8. Церковь и таинства

75. Апостолы

76. Церковь

77. Признаки истинной церкви

78. Отлучение

79. Таинства

80. Крещение

81. Крещение младенцев

82. Вечеря Господня

83. Претворение

84. День субботний

85. Клятвы и обеты

75. Апостолы

С тех пор, как двенадцать из учеников Христа сделались Его апостолами, люди нередко путают термины ученик и апостол. Хотя эти слова взаимозаменяемы, они все же не являются абсолютными синонимами. Библия называет учениками тех, кто принадлежал к кругу слушавших наставления Иисуса. Все апостолы были учениками, но не все ученики стали апостолами.

В новозаветной церкви на апостола возлагалась особая миссия. Само слово апостол означает «посланный». В действительности роль апостола не ограничивалась обязанностями простого гонца или вестника. В его полномочия входило представлять Того, Кем он был послан, и быть Его глашатаем. Главным новозаветным Апостолом был Сам Иисус. Он был послан Отцом и данной Им властью говорил от имени Отца. Отвергать Иисуса — значило отвергать Отца, Который послал Его.

Подобным же образом апостолы были призваны и посланы непосредственно Христом, Чьей властью они и говорили. Отрицать авторитет апостолов — значило отрицать авторитет Христа, пославшего их.

Во времена Нового Завета двенадцать учеников Христа были облечены апостольскими полномочиями. После смерти Иуды Искариота церковь избрала на его место Матфия, о чем свидетельствует книга Деяний. К числу апостолов Иисус присоединил Павла, ставшего особым посланцем к язычникам. Апостольство Павла, впрочем, отчасти оспаривалось, так как он не соответствовал всем критериям, установленным в Деяниях. Для того, чтобы называться апостолом, необходимо было: (1) быть учеником Иисуса во дни Его земного служения; (2) быть очевидцем Воскресения и (3) быть призванным и посланным непосредственно Христом. Павел не был прижизненным учеником Христа, а видение воскресшего Иисуса явилось ему уже после Его вознесения. Павел не был и очевидцем Воскресения — в том смысле, в каком были ими другие апостолы. Но к служению призвал Павла Сам Иисус. Его призвание было подтверждено другими апостолами, чье апостольство не вызывало никаких сомнений, а подлинность этого призвания была удостоверена чудесами, которые Бог совершил через Павла, дабы засвидетельствовать его власть как посланного возвещать откровение.

К концу первого столетия отцы церкви безоговорочно признали, что склоняются перед авторитетом истинных апостолов. Среди живущих сегодня нет никого, кто мог бы называться апостолом, поскольку никто не удовлетворяет упомянутым выше библейским критериям, и первые апостолы уже не подтвердят ничьего призвания, как это было с Павлом. Единственным существующим ныне апостольским авторитетом для нас является Библия.

Библейские стихи для размышления:

Римлянам 1:1-6

Римлянам 11:13

1 Коринфянам 9:2

1 Коринфянам 15:9

Евреям 3:1

Заключение:

1. Термины ученик и апостол не являются синонимами.

Ученик = учащийся

Апостол = тот, кто послан с правом говорить от имени пославшего его.

2. Иисус был «Апостолом Отца».

3. Согласно Библии, апостол должен быть:

а) учеником Иисуса;

б) очевидцем воскресения Иисуса;

в) призванным непосредственно Христом.

4. Апостольство Павла было уникальным и нуждалось в подтверждении со стороны других апостолов.

5. В настоящее время не существует апостолов в библейском смысле этого слова.

6. Для сегодняшнего читателя апостольским авторитетом является Библия.

76. Церковь

Церковь объединяет в себе всех, кто принадлежит Господу и был искуплен кровью Христа. Для определения или описания церкви мы прибегаем к множеству других образов и выражений. Церковь, помимо прочего, называют телом Христовым, Божьей семьей, людьми Божиими, избранными, невестой Христовой, собранием искупленных, сообществом святых, новым Израилем.

Новозаветное слово ecclesia означает: «те, кто призван». Церковь рассматривается как собрание избранных — тех, кого Бог призывает от мира и греха в состояние благодати.

Поскольку земная церковь всегда являет собой то, что святой Августин называл «неоднородным телом», следует отличать зримую церковь от церкви незримой. В зримой церкви (которую составляют люди, заявившие о своей вере, прошедшие через таинство крещения и зачисленные в список членов учрежденной церкви) рядом с зернами будут произрастать плевелы — и об этом предупреждает Иисус. Хоть церковь и «свята», нечестие в наш век неизменно будет смешиваться в ней с благочестием. Не каждый из тех, кто на словах чтит Христа, почитает Его и в сердце своем. Для Бога сердце человеческое — открытая книга, а потому истинно избранные видны Ему, тогда как мы не всегда способны увидеть их. Незримая церковь проницаема для взгляда, но полностью видима только Богу. И задача избранных — сделать незримую церковь зримой.

Церковь является единой, святой, вселенской и апостольской. Церковь есть единое целое. Избранные, хотя они и принадлежат к разным деноминациям, объединены в одном Господе, одной вере, одном крещении. Церковь свята, так как она освящена Богом и пребыванием в ней Духа Святого. Церковь является вселенской (то есть всеобщей), поскольку она распространена по всей земле и в ней представлены все народы. Церковь является апостольской, поскольку учение апостолов, содержащееся в святом Писании, составляет основу церкви и является непререкаемым авторитетом для ее руководства.

