2. Природа и свойства Бога

10. Непознаваемость Бога

11. Триединство Бога

12. Самобытие Бога

13. Всемогущество Бога

14. Вездесущность Бога

15. Всеведение Бога

16. Cвятость Бога

17. Благость Бога

18. Божья справедливость

10. Непознаваемость Бога

Швейцарского теолога Карла Барта, проводившего семинар в Соединенных Штатах, один студент спросил: «Доктор Барт, какова наиболее глубокая истина, открывшаяся вам в процессе изучения богословия?» Подумав немного, Барт ответил известным детским стишком: «Иисус меня любит, и я это знаю; об этом я в Библии часто читаю». Студенты сперва похихикали над его простеньким ответом, но призадумавшись, поняли, что Барт говорил всерьез.

Барт дал простой ответ на очень глубокий вопрос. Поступив так, он привлек внимание слушателей, по меньшей мере, к двум жизненно важным понятиям. 1) В простейшей христианской истине заложена глубочайшая мысль, занимающая самые блестящие умы человечества на протяжении столетий. 2) Даже будучи искушенными в сложнейших теологических выкладках, на деле мы никогда не поднимаемся выше детского уровня понимания таинственных глубин и богатств характера Бога.

Жан Кальвин прибег к иной аналогии. Он сказал, что Бог лепечет, общаясь с нами. Подобно тому, как родители иногда имитируют детское произношение, разговаривая со своими малышами, так и Бог, беседуя с нами, смертными, снисходит до лепета.

Нет человека, способного исчерпывающе понять Бога. В нас изначально встроен некий барьер, препятствующий полному, всеобъемлющему Его постижению. Мы — конечные творения; Бог — существо бесконечное. Вот в чем заключается наша проблема. Как может конечное познать бесконечное? У средневековых богословов существовало выражение, ставшее главной аксиомой для всех, кто впоследствии занимался изучением теологии: «Конечное не может вобрать в себя бесконечное». Разве не очевидно, что бесконечный предмет не может быть втиснут в ограниченное пространство?

Эта аксиома выражает наиболее важную доктрину ортодоксального христианства: учение о непознаваемости Бога. Сам термин может сбить нас с толку. Он может навести нас на мысль, что, коль скоро конечное не может «вобрать» бесконечное, стало быть, мы не в состоянии ничего узнать о Боге. Если Бог находится за пределами человеческого понимания, не значит ли это, что все наши религиозные рассуждения — всего лишь теологическая болтовня, и в результате — с чем мы остаемся? В лучшем случае, с алтарем, возведенным в честь какого-то неведомого нам Бога?

Конечно же, это не так. Непознаваемость Бога не означает, что мы ничего не знаем о Нем. Она означает, что знание наше частично и ограничено, что оно бессильно полностью и всесторонне охватить Бога. Знание, которое Бог дает нам о Себе через откровение, и реально и полезно в одно и то же время. Мы можем познать Бога до того предела, до которого Он находит нужным открыть Себя. Конечное может воспринять бесконечное, но никогда не охватит его полностью. Бог всегда выше нашего понимания.

Библия говорит об этом так: «Сокрытое принадлежит Господу, Богу нашему, а открытое нам и сынам нашим до века, чтобы мы исполняли все слова закона сего» (Второзаконие 29:29). Мартин Лютер ссылался на два аспекта Бога — скрытый и открытый. Часть божественного знания остается сокрытой от нашего взгляда. Мы трудимся, озаренные светом того знания, которое Бог открыл нам.

Библейские стихи для размышления:

Иов 38:1-41:34

Псалом 138:1-18

Исайя 55:8-9

Римлянам 11:33-36

1 Коринфянам 2:6-16

Заключение:

1. Даже простейшая из христианских истин заключает в себе глубочайший смысл.

2. Как бы глубоки ни были наши познания в области теологии, многое из того, что связано с природой и свойствами Бога, останется тайной для нас.

3. Человек не в состоянии исчерпывающе познать Бога.

4. Доктрина о непознаваемости Бога не означает, что мы не можем ничего узнать о Боге. Она означает, что знание наше ограничено в силу нашей человеческой природы.

