание творений видимой», люди не должны испытывать затруднений в понимании библейского откровения о триедином Боге. Творение — наиболее естественный и, несомненно, изначально указанный путь к пониманию сути «вечной силы Его и Божества». На каждое следствие есть причина, и для физического мира была своя причина на то, чтобы стать великолепным триединством триединств! Несомненно, самой подходящей причиной для такого чудесного следствия может быть сотворение Творцом по Его подобию.

Итак, основные законы природы и триединство естественных процессов скорее свидетельствуют в пользу сотворения и триединства Творца, чем отрицают существование Бога и Его участие в творении.

Триединство в моделировании и пространственном анализе

Континуум измерений является основой для самых главных и распространенных методов научного исследования, а именно для моделирования и пространственного анализа. Так как все процессы должны протекать в рамках пространство-время-масса, то количественные характеристики этого процесса должны измеряться единицами пространства, времени и массы. В английской системе эти единицы традиционно составляют так называемую систему фут-фунт-секунда. В ней можно использовать единицы энергии, мощности или силы (вместо массы), так как все oни напрямую связаны друг с другом, но основных единиц в ней только три (не больше и не меньше).

Проводить количественный анализ природного процесса (например, отложения осадочных образований при наводнении) путем прямых измерений в полевых условиях может быть слишком сложно или вообще невозможно, однако можно воссоздать маломасштабную систему естественного процесса в лабораторных условиях. По параметрам смоделированных процессов (идет речь о водном потоке, о гидродинамическом воздействии на конструкцию, об эрозии речного дна или о чем-либо другом) можно с соответствующим коэффициентом высчитать свойственные естественным условиям количественные характеристики, используя при этом принципы подобия и пространственного анализа. Полученные на модели уравнения могут применяться в работе с прототипом модели или даже использоваться для описания подобных процессов вообще. Мало того, «моделирование» часто проводится даже без обращения к лабораторным моделям. Процессы могут моделироваться на компьютере, математическим путем или даже чисто умозрительно.

Именно сущность и структура Божиих законов и процессов в свойственной им неизменности делают возможным моделирование и анализ (равно как истинно научное исследование вообще). Все процессы происходят в континууме измерений пространство-время-масса (энергия). Два основных закона природы указывают на Бога как всемогущего Творца, а структурирование естественных процессов по трем универсалиям — на Его триединую природу. Даже если ученые не желают принимать этих теологических рассуждений, им все равно постоянно приходится учитывать их в научных исследованиях.

Единство ипостасей

В тайне триединой природы Бога нам открывается глубокая научная истина, но столь же глубокая истина открывается и в великой тайне боговоплощения. То, что Иисус Христос был человеком и Богом, что Он был единосущен Богу и единосущен человеку — полностью человек и в то же время истинный Бог,

— стало основой христианского вероучения со времен Самого Христа. Идеальный и совершенный союз божественной и человеческой ипостасей во Христе столь фундаментален, что отрицать его — занятие самого антихриста (1 Ин. 4:2-3,15). Многие искаженно представляли или вообще отрицали человеческую природу

Христа, особенно в древние времена; но было гораздо больше желающих (а особенно много их в настоящее время) усомниться в истинной Божественности человека по имени Иисус. Обе ереси не видят возможности соединить в одной личности эти два совершенно разные качества с сохранением их сущности.

Но по сути тот же парадокс отражается во всем мироздании самым чудесным образом. Каждая из трех универсалий физического мира сама проявляет парадоксальную дополнительную двойственность той личности, в которой воплотился Сын.

Парадокс второго лица Божества (в Котором «существует вся полнота Божества телесно») заключается в явном противоречии между Его вездесущностью, вечностью, с одной стороны, и воплощением в границы человеческого тела и преходящей человеческой жизни с другой. Это парадокс по определению.

И парадокс этот обусловлен тем, что в самой семантике кажущихся противоречивыми определений отражается природа физического мира. Пространство можно измерить, но оно бесконечно;

время проходит, но оно, тем не менее, вечно. Именно в этих категориях мы рассматриваем парадокс богочеловеческой личности Христа. Хотя нельзя ограничить пространство мысленно (мы не можем представить предел пространства, ибо что же будет за ним, как не то же самое пространство?), мы можем понять и измерить его только конечными величинами. И хотя время, насколько мы можем его постичь, по сути своей вечно (что будет перед или после времени, как не время?), мы можем измерить и исследовать его только в ограниченной длительности.

