Апрель

Наивысшая слава

«Господь… послал меня, чтобы ты прозрел». (Деяния 9:17)

Когда Павел прозрел, он прозрел также и духовно, ясно увидев перед собой Иисуса Христа. И вся его последующая жизнь и проповедь ни в чем другом не заключалась, как в Иисусе Христе — «…Я рассудил быть у вас не знающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого» (1 Кор. 2:2). И ничто больше так не привлекало ни разум, ни душу Павла, как облик Иисуса Христа.

Нам нужно научиться поддерживать свой характер в безукоризненном соответствии с тем, что нам было явлено в Иисусе Христе.

Духовный человек не может не понимать, что для него означает Господь Иисус Христос, и не может не разъяснять целей Божьих другим. Одна пламенная страсть его жизни — Иисус Христос. И как только вы в другом человеке эту нотку услышите, вы не сможете не почувствовать, что это муж по сердцу Божьему.

Никогда и ничему не позволяйте отвлечь ваш взор от Иисуса Христа. В этом познается вся ваша духовность. А быть недуховным — значит иметь какую-то другую страсть, что-то, что вас влечет к себе больше, чем Христос.

На Христа я лишь взглянул —

Все из виду потерял.

Духом я к Нему прильнул,

Взор к Себе Он приковал.

Если бы ты узнал!

«…О, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих». (Луки 19:42)

Иисус вошел в Иерусалим под радостные возгласы толпы, город был потрясен до самых оснований своих… Но при всем при этом в нем присутствовал еще один бог — фарисейская гордыня. Он казался религиозным и праведным, но на самом деле был «гробом окрашенным».

Что меня ослепляет сегодня, «в сей мой день»? Может быть, и у меня есть какой-нибудь еще бог — и совсем не ужасный идол, а просто страсть, которая мной управляет? Бог не раз сводил меня с этим моим богом-самозванцем лицом к лицу, и мне казалось, что от него пора отречься, но я так и не отрекся. Мне как-то удавалось выпутываться из всех переделок, в которые я попадал, но из объятий бога-самозванца вырываться я не спешил. Я не видел того, что служило к миру моему. Как ужасно, что мы можем находиться там, где никаких препятствий между нами и Духом Божьим просто нет, но тем не менее сами на себя навлекаем еще большее осуждение Божье.

Если бы и ты… узнал…» — Бог обращается прямо к сердцу, плача слезами Иисуса. В этих словах звучит сожаление о том, что мы сами на себя навлекаем наказание. Бог спрашивает с нас за то, чего мы не видим. «Это сокрыто ныне от глаз твоих…» Да, потому что мы так и не покорились духом Богу. Какая бездонная печаль сокрыта в словах «если бы»! Бог никогда не открывает затворенных дверей. Он открывает другие, новые, но напоминает нам, что мы сами закрыли какие-то двери, двери, которых нельзя было закрывать ни в коем случае, перечеркнули мечты, которые нельзя было перечеркивать. Никогда не бойтесь, если Бог вам напоминает о прошлом. Пусть память делает свое дело. Память — это служитель Божий, ее орудия в служении — обличение, наказание и печаль. И Бог взрастит на перегное всех наших увядших «если бы» чудесное будущее.

Границы недоверия

«Вот, наступает час… что вы рассеетесь». (Иоанна 16:32)

Христос не обличает учеников, вера у них была, но она была в смятении, она не могла проявить себя на деле. Ученики рассеялись все по своим делам, вспомнив каждый то дело, которому рядом с Иисусом Христом места не было. После того как Бог нас освящает и приводит в совершенное соответствие с Собой, веру нужно проявить в конкретных делах. Мы рассеемся, и каждый не по делам своим, а по своим одиночествам, замкнемся в самих себе и через это поймем, что значит умереть для Божьих благословений. Готовы ли мы к этому? Сами мы такого себе не выбираем, нас к этому через разные обстоятельства подводит Бог. Пока мы через это не пройдем, наша вера поддерживается чувствами и благословениями. Когда же мы подойдем к этому рубежу, независимо от того, куда нас заведет Бог и каким именно будет наше одиночество, мы можем смело Его славить за то, что все идет по плану. Это и есть вера, которая проявляется в конкретных делах.

И Меня оставите одного». А не оставили ли и мы Иисуса одного, рассеявшись пусть себе даже и по Его изволению? Может быть, в своих нынешних обстоятельствах мы Бога не видим? Тьма тоже приходит к нам по воле Божьей. Готовы ли мы позволить Богу делать с нами то, чего хочет Он, готовы ли быть отлученными от явных благословений? Пока Иисус Христос не станет Господом, мы все служим своим собственным целям. Вера наша реальная, но пока не постоянная. Бог никуда никогда не торопится, и, если у нас хватит терпения подождать, мы увидим, как Бог нам показывает, что интересовал нас не Он, а только Его благословения. Устоять перед соблазном благословений практически невозможно.

Но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16:33). Нам очень нужна духовная стойкость

Его муки и наш путь к Нему

«Потом приходит с ними Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам… побудьте здесь и бодрствуйте со Мною». (Матфея 26:36, 38)

Нам никогда не понять всю скорбь Гефсиманского сада, но, по крайней мере, нам не нужно понимать ее неправильно. Это скорбь Бога и Человека в одном лице, представшего лицом к лицу с грехом. Нам не дано познать Гефсимании на собственном опыте: Гефсиманский сад и Голгофа открыли нам дверь в Жизнь и не могут быть во множественном числе.