11. Триединство Бога

Доктрина о Троице сложна и зачастую представляется нам интеллектуальной головоломкой. Порой может показаться, что христианство учит нас абсурдному утверждению, что 1 + 1 + 1 = 1. Разумеется, это уравнение неверно. Термин «Троица» описывает не взаимосвязь между тремя богами, но единое Божие существо в трех личностях. Нам следует отличать учение о Троице от тритеизма, который утверждает существование трех различных Богов. Слово «Троица» есть попытка описать всю полноту Божества как в единстве Его, так и в различиях.

Историческая формулировка Троицы такова: Бог един в трех Лицах. Хотя формула эта звучит загадочно и даже парадоксально, в ней нет противоречия. Единство Божества утверждается в отношении сущности, тогда как различия Его выражены в отношении личностном.

Несмотря на то, что выражение «Троица» не встречается в Библии, понятие триединства Бога присутствует в ней. С одной стороны, Библия решительно утверждает единство Бога (Второзаконие 6:4). С другой стороны, она ясно говорит о божественности трех Лиц, составляющих Божье существо: Отца, Сына и Духа Святого. Церковь отвергает ереси модализма и тритеизма. Модализм отрицает различия между личностями внутри Божества, заявляя, что Отец, Сын и Дух Святой — это всего лишь способы самовыражения Бога. Тритеизм, в свою очередь, утверждает, что Бога составляют три различных существа вместе.

Термин «Лицо» не подразумевает различия в сущности, он означает различные виды ипостасей в Божестве. Сущности в Божестве различны в реальности, но не по сути своей, если говорить о различиях в бытии. Каждая ипостась осенена чистейшей божественностью. В рамках бытия мы различаем Лица, но не различаем субстанции. Каждая из трех Личностей Божества обладает всеми атрибутами божественности. Определенные обязанности несет на себе каждое Лицо Троицы. Труд по спасению выполняют все три Лица Троицы. Что касается способов деятельности, то Отец, Сын и Дух Святой действуют по-разному. Отец полагает начало творению и искуплению; Сын искупает творение; Дух Святой возрождает и освящает, прилагая труд искупления к верующим.

Троичность Бога не должна наводить нас на мысль о разделении Бога на части согласно выполняемым ролям. Привычные нам аналогии вроде: человек может одновременно быть отцом, сыном и мужем — не способны объяснить тайну природы Бога. Учение о Троице не иллюстрирует в полной мере таинственного характера Бога. Оно скорее очерчивает те пределы, за которые мы не смеем ступать. Оно определяет лимиты нашего ограниченного разума. Оно призывает нас верить в библейское откровение, из которого исходит доктрина о единстве и троичности Бога.

Библейские стихи для размышления:

Второзаконие 6:4

Матфея 3:16-17

Матфея 28:19

2 Коринфянам 13:14

1 Петра 1:2

Заключение:

1. Учение о Троице утверждает троичность Бога.

2. Учение о Троице не есть противоречие: в Боге — три Лица единой сущности.

3. Библия утверждает единство Бога и божественность Отца, Сына и Святого Духа.

4. Троица различается трудами, выполняемыми Отцом, Сыном и Святым Духом.

5. Учение о Троице очерчивает границы человеческих умозаключений о природе Бога.

12. Самобытие Бога

Когда Библия говорит, что Бог является Творцом Вселенной, это означает, что Сам Бог не был сотворен никем. Вот в чем состоит коренное различие между Творцом и творением. Творение несет на себе печать Творца и свидетельствует о Его славе. Но творению никогда не следует поклоняться. Оно не стоит превыше всего.

Нечто не в состоянии сотворить само себя. Понятие самосотворения есть формальное противоречие, то есть абсурдное утверждение. Сейчас я попрошу читателя приостановиться и немного поразмыслить. Итак, ничто в природе не способно сотворить само себя. Даже Бог не в силах сотворить Себя Сам, ведь для этого ему понадобилось бы существовать до собственного сотворения. Этого не может даже Бог.

Всякое следствие должно иметь причину. Это истинно по определению. Однако Бог не является следствием. Он не имеет начала, а следовательно, не имеет первопричины. Он вечен. Он всегда был или есть. Вот в чем суть идеи «самосбытия». Согласен, что эта концепция способна поразить и ужаснуть любое воображение. Ничего подобного этому мы не знаем. Все, что мы способны осознать в рамках данного нам разума, зависит и происходит от чего-либо. Нам не под силу постичь такое понятие, как «самобытие».

