4. Так называемая наука

Библейский эволюционизм

Хотя истинно научное отношение к миру полностью согласуется с мировоззрением библейского христианства и хотя современная наука фактически основана на этом библейском видении мира, а большинство великих основоположников современной науки — это полагавшиеся на Библию и Бога христиане-креационисты, большинство людей сегодня считает Библию антинаучной или ненаучной. Десятилетиями в школах насаждались доктрины чисто светского мировоззрения, что привело к секуляризации общества, в котором большинство людей на словах исповедуют веру в Бога, но жизнь их протекает в «реальном», как они его называют, мире — мире науки и технологии, истории и политики, бизнеса и экономики, развлечений и отдыха — как будто бы Бог жил так давно и далеко, что для сегодняшних людей никакого практического значения Он уже не имеет.

Но так было далеко не всегда. Американские колонии были основаны людьми, для которых Бог являлся реальностью и жизни которых строились в согласии с Его библейскими заповедями. В школах, куда они отправляли своих детей, учили библейским принципам и ценностям, а позже и Декларация Независимости была сформулирована в терминах, определяющих права и обязанности человека по отношению к Творцу. Историк Острандер напоминает нам: «Американская нация была основана интеллектуалами, мировоззрение которых опиралось на авторитет Библии, а не только на науку Ньютона. Они считали, что Бог сотворил землю и жизнь на ней, оставшуюся неизменной со времен творения. Адам и Ева были венцом Божьего творения, и от них произошло все человечество».[26]

Такие взгляды, естественно, порождали большое уважение к Десяти заповедям и другим моральным наставлениям Библии. Из поколений, обучавшихся на хрестоматиях Мак-Гаффи, образовалась нация, каких было мало на свете, — нация не только образованных, но высоко моральных и духовных личностей.

Влияние эволюционистских идей

Откуда же взялось огромное различие между тогдашним и теперешним положением? Основная причина — показавшаяся триумфом победа эволюционизма в XIX веке, когда на смену мировоззрению бывшей Америки, ставившей в центр мироздания Бога, пришло новое — гуманистическое, с человеком в центре мироздания.

…Поспорив в течение жизни одного поколения, образованные американцы в основном привяли эволюцию как факт в встали на путь дальнейших интеллектуальных преобразований, которые только считали нужными…

Интеллектуалам нации, в которой происходили грандиозные перемены — урбанизация, индустриальная и технологическая революции, — эволюционная концепция открывалась как ключ к познанию. Более того, технические потребности промышленности требовали революции в высшем образовании — отхода от традиционной классической я моральной ориентации в пользу естественнонаучных представлений… которые трактовали человека и общество в эволюционном духе. Сама система образования от детского сада до аспирантуры была переориентирована с преподавания устойчивого набора знаний на обучение методам исследования постоянно меняющихся фактов действительности.[27]

Влияние эволюционистской философии на так называемый христианский мир наблюдалось еще за многие десятилетия до Чарльза Дарвина, но водоразделом послужила его знаменитая книга «Происхождение видов путем естественного отбора». До 1859 года креационизм и библейское мировоззрение еще преобладали в западной мысли. Уже через десять лет после публикации дарвинизм был повсеместно принят в Англии, а вскоре в континентальной Европе и Соединенных Штатах — и с тех пор мир уже не был прежним.

До Дарвина адаптация и разнообразие организмов воспринимались как само собой разумеющееся или, что было гораздо чаще, приписывались замыслу всеведущего Творца. Бог сотворил птиц и бабочек в воздухе, рыб и коралловые рифы в океанах, деревья в лесу, но, что самое важное, Он сотворил человека. Бог дал человеку глаза, чтобы тот видел, и рыбе

— жабры, чтобы она могла вдыхать кислород из воды. Богословы часто утверждали, что функциональная сообразность организмов свидетельствует о существовании мудрого Творца… Дарвин… дал этим фактам естественное объяснение — теорию естественного отбора… заменив теологический промысел научной телеологией.[28]

Для верующего прошлых веков такое совершенство адаптации казалось неопровержимым доказательством мудрости Творца. Для современного биолога это свидетельство чудесной эффективности естественного отбора.[29]

Ко времени столетнего юбилея труда Дарвина в 1959 году натуралистические взгляды его последователей стали так явно преобладать, что главный докладчик, сэр Джулиан Хаксли, мог заявить: «Чарльза Дарвина справедливо называют «Ньютоном биологии»; он сделал больше, чем кто-либо до или после него:

изменил отношение человека к явлениям жизни и придал биологическому материалу соответствующее научное обрамление, устранив методы, питавшиеся домыслами, мифами и суевериями. Он сделал эволюцию непререкаемой, как факт, понятной, как процесс, и всеобъемлющей, как понятие».[30]

Как указал сэр Джулиан, эволюционизм — не просто биологическая теория, а всеобъемлющее понятие. Со времен Дарвина это подчеркивали и многие другие ученые. Недавно подобное заявление сделал в одной из лекций «Сигма-Кси» в политехническом институте Вирджинии профессор Висконси некого университета: «Биология XX века основана на фундаменте из эволюционных представлений… Эволюционная основа проглядывается и в периферийных, не зависящих от биологии областях, например, в химии, геологии, физике и астрономии. Никакое другое основополагающее научное представление не утвердилось в нашем мышлении, в наших методах и в наших интерпретациях лучше, чем эволюция».[31]

Как только «эволюцию» посчитали научно доказанной, на нее неизбежно начали ссылаться в общественных и гуманитарных науках, в экономике, бизнесе, политике, да и практически во всех сферах жизни — даже в религии. Как пишет Острандер, в результате было быстро и полностью переориентировано образование, от дошкольного до высшей школы, причем в пользу «постоянно меняющихся фактов действительности».

Даже религию считали «продуктом эволюции», намереваясь толковать в рассматривать ее строго в эволюционном контексте, игнорируя библейские критерии. Доктор Феодосии Добжанский пишет: «Человек эволюционировал от предков, которые не были людьми… Сотворение образа Бога в человеке — это не мгновенное событие, а процесс, поэтому моральный закон — результат эволюционного развития».[32]

Итак, если моральные нормы — всего-навсего продукт эволюции,[33] то они будут и далее развиваться, приспосабливаясь ко все время изменяющимся фактам действительности. И формулироваться они будут в угоду великой первопричине продолжающейся эволюции, а не вечным законам Слова Божьего.

На этот счет Добжанский пишет: «Естественным отбором могут закрепляться эгоизм, гедонизм, трусость вместо храбрости, обман и эксплуатация, в то время как групповая этика почти во всех обществах склонна к порицанию и запрету такого «естественного поведения» и к поощрению прямо противоположных качеств:

доброты, щедрости и даже самопожертвования на благо племени, нации и, наконец, человечества».[34]

Добжанский, один из величайших генетиков мира, исповедовал христианство, но бог, в которого он верил, пантеистичен, это не Бог Писания. Для него «богом» по сути дела был эволюционный процесс: «Эволюция на космическом, биологическом и человеческом уровнях — это части одного великого процесса вселенской эволюции».[35] Итак, эволюция объемлет все и фактически является всем!

Если даже религия и мораль — продукты эволюции, то для всех практических целей эволюция и подавно является религией и моралью. Единственное правомерное мировоззрение, единственная научная философия жизни и смысла — это, на взгляд ортодоксальных эволюционистов, абсолютный эволюционизм.

Джулиан Хаксли сказал: «Вся реальность есть эволюция, единый процесс самопреобразования «.[36]

Ему вторит известный антрополог, священник-иезуит де Шарден: «Это [эволюция] общий постулат, перед которым отныне должны почтительно преклоняться все теории, гипотезы и системы, чтобы удовлетворять требованиям разумности и истинности. Эволюция — это свет, которым озаряются все факты, траектория, которой должны следовать все линии рассуждения».[37]

Не все эволюционисты, конечно, рассматривают эволюцию в таком универсалистском и религиозном свете, как эти. люди. Однако лидеры эволюционистской мысли в большинстве своем относятся к ней именно так. Джулиан Хаксли, Тейяр де Шарден и Феодосии Добжанский, как ни посмотри, были ведущими эволюционистами XX века, и такой была их точка зрения. То же можно сказать и о Джоне Дьюи, архитекторе нашей системы частных школ, намеренно утвердившем философию их обучения на дарвинизме и эволюционном пантеизме, чей методический подход повлиял на образование во всем мире.