В Гефсиманском саду Иисус боялся не смерти на кресте — Он не раз заявлял во всеуслышание, что для того и пришел, чтобы умереть. В Гефсиманском саду Он боялся идти на это испытание как Сын Человеческий. Как Сын Божий Он бы это испытание прошел наверняка — здесь сатана Его коснуться не мог бы. Но сатана все поставил на карту, чтобы Христос остался в самый ответственный момент в полном одиночестве: это означало бы, что Он никаким Спасителем не стал бы. Прочитайте описание мук Христовых в свете искушения Его: «И, окончив все искушение, диавол отошел от Него до времени» (Лк. 4:13). В Гефсиманском саду сатана вернулся, но снова был повержен. В Гефсимании наш Господь в последний раз противостоял сатане как Сын Человеческий.

Гефсиманские муки — это муки Сына Божьего, исполняющего Свое предназначение Спасителя мира. Перед нами снята завеса, и мы видим, чего стоило Христу дать нам возможность стать сынами Божьими. Это благодаря Его мукам наше спасение стало таким простым делом. Крест Христов — это триумф Сына Человеческого. Он был не просто знамением триумфа нашего Господа, он был знамением триумфа спасения рода человеческого. И благодаря тому, через что прошел Сын Человеческий, каждый человек может теперь прийти к Богу и быть с Ним.

Столкновение Бога и греха

«Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо». (1-е Петра 2:24)

Крест Иисуса — это откровение о Божьем суде над грехом. Гоните прочь идею о том, что крест Иисуса Христа — это мученичество. Крест был величайшим триумфом, он потряс ад до самых его оснований. Нет ни во времени, ни в вечности ничего более определенного, чем то, что сделал на Кресте Иисус Христос: Он дал возможность всему роду человеческому восстановить правильные отношения с Богом. Он сделал Искупление основой жизни человека, проложив таким образом каждому сыну человеческому путь к общению с Богом.

Крест не был для Христа случайностью — Он именно для этого и пришел на землю. Он — «Агнец, закланный от создания мира» (Отк. 13:8). Весь смысл воплощения Бога в человека именно в Кресте и заключается. Никогда не отделяйте Бога, явившегося во плоти, от Сына, ставшего жертвою за грех. Воплощение для того и совершилось, чтобы стало возможным Искупление. Бог воплотился в человека, чтобы победить грех, а не для того, чтобы реализовать Себя. В Кресте сходятся время и вечность, он — ответ на загадки и того, и другого.

Крест Христов — это не человеческий крест, а Божий. А на Божий Крест человеку взойти не дано. Крест явил миру естество Божье, открыл любому представителю рода человеческого путь к воссоединению с Богом. Когда мы приходим ко Кресту, мы не проходим через него, а пребываем в жизни, вход в которую нам открывает Крест.

Крест Иисуса стоит в самом центре спасения нашего, и нам потому так легко получить спасение, что Богу оно стоило очень дорого. Крест — это та точка, в которой сталкиваются Бог и грешный человек и где грешнику открывается путь к жизни. И удар этот приходится по сердцу Божьему

Почему нельзя говорить?

«Он не велел никому рассказывать о том, что видели, доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых». (Марка 9:9)

Ничего не говорите, доколе Сын Человеческий не воскреснет в вас, доколе жизнь воскресшего Христа не овладеет вами настолько, что вы поймете, чему же учил Христос, когда ходил по земле. Когда у вас внутри все придет в нормальное состояние, каждое слово, сказанное Иисусом, станет для вас настолько ясным, что вы удивитесь, как это вы раньше его не могли понять. А не могли вы его понять раньше потому, что в вашем прежнем состоянии вы просто не могли это слово вместить.

Наш Господь ничего от нас не скрывает, просто всех истин мы не сможем вместить, пока не придем в надлежащее духовное состояние. «Еще многое имею сказать вам; но вы теперь не можете вместить» (Ин. 16:12). Прежде чем мы сможем вместить какое-то конкретное слово, нам нужно войти в контакт с воскресшим Христом. Встречались ли мы с Ним, воскресшим, вообще? Получали ли от Него эту новую жизнь, новые силы? Если встречались и получали, Слово Его начнет становиться для нас понятным. Если в нас нет Духа Его, Бог не может нам ничего открыть. Наше упрямство может стать непреодолимой преградой на пути Божьих откровений нам. Если мы решили твердо держаться какой-то доктрины, свет Божий на нас больше не прольется: мы его просто не сможем увидеть. Но этот полумрак сразу же рассеется, стоит только нам открыться для воскресшего Христа и новой жизни.

Не велел никому рассказывать…» — а у многих рот не закрывается после того, как они сходят с горы преображения. Люди что-то видели и свидетельствуют о том, что видели, но в жизни-то все получается иначе, потому что Сын Человеческий в этих людях еще не воскрес из мертвых. Когда же Он наконец отобразится в нас с вами?

Смысл Его Воскресения

Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?» (Луки 24:26)

Крест нашего Господа — это путь в жизнь Его. Его Воскресение означает, что отныне у Него есть сила, чтобы Свою жизнь передать мне. Когда я рождаюсь свыше, я получаю от Воскресшего Господа саму жизнь Его.