Но именно потому, что невозможно (по определению), чтобы творение существовало само по себе, это не означает, что Творец не может существовать Сам по Себе. Бог, как и мы, не может создать Себя Сам. Но, в отличие от нас, Бог может самосуществовать. В этом и состоит различие между Творцом и творением. Это и делает Его Высшим Существом и источником всех остальных существ.

Концепция «самобытия» не идет вразрез ни с рассудком, ни с законами логики или науки. Это — рационально обоснованное понятие. Напротив, концепция самосоздания нарушает коренной закон рассудка, логики и науки — закон непротиворечия. «Самобытие» рационально; самосоздание же — иррационально.

Понятие о том, что нечто существует само по себе, не только рационально возможно; оно рационально необходимо. Разум логично задается вопросом: если нечто существует, следовательно, оно обладает внутри себя способностью к существованию. Иначе ничто вообще не могло бы существовать.

Вероятно, наиболее естественным и глубоким из всех был бы вопрос: а почему непременно должно существовать нечто? Может быть, не существует ничего? Частичным ответом на этот вопрос будет следующее: потому что Бог существует. Он существует в Себе извечно. Он есть первопричина и первоисточник всего сущего. Он один обладает в Себе властью существовать. Апостол Павел так говорит о зависимости нашего собственного бытия от Божьей власти к существованию: «Ибо мы им живем и движемся и существуем» (Деяния 17:28).

Библейские стихи для размышления:

Псалом 89:2

Иоанна 1:1-5

Деяния 17:22-31

Колоссянам 1:15-20

Откровение 1:8

Заключение:

1. Всякое следствие должно иметь причину.

2. Бог не является следствием; Он не имеет первопричины.

3. Концепция самосоздания иррациональна.

4. Концепция «самобытия» рациональна.

5. «Самобытие» не только рационально возможно, но и рационально необходимо.

13. Всемогущество Бога

Каждый теолог рано или поздно сталкивается с каверзным вопросом, который не без коварства задает ему студент. Обычно он звучит так: «Может ли Бог сотворить такую громадную скалу, которую Он Сам не сможет сдвинуть с места?» На первый взгляд этот вопрос должен поставить теолога в тупик. В самом деле, казалось бы, перед нами неразрешимая дилемма. Если мы ответим «да», стало быть, тем самым признаем, что для Бога существует нечто невозможное, то есть Он не может сдвинуть скалу. Если мы ответим «нет», значит, выходит, что Бог не может создать такую скалу. Каков бы ни был наш ответ, он в любом случае ограничивает возможности Бога.

Этот вопрос приводит на память другую головоломку: «Что будет, если непреодолимая сила столкнется с непоколебимым предметом?» Мы можем представить себе непреодолимую силу. Точно так же можно вообразить себе и непоколебимый предмет. Но вот чего мы не в состоянии себе представить, так это одновременного существования обоих. Если непреодолимая сила когда-нибудь и встретит непоколебимый предмет и сдвинет его с места, значит, предмет этот уже не будет считаться непоколебимым. Если же предмет не сдвинется с места, значит, наша «непреодолимая» сила уже не сможет называться таковой. Таким образом, мы видим, что в реальности непреодолимая сила и непоколебимый предмет сосуществовать не могут.

Вернемся, однако, к нашей непоколебимой скале. Дилемма, поставленная здесь (как и в случае с непреодолимой силой), есть не что иное, как ложная дилемма. Ложна она потому, что построена на ложной предпосылке. Она предполагает, что «всемогущество» Бога позволяет Ему сделать все. И все же слово «всемогущество» в теологическом смысле не означает, что Бог все может. Библия говорит, что существуют некоторые вещи, которые Бог сделать не может. Он не может солгать (Евреям 6:8). Он не может умереть. Он не может быть одновременно вечным и сотворенным. Он не может поступать противно Своей природе. Он не может быть и не быть Богом в одно и то же время и в одном и том же отношении.