Принадлежать к церкви Христовой — не только долг, но и честь для каждого христианина. Его святая обязанность — неизменно присоединяться к собранию святых для совместного поклонения, подчиняться церковной опеке и дисциплине и свидетельством своим деятельно участвовать в миссии церкви.

Церковь — это не столько организация, сколько живой организм. Она состоит из живых частиц. Ее называют телом Христовым. Подобно тому, как человеческое тело организовано в единое целое, действующее благодаря совместному функционированию и взаимозависимости многих его частей, и церковь как тело являет собой единство при многообразии составных частей. Управляемое единым «главой» — Христом, — тело это имеет множество членов, каждый из которых наделен от Бога дарами и способностями, содействующими работе всего тела.

Библейские стихи для размышления:

Матфея 13:24-43

1 Коринфянам 12:12-14

Ефесянам 2:19-22

Ефесянам 4:1-6

Колоссянам 1:18

Откровение 7:9-10

Заключение:

1. Церковь составляют те, кто принадлежит Господу.

2. Библейское слово «ecclesia» означает: «те, кто призван».

3. Земная церковь всегда будет неоднородным телом, которое объединяет верующих и неверующих.

4. Незримая церковь видима только Богу.

5. Церковь является единой, святой, вселенской и апостольской.

6. Церковь представляет собой живой организм, подобный человеческому телу.

77. Признаки истинной церкви

В мире существуют тысячи несхожих между собой организаций, именуемых церквами; а поскольку организации, как и отдельные личности, способны отступиться от веры, важно четко определять главные приметы, характеризующие истинную и законную зримую церковь. Ни одна церковь не свободна от ошибок и греха. Лишь на небесах она будет совершенна. Есть, однако, существенная разница между коррупцией, от которой не застраховано ни одно учреждение, и вероотступничеством. Вот почему для защиты и воспитания людей Божиих необходимо установить признаки истинной церкви.

В ходе истории сложились следующие характеристики, свойственные истинной церкви: (1) верное проповедование Слова Божия; (2) совершение таинств по слову установления; (3) применение церковных мер воздействия.

Проповедование Слова Божия. Хотя богословские взгляды разных церквей расходятся в частностях, а теологические доктрины различаются по степени чистоты, истинная церковь утверждает все, что составляет суть христианской веры. Соответственно, церковь считается ложной или отступнической, когда она официально отвергает ключевые положения христианства, такие как божественность Христа, Троицу, оправдание верой, искупление, а также другие доктрины, существенно важные для спасения. Так, деятели Реформации сражались отнюдь не за второстепенные детали; они отстаивали самое учение о спасении.

Совершение Таинств. Отрицать или порочить таинства, установленные Христом, — значит извращать учение церкви. Если церковь оскверняет Вечерю Господню, предоставляя предметы причастия откровенным атеистам, тем самым она лишает себя права называться истинной церковью.

Церковная дисциплина. В применении мер воздействия церковь порой уклоняется как в сторону необоснованной суровости, так и в сторону чрезмерной терпимости. Подобная практика иногда принимает крайне извращенные формы, которые уже не могут считаться законными. К примеру, если церковь открыто и без тени раскаяния потакает вопиющему и отвратительному греху или отказывается карать его, либо сама коснеет в таком грехе, она уже не является истинной церковью.

Хотя христиане должны быть самым серьезным образом предупреждены о том, что следует всемерно избегать розни, ссор и распрей в лоне церкви, все же им необходимо знать, что их святая обязанность — отмежеваться от всякого лжехристианского либо отступнического сообщества. Истинная церковь являет признаки своей подлинности в большей или меньшей степени. Реформация церкви — задача, которой нет конца. Мы стараемся как можно более добросовестно следовать библейским указаниям в том, что касается проповедования, совершения таинств и применения мер церковной дисциплины.

Библейские стихи для размышления:

Матфея 18:15-17

Римлянам 11:13-24

1 Коринфянам 1:10-31

Ефесянам 1:22-23

1 Петра 2:9-10

Заключение:

1. Истинная церковь имеет видимые признаки, отличающие ее от ложной или вероотступнической церкви.

2. Законная церковь обязана проповедовать благую весть.

3. Признаком истинности церкви является правильное, то есть свободное от искажений, совершение таинств.

4. Обязанность церкви — принимать меры воздействия против ереси и вопиющего греха.

5. Церковь постоянно нуждается в реформировании, с тем чтобы находиться в согласии со Словом Божиим.

78. Отлучение

Отлучение от церкви Христовой — мера чрезвычайная. И только один грех является тяжким настолько, что заслуживает отторжения от тела Христова. Имя ему — нераскаянность. Есть множество грехов, достаточно серьезных для того, чтобы церковь решила применить к согрешившему ту или иную меру воздействия. Однако, в связи с тем, что церковное воздействие является процессом многоступенчатым, а отлучение — последней в ряду дисциплинарных мер, единственный грех, который влечет за собой крайнюю меру воздействия — это отказ раскаяться во грехе, бывшем первопричиной всего процесса.