Смысл Воскресения нашего Господа заключался в том, чтобы привести «многих сынов в славу». Он воскрес и обрел право сделать нас сыновьями и дочерьми Божьими. Мы никогда не бываем с Богом так близки, как близок с Ним Его Сын, но Сын Божий делает и нас сыновьями. Когда наш Господь воскрес из мертвых, Он воскрес к абсолютно новой жизни, к жизни, которой Он Сам не знал до того, как воплотился в человека. Он воскрес к жизни, которой раньше просто не было, и Его Воскресение для нас означает, что мы воскресаем к этой Его новой жизни, а не к нашей старой. Однажды и наше тело станет подобно Его воскресшему телу, но уже сейчас мы можем познать, что дает нам Его Воскресение, и ходить в обновленной жизни, «чтобы познать Его, и силу воскресения Его» (Флп. 3:10).

Так как Ты дал Ему власть над всякою плотью, да всему, что Ты дал Ему, даст Он жизнь вечную» (Ин. 17:2). «Дух Святой» — это просто личное имя Вечной Жизни, которая действует в людях уже здесь и уже сейчас. Дух Святой — это Божество, Которое непрестанно в силе делает Искупление реальностью для нас. Как же мы должны быть благодарны Богу за славную и величественную истину, что Дух Святой может в нас сотворить само подобие Христа, если мы будем Ему послушны

А видел ли я Его?

«После сего явился в ином образе двум из них». (Марка 16:12)

Обрести спасение и видеть Христа — это не одно и то же. Есть много сопричастников благодати Божьей, которые никогда не видели Христа. А после того как человек увидит Христа, он уже никогда не будет таким, как был до того, — многое из того, что его привлекало раньше, не будет иметь для него никакого интереса.

Никогда не путайте Самого Христа и того, что Он для вас сделал. Если вы знаете только то, что сделал для вас Христос, Бог у вас еще какой-то не очень большой. А если вы увидели Христа лицом к лицу, то с вами может происходить что угодно, но вы выстоите, «как бы видя Невидимого» (Евр. 11:27). Человек, слепой от рождения, не знал, кто такой Иисус, пока Он не явился ему и не открыл Себя. Иисус действительно является тем, для кого Он что-то сделал, но мы не можем Ему приказать явиться по нашему хотению. Он может прийти, когда Ему заблагорассудится. И тогда человек говорит: «А теперь вижу» (Ин. 9:25).

Христос должен явиться каждому лично — и вашему другу, и вам самим. Никто не может увидеть Христа вашими глазами. И если один человек видел Христа, а другой не видел, между ними появляется трещина. Если Бог вашего друга к Себе не приведет, вам его ни за что не привести, как бы вам этого ни хотелось. А вы видели Христа? Если видели, вам захочется, чтобы Его увидели и другие. «И те, возвратившись, возвестили прочим; но и им не поверили» (Мк. 16:13). Возвещайте прочим о том, что видели, а уж это их дело — верить или не верить.

О, как бы я хотел тебе все рассказать!

О, как бы я мечтал, что видел, передать!

Но где слова найти, чтоб дать тебе понять,

Изведать и принять Христову благодать?

С грехом нужно что-то делать

«…Зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху». (Римлянам 6:6)

Сораспятие… Решил ли я поступить с грехом именно так — предать его смерти прямо в себе? Пока я отважусь на решительные действия по отношению ко греху, пройдет много времени, но в моей жизни произойдет великая перемена, когда я все-таки решу, что как Иисус Христос умер за грехи мира, так и мне нужно умертвить в себе грех. Не обуздать, не подавить, не нейтрализовать, а распять, осудить на смерть. Это решение каждый принимает сам за себя. Мы можем иметь очень серьезные убеждения, даже религиозные, но нам нужно прийти к тому решению, о котором так однозначно говорит в этих словах Павел.

Соберитесь с силами, поговорите с Богом, примите решение и скажите: «Господи, сделай Твою смерть моей смертью, пока я не буду знать, что грех во мне умер». Усилием воли признайте, что живущий в вас грех должен быть осужден на смерть.

Для Павла это было не просто ожидание чего-то невероятного, а самый реальный решающий и переломный момент. Готов ли я позволить Духу Божьему исследовать себя, пока не познаю, в чем корень и суть греха — того начала, которое борется во мне с Духом Божьим? А если познаю, соглашусь ли я с Божьим приговором этому началу — чтобы этот грех умер на кресте вместе с Христом? Я не смогу почитать себя «мертвым для греха», если я не решил пред Богом этот главный вопрос воли своей.

Так принял ли я великую честь сораспятия с Христом, пока в моей крови и плоти не осталась лишь только жизнь Христова? «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2:19-20).

Сознательное подобие воскресения

«Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения». (Римлянам 6:5)

Совоскресение… Доказательство того, что я прошел с Христом через распятие, можно найти в моем сходстве с Ним, которое невозможно с чем-то спутать. В мою жизнь входит Дух Христа и наводит в ней порядок. Воскресение Христа дало Ему право наделять меня жизнью Божьей, и моя реальная, повседневная жизнь должна строиться на основании Его жизни. Я прямо сейчас могу иметь ту жизнь, которую обрел воскресший Христос, и она проявится в святости.