В действительности же всемогущество означает, что Бог обладает всей полнотой власти над Своим творением. Никакая часть творения не ускользает из сферы Его полновластного контроля. Следовательно, наша дилемма со скалой может быть разрешена. На каверзный вопрос может быть дан корректный ответ. И ответ этот будет: «Нет». Бог не может создать такую скалу, которую Сам не сможет сдвинуть с места. Почему? Если бы Бог когда-нибудь создал такую скалу, Он создал бы нечто, над чем не имел бы могущества. Тем самым Он разрушил бы собственное всемогущество. Бог не может перестать быть Богом; Он не может перестать быть всемогущим.

Деве Марии, ошеломленной вестью Гавриила о том, что она понесет Иисуса во чреве, архангел сказал так: «Ибо у Бога не останется бессильным никакое слово» (Луки 1:37). Гавриил напоминает здесь Марии о Божьем всемогуществе. Я думаю, даже ангелы способны прибегать к гиперболе. Строго говоря, архангел в данном случае погрешил против теологии. Однако более широкий библейский контекст указывает на то, что Божье всемогущество простирается неизмеримо дальше, нежели могущество человека. Что может быть невозможно для нас, возможно для Него. Утверждение, что для Бога нет ничего невозможного, означает, что Бог может сделать все, что ни пожелает. Власть Его не знает пределов. Ничто не может служить ей препятствием. И в то же время власть Бога ограничивается Его собственной природой. Грех невозможен для Него, поскольку не может грешить тот, кто не желает грешить. Бог не в состоянии совершить грех, ибо Он никогда не желает этого. Иов заглянул в самый корень этого вопроса, сказав: «Знаю, что Ты все можешь и что намерение Твое не может быть приостановлено» (Иов 42:2).

Для христианина Божье всемогущество есть великий источник утешения. Мы знаем, что ту же власть, какою Бог создал Вселенную, Он может употребить для нашего спасения. Он явил Свою власть во времена исхода евреев из Египта. Он проявил ее, принеся в жертву и воскресив Христа. Мы знаем: ничто в мире не может сокрушить Его планы на будущее. Ни одна шальная молекула, затерянная в пространстве Вселенной, не способна помешать их воплощению. И хотя силы, существующие в этом мире, грозят нам разрушением, мы не испытываем страха. Мы можем быть спокойны, зная, что никакая сила не в состоянии противостоять власти Бога. Он один всемогущ.

Библейские стихи для размышления:

Бытие 17:1

Псалом 114:3

Римлянам 11:36

Ефесянам 1:11

Евреям 1:3

Заключение:

1. Всемогущество не означает, что Бог может все. Он не может поступать вопреки Своей природе.

2. Всемогущество означает Божью суверенную силу, власть и контроль над мирозданием.

3. Всемогущество, угрожающее всему злому, есть источник утешения для верующего.

4. Властью, которою была сотворена Вселенная, Бог совершает наше спасение.

5. Ничто в мире не может воспрепятствовать Божьим планам или расстроить их.

14. Вездесущность Бога

Перемещения астрального тела в пространстве — это фантазия чистой воды. Люди могут утверждать, что они в состоянии покинуть свою телесную оболочку и наведаться в Калифорнию или Индию, а затем вернуться обратно, не прибегая к помощи транспортных средств — поездов, самолетов или трансокеанских лайнеров; однако, заявляя это, они либо заблуждаются, либо лгут. Если бы даже человеческая душа или астральное тело способно было совершать такие путешествия вокруг земного шара, оно не могло бы находиться более чем в одном месте в определенный момент времени. Наш человеческий дух есть дух ограниченный; он не может и никогда не сможет пребывать более чем в одной точке в одно и то же время. Один лишь бесконечный Дух способен быть вездесущим.

Говоря о Божьей вездесущности, мы обычно имеем в виду присутствие Его повсюду. Нет такого места, где бы не было Бога. Будучи духовной сущностью, Бог не занимает какого-то определенного места в пространстве, наподобие привычных нам физических предметов. У Него нет физических свойств, которые могли бы расположиться в пространстве. Ключом к пониманию этого парадокса может служить взгляд на него с точки зрения другого измерения. Барьер, существующий между Богом и нами, не есть пространственный или временной барьер. Встретиться с Богом не означает пойти «туда-то» в «такое-то время». Находиться в непосредственном присутствии Бога — значит вступить в иное измерение.