Подобным же образом, человек, ограниченный в пространстве и времени, может понять вездесущего и вечного Бога только в рамках, в которых он способен рассуждать и действовать. Именно таким и открылся Бог человеку — в виде Сына Человеческого Иисуса Христа.

Мы представляем триединую реальность физического мира как совокупность событий, происходящих во времени и в пространстве. Такие события неисчислимо многообразны — это формы материи, свет, тепло, звук, радиация, электричество и даже. сама жизнь. Но при всем разнообразии у них наблюдается одно общее свойство. Каждое явление по своей сути есть движение (и конечно, обязательно движение в пространстве и времени), и каждое из них по сути — проявление какой-то формы энергии. Таким образом, энергия является основной причиной каждого конкретного события и соответствующего движения. Вызываемые энергией явления (тепло, звук, материя и т.д.) — это следствие или результат, что уже было рассмотрено в предшествующем разделе.

«Энергию» можно определить как способность выполнять работу. Существуют различные формы энергии: тепло, звук, электричество, химическая энергия, механическая энергия и другие Сама материя является формой энергии и в соответствующих условиях может переходить в другую форму энергии. Основная форма энергии — несомненно, свет. Именно свет, или энергия солнечного излучения, является источником всех форм энергии благодаря которым протекают физические и биологические процессы Земли. В свою очередь, установлено, что излучаемая Солнцем энергия образуется путем термоядерной реакции, в процессе которой материя переходит в энергию. Знаменитая формула Эйнштейна связывает материю с другими формами энергии при коэффициенте скорость света в квадрате. То есть, Е = mc2.

Скорость света — наиболее удивительное число во всем физическом мире. Считается, что она постоянна при любых условиях и, насколько мы знаем, является самой большой допустимой скоростью во Вселенной. Таким образом, это движение, с которым соотнесено всякое остальное движение.

Мы пришли к тому, что третью великую универсалию Вселенной (обозначенную в общем виде как явления, происходящие в пространстве и времени), можно описать просто как энергию, а энергию, в свою очередь, — как свет! Свет — явление физического мира, с которым Творец Иисус Христос отождествляется прежде всего остального. Первым словом Творца, прозвучавшим в первобытной тьме, было: «Да будет свет» (Быт. 1:3). Он есть «свет миру» (Ин. 8:12), «Свет истинный. Который просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Ин. 1:9).

Одним из основных открытий современной науки является то, что физический свет (а таким образом, и материя в ее атомном строении) имеет две природы — несомненно различных, но сосуществующих в прекрасной гармонии! Иногда свет проявляет все характеристики волнового движения, в других же случаях он больше напоминает поток частиц.[20]

Двойная природа света (и атомной структуры материи) является величайшим парадоксом современной науки. Некоторые физики склонны видеть в этом противоречие и надеются, что Дальнейшие исследования смогут установить, распространяется свет как волны или как частицы. Но большинство ученых убеждено, что эта двойственность (они называют ее комплементарность, то есть дополнительность) света действительно существует, Просто она выше нашего понимания. Отсюда выводится знаменитый принцип неопределенности, который гласит, что невозможно, в силу самой природы вещей, точно рассчитать движение субатомных частиц, составляющих первооснову материи. Расстояния столь малы, а скорости столь велики, что трудно даже представить, как с помощью физических измерений можно достичь какой-либо точности. Эту «дополнительность» природы отражают и самые мощные инструменты ядерной физики, известные нам как волновая и квантовая механика; первая изучает волновое движение, вторая — движение частиц, или квантов, причем каждая руководствуется собственными методами.