Через все послания апостола Павла красной нитью проходит идея, что, после того как я принимаю волевое решение соединиться со смертью Христовой, все мое естество проникает жизнь воскресшего Христа. Чтобы жить в смертной плоти жизнью Сына Божьего, нужно всемогущество Божье. Дух Святой не может быть гостем, Он может быть только хозяином, наполняя Собой все. Когда я принимаю решение, что мой «ветхий человек» (унаследованная греховная природа) должен пойти на смерть вместе с Христом, мной овладевает Дух Святой. Он берет под Свой контроль все. От меня требуется ходить во свете и повиноваться всему тому, что Он мне открывает. Если я принял решение покончить с грехом, мне легко почитать себя мертвым для греха, потому что у меня всегда есть жизнь Христова. Точно так же, как человек бывает только одного вида, так же и святость бывает только одного вида — святость Христова, и мне именно такая святость и дана. Бог вкладывает в меня святость Сына Своего, и я в духовном смысле становлюсь существом другого рода.

Сознательная полнота жизни

«Смерть уже не имеет над Ним власти… что живет, то живет для Бога. Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога». (Римлянам 6:9-11)

Вечная жизнь вместе с Христом. Вечная жизнь — это та жизнь, которой жил в человеческом теле Иисус Христос, и именно сама эта жизнь, а не ее подобие проявляется в нашей смертной плоти, когда мы рождаемся свыше от Бога. Вечная жизнь — это не дар от Бога, вечная жизнь — это сам Бог, принесший Себя в дар. Та энергия, та сила, которые были явлены в Иисусе, будут явлены и в нас по благодати Божьей, если мы примем ясное волевое решение насчет греха.

Вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый» (Деян. 1:8). Сила — это не дар от Духа Святого, Сам Дух Святой и есть сила, а не что-то внешнее по отношению к Нему. Жизнь, которая была во Христе Иисусе, стала нашей благодаря Его Кресту после того, как мы решили связать свою жизнь с Ним. Нам трудно смело смотреть в глаза Богу, а все потому, что мы не хотим порывать с грехом. А стоит только решиться покончить с ним, как вся полнота жизни Божьей хлынет нам в душу. Христос пришел, чтобы нам дать жизнь без всякой меры, «дабы вам исполниться всею полнотою Божиею» (Еф. 3:19). Вечная жизнь не имеет никакого отношения ко времени, это та жизнь, которой жил Иисус на земле. И единственный источник Жизни — Господь Иисус Христос.

Самый немощный святой может испытать силу Божественной сущности Сына Божьего, если только будет готов «опустить руки». А любые наши собственные потуги жизнь Иисуса только смазывают, гасят. Нужно опускать и опускать свои руки, и тогда понемногу мы проникнемся, пропитаемся с головы до пят великой полнотой Божьей, и люди узнают, что мы были с Иисусом.

Как быть с бременем?

«Возложи на Господа заботы твои». (Псалом 54:23)

Мы должны различать, какие бремена носить нужно, а какие нет. Никогда не нужно носить бремя греха и сомнения, но есть такие бремена, которые Бог на нас возлагает и не собирается снимать. Он хочет, чтобы мы эти бремена снова возложили на Него. В одном из переводов Библии сказано дословно: «Возложи то, что Он тебе дал, на Господа». Если мы беремся за труд для Бога и отрываемся от Него, теряем с Ним связь, чувство ответственности будет нас просто угнетать, прижимать к земле так, что невозможно будет вздохнуть. А если мы снова возложим на Бога, то, что Он возложил на наши плечи, Он снимет с нас чувство ответственности, а вместо него даст понимание, Кто такой Он.

Многие труженики брались за дело смело и с благими побуждениями, но, не имея истинной близости с Иисусом Христом, очень скоро не выдерживали напряжения. Они не знают, что делать со своей ношей, таскают ее на своих плечах повсюду и, конечно же, устают. А люди говорят: «Так хорошо начинал и так печально кончил!»

Возложи на Господа заботы твои» — не носи их сам, хоть краешек их сдвинь на плечи, на рамена Божьи. «…Владычество на раменах Его» (Ис. 9:6). Предайте Богу то, что Он дал вам. Не просто сбрасывайте на землю, а передавайте Богу и бремя свое, и самого себя. И тогда ноша покажется легче, потому что нести ее вы будете уже не в одиночку. Но от бремени своего вам никуда не уйти, так что и не нужно от него уходить.

Непобедимый Дух

«Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня». (Матфея 11:29)

Господь, кого любит, того наказывает» (Евр. 12:6). Какие у нас мелочные жалобы! Наш Господь только начинает нас вести туда, где мы сможем иметь с Ним общение, а мы уже стонем: «Господи, дай мне быть таким, как все!» Христос приглашает нас впрячься с Ним в ярмо: «Иго мое благо, впрягайся вместе со Мной и потянем воз вместе». А впряглись ли мы по-настоящему в одну упряжку с Господом Иисусом? Если да, мы только возблагодарим Бога за то, что Он на нас где-то нажал Своей рукой.

Он дает утомленному силу» (Ис. 40:29). Бог приходит и выводит нас из наших жалобных плачей, и тогда наше сетование превращается в песнь хвалы. Познать силу Божью можно лишь тогда, когда возьмешь на себя иго Христово и научишься от Него.