Есть и другой аспект Божьей вездесущности, который часто ускользает от нашего внимания. «Везде» подразумевает не только места, где находится Бог, но и «сколько» Божьего присутствия имеется в том или ином месте. Бог не только находится повсюду; Он присутствует во всей полноте в каждом месте. Это называется безмерностью Бога. Верующие в Нью-Йорке наслаждаются полнотой присутствия Бога в той же мере, что и верующие в Москве. Божья безмерность свидетельствует, конечно, не о Его размерах, но о способности Его присутствовать повсюду и во всей полноте.

Учение о Божьей вездесущности преисполняет нас благоговейного трепета. Помимо боязливого почтения, которое оно внушает, это учение служит нам и утешением. Мы всегда можем быть уверены в безраздельном внимании Бога к каждому из нас. Нам нет нужды стоять в очереди или записываться на прием к Богу. Когда мы находимся в Его присутствии, Он не отвлекается событиями, происходящими на другом конце земного шара. Разумеется, для неверующих это учение не столь утешительно. От Бога невозможно скрыться нигде. Нет такого уголка на земле, где бы Он не присутствовал. Сатана и его приспешники в аду не отделены от Бога; они только лишены Его благоволения. Его гнев вечно тяготеет над ними.

Давид, часто воспевавший Божью славу в Псалмах, подводит поэтический итог этого учения:

«Куда пойду от Духа Твоего и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо, Ты там; сойду ли в преисподнюю, и там Ты. Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря: и там рука Твоя поведет меня, и удержит меня десница Твоя» (Псалом 138:7-10).

Библейские стихи для размышления:

3 Царств 8:27

Иов 11:7-9

Иеремия 23:23-24

Деяния 17:22-31

Заключение:

1. Только бесконечный Дух может быть вездесущим.

2. Бог не ограничен временными или пространственными рамками. Его бытие — вне времени и пространства.

3. Божья вездесущность включает Его безмерность, силою которой Он способен присутствовать во всей полноте повсюду и постоянно.

4. Божья вездесущность есть утешение для верующего и угроза для неверующего.

15. Всеведение Бога

Первое мое приобщение к понятию всеведения произошло в детстве и было связано с представлением о Санта Клаусе. Мне было сказано, что Санта Клаус «составляет список детей и дважды его проверяет». Я воображал также, что Пасхальный Кролик живет у нас на чердаке, дожидаясь пасхи, и оттуда незаметно наблюдает, как я себя веду.

Слово «всеведение» означает «обладание полным знанием». Этот термин применяется единственно в отношении Бога. Только существо бесконечное и вечное в состоянии знать все. Знание конечного существа всегда ограничено предельностью его существования.

Будучи бесконечным, Бог способен быть осведомленным обо всем, все понимать и все охватывать. Для Него не существует никакого нового знания. Будущее, равно как прошлое и настоящее, открыто Ему целиком и полностью. Ничто в мире не может удивить Его.

Поскольку Божье знание неизмеримо превосходит знание человеческое (ибо это знание иного рода), некоторые христиане считают, что Его способ мышления радикально и качественно отличается от нашего. Для христианина, к примеру, вполне обыкновенным является утверждение, что Бог оперирует иными логическими понятиями. Эта концепция весьма удобна, когда мы забредаем в непроходимые дебри со своей теологией. Случается, мы не в состоянии свести воедино разные полюса противоречия, и тогда можно облегчить душу, сославшись на особый строй Божьей логики. Мы охотно говорим: «Это может быть противоречием в человеческом, но не в Божьем разумении».

Такого рода умозаключения фатальны для христианина. Почему? Если Бог и в самом деле обладает особого строя логикой — вследствие чего то, что является противоречивым для нас, вполне логично для Него, — значит, нам нет никакого резона верить хотя бы единому слову в Библии. Ведь в таком случае все, что говорит нам Библия, может означать для Бога нечто прямо противоположное. Но тогда в Божьем понимании добро и зло могут не противостоять друг другу, и Христос может на самом деле быть Антихристом.

Божье всеведение позволяет Ему знать тайны, ставящие в тупик нас. Однако это указывает на иную степень Божьего знания, а не на отличие Его логики от нашей. Бог рационален, и поэтому даже Он не в состоянии примирить противоречия.