Таким образом, и волновая, и корпускулярная теории вполне обоснованно с точки зрения науки описывают свет (а следовательно, и всю материю). Иногда лучше подходит первая, иногда вторая, но обе истинны. Можно даже сказать, что в этих теориях отражается единство двух «ипостасей» света. Аналогично, Тот, Кто является духовным светом мира, проявляет в совершенном единстве и дополнительности качества как человека, так и Бога! Сам физический мир — «творение» — чудесным образом свидетельствует о Господе Иисусе Христе, «вечной силе Его и Божестве», ибо только в Нем «обитает вся полнота Божества телесно».

Принцип дополнительности был сформулирован в науке такими физиками, как Нильс Бор и Макс Борн, но в Писании и в богословии он учитывался задолго до возникновения современной физики. Кажущиеся противоречия и парадоксы Писания прекрасно иллюстрируют этот принцип. Не только единство божественной и человеческой ипостасей Христа, но и единство предопределения и свободы воли, единство спасения по благодати и дел, единство неизменности Бога и Его вмешательства в ответ на молитву, а также многие другие примеры парадоксов обусловлены принципом дополнительности. То, что кажется противоречием, уходит корнями в более глубокую реальность, всякий раз оказываясь двумя сторонами одной, так сказать, монеты.

Необходимо отметить, что некоторые из самых великих современных ученых признавали эту взаимосвязь. Например, Макс Борн, который, как считается, открыл научный принцип дополнительности, рассматривал вопрос следующим образом:

Понятие дополнительности поистине обогащает ваш разум. Факт того, что в точных науках, например, в физике, встречаются взаимоисключающие и дополнительные ситуации, которые не вписываются в одинаковые категории, но требуют двух способов выражения, должен иметь влияние на другие области знаний, где, я думаю, к нему благожелательно отнесутся… В биологии сама концепция жизни ведет к комплементарной альтернативе: физико-химический анализ живого организма совместим с его свободным функционированием, но в своем экстремальном варианте ведет к смерти. В центральной философской проблеме о свободе воли кроется подобная же альтернатива. Любое решение может быть рассмотрено, с одной стороны, как процесс в сознания, а с другой — как результат мотивов, воспринятых в прошлом или в настоящем из внешнего мира. Если увидеть в этом пример дополнительности, то окажется, что извечное противопоставление свободы и необходимости основывается просто на эпистемологической ошибке.[21]

Возможно, отношения между энергией и материей могут рассматриваться как еще одно проявление этого принципа. Две эти фундаментальные реальности совершенно различны по характеру, но полностью эквивалентны друг другу по сути. Фактором, который соотносит одну реальность с другой, является квадрат скорости света. И здесь мы опять-таки видим указание на Того, Кто является «светом мира» (Ин. 8:12), на Того, Который все сотворил и Которым все стоит (Кол. 1:16,17).

Благодать Бога

В Писании Бог открывается не только как Бог «вечной силы», но еще и как «Бог всякой благодати» (1 Пет. 5:10). Так как Иисус Христос явил не только силу и святость Бога, но и гораздо более

— Его безграничную любовь и благодать, так как Он есть телесное воплощение полноты Божества, которая, в свою очередь, ясно отражена в материальном мире, будет уместно задаться вопросом, нет ли в природе свидетельств о евангелии Божией благодати.

Обращаясь к язычникам в Листре, апостол Павел говорит о свидетельствах Божией благодати в природе. Вот что сказал Павел: «Мы — подобные вам человеки, и благовествуем вам, чтобы вы обратились от сих ложных к Богу живому. Который сотворил небо и землю и море и все, что в них; Который в прошедших родах попустил всем народам ходить своими путями, хотя и не переставал свидетельствовать о Себе благодеяниями, подавая нам с неба дождь и времена плодоносные и исполняя пищею и веселием сердца наши» (Деян. 14:15-17).

Таким образом, по словам Павла, природа свидетельствует о Боге, причем не только о сотворении Им мира, но и о Его «благодеяниях». Бог благ, и это видно по тому, что Он постоянно посылает дожди, смену времен года и все необходимое для продолжения жизни на Земле.

Но поддержание жизни надо рассматривать на фоне Божьего проклятия земли. Бог исполняет наши сердца «пищей и веселием» несмотря на то, что Он очень давно сказал первому человеку:

«…со скорбию будешь питаться от нее во все дни жизни твоей» (Быт. 3:17). Вся «тварь» находится во власти тления и «совокупно стенает и мучится доныне» (Рим. 8:21-22).