Радость пред Господом — подкрепление для вас». Откуда черпают свою радость святые? Если бы мы с вами не знали ни одного святого, то могли бы сказать: «Хорошо ему! У него нет никаких забот». Поднимите завесу. Если у кого-то есть покой, свет и радость Божья, у него обязательно должно быть и какое-то бремя. Бремя, которое возлагает Бог, давит виноградные гроздья — и получается вино. Большинству из нас видно только вино и совсем не видно бремени. И нет силы ни на земле, ни в аду, которая могла бы победить Дух Божий в духе человеческом, Он непобедим.

И если вам захочется хныкать, не поддавайтесь, разделайтесь со своим унынием без всякой жалости. Это ведь просто преступление — быть слабым, имея силу Божью.

Не устраивайте духовных выходных

«Хотя высоты не были отменены у Израиля, но сердце Асы было вполне предано Господу во все дни его». (2-я Паралипоменон 15:17)

Аса был не до конца послушен в делах своих. В главном он поступал верно, но не во всем. Будьте осторожны больше всего именно там, где вам кажется: «Это мелочи. Какая разница, как я тут поступлю?» То, что для вас в этом нет никакой разницы, еще не все. Для Бога как раз именно эта мелочь может значить очень и очень много. И вообще, для чада Божьего мелочей не бывает. Почему же некоторые из нас никак не могут усвоить урок, который нам так хочет преподать Бог, терпеливо нам его разъясняя. Вы говорите: «Я знаю, что живу так, как хочет Бог». А «высоты»-то как были, так и остались: в чем-то вы не до конца послушны. Вы доказываете с пеной у рта, что сердце ваше вас ни в чем не обличает? Но в то же самое время все-таки в глубине вашей души остались сомнения, так ли все вы правильно делаете, и сомнения эти вам посылает Бог. А если в каком-то деле есть сомнения, это дело нужно оставлять. Мелочей в жизни просто не бывает.

Есть ли что-то, связанное с телом или с разумом вашим, чему вы вообще не придаете никакого внимания? В главном вы держитесь правильно, но во многом ведете себя неряшливо, и корень проблемы в недостатке внимания. Успокаивать себя тем, что от духовной сосредоточенности нужно время от времени отдыхать, — это то же самое, что посоветовать сердцу перестать биться и немного отдохнуть. Нельзя устроить себе выходной от нравственности и оставаться нравственным человеком. Нельзя устроить себе духовный выходной и оставаться духовным человеком. Бог хочет, чтобы вы безраздельно принадлежали Ему, а это значит, что вам придется держать ухо востро. И на это нужно время. А некоторые из нас постоянно ожидают моментальных духовных взлетов.

Взлеты и будни

«Доколе свет с вами, веруйте в свет». (Иоанна 12:36)

У нас у всех бывают мгновения, в которые нам становится так хорошо, как, кажется, никогда не было, и мы говорим: «Я чувствую в себе силы на все. Если бы так только было всегда!» А всегда так быть как раз и не должно. В такие мгновения нам просто открывается то, чем мы будем жить, когда на душе будет совсем иначе. От многих из нас в будни нет никакого толку, они живут только взлетами. А взлетами нужно жить не только в мгновения этих взлетов, но и постоянно, в будни.

И не давайте тому чувству, которое навеяли вам духовные взлеты, улетучиваться. Не нужно вытягивать ноги к камину и говорить: «Какие чудесные мгновения! Как легко на душе!» Нужно действовать, действовать сразу же, делать что-то, не откладывая, хотя бы уже только потому, что именно сейчас ничего делать-то и не хочется. Если на молитвенном собрании Бог вам показывает какое-то дело, не говорите: «Сделаю» — делайте! Возьмите себя за шиворот и хорошенько встряхните, чтобы стряхнуть с себя лень. Лень будет всегда ждать взлетов, а нам нужно постоянно быть готовыми к подъемам. Нам нужно научиться в серые будни жить в свете того, что мы видели на вершинах.

Не отчаивайтесь из-за того, что один раз у вас что-то не получилось, попробуйте еще раз. Сжигайте за собой все мосты и сознательно принимайте решение хранить верность Богу. И потом своих решений не меняйте, если только они были приняты в свете духовных взлетов.

Пан или пропал

«Симон же Петр, услышав, что это Господь, опоясался одеждою… и бросился в море». (Иоанна 21:7)

Бывало ли с вами такое, что в тяжкую минуту вы сознательно, решительно и бесповоротно отказывались от всего? В такие моменты все решает воля. Такое часто бывает, когда дело касается чего-то материального, внешнего, но отречение от вещей материальных ничего не дает. Истинное отречение происходит не снаружи, а внутри. Отрекаясь от чего-то внешнего, можно преспокойно оставаться в полнейшем рабстве.

Смирили ли вы свою волю перед Иисусом Христом? Все зависит именно от воли, а не от чувств. Чувства — это просто позолота, суть вашего договора с Христом не в них. Если вы будете идти на поводу у чувств, никогда ни о чем вам с Христом не договориться. И не спрашивайте у Бога, что сулит вам покорность перед Ним, просто покоряйтесь Ему в том, что видите и понимаете в данный момент: и в мелочах, и в вещах серьезных.