Итак, отлучение есть крайняя мера церковного воздействия. В результате ее нераскаянный грешник исторгается из сообщества верных. Эта доктрина вытекает из учения Иисуса о связывании и разрешении (Матфея 16:19; 18:15-20; Иоанна 20:23). Обязанность блюсти дисциплину была возложена на церковь изначально. При этом в отрывке из 18-ой главы Евангелия от Матфея перечисляются три обязательных шага, предваряющих отлучение. Во-первых, грешника следует обличить, будучи с ним наедине. Если обличение окажется напрасным, необходимо повторить его, но уже при свидетелях. Таким образом можно будет убедиться, что первоначальные обвинения не были ошибочными и не носили клеветнического характера. После этого грешник должен предстать перед всем собранием верующих. Если же и эта мера не возымеет успеха, церковь обязана прекратить общение с преступившим ее законы.

Следует отметить, что отлучение ни в коем случае нельзя воспринимать как меру возмездия. Весь процесс дисциплинарного воздействия, вплоть до отлучения, является видом воспитания, цель которого состоит в том, чтобы заставить человека раскаяться и возвратить его в лоно церкви. В момент отлучения виновный во грехе нераскаянности предается в руки дьявола. Намерение церкви здесь заключается не в том, чтобы покарать грешника, а в том, чтобы открыть ему глаза на грех, в котором он упорствует. По мнению Жана Кальвина, церковная дисциплина — это «лучшее средство» для поддержания здравого учения, порядка и единства [1].

В Вестминстерском Исповедании Веры перечисляются пять целей, преследуемых мерой отлучения:

«Церковные меры воздействия необходимы для исправления и приобретения совершающих проступки братьев, для удержания других от подобных проступков; для очищения от порочной закваски, которая может испортить целое; для защиты чести Христовой, святого исповедания Евангелия, для предотвращения гнева Божия, который справедливо может обрушиться на Церковь, если Его завет и удостоверения завета подвергнутся кощунству упрямых и отъявленных богопротивников» [2].

Этот перечень, вероятно, можно было бы свести к двум основным причинам: заботе о душе грешника и заботе о здоровье и благополучии церкви.

Церковная дисциплина предписана Христом, и осуществлять ее требуется с величайшей осторожностью. Церковь на этом пути подстерегают заблуждения двоякого рода. Она может сделаться чересчур «мягкотелой» и неспособной справиться с теми, кто своим постыдным поведением позорит веру, а может стать чрезмерно строгой в ущерб милосердию, заповеданному нам Богом.

Меры церковного воздействия не следует применять по любому поводу. Мелочные придирки могут пагубно повлиять на паству церкви. Мы призваны проявлять друг к другу терпимость и снисхождение, как это делает Бог по отношению к нам. Писание призывает нас к любви, которая «покрывает множество грехов».

Библейские стихи для размышления:

Матфея 7:1-5

1 Коринфянам 5

1 Коринфянам 11:27-32

1 Тимофею 1:18-20

1 Тимофею 5:19-20

1 Петра 4:8

Заключение:

1. Отлучение является крайней мерой церковного воздействия.

2. Нераскаянность есть тот единственный грех, который влечет за собой отлучение.

3. Церковная дисциплина предписана нам Христом.

4. Цель отлучения — возвращение раскаявшегося человека в лоно церкви и защита церкви.

5. Церковь не должна быть ни чрезмерно терпимой, ни чрезмерно строгой.

6. Любовь христиан друг к другу должна проявляться во взаимной терпимости и снисхождении.

79. Таинства

Исторически словом таинство обозначалось нечто священное. Латинский термин sacramentum использовался при переводе новозаветного слова «тайна». В широком смысле таинствами назывались все религиозные обряды и церемонии. Со временем термин таинство приобрел более определенное и узкое значение. Таинствами стали именоваться видимые знаки, посредством которых Бог зримо выражает Свое обещание благодати. Зримые знаки запечатлевают и подтверждают обетования завета благодати. Таинства включают некоторые внешние элементы, такие как хлеб, вода или вино; определенную действенность, установленную Богом в связи с видимым знаком, а также искупительное благо, которое дается верующему.

Римско-католической церковью установлены семь Таинств: Крещение, Миропомазание, Святое Причастие (Вечеря Господня), Покаяние, Брак, Священство и Соборование. Протестантизм ограничивается двумя Таинствами: Крещением и Вечерей Господней. Хотя другие обряды (к примеру, бракосочетание) признаются протестантами как особо установленные, все же они не могут быть приравнены к Таинствам. Таинствами считаются: 1) обряды, установленные непосредственно Христом; 2) обряды, обладающие значимостью по самой природе своей; 3) обряды, предназначенные для соблюдения во веки веков и 4) обряды, предопределенные для обозначения, наставления и запечатления людей, которые с верой принимают их.

Таинства являются истинными средствами благодати, передающими обетования Божии. Действенность их заключается не во внешних элементах, но в Самом Боге, чьими знаками они являются. Не зависит их действенность и от того, насколько сильна вера совершающего таинства, — она идет лишь от Бога, верного Своим обетованиям.

Таинства являют собой виды духовной связи. Они не могут существовать вне зависимости от Слова Божия. Таинства подтверждают Слово Божие, так что совершение их идет рука об руку с проповедованием Слова.