Нынешнее поколение ведущих эволюционистов, среди которых Карл Саган, Стивен Джей Гоулд, Айзек Азимов и другие, атеистично в более откровенной форме (многие, как Гоулд, тяготеют к марксизму). Например, самый плодовитый писатель-ученый нашего времени, а возможно, и всех времен, Айзек Азимов так сформулировал свою позицию:

Я атеист до мозга костей. Мне потребовалось много времени, чтобы сказать так. Я был атеистом долгие годы, но не считал интеллектуально достойным говорить, что какой-то человек — атеист: назваться так значило иметь знания, которых у человека нет. Я предпочитал звание гуманиста или агностика. Наконец, я решил, что являюсь не только разумным, но и чувствующим существом. Эмоционально я — атеист. У меня нет доказательств, что Бога нет, но я настолько сильно убежден в этом, что считаю излишней тратой времени искать доказательства.[38]

Из вышеприведенного свидетельства ясно, что атеизм ничуть не менее «религиозен», чем теизм. Атеизм основан не на научных доказательствах, а на эмоциях! Чего тогда удивляться чувствам, с которыми эволюционисты-атеисты выступают против креационизма, сколь бы хладнокровно и объективно креационисты ни пытались выдвигать научные доказательства сотворения.

Опять же, обычно без больших споров признается, что не все эволюционисты — атеисты. Большинство из них — скорее, теистические эволюционисты той или иной разновидности. Сам автор был теистическим эволюционистом в годы учебы в колледже.

Однако эволюционная модель происхождения и самостоятельного развития по сути своей атеистична (или, возможно, пантеистична, но это лишь семантический вариант атеизма, ибо если Бог есть все вместе вообще. Он не может быть ничем в частности), потому что пытается объяснять вещи без обращения к Богу. Если поверх эволюционных процессов громоздить еще и Бога — Он просто необязателен. Тогда в Нем нет необходимости, то есть Он излишен.

Вот почему все вожди эволюционной мысли — атеисты (или пантеисты, или гуманисты, или агностики — смягченный вариант с тем же смыслом).

Эволюционные религии

Несмотря на общепринятое убеждение, будто креационизм — религия, а эволюционизм — наука, важно, хотя и не очень удивительно, что большинство мировых религий исходят скорее из эволюционизма, чем из сотворения. Это относится не только к атеизму и гуманизму, которые явно представляют собой скорее религиозные системы, чем науки, но и к религиям разных этнических групп — к буддизму, конфуцианству, даосизму и др. Ни одна из этих религий не исповедует веру в личного Бога-Творца, Создателя Вселенной. Для них сама Вселенная — высшая реальность и единственная вечная сущность. Люди же, подобно другим формам жизни, — всего лишь продукт действия сил Вселенной.

В связи с этим интересно отметить сходство даосских представлений об эволюции и современного «революционного эволюционизма» — отказа от постепенности процесса и провозглашения внезапного эволюционного скачка, вызванного резкими переменами в окружающей среде. Сейчас эти представления уже хорошо увязаны с неокатастрофизмом в геологии и «прерывистостью» в биологии. «Биология новых систем показывает, что флуктуации неотъемлемы от динамики самоорганизации… Идея флуктуации как основы порядка, которую ввел в современную науку нобелевский лауреат Илья Пригожий, — одна из важнейших тем во всех текстах даосизма. Взаимозависимость всех аспектов бытия и нелинейная природа взаимосвязей подчеркиваются в мистической литературе Востока повсеместно».[39]

Современные буддисты, индуисты, конфуцианцы, синтоисты, ламаисты и приверженцы других великих этнических религий, подобно даосам и прочим восточным мистикам, утверждают, что их религиозные верования «научны», потому что хорошо стыкуются с современным эволюционизмом. Фактически единственными мировыми религиями, предполагающими частное сотворение всего сущего, в том числе самой Вселенной, остаются те, которые основаны на Библии, и прежде всего на ее первой главе, а именно:

христианство, иудаизм и ислам. Конечно, даже они стали более либеральными, потому что многие верующие сейчас скорее говорят о теистической эволюции, чем об истинном сотворении (см. раздел о теистической эволюции и далее).

Обращение к эволюционизму в той или иной форме характеризовало и великие религии прошлого. Египтяне — один из древнейших народов. То, что религии древних египтян свойствен пантеистический эволюционизм, доказано одним из величайших египтологов Уоллисом Баджем. Касаясь древнеегипетского мифа о происхождении мира, озаглавленного «Книга знания о развитии Ра», он пишет: «Вернемся к повествованию, которое продолжает Бог: «Я родился из первичной материи, и с самого начала появился в форме множества вещей. Тогда ничего еще не было, и я создал то, что было создано»».[40]

Обратите внимание: «бог» Египта, великий Ра, не вечен, он произошел «от первичной материи», то есть одна лишь материя вечна, а все — в том числе и «боги» — каким-то Образом из нее развилось. Более того, важно, что преобладала в этой первичной материи вода. В повествовании бог говорит далее: «Я создал все формы, в которых являюсь, посредством (или из) бога-души, которую я возвел из Ну [т.е. первоматериальной пассивной водной пучины]».[41]

Древнее египетской цивилизации только шумерская, сосредоточенная вокруг Вавилона, построенного и управлявшегося великим Нимродом (Быт. 10:8-10). «Энума элиш» — основа шумерской космогонической мифологии. «В «Энума элиш» конкретно рассказывается, что все произошло из воды. Древнейшее состояние Вселенной описывается как хаос водной стихии… Затем посреди этого хаоса появились два бога: Лахму и Лахаму».[42] Опять же, лишь сама Вселенная считается вечной, и, как и в Египте, древнейшей формой называется вездесущая вода.

Библия утверждает, что все древние народы произошли от разных вавилонских семей, распространившихся по земле после смешения языков. Хотя языки людей были различными, они сохранили то же ложное представление о космогонии, которому их научил Нимрод, великий .бунтовщик против Бога. Эта лжерелигия с ее ложной космогонией и пантеоном ложных богов («небесным воинством») стала, таким образом, прародительницей всех мировых религиозных систем. Боги и богини (с разными, но эквивалентными именами на разных языках) стали объектами поклонения в распространенных политеистических религиях мира. Еще один эквивалент «небесного воинства» в виде космических созвездий породил повсеместно распространившуюся систему астрологии, которая тоже приобрела важное значение в разных религиях. Настоящим же «небесным воинством», а не богами и богинями были духи зла, бесы, многочисленные орды падших ангелов, последовавших за сатаной в его восстании против Творца. Это были реальные духовные существа, жившие в идолах и оракулах, а также в медиумах и колдунах спиритизма и анимизма. Но все они считались проявлениями — результатом эволюции — первоматерии, из которой они возникли благодаря силам космоса. Таким образом, величайшие религии мира, древние и современные (единственно за исключением монотеистических верований — иудаизма, ислама и христианства, принимающих космогонию Бытия), считали саму Вселенную богом и творцом всего сущего. То же можно сказать и о современном атеизме и эволюционном гуманизме.

Настоящий же автор обширного религиозного комплекса — огромной всемирной религии пантеистического, политеистического, демонического, астрологического, оккультного, гуманистического эволюционизма — не кто иной, как тот, кого Библия называет «богом века сего» (2 Кор. 4:4), «обольщающий всю вселенную» (Отк. 12:9). Господь Иисус называл его «лжецом и отцом лжи» (Ин. 8:44). Это «дракон, змий древний, который есть диавол и сатана» (Отк. 20:2).

Сатана когда-то был Люцифером (Ис. 14:12), «помазанным херувимом» Бога (Иез. 28:14), высшим из сотворенных ангелов. Однако, желая стать богом, он восстал против истинного Бога и увел за собой треть ангелов (Ис. 14:12-15; Иез. 28:15,17; Отк. 12:3-4,7-9). Бог наказал его и его приспешников (сделавшихся духами зла, или бесами), низвергнув их на землю и предназначив к геенне огненной (Мф. 25:41; Отк. 20:10).

На земле сатана пытается отвратить людей от Бога любыми доступными ему способами. Он пытается убедить людей в том, что Бог — не настоящий Творец Вселенной. Ложь современного гуманизма — того же покроя, что самая древняя ложь, на которую соблазнились Адам и Ева: «будете как боги» (Быт. 3:4-5). Каковы бы ни были детали обмана в конкретном случае (в 1 Коринфянам 8:5-6 сказано, что «есть так называемые боги, или на небе, или на земле», но только «один Бог Отец, из Которого все»), тактика сатаны всегда одинакова: убедить людей «заменить истину Божию ложью и поклоняться и служить твари вместо Творца, Который благословен во веки» (Рим. 1:25).