Если вы услышали на волнах голос Иисуса Христа, пусть идут по ветру ваши убеждения и ваши принципы — держитесь только за Христа.

Готовность

«…И воззвал к нему Бог… Он сказал: вот я». (Исход 3:4)

Когда Бог обращается к нам, многие из нас похожи на людей, заблудившихся в густом тумане, — мы ничего не отвечаем. А ответ Моисея показывает, что он куда-то уже вышел. Если кто-то готов действовать, это означает, что в его отношениях с Богом все в порядке и он знает, где находится в данный момент. Мы слишком заняты собой, мы рассказываем Богу, куда нам хочется пойти. А награду получит тот, кто готов служить Богу и вершить Его дела, потому что он сразу же откликнется на зов Божий. Мы ожидаем чего-то великого, необычайного, невиданного, и, когда такое приходит, мы уже не медлим и сразу же кричим: «Вот я». Когда Христос являет Себя воочию, мы поступаем так, как нужно, но к делам неприметным, безвестным мы не готовы.

А быть готовым служить Богу — значит быть готовым браться и за самое малое, и за самое великое дело, и разницы здесь нет никакой. Что именно делать, выбираем не мы: мы должны быть готовы к тому, что предложит Бог. И если мы слышим голос Божий так, как наш Господь слышал голос Своего Отца, то, когда нам представляется возможность что-то сделать, мы готовы на любое дело со всем пылом любви к Богу. Иисус Христос с нами намерен поступать так же, как с Ним поступал Его Отец. Он может направить нас, куда захочет, может поручить нам дела приятные и не очень, потому что наше единение с Ним — это то же единение, что существует у Него с Отцом. «…Да будут едино, как Мы едино» (Ин. 17:22).

Будьте готовы к тому, что Бог может прийти к вам нежданно-негаданно. Тому, кто готов, готовиться не нужно. Вы только подумайте, сколько времени мы тратим впустую на то, чтобы стать готовыми к делу Божьему, когда нас Бог действительно позовет! Купина неопалимая — это символ всего того, что окружает душу, готовую служить Богу, — она пылает присутствием Божьим.

А чего тут бояться?

«…Так как Иоав склонялся на сторону Адонии, а на сторону Соломона1 не склонялся…» (3-я Царств 2:28)

Иоав выдержал серьезнейшее испытание и остался абсолютно верен Давиду, не поддавшись обаянию и обольщению Авессалома, но в конце своей жизни пошел за трусливым Адонией. Никогда не забывайте, что там, где оступился один человек, может оступиться и другой (см. 1 Кор. 10:13). Вы выстояли в серьезном испытании? Тем более будьте бдительны в мелочах, не думайте о них свысока.

Нам кажется, что тот, кто с честью выдержал какое-то тяжкое испытание, вряд ли может после этого поддаться мирским соблазнам. Не нужно гадать, откуда эти соблазны придут, — самый губительный придет именно оттуда, откуда вы его совсем не ждали. И те мелочи, на которые мы привыкли смотреть свысока, начинают оказывать на нас влияние именно после великих духовных побед. Мелочи эти не обязательно выходят на первый план, но нужно помнить, что они никуда не делись и, если утратить бдительность, они могут подставить подножку. И если вы хранили верность Богу в испытаниях великих и тяжких, теперь берегитесь подводных течений. Не нужно копаться в себе, глядя в грядущее со страхом, нужно просто сохранять бдительность, трезвость ума и памяти пред Богом. Беспечная сила — это двойная слабость, потому что именно к ней легче подкрасться мелочам. Преткновением для библейских героев становились именно их сильные стороны, а не слабые.

Силою Божиею через веру соблюдаемых…» (1 Пет. 1:5) — вот единственный надежный путь.

1 В одних рукописях здесь стоит имя Соломона, в других — Авессалома. В «Толковой Библии» Лопухина, например, сказано, что чтение «Авессалома» «без сомнения, правильное» — Прим. пер.

Может ли святой злословить Бога?

«…Ибо все обетования Божии в Нем «да» и в Нем «аминь»…» (2-е Коринфянам 1:20)

Христос рассказал притчу о талантах (Мф. 25), чтобы предупредить нас, что мы можем неправильно рассчитать свои силы. И в притче этой говорится не о наших природных дарованиях, а о даре Духа Святого, сошедшего в день Пятидесятницы. Не нужно измерять свои духовные способности образованием или интеллектом — наши способности в духовной сфере измеряются обетованиями Божьими. И если мы не будем иметь того, что хочет нам дать Бог, очень скоро мы начнем несправедливо обвинять Его, как обвинял раб своего господина: «Ты от меня ожидаешь большего, чем я могу, а Сам мне не дал сил на это. Ты требуешь слишком много, и я не могу хранить верность Тебе в таких условиях». Когда дело касается всемогущего Духа Божьего, ни в коем случае не говорите:»Не могу». Никогда не оглядывайтесь на то, что вы можете, а чего не можете по природе своей: если мы получили Духа Святого, Бог ожидает, что в нас будет явлено и дело Духа.