Всеведение Бога вытекает также из Его всемогущества. Бог всеведущ не просто потому, что употребил свой высший интеллект для досконального изучения Вселенной и всего ее содержимого. Бог знает все, потому что Он создал все и предрешил все. Верховный Владыка мироздания, Бог правит всей Вселенной. Хотя некоторые теологи пытались разделить эти два понятия, но для Бога было бы невозможным знать все, не управляя всем, и управлять всем, не зная всего. Подобно всем прочим атрибутам Бога, эти две стороны взаимозависимы и вместе составляют единое целое.

Божье всеведение, как и Его всемогущество и вездесущность, также связано со временем. Божье знание абсолютно в том смысле, что Он всегда осведомлен обо всем. Божий разум отличается от человеческого тем, что Богу нет нужды «получать доступ к информации», как к файлу в компьютере. Вся информация постоянно развернута непосредственно перед Богом.

Божье всеведение подобно обоюдоострому мечу. Для верующего осознавать это — значит быть уверенным, что Бог все видит и все понимает. Проблемы, приводящие в замешательство нас, не представляют для Бога никакого затруднения. Для неверующего это означает, что люди не могут спрятаться от Бога. Их грехи обнажены и выставлены напоказ. Подобно Адаму, они ищут места, где бы укрыться. Но нет такого уголка на земле, где бы не настигло их Божье око, взирающее на них с любовью или с гневом.

Всеведение Бога является также одним из ключевых моментов Божьего обещания свершить праведный суд над миром. Для того, чтобы судья смог вынести справедливый вердикт, он должен прежде знать все факты. Для Бога нет ничего тайного. Все смягчающие обстоятельства известны Ему.

Библейские стихи для размышления:

Псалом 146:5

Иезекииль 11:5

Деяния 15:18

Римлянам 11:33-36

Евреям 4:13

Заключение:

1. Всеведение означает «абсолютное знание».

2. Одно лишь бесконечное Существо может обладать неограниченным знанием.

3. Бог обладает неизмеримо более высокой степенью знания, нежели Его создания, но знание это того же логического строя.

4. Приписывать Богу некий особый вид логики — фатально для христианства.

5. Божье всеведение основано на Его бесконечности и всемогуществе.

6. Божье всеведение является ключевым моментом для Бога как Судии мира.

16. Cвятость Бога

Первой моей детской молитвой было ежедневное вознесение благодарности Богу за столом: «Бог добр и велик; Он превыше всего. За хлеб наш насущный восхвалим Его». Думаю, эта молитва не напрасно переложена на стихи.

Две добродетели, о которых говорится в этом стишке, то есть благость и величие, могут быть выражены одним библейским словом: «святой«. Говоря о святости Бога, мы обычно соотносим ее исключительно с Его чистотой и праведностью. Конечно, идея святости подразумевает эти добродетели, однако они не составляют главного содержания святости.

Трактовка библейского слова «святой» является двоякой. Первое ее значение — «обособленность», или «инакость». Когда мы говорим, что Бог свят, мы прежде всего призываем обратить внимание на абсолютное Его отличие от всех остальных существ. Оно объясняется величием Бога, превознесенным выше всего земного, Его верховным превосходством, в силу которого мы почитаем Его, благоговеем перед Ним, поклоняемся и служим Ему. Он обособлен, Он отличается от нас во славе Своей. Когда мы встречаем в Библии упоминания о священных предметах, святых людях или святых местах, речь идет о вещах, обособленных, освященных или преображенных прикосновением к ним Бога. Земля, на которой стоял Моисей перед горящим кустом, была святой, потому что Бог присутствовал там особым образом. Причастность к божественному внезапно сделала обыкновенное необычайным и обыденное редкостным.

Другой смысл слова «святой» связан с чистотой и праведностью Божьих деяний. Бог делает только то, что праведно, и никогда не делает того, что неправедно. Бог всегда действует по правде, ибо Он свят по природе Своей. Таким образом, мы различаем внутреннюю праведность Бога (Его святую природу) и внешнюю праведность Бога (Его деяния).