Эту всемирную клевету на Творца возводит, конечно, сатана, который надеется вытеснить Бога с небесного престола. Ему надо убедить людей и ангелов в том, что, поскольку истинного Творца нет, они могут поклоняться и подчиняться кому только захотят: идолам, животным, ангелам, духам, другим людям и даже самим себе. В конечном же счете они придут к поклонению сатане (Мф. 4:8-10; Отк. 13:4).

Современным гуманистам, разумеется, смешно читать такие рассуждения. Они не верят ни в Бога, ни в сатану и поклоняются только себе. Так что мысль о том, что сатана изобрел теорию эволюции и пользуется ею как средством обмана народов и отвращения людей от Бога, кажется им наивной глупостью.

Наша задача здесь — не переубеждать гуманистов, а показать христианам огромную опасность заигрывания с эволюционизмом. Если «христиане-эволюционисты» смогут дать лучшее объяснение тому удивительному факту, что эта теория сумела завоевать стольких приверженцев, не имея под собой ни научных, ни библейских оснований, пусть они представят его. Универсальное следствие требует универсальной причины, а в Библии сказано, что весь мир обманут сатаной (Отк. 12:9).

Кажется, сатана обманул даже сам себя! Он прекрасно знает, что не создавал ни Вселенной, ни жизни, ни человека, хотя он, несомненно, способен на великие знамения и чудеса. Если он действительно верит, что может одолеть Бога, наверное, он каким-то образом и себя убедил в том, что Бог — не настоящий.

Поэтому вполне естественно, что все и древние, и современные небиблейские космогонии начинаются с «первичной материи», а не с Бога. Естественно, что древнейшие из этих космогонии, шумерская и египетская, описывают первичную материю как водную стихию, из которой появились первые боги.

Действительно, Бог первым делом сотворил воду в космосе пространства-вещества-времени (Быт. 1:2; 2 Пет. 3:5). Именно посреди этих вод обрели сознание сотворенные Богом ангелы (Пс. 103:1-5), именно об этой среде хранит первые воспоминания сатана. Поэтому, если он хочет отречься от Слова Божиего, гласящего, что Бог его создал (так сатана должен сделать, если намеревается разумно обосновать свои амбиции и свергнуть Бога), ему остается лишь приписывать «сотворение» водам, где он, собственно, и родился.

Следует ожидать, что эволюционное мышление лежит у истоков не только большинства мировых религий, но и разного рода гуманистических философий и систем. Эволюционная основа нацизма и расизма кратко, но обстоятельно документирована в главах 15 и 16. Капиталистическая вседозволенность, коммунизм, экономический и военный империализм опираются на эволюционизм, причем об этом известно настолько широко, что доказательств вообще не требуется. Теории анималистической психологии (например, фрейдизм, бихевиоризм, психология Б.ф.Скиннера, Карла Роджерса и др.) основаны исключительно на эволюционных представлениях, чего уж говорить об особом Распространении животной аморальности в последние годы (например, о гомосексуализме, внебрачном сожительстве, абортах, наркомании и токсикомании). Когда люди поклоняются твари вместо Творца, неудивительно, что они предаются «постыдным страстям» и дают волю «превратному уму» (Рим. 1:26-32).

Теистическая эволюция

Следует отметить тот печальный факт, что христиане всегда с особой легкостью увлекались такой атеистической философией, как эволюционизм. Библейские авторы однозначно отвергают эту идею, так что библейской эволюции просто не существует. Господь Иисус Христос ясно провозглашал частное сотворение и признавал буквальную историчность текста Бытия, и потому не может быть никакого христианского эволюционизма. Человек может считать себя христианином-эволюционистом (автор знает это из собственного опыта), но эволюционизм не может быть христианским.

Сам Чарльз Дарвин представляет собой идеальный пример для изучения того, как христианская вера вытесняется верой в эволюцию. В молодости, изучая богословие и готовясь к христианскому служению, он был полностью убежден в истинности и авторитете Писания, а также в неопровержимости доказательств существования Бога-Творца, заключающихся в замысле и причинности мира. Постепенно признав эволюцию и естественный отбор, он потерял веру и стал, наконец, атеистом. Эрнст Майр, один из ведущих современных эволюционистов, рассказывает об этом так: «Очевидно, Дарвин утратил веру в 1836-39 годах, еще ранее, чем прочитал Мальтуса. Чтобы не оскорблять чувства друзей и жены, Дарвин часто писал свои статьи деистическим языком, но в записках того же времени не скрывал, что стал «материалистом» (что более или менее равнялось атеизму]».[43] Другими словами, Майр сообщает нам, что Дарвин в своих многочисленных записках (полностью изданных лишь недавно), оказывается, предстает атеистом еще за 20 лет до публикации «Происхождения видов путем естественного отбора». Многие современные апологеты Дарвина подчеркивали, что в его книге допускается возможность сотворения первой живой клетки, но это, очевидно, было сделано лишь для того, чтобы не обидеть жену-христианку и друзей.

Дарвин утверждает в своей книге, что эволюция — «великое мировоззрение», и многие последователи Дарвина, подобно ему, упражнялись в красноречии, набрасывая грандиозную панораму эволюции с ее захватывающим движением сквозь века ко все более совершенным формам жизни. Многие богословы писали об эволюции как о «методе сотворения» Бога, забывая, что она предполагала суровую борьбу за существование, где слабые погибали, а выживали только наиболее приспособленные. Дарвин, несмотря на внешнее благочестие книги, хорошо это понимал и тем самым в значительной мере приблизился к атеизму. «Однако весьма вероятно, что Дарвин постепенно, читая, приходил к менее благообразному толкованию борьбы за существование, нежели богословы-натуралисты… Принятие эволюционного мышления с необходимостью ведет к подрыву веры в гармоническую Вселенную».[44]

Дарвин стал инвалидом вскоре после того, как утратил веру в Бога, Библию и сотворение. Он осознавал, что его занятия — развитие, опубликование и распространение богоборческих теорий — своим губительным влиянием превратили его в хронического больного, и ждал еще худшего. Но гораздо более ужасным оказалось влияние на мир того наследия, которое он оставил после себя. Майр указывает, что личное отречение Дарвина отражается в самой структуре дарвинизма:

Одну из перемен все историографы теории естественного отбора упорно не хотели замечать. Это вопрос о том, до какой степени утрата Дарвином христианской веры повлияла на концептуальное обрамление его идеи естественного отбора… Признать естественный отбор, а не руку Божию действующим фактором всего, что ранее считалось доказательством замысла Бога, было, конечно же, последним шагом. Однако уже само принятие эволюции было фатальным для естественной теологии.[45]

Закат и смерть веры Дарвина эхом отразились на судьбах множества людей вплоть до нынешних времен. Один из ведущих современных эволюционистов, основатель и ведущий апологет популярной системы, известной под названием социобиология, свидетельствует: «Как многие уроженцы Алабамы, я был возрожденным христианином. Когда мне было пятнадцать, я крестился в церкви Южной баптистской конвенции, испытывая большое рвение и интерес к ортодоксальной религии; я покинул церковь в семнадцать лет, когда поступил в университет Алабамы и услышал о теории эволюции».[46]

Автор более 28 лет преподавал в светских университетах и видел, как такая же печальная история повторялась со многими. Философ Хьюстон Смит тоже заметил связь между эволюционизмом и утратой веры: «Мартин Лингс, вероятно, прав, говоря, что большинство случаев потери религиозной веры связано с теорией эволюции… теснее, нежели с чем-либо еще»».[47]

Несмотря на эти свидетельства, есть еще много христиан, полагающих, будто они могут верить и в Библию, и в эволюцию — в то, что эволюция есть избранный Богом метод сотворения. Можно лишь сказать, что всякий, в этом убежденный (таким был некогда и автор), просто не понимает или Библии, или теории эволюции, или их обеих.

Приведем лишь часть из многих причин, по которым эволюция не может гармонично сочетаться с библейской версией сотворения.

1. В первой главе Бытия не меньше десяти раз записано: «по роду его» (Быт. 1:11,12,21,24,25). Хотя библейский род (евр. min) — это, без сомнения, более гибкое понятие, чем биологический вид (см. главу 13), им ограничиваются возможности вариаций. Вариации внутри рода иногда могут называть «микроэволюцией», но «макроэволюция» все равно исключается. (См. также 1 Кор. 15:38,39.)

2. В конце повествования о сотворении сказано: «И совершил Бог… дела Свои, и… почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал» (Быт. 2:2-3; см. также Евр. 4:3,10). Следовательно, современные биологические процессы (вариации, мутации, даже видообразование) не могут быть процессами сотворения или развития, как утверждает теистическая эволюция.