Раб во всем оправдывал себя и во всем осуждал своего господина: «Твои требования несоразмерны с тем, что ты дал». А может быть, и мы злословили Бога тогда, когда Он этого совершенно не заслуживал, осмеливаясь заботиться, в то время как Он сказал: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6:33)? А заботиться — значит сказать как раз то же самое, что сказал раб из притчи: «Я же просто никак не могу этого сделать». Духовный лентяй своей ленью ставит под сомнение силу Божью. Лентяи всегда идут «своим» путем.

Никогда не забывайте, что наши способности в делах духовных измеряются обетованиями Божьими. А может ли Бог исполнить Свои обетования? Наш ответ зависит от того, получили ли мы Духа Святого.

Не обижайте Господа сейчас!

«Столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп?» (Иоанна 14:9)

Наш Господь, наверное, не перестает нам удивляться, удивляться тому, насколько мы все усложняем. Мы выставляем себя на посмешище именно тогда, когда придумываем что-то свое. Если мы будем жить в простоте, никогда не постыдимся и никогда не будем попадать впросак. Филипп ожидал, что ему будет открыта великая тайна, а Живой Тайны в упор не видел. Тайны Божьи не в том, что будет, они в том, что уже есть. А мы ждем, что эти тайны будут нам явлены в грядущих событиях, в каких-то катаклизмах. В принципе, мы не против повиноваться Иисусу, но мы уже самими своими вопросами обижаем Его. «Господи! покажи нам Отца». А Он отвечает: «Так вот же Он. Если не видите Его здесь, не увидите вообще нигде». Мы все ищем, как Бог являет Себя детям Своим, а Бог являет Себя только в детях Своих. Другим в этих детях Бог виден, самим детям — нет. Нам хочется почувствовать, как мы чувствуем Бога, но не может человек почувствовать свои чувства со стороны и не сойти с ума. И если мы просим Бога, чтоб Он дал нам неизведанные доселе чувства, или если нам мешают чувства, уже нами изведанные, мы обижаем Господа. Обижают Его уже сами вопросы наши, потому что дети отцу таких вопросов не задают.

Да не смущается сердце ваше» (Ин. 14:1, 27) — не обижаю ли я Иисуса именно тем, что позволяю своему сердцу смущаться? Если я верю в истинного Христа, живу ли я по этой своей вере? Позволяю ли я чему-то смутить свое сердце, не ношусь ли с абсолютно неуместными вопросами? Мне нужно прийти к Богу таким, какой я есть, и принимать от Него все таким, какое оно есть. Бог никогда никого не ведет в будущем, Он всегда всех ведет именно в настоящем, именно сейчас. Поймите, что Господь рядом с вами именно в эту минуту, — и вы сразу же почувствуете облегчение.

Свет невечерний

«Мы же все открытым лицем… взирая на славу Господню…» (2-е Коринфянам 3:18)

Раб Божий должен быть одинок настолько, чтобы ему даже и в голову никогда не приходило, что он одинок. На первых порах христианской жизни часто приходит уныние: люди, которые были для нас светом, гаснут; те, кто стоял рядом с нами, покидают нас. И нам нужно к этому привыкнуть настолько, чтобы даже и внимания не обращать на то, что мы остаемся в одиночестве. «…Все меня оставили… Господь же предстал мне» (2 Тим. 4:16-17). Нам нужно свою веру основывать не на светлячках, которые вспыхивают и гаснут, а на свете, который не гаснет никогда. Когда нас покидают «большие» люди, нам становится грустно, пока мы не начинаем понимать, что так и должно было случиться: все люди уходят. И единственное, что нам остается, это самим смотреть в лицо Богу.

Не позволяйте ничему помешать вам пристально вглядываться Богу в лицо и смотреть, как Он относится к вам и вашему учению. И всякий раз, когда будете собираться проповедовать, обязательно сначала хорошенько вглядитесь в Бога, и тогда все проникнется славой Его. Труженик на ниве Божьей — это человек, который всегда всматривается в лицо Божье, а потом идет говорить с людьми. Служение Христа было овеяно непреходящей славой, о которой Сам Христос не думал, и «Моисей не знал, что лице его стало сиять лучами оттого, что Бог говорил с ним» (Исх. 34:29).

Бог никогда не призывает нас выставлять напоказ свои сомнения или изливать перед всеми восторги своей жизни с Богом. Секрет жизни труженика в том, что он все время настроен на Бога.

Поклонение работе

«…Соработники у Бога…» (1-е Коринфянам 3:9)

Берегитесь любых дел для Бога, которые позволяют вам забыть о Нем Самом. Очень многие из тружеников на ниве Божьей поклоняются своему труду. А труженика должно волновать лишь одно: чтобы в центре всего стоял Бог. И если так оно и будет, во всем остальном — в мыслях, чувствах и духе — мы будем свободны свободой ребенка, ребенка, послушного Богу, а не капризного и своевольного. И труженик, который не настроен на эту торжественную ноту, не настроен на Бога, сам подставляет голову в ярмо своего труда, сам крадет у себя всякую свободу тела, разума и духа, и, как следствие этого, истощает свои силы, и падает под непосильным грузом. Ни свободы тебе, ни удовольствия — нервы, разум и сердце так напряжены, что на них просто не может пребыть Божье благословение. И наоборот: если во главе всего стоит Бог, человек испытывает полную свободу и подчиняется одному только Богу. И Бог с вас спросит не за труд ваш, Он спросит за то, пребывали ли вы в постоянной живой связи с Ним и не позволяли ли чему-то становиться между вами. Свобода, которая приходит после освящения, — это свобода ребенка. Все то, что вас держало на привязи, исчезло. Но помните только, что вы обрели эту свободу для одной-единственной цели — чтобы быть безраздельно преданными Тому, Кто взял вас Себе в соработники.