Бог благ и велик, потому что Он свят. Никакое зло несовместимо с Его благостью. Если нас призывают к святости, это не значит, что мы тем самым должны претендовать на приобщение к божественному величию Господа. Это значит, что мы должны обособиться от своей изначальной греховности. Мы призваны отражать нравственный характер и деятельность Бога. Мы должны подражать Его благости.

Библейские стихи для размышления:

Исход 3:1-6

1 Царств 2:2

Псалом 98:1-9

Исайя 6:1-13

Откровение 4:1-11

Заключение:

1. «Святость» означает: (1) «инакость»,или «обособленность», и (2) «чистота и праведность деяний».

2. Мы призваны к святости, то есть к отражению Божьей праведности и чистоты.

17. Благость Бога

Мы часто от души забавляемся, наблюдая, как щенок или котенок гоняется за собственной тенью. Он тщетно старается поймать ее. Двигается он — и тень двигается вместе с ним. Когда речь идет о Боге, дело обстоит совсем не так. Иаков говорит: «Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов, у Которого нет изменения и ни тени перемены» (Иакова 1:17).

Бог неизменен. У Него нет «ни тени перемены». Это говорит не только о том, что Бог — существо нематериальное и, следовательно, не в состоянии отбрасывать тень, но и о том, что Он не имеет «теневой стороны» в переносном, то есть нравственном плане. Тень подразумевает темноту, а в духовном смысле темнота означает зло. Поскольку Бог и зло несовместимы, в Нем нет и намека на темноту. Он — Отец светов.

Читая слова Иакова о том, что у Бога нет и «тени перемены», мы не должны понимать их только как свидетельство неизменности или непреложности Божьего существования. Они также служат объяснением характера Бога. Бог не только благ вообще, он благ по сути Своей. Бог не может быть иным, нежели благим.

Благость столь неотделима от Бога, что даже философы-язычники, такие как, например, Платон, отождествляли высшую благость с Самим Богом. Благость Божия есть свойство не только Его характера, но и Его поведения. Его деяния берут начало и проистекают из Его существа. Он действует в согласии со Своей природой. Подобно тому, как больное дерево не может принести здорового плода, беспорочный Бог не может произвести испорченного плода.

Божья благость отражена в Его законе. Мы говорим, что Бог благ не потому, что Он подчиняется неким внешним космическим законам, которым Он подсуден, или потому, что Он так определяет понятие благости, что может действовать вне всякого закона, и одной только силой Своего могущества объявляет Свои действия благими. Божья благость не есть результат произвола или каприза. Бог действительно подчиняется закону, но закон этот есть свойство Его характера. Он всегда действует в соответствии с собственным характером, вечно, непреложно и неизменно благим. Иаков учит нас, что всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит от Бога. Бог есть не только совершенный образец благости; Он есть Источник всякой благости.

Один из наиболее известных стихов Нового Завета находим в Послании к Римлянам (8:28): «Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению все содействует ко благу». Этот стих, говорящий о божественном провидении, столь же труден для понимания, сколь и популярен. Если Бог способен все, что случается с нами, обратить к нашему благу, следовательно, все, что с нами происходит, в конечном счете есть благо. К словам «в конечном счете» следует, однако, подходить с осторожностью. С точки зрения нашего земного понимания некоторые вещи и события, конечно, могут быть расценены как зло (мы должны остерегаться называть добро злом и наоборот). В жизни мы часто сталкиваемся с бедствиями, нищетой, несправедливостью и множеством других зол. И все же Бог в благости Своей преображает эти несчастные обстоятельства и обращает их к нашему благу. Для христианина, в конечном счете, нет оснований впадать в отчаяние. Рано или поздно Божье провидение так воздействует на все эти огорчительные для нас обстоятельства, что они в конце концов превращаются в свою противоположность.

Мартин Лютер хорошо понимал этот аспект благости Божьего провидения. Он сказал однажды: «Если бы Господь повелел мне питаться навозом, что лежит на улицах, я бы не только питался им, но и знал, что это хорошо для меня».

Библейские стихи для размышления:

Исход 34:6-7

Псалом 24:8-10

Псалом 99:1-5

Римлянам 8:28-39

Иакова 1:17

Заключение:

1. Теневая сторона творений обусловлена темнотой, воплощением которой является грех.

2. Бог не имеет теневой стороны.

3. Бог не подсуден никакому Закону.