3. Бог решил после шести дней работы, что все сотворенное Им «хорошо». Такая оценка всеведущего, любящего Бога была бы гротескной несообразностью с миром природы, если бы там заправляли зубы и челюсти, велась жестокая борьба за существование, оставляющая в живых только сильнейшего и наиболее приспособленного.

4. Господь Иисус Христос, Который Сам является Творцом всего (Ин. 1:3), ясно учил, что сотворение следует понимать исторически и буквально так, как оно изложено в Бытии 1 и 2 (см. Мф. 19:4-6; Мк. 10:6-9). Обратите особое внимание на Его слова: «В начале же создания. Бог мужчину и женщину сотворил их» (Мк. 10:6); это произошло не в конце истории эволюции, после четырех миллиардов лет, а в самом начале. Бог сотворил мужчину и женщину, чтобы они владели Его творением. Иначе заповедь управлять землей (Быт. 1:26,28) не имела бы отношения к большей части творения.

5. Эволюция — самый неэкономный, неэффективный и бессердечный процесс из всех, какими мог быть сотворен человек. Если эволюция — не ложь, то миллиарды животных страдали и умирали в жестокой борьбе за существование в течение миллиардов лет; целые виды (например, динозавры) появлялись и вымирали задолго до того, как возник человек. Бог Библии никак не может быть повинен в такой жестокой и бесцельной круговерти.

Периодическое сотворение

Среди евангельских христиан распространен популярный семантический вариант теистической эволюции, носящий название прогрессивного креационизма. Многие христиане-интеллектуалы чувствуют, что принимать полностью эволюционистскую точку зрения им не к лицу, поэтому оставляют за собой несколько позиций, чтобы вклинить в процесс эволюции несколько актов частного сотворения. Так, они предполагают, что Бог сверхъестественным образом сотворил первую протоплазму, потом, вероятно, разные виды и, наконец, первых мужчину и женщину. В зависимости от желания автора количество случаев вмешательства Бога на стратегически важных стадиях эволюции меняется от нескольких до многих, но остальная часть процесса так или иначе остается эволюционной. Прогрессивные креационисты признают ту же систему геологических эпох и те же (каковы бы они ни были) механизмы эволюции, что и эволюционисты-теисты или даже эволюционисты-атеисты. Единственное отличие — периодическое сотворение.

Эта система позволяет ее приверженцам говорить, что они верят в «сотворение», а не в эволюцию, и не вызывать на себя огонь интеллектуальной критики, обрушивающейся на «шестидневное творение» или на «геологию потопа». Однако такая семантическая игра вполне справедливо отвергается многими учеными, которые считают ее недостойным методом для научного подхода — поклонением «богу белых пятен». Там, где в ископаемых останках или в механизме эволюционного прогресса остается белое пятно, прогрессивные креационисты говорят: «Бог сотворил». Впоследствии, однако, пробелы заполняются в результате палеонтологических изысканий или открытий в генетике, и значимость Бога постепенно снижается, а роль эволюции растет. И прогрессивный креационизм плавно переходит в прогрессивный эволюционизм. В конечном счете, ни с научной, ни с библейской точки зрения практически невозможно различить периодическое сотворение и теистическую эволюцию.

Если приходится выбирать между двумя этими возможностями, лучше выбрать теистический эволюционизм. Он не только более приемлем для научной среды, но и меньше бесчестит Бога. Теистический эволюционизм хотя бы оставляет за Богом начертание замысла и энергетическое подпитывание всего процесса эволюции с самого начала. Прогрессивный креационист же придерживается очень неблаговидных теологических представлений: его бог является лишь время от времени, чтобы придать новое направление процессу эволюции, когда последняя сбивается с курса, или подзаряжает процесс энергией, когда она на исходе. Более того, возражения, которые мы уже приводили по поводу теистической эволюции, можно отнести и к прогрессивному креационизму. Обращаясь к периодическому сотворению вместо теистической эволюции, мы ничего не выгадаем, кроме порции новых семантических вывертов.

Хронология Бытия 1 — 11 и геологическое время

Помимо основной проблемы противостояния эволюции и сотворения, наиболее серьезное противоречие между библейским и современным светским мировоззрениями — это хронологические рамки истории. Если верить написанному в Библии, то мир был сотворен за шесть дней всего несколько тысяч лет назад. С другой стороны, современные космологи настаивают, что Земля и Солнечная система образовались примерно пять миллиардов лет назад, что первые живые организмы произошли из неживых химических веществ около четырех миллиардов лет назад, а остальные формы жизни развились во время последующих геологических эпох, и наконец, около одного — двух миллионов лет назад возник человек в его современной форме.

Таким образом, библейская хронология почти в миллион раз короче эволюционной. Погрешность в миллион раз — дело нешуточное, и исследователи Библии, конечно, должны уделить первоочередное внимание разрешению этого грандиозного разногласия и разъяснению этого факта, лежащего в основе библейской космогонии. Это не периферийный вопрос, который можно обойти стороной, но стержень целостной теологии Писания.

Короткая библейская космогония строится в основном на Бытии, главы 1, 5 и 11. Глава 1 связана с хронологией событий до появления человека, глава 5 — с хронологией жизни людей до потопа, и глава 11 — с хронологией их жизни после потопа. Дискуссия обычно касается истинности нашего понимания этих глав и способа соотнести главу 1 с пятью миллиардами лет земной истории, а главу 5 — с одним — двумя миллионам лет истории человека.

Сейчас неохотно вспоминают о возможности толковать Бытие 1 — 11 даже в аллегорическом или мифологическом ключе, не то что в историческом. Все большее число ученых евангелического направления считает, что этот фрагмент — великий гимн, литургия, поэма, сага — что угодно, но только не реальная история! Похоже, они не понимают или им нет дела до того, что такое толкование неизбежно ставит под сомнение оставшуюся часть Писания. Если первый Адам — не реальное лицо, писал Павел, и если грехопадения на самом деле не было, то нет и второго Адама и нет нужды в Спасителе.

Бытие 1 — 11 — это, конечно же, серьезный и достоверный исторический текст, который прямо и непосредственно подводит нас к Бытию 12 и остальным главам Бытия- Бытие, в свою

Таблица 1 Спектр толкований библейского повествования о сотворении.

Буквальное понимание библейского повествования о сотворении за шесть дней противоречит эволюционистскому распределению геологических формаций по окаменелостям. Однако любые другие толкования Бытия, пытающиеся примирить его с делением на геологические эпохи, встречаются с непреодолимыми богословскими, библейскими и научными трудностями.

Истолкование

Соотношение геологических эпох и шести дней творения

Природа сотворения

Сторонники

Отношение к окаменелостям и стратиграфической колонке

Типичные трудности

богословские

библейские

научные

Натуралистическое

Геологические эпохи исторически верны. Бытие — еврейская легенда

Атеистическая эволюция

Гуманисты

Истинное свидетельство о развитии жизни

Страдания и смерть во грехе вошли в мир

Все — буквально за шесть дней (Исх. 20:11)

Нет никаких переходных форм. т.е. нет свидетельств в пользу эволюции

Литературное

Геологические эпохи истинны. Бытие -литературная форма

Теистическая эволюция

Религиозные либералы

Истинное свидетельство о развитии жизни

Страдания и смерть во грехе вошли в мир

Все — буквально за шесть дней (Исх. 20:11)

Нет никаких переходных форм, т.е. нет свидетельств в пользу эволюции

День-эпоха

Геологические эпохи и есть шесть дней творения

Прогрессивный креационизм

Неоевангельские христиане

Истинное свидетельство о развитии жизни

Страдания и смерть во грехе вошли в мир

Все — буквально за шесть дней (Исх. 20:11)

Много противоречий между порядком событий Бытия и геологических эпох

Разрыв

Геологические эпохи прошли до шести дней творения

Независимое сотворение

Благочестивые фундаменталисты

Свидетельства о погибшей жизни прежде предполагаемой доадамовой катастрофы

Страдания и смерть во грехе
вошли в мир

Все — буквально за шесть дней (Исх, 20:11)

Геохронологическая система противоречит катастрофе до Адама

Буквальное

Геологические эпохи — простая таксономия Дни Бытия -буквальные

Частное сотворение

Библейские теисты

Прежде всего следы Ноева потопа и его последствий

Нет

Нет

Противоречит геохронологической системе, которая не подкреплена реальными научными фактами

очередь, есть необходимое обоснование остального Писания. Если первые 11 глав — не история, то и вся Библия не имеет под собой основания.

Если мы позволим себе так толковать Бытие, что помешает нам и к остальной части Писания отнестись в подобном духе? Тогда и непорочное зачатие — только аллегория, и Воскресение — надысторический миф, и Десять заповедей — всего лишь литургия, и распятие — видение. Каждый может толковать Писание как ему удобно и мнить самого себя своим собственным богом!