Спасение не достигается совершением таинств. Спасение происходит только через веру во Христа. Там, где есть вера, таинства не бывают в небрежении. Они составляют жизненно важную часть как богослужения, так и христианского воспитания.

Несмотря на то, что совершение таинств требует использования внешних элементов, их не следует воспринимать как пустую обрядность или формализм. Иногда таинства действительно перерождаются в ничего не значащий ритуал, но отвергать их ни в коем случае нельзя. Они и на самом деле представляют собой ритуалы, однако ритуалы эти установлены Богом, и потому нам д(лжно с радостью и торжеством участвовать в них.

Библейские стихи для размышления:

Матфея 28:19-20

Деяния 2:40-47

Римлянам 6:1-4

1 Коринфянам 11:23-34

Галатам 3:26-29

Заключение:

1. Таинство есть видимый знак Божьего обетования благодати для верующих.

2. Римско-католическая церковь насчитывает семь таинств, тогда как большинство протестантов признают лишь два: Крещение и Вечерю Господню.

3. Таинства не передают автоматически того, что означают. Благодать, заключенная в таинствах, сообщается через веру.

4. Таинства — это не пустой ритуал, поскольку они установлены Христом.

5. Таинства необходимо сочетать с проповедованием Слова.

80. Крещение

Крещение есть священный знак Нового Завета. Он служит печатью и залогом завета благодати, в который Бог вступает с избранным.

Крещение многозначно. Прежде всего оно символизирует очищение и отпущение грехов. Оно также означает, что крещаемый возрождается Святым Духом, что он умирает и воскресает вместе со Христом, наделяется Святым Духом, принимается в семью Божию и освящается Святым Духом.

Крещение установлено Христом и должно совершаться во имя Отца, Сына и Святого Духа. Ни в коем случае не следует думать, что внешний обряд крещения автоматически или некоей магической силой сообщает человеку те реалии, которые обозначает. Так, несмотря на то, что крещение олицетворяет духовное возрождение или обновление, само по себе оно не является причиной возрождения. Сила этого таинства заключается не в воде, применяемой при крещении; она исходит от силы Божией.

Духовные вещи, обозначаемые и отображаемые этим таинством, могут существовать до того, как верующему был дан знак крещения, а могут появиться и впоследствии. В ветхозаветные времена знаком завета служило обрезание. Помимо прочего, обрезание было свидетельством веры. У взрослых людей, таких, как, например, Авраам, вера предшествовала символическому обряду обрезания. Детям же верующих знак обрезания давался до того, как они обретали веру; примером тому служит Исаак. Подобным же образом и в новозаветный период реформатское учение требует, чтобы взрослые, обратившись, крестились после исповедания ими веры, тогда как детям их таинство крещения преподается до того, как они уверуют.

Крещение осуществляется путем омовения водой. Совершать его можно как погружением крещаемого в воду, так и возливанием воды или кроплением водой. Греческое слово baptizo подразумевает все три возможности.

Действенность крещения не связана ни с личностью того, кто его совершает, ни с личностью того, кто его принимает. Крещение есть знак Божьего обетования о спасении всех, кто верует во Христа. Поскольку это обетование дано Богом, то и действенность его зиждется на верности Божией.

Крещение — знак обетования Божия, а потому должно преподаваться человеку один раз. Креститься более одного раза — значит подвергнуть сомнению твердость и надежность обещания, данного Богом. Разумеется, те, кто крестился дважды или трижды, не имели намерения усомниться в обетовании Божием, но, в сущности, это действие подразумевает подобное сомнение. Как бы то ни было, долг каждого верующего — принять крещение, которое является не пустым обрядом, но таинством, установленным Господом нашим.

Библейские стихи для размышления:

Римлянам 4:11-12

Римлянам 6:3-4

1 Коринфянам 12:12-14

Колоссянам 2:11-15

Титу 3:3-7

Заключение:

1. Крещение есть священный знак Нового Завета.

2. Крещение многозначно.

3. Таинство крещения установлено Христом и должно совершаться с применением воды; крещение совершается во имя Отца, Сына и Святого Духа.

4. Крещение само по себе не ведет к духовному возрождению.

5. Крещение может совершаться посредством возливания воды, кропления водой или погружения в воду.

6. Действенность крещения зиждется на твердости и надежности Божьего обетования; это таинство должно быть преподано человеку только однажды.

81. Крещение младенцев

Хотя из истории христианства видно, что крещение младенцев бытовало в большинстве церквей, правомерность его всерьез оспаривается представителями некоторых христианских конфессий. Сомнения по поводу крещения младенцев основаны на нескольких моментах. В Новом Завете не содержится ни прямых указаний на то, что младенцев следует крестить, ни запрещения делать это. Споры также ведутся о значении крещения и степени преемства от Ветхого Завета к Новому.

Главное возражение противников крещения младенцев состоит в том, что таинство крещения установлено для членов церкви, а церковь является собранием верующих. Поскольку младенцы не способны исповедовать веру, то и крестить их не д(лжно. Подчеркивается и тот факт, что среди случаев крещения, описанных в Новом Завете, не встречается ни одного упоминания о младенцах, прошедших через этот обряд. Далее отмечается, что, хотя в Ветхом Завете и не утверждается наследование спасения через биологические, то есть кровные узы, все же в нем явно прослеживается избранность израильского народа. Завет распространяется как на членов семьи, так и на всех соплеменников. В Новом Завете действенность завета значительно расширена, так как к сообществу верных допускаются язычники. Происходит разрыв преемственности, в результате чего обрезание заменяется крещением.