4. Бог не обособлен от Закона

5. Бог есть Закон в Себе Самом.

18. Божья справедливость

Слово «справедливость» мы слышим каждый день. Мы употребляем его применительно к личным взаимоотношениям, нормам общения, законодательству, а также к характеру судебных вердиктов. Каким бы общим местом ни выглядело понятие справедливости, оно заставляло задуматься не одного философа, стремившегося дать ему адекватное определение.

Порой мы связываем или приравниваем справедливость к заслуженной награде или наказанию. Мы говорим, что люди получают награду или наказание по заслугам. Однако получение награды не всегда основано на заслугах. Предположим, мы открываем конкурс красоты и объявляем, что приз будет вручен той, кого жюри признает самой красивой. И если «красавица» получает приз, то не потому, что красота является ее заслугой. Справедливость в данном случае заключается в том, что приз по праву отдан наикрасивейшей. Если же судьи отдадут пальму первенства той, кого они в действительности не считают самой красивой (допустим, они сделают это из политических соображений или просто потому, что получат взятку), тогда результаты конкурса окажутся несправедливыми.

Исходя из подобных ситуаций, Аристотель определил справедливость как «воздаяние каждому того, что ему или ей причитается«. Что именно «причитается» может быть обусловлено обязательствами этического характера либо каким-то предварительным соглашением. Если человек карается более сурово, чем того требует совершенное им преступление, то наказание будет несправедливым. Если награда, полученная человеком, окажется меньше, чем он заслужил, то награда эта несправедлива.

Как же связаны между собой милосердие и справедливость? Вполне очевидно, что это два различных понятия, хотя их нередко путают. Милосердие проявляется в тех случаях, когда преступники получают относительно легкое наказание, либо когда человеку дается незаслуженно большая награда за то, что он совершил.

Бог умеряет справедливое воздаяние Своим милосердием. Милость Его в существе своем есть род милосердия. Бог проявляет милость к нам, удерживаясь от наказания нас за грехи, а также награждая нас за послушание — и это невзирая на то, что нашим послушанием мы обязаны Ему же и, следовательно, не заслуживаем никакой награды. Милосердие есть всегда проявление Божьей воли. Бог вовсе не обязан быть милосердным. Он оставляет за собой право проявлять милость по Своему изволению. Ибо Он говорит Моисею: «Кого миловать, помилую; кого жалеть, пожалею» (Римлянам 9:15).

Люди нередко жалуются на Бога за то, что он не изливает Свою милость на всех поровну и, стало быть, Он небеспристрастен. Мы считаем, что коль скоро Бог прощает кого-нибудь, значит, Он обязан прощать всех.

Но из Писания мы ясно видим, что Бог не ко всем относится одинаково. Он открыл Себя Аврааму совершенно иначе, нежели прочим язычникам древности. Он милостиво явился Павлу так, как не явился Иуде Искариоту.

Павлу была дарована милость от Бога; Иуде Искариоту было справедливо воздано по заслугам. Милосердие и милость — это разновидности, но не акты несправедливости. Если бы наказание, которое понес Иуда, было более суровым, чем он заслуживал, ему было бы на что жаловаться. Бог проявил милость к Павлу, но это не значит, что Он обязан был проявить милость также к Иуде. Если милость требуется от Бога, если Бог обязан быть милостивым, то речь идет уже не о милости, но о справедливости.

В Библии справедливость определяется как праведность. Если Бог справедлив, он поступает праведно. Авраам задает Богу риторический вопрос, на который может быть получен лишь один очевидный ответ: «Судия всей земли поступит ли неправосудно?» (Бытие 18:25). Подобный же риторический вопрос задает и апостол Павел: «Что же скажем? Неужели неправда у Бога? Никак!» (Римлянам 9:14).

Библейские стихи для размышления:

Бытие 18:25

Исход 34:6-7

Неемия 9:32-33

Псалом 144:17

Римлянам 9:14-33

Заключение:

1. Справедливость есть воздаяние по заслугам.

2. Библия именует справедливость праведностью, то есть правильными действиями.

3. Несправедливость находится вне категории справедливости и является ее нарушением. Милосердие также находится вне категории справедливости, но не является ее нарушением.


Глава 4 из 13« Первая«345»Последняя »