Такую герменевтическую безответственность подвергает осуждению остальная часть Библии, где текст Бытия 1 — 11 воспринимается строго исторически, и больше всех — Сам Иисус Христос! Неудивительно, ведь аллегорическое толкование неизбежно ведет к неверию в богодухновенность Библии и, в конечном счете, в саму Благую Весть.

Если мы признаем, что Бытие 1 — 11 — правдивый исторический текст, у нас есть три возможности толкования библейской хронологии:

1) теория дня-эпохи, более или менее приравнивающая дни Бытия 1 к геологическим эпохам, совмещающая геологические эпохи с шестью днями творения;

2) теория разрыва перед появлением Адама, которая помещает промежуток в пять миллиардов лет между Бытием 1:1 и 1:2, то есть ставит геологические эры раньше шести дней творения;

3) теория разрыва после появления Адама, предполагающая один или более пропусков в родословиях Бытия 5 и 11, что позволило бы истории человечества длиться более 6 тыс. лет.

Существуют разные вариации этих теорий, но дальнейшее их рассмотрение будет одинаково относиться и к их вариациям (см. табл. 2). Мы кратко коснемся каждой из этих теорий.

Теория дня-эпохи

Еврейское уот иногда означает «время» в неопределенном смысле (например, «день Господень»), и это, а также внешняя схожесть порядка событий в изложении Бытия 1 и исторической геологии дало основания считать, что Бытие 1 описывает шесть периодов сотворения, но не шесть дней. Однако существуют серьезные возражения против этой теории:

1. Yom никогда не обозначает определенный промежуток времени — а именно того требуют в Бытии 1 определения («первый[48] день», «второй день» и т.д.) и временная отнесенность (вечер и утро)[49] — если только не имеется в виду солнечный день.

2. Это слово ясно определено, когда употребляется впервые в Бытии 1:5, где написано: «И назвал Бог свет днем [уот]… И был вечер, и было утро: день [уот] один». День определяется как светлый период в последовательности чередований света и темноты. Хотя сам носитель света не появляется в своей современной форме вплоть до четвертого уот, текст ясно указывает на нечто, по сути идентичное современному вращению Земли вокруг своей оси и солнечному дню. У «четвертого дня» значение явно буквальное, так как сами Солнце и Луна предназначены для управления днем и ночью.

3. Когда слово «день» используется во множественном числе (евр. yamim) — а в этой форме оно встречается в Ветхом Завете более 700 раз, — оно всегда означает дни в буквальном смысле. Так, в Исходе 20:11, где говорится: «Ибо в шест дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них…» — несомненно, имеются в виду шесть самых настоящих дней. Текст ясно сравнивает неделю творческой деятельности Бога с трудовой неделей человека, что не имеет смысла, если они длятся разное время.

4. Если бы автор намеревался описать долгие века сотворения, он вполне бы мог так и сделать. Например, он мог использовать еврейское слово olam (долгий неопределенный промежуток времени) вместо уот. Древние люди, для которых он писал, были наслышаны о возможности долгих эпох и постепенного развития материи из хаоса, так как все древние космогонии говорили о больших зонах времени и эволюционном развитии какого-либо рода. Но если автор намеревался говорить о сотворении за шесть дней в буквальном смысле, он не мог выразить эту мысль яснее, чем сделано в Бытии.

5. Основная цель теории дня-эпохи — втиснуть геологические эпохи в шесть дней творения. Но даже если бы библейская экзегетика позволила сделать это, две кажущиеся сходными хронологии противоречат слишком во многом. Мы перечисляем ниже более двадцати таких противоречий-

а) Геологи утверждают, что воды земли просачивались на ее поверхность изнутри постепенно, в течение долгих лет. Бытие утверждает, что земля была покрыта водой с самого начала (Быт. 1:2).

б) Бытие 1:7 говорит о тверди (очевидно атмосфере), разделяющей два больших запаса воды. Историческая геология полностью отвергает такую возможность.

в) Геологи считают, что жизнь зародилась в первобытном океане. В Бытии 1:11 сказано, что первые живые существа появились на земле.

г) Ортодоксальные геологи полагают, что рыбы и другие морские организмы появились куда раньше, чем фруктовые деревья. Бытие 1:11,20 и 21 ясно свидетельствуют об обратном.

д) Эволюционная геология учит, что Солнце и Луна по меньшей мере не младше Земли, а в Бытии 1:14-19 сказано, что они появились в середине процесса сотворения, на четвертый день.

е) Бытие 1:16 гласит, что все звезды созданы Богом на четвертый день. Современные астрономы считают, что звезды и галактики образовались в разное время и большинство из них — гораздо раньше, чем в середине геологического процесса.

ж) В Бытии сказано, что растительность, даже такие ее высшие формы, как фруктовое дерево, была сотворена в один день, еще до того, как появились Солнце и звезды, но это было бы невозможно, если бы дни длились целую вечность, ведь растениям нужен солнечный свет.

з) Обычно считают, что насекомые появились раньше, чем птицы, но по Библии «пресмыкающиеся» (к которым причисляются и насекомые на основании книги Левит 11) сотворены на шестой день, а птицы — на пятый.

и) По Библии, птицы и рыбы возникли в одно время (Быт. 1:21), а геологи считают, что рыбы появились на сотни миллионов лет раньше птиц.

к) Эволюционисты утверждают, что первой морской жизнью был крохотный комочек из сложных химических компонентов. Библия же говорит, что Бог создал множество морских тварей (Быт. 1:20,21), изначально разнообразных.

л) По Библии, первым сотворенным животным (то есть существом, обладающим чувствами, в отличие от растений) были «рыбы большие», киты, крупнейшие из животных! Эволюционисты постулируют долгое развитие от маленького трилобита и других морских организмов через рыб и амфибий к млекопитающим и, в конце концов, к китам.

м) В Библии подчеркивается 10 раз, что сотворенные существа должны размножаться «по роду их». Эволюционисты говорят о медленном ответвлении всех организмов от общего предка.

н) Библия утверждает, что Бог сотворил человека по Своему образу (Быт. 1:26), слепив его тело «из праха земного» (Быт. 2:7), а не из тела животного, как утверждают антропологи. После смерти человек обращается в тот же самый «прах» (Быт. 3:19), но никак не в своего животного предка.

о) Бог сотворил женщину после мужчины из его тела. Антропологи-эволюционисты заявляют, что мужчина и женщина развились одновременно и фактически первый настоящий человек (как и все последующие) сформировался в теле женщины.

п) Бог велел человеку владычествовать над всеми существами, которые Он сотворил раньше (Быт. 1:28). По эпохам геохронологии получается, что огромное количество этих организмов уже вымерло к тому времени, как появился человек.

р) Человек изначально был вегетарианцем, как сказано в Писании (Быт. 1:29); антропологи считают, что ранние люди охотились и ели мясо не только животных, но и, возможно, себе подобных.

с) По Библии, на земле не шло дождей, пока не появился человек (Быт. 2:5); геологи-униформисты говорят, что дожди шли с начала охлаждения земли.

т) Адам в Библии дает имена всем животным, которых сотворил Бог. Геологи утверждают, что многие из них вымерли задолго до того, как человек появился.

у) По Бытию, растения появились на третий день, а насекомые — только на шестой. Это было бы невозможно, если бы дни длились веками, так как насекомые необходимы растениям для опыления.

ф) Автор Библии разделяет историю появления мира на шесть дней творения. Однако не существует геологического разделения времени на шесть периодов, которое даже отдаленно соответствовало бы этим дням, ни по порядку событий, ни по их длительности.

х) На седьмой день Бог «почил» от Своих трудов сотворения, и это послужило образцом для еженедельного отдыха человека (хотя деяния Божьего провидения и искупления, конечно, продолжаются). По теории дня-эпохи. Бог не отдыхал от Своих дел сотворения, то есть седьмой день еще даже не начался.

ц) Бог увидел в конце сотворения, что все, созданное Им, «хорошо весьма», а геологи утверждают, что многое к тому времени уже исчезло и стонавший от страданий мир, в котором появился человек, не был совершенным.

ч) В Бытии 2:1-3 подводится итог: за шесть дней «совершены небо и земля и все воинство их», так что Бог уже более не занимался творением и усовершенствованием. Современные геологи и биологи говорят, что процесс, который привел к созданию мира в его нынешней форме, продолжается и теперь и «сотворение» идет до сих пор.