Сторонники крещения младенцев, напротив, подчеркивают его преемственную связь с ветхозаветным обрезанием. Несмотря на то, что крещение и обрезание далеко не идентичны, между ними есть точки соприкосновения, и немаловажные. Прежде всего и крещение, и обрезание — это знаки завета и знаки веры. Авраам пришел к вере, будучи уже зрелым человеком. Прежде чем подвергнуться обрезанию, он заявил вслух о своей вере. Итак, вера была у Авраама до того, как он получил знак этой веры. Что касается сына Авраама, Исаака, то он получил знак своей веры прежде, чем обрел веру, олицетворяемую этим знаком (и то же происходило в будущем со всеми детьми завета).

Крайне важным является то обстоятельство, что уже во времена Ветхого Завета Бог распорядился, чтобы знак веры был заранее дан тем, кому еще только предстояло эту веру обрести.

Необходимо также отметить, что в упомянутых Новым Заветом случаях крещения речь идет о взрослых людях, в прошлом неверующих. Это было первое поколение христиан. Новообращенным же зрелого возраста (то есть тем, кто не был рожден в семье верующих) по правилам полагалось во всеуслышание заявить о своей вере, прежде чем принять крещение как знак ее.

Около четверти случаев крещения, описываемых в Новом Завете, отмечают, что крещены были все домашние. Это достаточно явно указывает (хотя и не может служить неопровержимым доказательством), что среди окрещенных были и младенцы. Поскольку Новый Завет прямо не исключает младенцев из числа тех, кому давался знак завета (а ведь на протяжении тысячелетий, когда таким знаком являлось обрезание, никто не сомневался в их принадлежности к завету), для ранней церкви вполне естественно было прийти к выводу, что знак завета должен даваться и младенцам.

Сама история подтверждает справедливость такого вывода. Первое прямое упоминание о крещении младенцев встречается приблизительно в середине ІІ-го века по Р.Х. Следует особо отметить, что о крещении младенцев в нем говорится как о повсеместно принятой церковной практике. Если в первом веке церковь не совершала обряд крещения младенцев, то каким образом мог произойти, а главное — широко распространиться — столь стремительный отход от традиции? Примечательно и то, что в дошедшей до нас литературе того времени не отражено никаких разногласий по этому поводу.

Новый Завет вообще подразумевает гораздо больше, нежели Ветхий Завет. Те же, кто выступает против крещения младенцев, тем самым оспаривают законность их прав, которых не отрицает сама Библия.

Библейские стихи для размышления:

Бытие 17:1-14

Деяния 2:38-39

Деяния 16:25-34

Заключение:

1. Новый Завет не указывает на необходимость, но и не запрещает крещения младенцев.

2. В обоснование своей позиции противники крещения младенцев указывают на различия между Ветхим и Новым Заветами, а также на то обстоятельство, что крещение есть знак веры.

3. Сторонники крещения младенцев подчеркивают преемственность обрезания и крещения как знаков веры.

4. В большинстве случаев новозаветное крещение совершалось над взрослыми людьми, которые представляли первое поколение новообращенных, то есть никак не могли быть крещены во младенчестве.

5. В случаях крещения, описываемых Новым Заветом, упоминается о том, что крещены были «все домашние»; отсюда возможен вывод, что крещение приняли также дети и младенцы.

6. История церкви свидетельствует о том, что во ІІ веке по Р.Х. практика крещения младенцев была принята повсеместно.

82. Вечеря Господня

Мартин Лютер отвергал доктрину римско-католической церкви о трансубстантиации (претворении), то есть замещении хлеба и вина в миг причастия телом и кровью Христовой. Лютер не видел необходимости в этом учении. Он полагал, что присутствие Христа не заменяет хлеба и вина, но прилагается к ним. Лютер утверждал, что тело и кровь Христова определенным образом присутствуют в хлебе и вине, осеняют и пронизывают их. Это лютеранское учение о причастии принято именовать консубстантиацией (букв. сопретворением. — прим. перев.), так как субстанция тела и крови Христовой присутствует здесь наряду c субстанцией хлеба и вина. Лютеранские теологи, кстати сказать, не слишком довольны термином консубстантиация, так как он чересчур близко ассоциируется с учением католиков о транссубстантиации.

Ясно, однако, что Лютер отстаивал реальность физического присутствия Христа при отправлении таинства Вечери Господней. В подтверждение своей позиции он неоднократно цитировал слова установления, произнесенные Христом: «Cие есть тело Мое». Лютер не позволял трактовать глагол «есть» в переносном смысле. Он также принимал доктрину о сообщаемых свойствах, согласно которой божественное свойство вездесущности было сообщено человеческой природе Иисуса, вследствие чего стало возможным присутствие тела и крови Его во многих местах одновременно.