Оба свидетельства — проклятой земли, которая родит только терние и волчцы и из которой получить что-то ценное можно лишь ценой страданий, пота и слез, и свидетельство обвиняющей совести (Рим. 2:15) — постоянно напоминают человеку, что в мире что-то не так. Между человеком и великим Богом творения, Чья вечная сила и Божество должны быть видимы через все, что начало быть, существует глубокая пропасть. Над людьми довлеет великий враг — смерть, которой они стараются избежать, но которая неумолимо настигает их.

Та же природа подает человеку и непреходящее свидетельство надежды. Земля возделывается трудом и потом, однако все-таки приносит плод. Бог год за годом посылает с небес дождь, и непостижимым образом всходит урожай. Приходит зима, и жизнь, кажется, почти умирает: вот оно, проклятие, — нельзя не заметить. Но затем по воле Бога снова наступают «времена плодоносные», и земля обновляется.

В действительности, каждый день приносит напоминание о смерти, тьме и грехе: «Приходит ночь, когда никто не может делать» (Ин. 9:4). Так необходимый для жизни свет исчезает каждый вечер, и приходит долгая ночь тьмы. Но то, что может быть источником страха, безнадежности и смерти, становится временем отдыха и восстановления сил — ибо всякий знает, что на следующий день вновь взойдет солнце. И пускай, не приняв библейское откровение, мы не поймем смысл этого события полностью, мы все равно чувствуем, что восходом солнца Бог свидетельствует нам о грядущих исцелении и жизни.

Каждый день с восходом солнца и каждый год с приходом весны мы получаем свидетельство надежды на победу над грехом, проклятием и смертью. Однажды «взойдет солнце правды и исцеление в лучах его» (Мал. 4:2). Наступит время, когда мир сможет сказать: «Вот, зима уже прошла; дождь миновал, перестал; цветы показались на земле; время пения настало, и голос горлицы слышен в стране нашей» (П.Песн. 2:11-12).

Так природа удивительным образом свидетельствует о благодати Божией. Хотя весь мир стонет под властью тления и смерть грозит всему живому, существует надежда на жизнь. Более того, орбитальное и осевое вращение Земли — причина ежегодного наступления весны и ежедневного наступления дня, механизмы, которые человеку просто не под силу создать, — должны побудить его прославить Бога, в благодати Своей наделяющего такими дарами. Они должны постоянно напоминать, что человек не в состоянии спасти самого себя; он беспомощен во враждебной среде без благодати своего Творца. Великий Творец должен стать и его Спасителем — иначе человек просто погибнет.

Свидетельства искупления в живом мире

Существует еще один важный аспект Божией благодати. Бог. действительно есть Бог всякой благодати, но Он может проявлять Свою благодать, сострадание и любовь, только когда Его святость и праведность находятся в полном единстве. Он не может закрыть глаза на грех. Смерть — не просто случайность, она заложена в саму природу мироздания, воспротивившегося своему Творцу. Человек может получить спасение, свет и жизнь, только если будут побеждены грех, проклятие и смерть. Но сам по себе человек не может не только победить ночь, вызвать восход солнца или воскреснуть из мертвых, но и победить грех и сделаться праведным.

Только жизнь может одержать победу над смертью, и только праведность может одержать победу над грехом; но это не под силу простому смертному. А если так произошло, значит, кто-то другой сделал это для человека. Кто-то другой должен был полноправно занять место человека перед Богом, пострадать вместо него за грехи и полностью победить грех и смерть от имени человека. Кроме Самого Бога это невозможно никому. Бог должен быть не только Творцом и Вседержителем, но и Искупителем. Перед тем как погибающее человечество обретет истинную и вечную жизнь. Бог Сам должен был понести проклятие земли и умереть за грехи мира.