Теория разрыва до Адама

Предполагают также, что после начала творения в Бытии 1:1 прошло пять миллиардов лет геологической истории и тогда произошел великий всемирный катаклизм, в результате которого земля утратила форму и стала «безвидна и пуста» (Быт. 1:2). Приверженцы этой теории считают, что катастрофа была вызвана бунтом сатаны против Бога на небесах. Но и с этой теорией есть множество проблем. Например:

1. Hayah в Бытии 1:2 переводится как «была» (а не «стала») во всех стандартных переводах, и не случайно. По требованию контекста это слово может означать «стала», но так происходит лишь в 22 из 1522 случаев в Пятикнижии. Это регулярный еврейский глагол бытия, а не глагол становления (haphak). В непосредственном контексте нет указаний на резкую перемену состояния, что отразилось бы на значении глагола. Фактически использование связки waw (и) в начале стиха 2, сразу же после стиха 1, указывает на отсутствие «разрыва».

2. Судя по обобщениям Бытия 2:1-3 и Исхода 20:11, «небеса», как и «земля», были сотворены за шесть дней. Небесные тела, занимающие небесное пространство, были созданы на четвертый день. Так как единственное упоминание о небесах в Бытии 1 — это первый стих, необходимо сделать вывод, что само Бытие 1:1 — часть шести дней, то есть между этим стихом и последующими не может быть «разрыва».

3. По Бытию 2:3, абсолютно все труды Божьего сотворения — небо, земля и все остальное («что в них». Исход 20:11) — были завершены в шесть дней. У нас нет причины говорить об останках предполагаемого более раннего творения, которые сохранились бы как метаморфические или окаменевшие компоненты второго творения.

4. В Писании нет ни слова о том, что падение сатаны сопровождалось катаклизмом на земле. Сатана был лишь изгнан на землю (Иез. 28:17) после его бунта и падения, что никак не увязано со временем сотворения земли. Бог решил, что все сотворенное Им на земле за шесть дней «хорошо весьма», что довольно ясно говорит об отсутствии там сатаны в это время. Очень вероятно, падение сатаны и его изгнание на землю происходит где-то между Бытием 1:31, когда все еще «хорошо», и Бытием 3:1, когда дьявол явился Еве в образе змея. О длительности этого периода в Писании ничего не сказано.

5. Вместо того чтобы просто втиснуть геологические эпохи в предполагаемый разрыв между Бытием 1:1 и 1:2 и удовлетворить тем самым претензии на научность, на что надеялись глашатаи этой теории, она приводит ко множеству несообразностей и противоречий, как и теория дня-эпохи. Вот некоторые из них:

а) По теории разрыва, всемирная катастрофа произошла геологически очень недавно, но в стандартной геологической системе нет этому доказательств — а ведь именно с ней наша теория хочет примирить Библию! Например, ледниковый период, который некоторые сопоставляют со стихом 1:2 Бытия, охватывал лишь сравнительно небольшую часть земной поверхности.

б) Теория разрыва относит большую часть окаменелостей — если не все их — к миру «до сотворения»; но большинство современных растений и животных в сущности идентичны обнаруженным в окаменелостях, в том числе из считающихся самыми древними пластов.

в) Теория разрыва не дает нам мудрого решения проблемы эволюции, а лишь отдаляет те пять миллиардов лет ее истории, которые озарены воззрениями исторической геологии, назад, в предшествовавшие Бытию времена. Получается, что Бог пользовался в прошлом эволюционными методами, а потом сменил их на прямую творческую деятельность при воссоздании мира за шесть дней.

г) Если отнести всю стратиграфическую колонку к катаклизму, происшедшему до Адама, и к тому же времени, соответственно, все окаменелости, то геологические эпохи утрачивают всякое значение, поскольку они по сути синонимичны стратиграфической колонке с ее окаменелостями. Теории разрыва вряд ли удастся примирить геологические эпохи с Библией методом простого устранения первых!

д) Если мы считаем, что всемирная катастрофа затронула всю стратиграфическую колонку, у нас не остается места для всемирной катастрофы потопа — имевшей те же последствия. Геологи-догматики отрицают любую возможность такого катаклизма, а значит, неизменно бесплодными останутся попытки модифицировать стандартную систему геологических эпох. Однако в Библии ясно сказано, причем с немалыми подробностями, что потоп явился всемирным бедствием, а о каких-либо возможных катастрофах до Адама даже речи нет.

е) Теория разрыва постулирует существование людей до Адама, потому что в стратиграфическую колонку входят останки людей и различных «антропоидов», но Библия гласит, что Адам был первым человеком (1 Кор. 15:47 и др.). Считается, что у этих ископаемых людей были орудия труда, что они разводили огонь, хоронили мертвых и отличались другими человеческими качествами — но не будет ли вольнодумством полагать, что у них не было души и надежды на спасение?

ж) Наконец, существует несколько противоречий, общих для теорий разрыва и дня-эпохи. Чтобы не повторять их здесь, я отсылаю вас к перечисленным для дня-эпохи пунктам д, е, п, с, т, ц, ч.

Невозможность геологических эпох с богословской точки зрения

В теориях дня-эпохи и разрыва можно найти много других недочетов; более того, можно доказать, что целый ряд аргументов, приводимых в качестве доказательства обеих теорий, был вырван из контекста и переложен на более благопристойный манер. Но все это не идет ни в какое сравнение с тем вопиющим фактом, что обе указанные теории, признавая историческую реальность так называемых геологических эпох, выставляют Бога создателем зла и хаоса!

Геологические эпохи выделяются в соответствии с формами жизни, предположительно типичными для каждой из эпох, и об этом судят по окаменелостям, которые находят в породах, свойственных определенной эпохе. Сами названия эпох очень показательны: протерозой («до жизни»), палеозой («древняя жизнь»), мезозой («промежуточная жизнь») и кайнозой («недавняя жизнь»).

Осадочные породы со многими миллионами находящихся в них окаменелостей ясно запечатлели, что они сформировались во времена, когда в мире господствовали бури, наводнения, извержения вулканов, великие землетрясения, болезни, борьба и прежде всего — смерть. Все это по-прежнему сохранилось в сегодняшнем мире и свидетельствует о том, что «тварь совокупно стенает и мучится доныне», находясь в «рабстве тления» (Рим. 8:20-22). Мир окаменелостей геологических эпох в своих основаниях ничуть не отличается от ныне существующего мира.

Если все это, как предполагают, происходило до грехопадения человека (а в таком случае, и до падения сатаны), значит, не грех явился причиной смерти и беспорядка в мире. Следовательно, Сам Бог сознательно и намеренно породил упадок и смерть как часть творения, в конечном итоге завершившегося появлением

человека. То есть Бог — непосредственный автор хаоса, страданий и смерти.[50]

Но такой вывод — не что иное, как богословский хаос! Писание недвусмысленно осуждает подобные взгляды. «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт. 1:31). «Смерть чрез человека» (1 Кор. 15:21). «Бог не есть Бог неустройства» (1 Кор. 14:33).

Поэтому наши попытки примирить текст Бытия с идеей геологических эпох неизбежно сопряжены с искажением библейского текста. Кроме того, современные геологи и палеонтологи трактуют геологические эпохи как полностью исключающие само существование Бога, открывающегося в Библии. Так как Бог поистине всемогущ и совершен в праведности и любви, то так называемые геологические эпохи могут существовать лишь в царстве эволюционистской спекулятивной философии.

Теория пропуска в родословиях

В настоящее время антропологи-эволюционисты пришли к единому решению, что человек в своем современном виде (Homo erectus, а возможно, даже Homo sapiens) существует по меньшей мере миллион лет. Создается впечатление, что единственный способ согласовать библейский рассказ об истории человека с их хронологией — это предположить существование одного или более пропусков в родословиях Бытия 5 и 11.

Так как в Писании четко оговорено, что первым человеком был Адам (Быт. 2:4-7; Мк. 10:6; Рим. 5:12-14; 1 Кор. 15:45 и др.), значит, до Адама людей быть не могло. В Бытии 5 между Адамом и Авраамом перечислено двадцать имен. Общая длительность этого периода (по масоретскому тексту, где в родословии, которое ведет к Мессии, указывается возраст каждого отца при рождении у него сына) составляет менее двух тысяч лет.

Противоречие между получающимися 2.000 лет и миллионом лет объясняется пропуском (пропусками) в родословии от первого человека до Авраама (ок. 2000 года до Р.Х. по светской хронологии), но тогда промежуток между каждой парой имен в Бытии 5 и 11 должен составлять в среднем более 50.000 лет! То есть каждый «пропуск» более чем в 8 раз дольше, чем весь период записанной истории.