Цвингли и его единомышленники считали, что слова Иисуса «cие есть тело Мое» в действительности означают: «сие представляет тело Мое». Иисус нередко употреблял глагол быть в фигуральном смысле. Он говорил: «Я есть путь», «Я есть Лоза» и так далее. Цвингли и другие полагали, что реальные плоть и кровь Христовы не присутствуют ни в хлебе и вине, ни с ними, ни вместо них. Вечеря Господня творится лишь в воспоминание о жертве Христа, и присутствие Иисуса в этот момент ничем не отличается от обычного Его присутствия посредством Святого Духа.

Жан Кальвин, оспаривая позиции римско-католической церкви и Лютера, отрицал «субстанциальное» присутствие Христа при совершении таинства Вечери Господней. Однако, полемизируя с анабаптистами, которые сводили Вечерю Господню к простому поминовению, он настаивал именно на «субстанциальном» Его присутствии.

На первый взгляд может показаться, что Кальвин был пойман на вопиющем противоречии. Но при ближайшем рассмотрении мы видим, что термину «субстанциальный» Кальвин придает два различных значения. Обращаясь к католикам и Лютеру, он использует слово «субстанциальный» в значении «физический», тем самым отрицая физическое присутствие Христа в хлебе и вине. В споре с анабаптистами он употребляет термин «субстанциальный» в значении «реальный», настаивая, таким образом, на том, что Христос реально, то есть воистину присутствует при совершении таинства Вечери Господней, хотя и не в физическом смысле.

Поскольку Кальвин отвергал идею о свойствах, сообщаемых божественной природой природе человеческой, его обвинили в том, что он разделяет и отрывает друг от друга две природы Христа, то есть в ереси несторианства, осужденной Халкидонским Собором в 451 году. На это Кальвин возразил, что он не разделяет две природы Христа, а различает их.

Человеческая природа Иисуса ныне пребывает на небесах, находясь в совершенной гармонии с Его божественной природой. И хотя эта человеческая природа находится в определенном месте, нельзя сказать того же о личности Христа, так как Его божественная природа по-прежнему обладает свойством вездесущности. Иисус сказал: «Я с вами во все дни до скончания века» (Матфея 28:20). Попытаемся теперь дать графическую иллюстрацию сказанного, хотя при этом мы вполне сознаем ее несовершенство и даже рискуем быть неправильно понятыми.

Согласно учению Кальвина, тело и кровь Христа пребывают на небесах, но «духовно присутствуют» с нами благодаря вездесущей божественной природе Иисуса [1]. Везде, где присутствует божественная природа Христа, есть и Его реальное присутствие. Это вполне соответствует учению Самого Иисуса, Который «уходил», чтобы навеки остаться с нами. Встречая Его при совершении таинства Вечери Господней, мы становимся сопричастны Ему. Находясь в божественном присутствии Иисуса, мы непостижимым образом оказываемся и в Его присутствии как человека, ибо божественная природа Христа неотделима от Его человеческой природы. Божественная Его природа приводит нас к вознесшемуся Христу, и через таинство Вечери Господней мы вкушаем от рая.

Библейские стихи для размышления:

Матфея 26:26-29

1 Коринфянам 10:13-17

1 Коринфянам 23-34

Заключение:

1. Согласно учению Лютера, тело и кровь Христова определенным образом присутствуют в хлебе и вине, осеняют и пронизывают их.

2. Цвингли учил, что Вечеря Господня творится исключительно в воспоминание о жертве Христа.

3. Кальвин отрицал физическое присутствие Христа во время совершения таинства Вечери Господней, но утверждал реальность Его присутствия.

4. Человеческая природа Иисуса пребывает на небесах; божественная Его природа — вездесуща.

83. Претворение

Нет в жизни церкви момента более торжественного, более священного, чем совершение таинства Вечери Господней. Его называют Святым Причастием, так как в миг вкушения хлеба и вина люди становятся по-особому сопричастны Христу. В это мгновение Христос присутствует с нами неповторимым, уникальным образом.

Как же именно присутствует с нами Христос во время Вечери Господней? Этот вопрос порождал бесконечные споры в христианской среде. Он был предметом богословских дебатов не только между протестантами и католиками. Даже ведущие деятели Реформации — Лютер, Кальвин и Цвингли — так и не сумели прийти к взаимоприемлемому решению этого вопроса.

Римско-католическое учение содержит доктрину о трансубстантиации, или претворении. Суть ее состоит в том, что во время мессы происходит чудо, вследствие которого обычное вещество (субстанция) хлеба и вина претворяется в субстанцию тела и крови Христовой. Это происходит неощутимо для человеческих чувств. Католики, однако, верят, что хлеб и вино, оставаясь на вид и на вкус все тем же хлебом и вином, на самом деле становятся плотью и кровью Христовой.

Для понимания этого чуда нам необходимо ближе познакомиться с философией Аристотеля. Коротко говоря, согласно учению Аристотеля, любая реальность (данность) слагается из субстанции и акциденций. Субстанция — это глубинная сущность предмета, «вещество», из которого он состоит. Акциденции — это внешние, зримые или поверхностные свойства предмета. Это те его качества, которые мы видим, осязаем, можем попробовать на вкус.

Аристотель всегда усматривал неразрывную связь между предметом и его качествами. Возьмем, к примеру, дуб: он неизменно соединяет в себе как внутреннюю сущность дуба, так и внешние его признаки. Для того, чтобы субстанция, то есть внутренняя сущность, одного предмета соединилась с акциденциями, то есть внешними признаками другого, необходимо чудо.