А есть ли в мироздании отражение этой величайшей истины? Да, хотя, как и всякое отражение, оно намного бледнее, чем реальность. Человек практически с самого начала своей истории считал, что прощение и жизнь можно получить только через жертвенную смерть; все племена и народы так или иначе признавали, что для примирения с Богом требуется искупающая и заместительная жертва. Мы не знаем, до какой степени в повсеместно распространенном обычае жертвоприношения (пускай в искаженной и измененной форме) отражается первое богооткровение о грядущем Искупителе, но обычай этот слишком часто встречается, чтобы быть случайностью.

Вероятно, в нем отчасти отражается общечеловеческий опыт, ведь даже в природе жизнь может появиться, только если кому-то придется испытать страдания, а иногда даже смерть. Рождение человека, да и всех высших животных, проходит в муках и иногда ценою смерти матери.

Очень интересно иллюстрирует это явление псалом 21 — чудесное пророчество о страданиях и смерти Христа на кресте, написанное за тысячи лет до них. В момент наивысших страданий Иисус вопиет в Своем сердце: «Я же червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе» (ст. 7). В параллельном пророчестве Исаии сказано, что «был обезображен [в буквальном переводе «само Тление», с олицетворением] паче всякого человека лак Его, и вид Его — паче сынов человеческих» (Ис. 52:14), то есть Он уже и не похож был на человека. Исаия также говорит, что Он был «презрен и умален пред людьми» (Ис. 53:3). Но в каком же смысле о Нем говорилось как о «черве»?

В древнем Израиле, как и в современном мире, существовало множество типов червей, и несколько различных их видов упоминаются в Библии. Так вот, «червь» из псалма 21:7 — особый, он известен как алый червь. Именно из него выделяли вещество, с помощью которого окрашивали ткани в красные оттенки цвета. Иногда это же слово переводится как «багряный» или «пурпурный» (см. Ис. 1:18).

Когда самка алого червя собирается произвести потомство, она укрепляется на стволе дерева так крепко, что уже не в силах больше освободиться. Она защищает собой отложенные под ее телом яйца до тех пор, пока личинки не выведутся, не выползут и не начнут самостоятельную жизнь. Когда мать умирает, ее тело и ствол вокруг нее покрываются пурпурной жидкостью. Из этих мертвых тел самок алого червя и производились в древности красные красители.

Вот он, образ умирающего на древе Христа, проливающего Свою драгоценную Кровь, чтобы «привести многих сыновей в славу» (Евр. 2:10)! Он умер за нас, чтобы мы могли жить через Него!

Подобно тому — в большей или меньшей степени — ив животном мире существуют родовые муки и смерть. Кто-то должен пострадать, чтобы дать жизнь другому. Сопоставляя эту истину с другими свидетельствами, которые Бог оставил в Своем мире, мы очень скоро разглядим в творении не только Божество в Его безграничной силе и триединой природе, но и Его вечную жертвенную благодать и любовь.

То же как нельзя более относится к рождению человека. Именно через человеческое рождение Бог с самого начала пообещал прийти в мир, чтобы принести искупление и спасение. В тот самый момент, когда Он вынужденно проклял землю за человеческий грех. Он дал благословенное обетование о грядущем Семени Женщины, Которое поразит сатану в голову и восстановит утраченное человеком положение. Так называемое первое евангелие, возвещенное в Бытии 3:15, вечно, и Бог на протяжении веков подтверждал его непреложность через Свое творение и в Своем записанном Слове.

Всякий раз, когда родится ребенок, «умножается скорбь в беременности» (Быт. 3:16), так как грех и смерть властвуют в мире. Но Иисус сказал: «Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир» (Ин. 16:21).

Рождение младенца — это всегда время радости и благодарения. И человек, где бы он ни жил, в рождении имеет свидетельства того, что однажды придет Сын — Семя Женщины и «на подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством» (Ис. 53:11). Через рождение мы знаем, что хотя «вся тварь совокупно стенает и мучится доныне», но она будет освобождена, и будет новая земля «в свободу славы детей Божиих» (Рим. 8:21,22).

Как можно говорить, что Бог не оставил свидетельств о Себе? Глазами веры, надежды и любви даже «невидимое Его… видимо» и на что бы в мире человек ни смотрел, творение везде предоставляет обильные свидетельства о Христе.


Глава 5 из 25« Первая«456»Последняя »