Так списки патриархов в Бытии 5 и 11 выдаются за верх небрежности! Бесполезной оказывается не только их хронологическая информация, но и генеалогическая. Каков смысл, например, точно фиксировать возраст каждого отца в момент рождения сына, которому суждено стать предком следующего упомянутого в списке человека, если тот жил аж через полсотни тысяч лет? Вы когда-нибудь слышали о таком родословии? Однако оно приводится не только в Бытии, но и в книге Паралипоменон, и у Луки.

Мы не поступим опрометчиво, если посчитаем, что авторы этих списков (под водительством Духа Святого) намеревались привести полное родословие Мессии — от Адама через Ноя к Аврааму и, наконец, до основавшего ту нацию, через которую суждено было появиться Семени Женщины. Это не только центральное родословие в истории человечества, но и подлинные хронологические рамки, в которых разворачивалась история искупления.

Мы не отрицаем, что в данных родословиях возможны незначительные пропуски. Так можно заключить по аналогии с некоторыми другими родословиями Писания. Но пропуски, если, конечно, они есть, не должны быть значительными, что подтверждается другими родословиями Библии. Важно, что достоверные исторические свидетельства всех древних цивилизаций (Египта, Шумера и т.д.) неизменно начинают отсчет от событий, произошедших всего несколько тысячелетий назад, как и предполагает библейская хронология Бытия 5 и 11. В главе 15 нашей книги будет дан утвердительный ответ на вопрос, могло ли население Земли возрасти от одной супружеской четы (Ноя и его жены, так Как все допотопное человечество погибло при наводнении) до четырех миллиардов за несколько тысяч лет.

Итак, мы заключаем, что библейскую хронологию надо принимать как написано, без оглядки на стандартную эволюционную, не применимую ни к земле вообще, ни к человеку в частности. Концепция же геологических эпох и происходившей на их фоне эволюции в свете Библии — Слова Божьего — оказывается явно ложной.

Предполагаемые библейские проблемы

К теориям, рассмотренным выше, обращались часто, но никогда на них не возражали с библейской точки зрения. Христиане, отвергающие этот путь, почему-то считают ненаучным буквально принимать написанное в Бытии. Однако из текста Библии ясно видно, что ее авторы намеревались сказать: сотворение длилось буквально шесть дней, и было это всего несколько тысяч лет назад. Толкование любого места из Писаний в смысле, расходящемся с намерением их автора, неразумно с точки зрения герменевтики и опасно богословски, потому что так начинается произвол в отношении к Слову Божию, когда читатель считает позволительным трактовать его как угодно. Фактически он становится сам себе богом.

Предполагаемые научные проблемы теории недавнего сотворения будут рассмотрены в последующих главах. Истинные научные факты, если отделить их от различных эволюционистских толкований, все указывают на недавнее частное сотворение мира, а не на долгие века эволюционного униформизма.

Существует, однако, несколько библейских проблем, поднимаемых христианскими униформистами. Они кратко рассматриваются ниже. Конечно, надо подчеркнуть, что, хотя у нас нет еще полных ответов на каждый из возникающих вопросов, библейские свидетельства в пользу буквального креационистского понимания дней преобладают и никто до сих пор не доказал обратное. Глупо разрешать проблему оторванной пуговицы, отказываясь носить рубашку.

А потому давайте взглянем на эти так называемые проблемы.

Разные значения слова «день» в первой главе Бытия

Наиболее частый аргумент против буквального понимания слова «день» заключается в том, что уже в самой первой главе Бытия еврейское уот имеет два переносных значения: речь идет о днях до того, как на небе появляется Солнце, а в Бытии 2:4 это слово обозначает всю неделю сотворения[51].

Однако бремя объяснения таких случаев переносного употребления ложится на плечи тех, кто о них говорит. Контекст не исключает буквального значения и не требует метафорического понимания.

Значение слова уот особо оговаривается при первом же его употреблении (Быт. 1:5). «И назвал Бог свет днем». Если циклическая смена света тьмой началась с первого дня творения и с тех пор продолжалась регулярно, то светлый период — когда Бог работал — был определен как день. Светлое время завершалось «вечером», а тьма — «утром», циклы эти получали имя «дня первого», «дня второго» и т.д. Исходил свет от Солнца (так стало после четвертого дня), или от какого-нибудь временного источника, или от Самого Бога в первые три дня — вопрос несущественный. Всякое же переносное толкование не только натянуто, но практически бесполезно для обоснования геохронологии эпох, и отстаивать циклы дня и ночи, длившиеся по полмиллиона лет в эти первые три отрезка времени, можно только из неуемного

желания поспорить.

Что касается Бытия 2:4, здесь это слово тоже можно понимать буквально. Речь идет о дне, «когда Господь Бог создал небо и землю». Господь не создавал землю и небо все шесть дней. Он сотворил их в первый день, и Бытие 2:4 — очевидная ссылка на Бытие 1:1 (ни в одном другом стихе Бытия 1 не говорится о «небесах и земле» или «земле и небе»).

Бог поместил звезды на небе на четвертый день, а птиц небесных сотворил на пятый, но сами небеса были уже сотворены к тому моменту. Также и суша поднялась из вод на третий день и породила скот на шестой день, но существовала она уже в

первый день.

Даже если кто-нибудь настаивает, что «день» в Бытии 2:4 обозначает все шесть дней сотворения, было бы неразумно пренебрегать недвусмысленным повествованием о самих шести днях в буквальном смысле.

День отдыха Бога

Вот другой общепринятый довод: так как седьмой день недели сотворения еще продолжается и Бог по-прежнему «отдыхает» от трудов, то и остальные шесть дней недели могут быть долгими периодами. Этот довод отчасти обусловлен отсутствием формулы «и был вечер, и было утро» в конце седьмого дня.

Однако такое толкование приводит к серьезным противоречиям в теории дня-эпохи. Если седьмой день продолжается, то Бог все еще отдыхает от Своих трудов по сотворению. Следовательно, современные процессы, которыми сохраняется творение, — не те же самые, что привели к созданию Земли в ее нынешнем виде. Но этим перечеркиваются униформизм и связь геологических эпох с настоящим. Само допущение геологических эпох (а примирить их с Библией и надеются защитники теорий дня-эпохи и разрыва) основано на предпосылке униформизма, на утверждении, что нынешние процессы протекают так же, как и в прошлые эпохи. Это не было бы возможно, если бы седьмой день — день отдыха Бога — продолжался.

На самом деле, конечно, седьмой день столь же буквален, как остальные шесть. Ничего не сказано о его «вечере» потому, что во время этого дня не было совершено никакой работы и было бы бессмысленно говорить о том, что делал Бог на восьмой или девятый день, если все Его труды завершились к седьмому.

На седьмой день Бог сделал лишь одно: Он благословил и освятил этот день, тем самым выделив особый разряд дней в память о завершении творения. Было бы странно, если бы сотворение завершилось под стоны, которые возвестили начало борьбы и страданий, раздавались в продолжение долгих геологических эпох и слышны по сей день; и было бы еще более странно, если бы седьмой день продолжался до сих пор, охватив многие тысячелетия взаимной ненависти и человекоубийства.

То, что седьмой день был обычным днем, доказывает каждая неделя, в которой один из семи дней — выходной, время покоя и поклонения, как установлено с самого начала. Так было написано на каменных скрижалях, в понятном всем стихе из Десяти заповедей, раз и навсегда разрешившем вопрос для людей, признающих Библию. Это четвертая заповедь: «Помни день субботний, чтобы святить его. Шесть дней работай, и делай всякие дела твои; а день седьмый — суббота Господу Богу твоему… ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них; а в день седьмый почил. Посему благословил Господь день субботний и освятил его» (Ис. 20:8-11).

Человек должен работать шесть дней, потому что Господь работал шесть дней; он должен свято соблюдать седьмой день отдыха, потому что Господь благословил его. При описании недели человека и недели Бога используются те же слова (день = уот; дни == yamim). Все параллельно. Если эти две недели состоят не из одинаковых дней, получается, что доступные пониманию слова уже не могут передать доступный пониманию смысл. Лучше и яснее -нельзя было бы выразить, что неделя Бога идентична человеческой. Если бы такого намерения у Бога не было, зачем Ему использовать эти слова, особенно в Десяти заповедях, повелевая строго соблюдать субботу? Вся Библия вдохновлена свыше, а эта ее часть написана непосредственно Богом, начертана Его перстом на каменных скрижалях (Исх. 31:18). По меньшей мере непочтительно отрицать, что содержанием Писаний является то, что в них написано, лишь из желания внедрить воображаемые эпохи геологического развития в текст Бытия.