Субстанция = Сущность

Акциденции = Внешние свойства

Это и есть чудо претворения. Вещество хлеба и вина превращается в субстанцию тела и крови Христовой. При этом внешние свойства хлеба и вина остаются неизменными. Таким образом, во время мессы мы имеем субстанцию тела и крови Христа при отсутствии акциденций хлеба и вина, а также акциденции хлеба и вина при отсутствии их субстанций.

До того, как происходит чудо претворения, вещество хлеба и вина присутствует у нас наряду с их внешними свойствами.

После того, как происходит чудо претворения, мы имеем вещество тела и крови Христовой наряду с внешними признаками хлеба и вина.

Гораздо более важным представляется, в связи с чудом претворения, вопрос о человеческой природе Иисуса. Тело и кровь составляют принадлежность Его человеческой, а не божественной природы. Поскольку мессу служат одновременно во многих уголках мира, естественно будет спросить: каким образом признаки человеческой природы Иисуса (тело и кровь) могут присутствовать в разных местах в одно и то же время? Вездесущность, то есть одновременное пребывание повсюду и во всей полноте, есть свойство божественное, но никак не человеческое. Для такого повсеместного пребывания необходимо, чтобы человеческая природа Иисуса приобрела божественные свойства. И Лютер, и римское католичество учат, что свойство вездесущности передается человеческой природе Христа Его же божественной природой (которой, разумеется, присуща способность пребывать в разных местах одновременно), в результате чего человеческая природа, будучи, как и прежде, сосредоточенной в теле Иисуса, может присутствовать повсюду в одно и то же время.

Хлеб и вино

Кальвин и другие деятели Реформации считали, что идея о наделении человеческой природы божественными свойствами идет вразрез с решением Халкидонского Собора (451 г.), согласно которому две природы Христа — человеческая и божественная — соединены вместе таким образом, что не смешиваются и не сливаются воедино, не разделяются и не раздваиваются; при этом каждая из них сохраняет присущие ей свойства. Таким образом, Кальвин и большинство реформаторов расценивали доктрину о претворении как разновидность ереси.

Библейские стихи для размышления:

Марка 14:22-25

1 Коринфянам 11:23-26

Заключение:

1. Претворение, или трансубстантиация, означает, что в ходе мессы хлеб и вино чудесным образом превращаются в тело и

кровь Христову, хотя и сохраняют при этом внешние признаки хлеба и вина.

2. Субстанция есть глубинная сущность предмета; акциденции — это внешние его признаки, воспринимаемые человеческими органами чувств.

3. Для претворения необходимо, чтобы человеческая природа Христа была наделена божественным свойством вездесущности,

то есть способностью пребывать в нескольких местах одновременно.

4. Кальвин отвергал идею претворения как идущую вразрез с решением Халкидонского Собора.

84. День субботний

Почитание дня Субботнего было установлено Богом от начала мира. После шести дней творения Бог отдыхал от трудов на седьмой день и освятил его. Освящая этот день, Бог особо выделил его для почитания. «Чти день субботний,» — гласит одна из десяти заповедей, данных Моисею на горе Синай. Очень важно помнить, что заповедь эта является составной частью завета творения. Во времена Ветхого Завета нарушение ее считалось величайшим преступлением.

Cлово Sabbath в переводе с древнееврейского означает «седьмой». На этом основании многие утверждают, что суббота является единственным днем, отведенным для почитания, а потому праздновать ее в воскресенье — значит нарушать установленный Богом закон. И все же на протяжении всей истории христианства верующие чтили день субботний в воскресенье, ибо в Новом Завете это — День Господень, день воскресения Христова. Принцип освящения Субботы как одного дня из семи остался неприкосновенным. Начиная от Сотворения мира, суббота была почитаема людьми, в том числе и апостолами.

Вопрос о соблюдении дня Субботнего в седьмой день недели по-прежнему широко дебатируется в богословской среде. Большинство теологов сходятся на том, что суббота предназначена для отдыха, по большей части — от повседневных трудов. Субботний день следует также посвящать совместному поклонению Богу и внимательному изучению Слова Божия. Это — время радоваться воскресению Христа и нашей надежде обрести отдохновение на небесах.

Чаще всего разногласия возникают по поводу развлечений и исполнения дел милосердия в день Субботний. Некоторые расценивают мирские развлечения как нарушение Субботы; другие, напротив, считают, что развлечения необходимы для полноценного отдыха и восстановления сил.

Библия прямо не поощряет, но и не запрещает развлечений в день Субботний, хотя значение слова «прихоть», употребляемого пророком Исаией в главе 58:13, может, скорее, свидетельствовать о том, что такие развлечения нежелательны.

Не столь ожесточенные споры ведутся вокруг исполнения дел милосердия. Многие ссылаются на пример особого служения Иисуса в день Субботний, воспринимая его как безусловное повеление христианам и в Субботу принимать деятельное участие в делах милосердия — к примеру, посещать больных. Другие настаивают на том, что пример Иисуса всего лишь доказывает правомерность и благость подобных дел, но отнюдь не обязывает совершать их в день Субботний. (Вполне понятно, что исполнение дел милосердия мы не должны ограничивать только Субботой.)

Библейские стихи для размышления:

Бытие 2:1-3

Исход 20:8-11

Исайя 58:13-14

Матфея 12:1-14

Деяния 20:7

1 Коринфянам 16:1-2

Откровение 1:10

Заключение:

1. Почитание дня Субботнего было установлено от начала мира и действенно и поныне.

2. Слово sabbath означает «седьмой», то есть один день из семидневного цикла.

3. Ранняя церковь почитала Субботу в День Господень, перенеся ее с субботы на воскресенье (первый день недели).

4. День Субботний предназначен для отдыха от повседневных дел (за исключением случаев срочной необходимости) и для собрания святых ради совместного поклонения Богу.

5. Ведутся споры об уместности развлечений и необходимости исполнять дела милосердия в день Субботний.

85. Клятвы и обеты

В детстве я услыхал широко известную легенду о Джордже Вашингтоне и вишневом дереве. Когда отец Джорджа, расстроенный бессмысленным уничтожением дерева, приступил с расспросами к сыну, мальчик якобы сказал: «Лгать я не могу. Это я спилил вишню.»

Потребовались годы, прежде чем я понял, что чистосердечное признание юного Джорджа было, по сути дела, ложью. Тот, кто говорит: «Лгать я не могу», на самом деле лжет, поскольку речь идет о способности лгать вообще. Джордж Вашингтон многого не мог делать: он не мог летать; он не мог находиться в нескольких местах одновременно и т.д. Но лгать Джордж Вашингтон мог. Он был человеком, а каждый человек способен солгать. В Писании сказано: «Всякий человек — ложь» (Псалом 115:2). Это не значит, что каждый человек только и делает, что непрестанно лжет. Мы наделены также способностью говорить правду. Затруднения возникают тогда, когда нас призывают довериться чьему-либо слову, а мы не убеждены в том, что этот человек говорит правду.

Чтобы подчеркнуть правдивость наших особенно важных обещаний или свидетельств, мы прибегаем к клятвенным заверениям и обетам. Перед дачей показаний в зале суда свидетель присягает на Библии. Он или она обещает «говорить правду, только правду и ничего, кроме правды», заключая эту формулу словами: «И да поможет мне Бог».

Давая обет, человек призывает Бога, и только Бога, быть верховным свидетелем его обещания. Бог является хранителем законных клятв, обетов и обещаний. Будучи источником всякой правды, Он не способен лгать. То, что было ложно в отношении Джорджа Вашингтона, справедливо в отношении Бога, который не может солгать (Титу 1:2; Евреям 6:17-18). Равным образом Бог не может пребывать с теми, кто лжет. Он предостерегает нас от необдуманных или ложных обетов: «Лучше тебе не обещать, нежели обещать и не исполнить» (Екклесиаст 5:4). Одна из десяти заповедей запрещает нам лжесвидетельствовать (Исход 20:16).

Поскольку все наши отношения с Богом строятся на заветних обетованиях, Бог освящает законные клятвы, обеты и обещания. Доверие крайне важно в человеческих взаимоотношениях (например, при заключении брачных договоров или деловых соглашений) и необходимо для благополучия общества в целом. Законный обет является частью духовного служения, в ходе которого люди призывают Бога быть свидетелем истинности их заверений или обещаний. При этом подразумевается, что Бог незамедлительно и со всей суровостью накажет тех, чьи обеты окажутся лживыми.

Христианская церковь всегда подчеркивала важность законных клятв и обетов. В Вестминстерском Исповедании Веры приводится следующий перечень условий и ограничений, связанных с клятвенными заверениями:

«Имя Божие есть единственно то, чем могут клясться люди, и обращаться с ним следует с наивысшим благоговением и священным страхом; поэтому клясться этим славным и страшным именем напрасно или опрометчиво, или клясться чем-либо иным, — греховно и омерзительно. Поскольку клятва, данная в важных и ответственных случаях, имеет основание в Слове Божием, как в Новом Завете, так и в Ветхом, постольку должно принимать законную присягу, налагаемую законной властью» [1].

Подчеркивается также, что клятва должна быть простой и ясной по смыслу, без словесных уловок и мысленных оговорок. Бог не приемлет скрещенных за спиной пальцев; он ожидает от нас честности. Не следует давать клятв по всякому поводу: к ним следует прибегать в особых случаях и подкреплять ими торжественные и серьезные обещания. Даже законные власти, признавая это, налагают на человека обязанность произносить клятву при вступлении в брак и перед дачей свидетельских показаний в суде. Но даже в менее торжественные моменты верующий призван быть честным — «да будет слово ваше «да, да», «нет, нет». Такова обязанность всякого, кто является верным учеником Христа.

Библейские стихи для размышления:

Второзаконие 10:20

2 Паралипоменон 6:22-23

Ездра 10:5

Матфея 5:33-37

Иакова 5:12

Заключение:

1. Люди обладают способностью лгать.

2. Бог, источник всякой правды, не может лгать; Он — хранитель правды.

3. Клятвы и обеты являются законной частью духовного служения.

4. Имя Божие есть единственное, чем могут клясться люди. Ни одно человеческое существо не может быть верховным свидетелем истинности обещания.

5. Люди не должны давать опрометчивых или лживых обетов.


Глава 10 из 13« Первая«91011»Последняя »