События шестого дня

Есть еще одна библейская проблема, которую некоторые компетентные исследователи Библии выносят на рассмотрение со всей серьезностью, хотя кому как не им самим разбираться в этом до тонкостей. У них вызывает сомнения, как упомянутые в Бытии события шестого дня творения могли произойти в один день. Имеются в виду сотворение человека и высших земных млекопитающих, насаждение Едемского сада, присвоение имен животным и, наконец, появление Евы из ребра Адама. Особенные сомнения вызывает то, что Адам мог дать имена всем животным, скажем, за двенадцать часов. «Другие события могли произойти рано утром или в сумерки, но Адам не смог бы дать имена всем животным за двенадцать часов», — говорят сомневающиеся.

Однако в Библии сказано, что Адам дал имена не всем животным, а только «скотам», «птицам небесным» и «зверям полевым» (Быт. 2:20). Огромное количество пресмыкающихся и рыб исключается. Адаму надо было дать имена лишь тем животным, которые были рядом с ним, в его непосредственном владении. Самое большое, это могли быть только птицы и высшие млекопитающие. Затем (об этом мы поговорим в главе 13), сотворенные «роды», несомненно, были более крупными категориями, чем наши виды и роды, и, вероятно, приближались к нашей таксономической категории семейства. Нельзя точно установить, скольким именно животным надо было дать имя, но их вряд ли было более тысячи. Хотя нам сегодня и это число может показаться значительным, не будем забывать, что умственные и физические способности недавно сотворенного Адама еще не были испорчены грехопадением. Он, конечно, мог справиться с такой работой за день, даже если современному человеку на это потребовалось бы несколько дней, так что повествование не дает повода считать шестой день геологической эпохой.

Как же все-таки быть с геологическими эпохами?

Если геологические эпохи не удается согласовать с текстом Бытия, ни совмещая их с шестью днями творения (теория дня-эпохи), ни помещая их ранее (теория разрыва), и если мы действительно хотим принимать Библию за непреложную истину, то что же нам делать с геологическими эпохами? Да ничего, просто потому, что их никогда не было.

Эволюционистам такое заявление покажется крайностью, но текст Библии не оставляет выбора. Как мы уже видели. Слово Божие ясно свидетельствует, что все было сотворено за шесть Дней несколько тысяч лет назад. И потому в библейской истории мира не остается места ни для геологических эпох, ни для мрачных картин эволюции, разворачивающейся на их фоне.

Как же тогда отнестись к предлагаемым нам научным доказательствам в пользу эволюции? В частности, как быть с толщей осадочных пород и с огромным числом содержащихся в них окаменевших животных, в первую очередь динозавров, да и прочих экзотических тварей, живших, по-видимому, в былые времена? Эти скопища окаменелостей датируются разными эпохами и рассматриваются как научное обоснование эволюции. Мы не погрешим против истины, если скажем, что Библия исключает эволюцию и геологические эпохи, но ведь есть люди, не верящие Библии, и есть считающиеся научными доказательства эволюции и эпох — как быть с ними?

Фактически, сама Библия отвечает на этот вопрос, хотя и не в Бытии. В последней главе послания, написанного апостолом Петром перед мученической смертью. Дух Святой умудрил его на такие слова, предвосхитившие интеллектуальна споры последних времен: «…в последние дни явятся наглые ругатели, поступающие по собственным своим похотям и говорящие: «где обетование пришествия Его? ибо с тех пор, как стали умирать отцы, от начала творения, все остается так же»» (2 Пет. 3:3-4). Это чудесное пророчество, поистине предрекающее, что ученым догматом последних времен христианства будет эволюционный униформизм и что через эту философию рационализм человеческого разума попытается отвергнуть всякий Божий замысел и Его обетования в творении и искуплении. Петр только подтверждает, что глумливые интеллектуалы последних дней посчитают сотворение все еще продолжающимся, а все прочие процессы единообразными «от начала [а не от завершения] творения». Его слова точно и повсеместно исполнились уже через десятилетия после Дарвина, когда практически весь интеллектуальный мир был обращен в религию униформизма и эволюционизма.

Но затем Петр, Духом Святым, разоблачает ложность оснований этой философии, побуждая нас должным образом ответить и опровергнуть ее. Ее не нужно модифицировать посредством какой-то компромиссной системы экзегезиса, но надо отвергнуть и заменить истиной. «Думающие так не знают, что в начале словом Божиим небеса и земля составлены из воды и водою:

потому тогдашний мир погиб, быв потоплен водою» (2 Пет. 3:5-6).

То есть приверженность ученого истеблишмента последних времен к эволюционному униформизму будет корениться в осознанном желании не замечать очевидные и веские свидетельства против этой теории. Свидетельства, опровергающие эволюционизм и униформизм, являются в то же время доказательствами креационизма и катастрофизма — прямо противоположного. Петр конкретно пишет, что громадного количества научных свидетельств в пользу сотворения первых неба и земли, а также научных данных о великом потопе, погубившем землю во дни Ноя, вполне достаточно, чтобы опровергнуть гуманистическую точку зрения, основанную на эволюционизме и униформистских геологических эпохах.

Данная глава освещает в основном библейские и богословские недостатки эволюционизма и геохронологических представлений. Конечно, многим людям и в голову не приходит, что Библия имеет какую-то точку зрения на этот счет, но то, что этому учит наука, — для всех них непреложный факт. Однако справедливо и то, что собственно научные факты (в противовес теориям и спекуляциям) не доказывают истинности эволюции и существования геологических эпох. Напротив, они ясно указывают на сотворение и всемирный потоп, как и написано в Библии. Научные факты астрономии, физики, химии, биологии и особенно термодинамики решительно свидетельствуют о частном сотворении всего, в то время как факты геофизики, геологии, палеонтологии и других наук сходным образом указывают на реальность всемирного потопа. Скажем, окаменелости, которые обычно приводят как вернейшее доказательство эволюции и геологических эпох, гораздо лучше вписываются в рамки потопа. Все это будет рассмотрено в последующих главах, когда мы поочередно изучим свидетельства разных наук, подтверждающие истинность сотворения и непогрешимость Писаний Бога.

Как мы увидим, эволюционную систему протащили в ученый мир за дымовой завесой научных авторитетов. Поколения студентов испытали на себе эволюционистскую пропаганду своих преподавателей, побуждавших уверовать, будто эволюция научно доказана и общепризнанна среди ученых как факт. Факты же говорят о противоположном. Нет научных доказательств, которые могут свидетельствовать об эволюции хотя бы с тою же степенью убедительности, что о сотворении. В настоящее время есть тысячи ученых,[52] сменивших эволюционистские убеждения на креационистские. Более того, отчасти благодаря растущему влиянию и убедительным доводам креационистов, разгораются небывалые споры между самими эволюционистами, и судьба эволюционизма призрачна, как никогда еще в его истории. Доктор Кейт Томпсон, профессор биологии, декан отделения аспирантуры Йельского университета, недавно так оценил ситуацию: «Двадцать лет назад Майр в своем труде «Виды животных и эволюция» дал всем понять, что если эволюция — это кроссворд, то в нем, по крайней мере, видны клеточки. Сегодня у нас уже меньше оптимизма, и исследовательская мысль находится в состоянии брожения. Извне эволюцию одолевают с придирчивым упрямством противники науки, а изнутри раздирают сложность механизмов генетики и развития и возникшие проблемы с основной тайной — собственно видообразованием «.[53]

Удивительно, что эволюционисты продолжают верить в «факт» эволюции, если и по сей день, через 125 лет после Дарвина, якобы открывшего ее механизм, никто еще не имеет представления о том, как он работает! Происхождение видов, как отмечает Томпсон, остается «основной тайной». Никто до сих пор не наблюдал реальной эволюции, ни у кого нет. доказательств того, что она имела место когда-либо в прошлом, и никто не знает, как она протекала бы, даже если бы и была.[54] И это называют наукой!

Соответствующие свидетельства из различных областей науки будут нами рассмотрены в последующих главах. А здесь уместно вспомнить, как Павел увещевал молодого пастора Тимофея: «О Тимофей! храни преданное тебе, отвращаясь негодного пустословия и прекословии лжеименного знания, которому предавшись, некоторые уклонились от веры. Благодать с тобою. Аминь» (1 Тим. 6:20-21). Сегодняшним христианам вверена великая истина сотворения, и Бог ждет, что мы будем оберегать ее от натуралистических измышлений, пустословия и «лжеименного знания» эволюции. Во времена Павла существовали гностицизм, стоицизм, эпикурейство и другие разработанные гуманистические философии, но все они опирались на идею эволюции. В наше время та же самая древняя языческая эволюционистская философия принимает личину дарвинизма и теории прерывистого равновесия, и христианам надо быть начеку, если они намерены нести истину своему поколению.


Глава 7 из 25« Первая«678»Последняя »