У нас нет никакого права судить, где нам быть, или иметь предвзятые понятия о том, к чему нас готовит Бог. Бог все продумал, и, куда бы Он нас ни поставил, нашей единственной целью должна быть безраздельная преданность Богу в конкретном деле, вверенном нам. «Все, что может рука твоя делать, по силам делай» (Еккл. 9:10).

Не гонитесь за модой

«…Однакож тому не радуйтесь, что духи вам повинуются…» (Луки 10:20)

Нам, труженикам на ниве Божьей, больше всего грозит не мир, не грех, а духовное своеволие. Мы берем за основу тот шаблон, который нам предлагает религиозная мода наших дней, и страстно жаждем добиться успеха по меркам этой моды. А нам никогда не нужно искать одобрения ни у кого, кроме Бога, нам нужно «выйти к Нему за стан, нося Его поругание» (Евр. 13:13). Христос сказал ученикам Своим, что им нечего радоваться успехам в служении, но тем не менее, кажется, это единственное, чему большинство из нас радуется. Весь наш подход какой-то торгашеский: вот теперь спасено и освящено столько-то душ, слава Богу, теперь все в порядке. Наш труд начинается там, где заложила основание Божья благодать, наше дело не спасать души, а учить их. Спасение и освящение — это дело Божьей благодати, которая неподвластна никому, а наше дело, дело учеников Христовых, — учить других, пока они полностью не покорятся Богу. Одна душа, полностью покорившаяся Богу, для Бога стоит больше, чем сотня душ, всего лишь пробужденных Духом Его. Мы, те, кто трудится для Бога, должны в духовном смысле воспроизводить себе подобных, и в этом-то воспроизведении и будет заключаться Божье свидетельство для нас, тружеников. Бог благодатью Своей делает нас такими, какими мы в свою очередь должны сделать других.

И если труженик не живет жизнью, «сокрытой со Христом в Боге» (Кол. 3:3), он скорее станет несносным диктатором, чем вечным учеником. Многие из нас и есть диктаторы, мы диктуем людям по одиночке и целым толпам сразу, как им жить. А Иисус нам ничего никогда не диктует свысока. Всегда, когда Господь наш говорил об ученичестве, Он начинал со слова «если», а не со слов «ты должен». Ученичество — дело сугубо добровольное.

Настой во время

«…Настой во время и не во время…» (2-е Тимофею 4:2)

Многим из нас ужасно нравится «настаивать не во время». И речь здесь идет не столько о времени, сколько о нас: «настой во время и не во время» — значит «настой, хочется тебе того или нет». Если мы будем делать только то, чего нам хочется, некоторые из нас вообще во веки вечные ничего не сделают.В духовной сфере есть люди, совершенно нетрудоспособные, одряхлевшие духовно, которые отказываются хоть что-нибудь сделать, если на них не снизойдет сверхъестественное вдохновение. А если у нас с Богом отношения в порядке, мы будем делать все насколько можно лучше и с вдохновением, и без него.

Одна из самых опасных ловушек, в которую может попасть труженик на ниве Божьей, — это склонность обожествлять свои редкие мгновения особой близости с Богом. Когда Дух Божий посылает вам вдохновение, открывает вам то, чего вы не видели раньше, вы говорите: «Теперь всегда будет так». Нет, не будет! И Бог позаботится, чтобы так не было всегда. Эти мгновения не зависят от вас, они — дар Божий. Вы не можете их себе «устроить» по своему хотению. Если вы скажете себе, что отныне всегда будете в лучшей форме, вы станете для Бога тяжким бременем и без очередной порции вдохновения не пошевелите и пальцем. Если мгновения ваших духовных взлетов станут для вас богом, вы увидите, что Самого Бога что-то как раз и не видно и не слышно. Он вернется лишь тогда, когда вы возьметесь за дело, о которое спотыкаетесь, когда вы научитесь не делать идола из редких мгновений вдохновения.

Восхождение

«…Возьми сына твоего… и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе». (Бытие 22:2)

От характера человека зависит, как человек понимает волю Божью (ср. Пс. 17:26-27). Авраам Божье повеление понял как приказ убить своего сына, и от такого понимания он смог избавиться лишь ценой ужасной боли и страданий. Но иначе Бог не мог очистить его веру. Если мы с искренней верой повинуемся тому, что говорит Бог, Бог выведет нас из плена традиций, которые Его преподносят не таким, какой Он есть. И таких заблуждений, от которых нужно избавляться, очень много: говорят, например, что Бог забирает ребенка у матери потому, что она его слишком любит, — дьявольская ложь и пародия на истинную сущность Бога! И если дьявол может нам помешать подняться на вершину и избавиться от неправильных представлений о Боге, он именно это и сделает. Но если мы сохраним верность Богу, Бог проведет нас через мучительные испытания и выведет к лучшему пониманию Себя.

Вера Авраама в Бога была велика тем, что он был готов делать для Бога все, что Тот пожелает. Он был готов повиноваться Богу и не обращал внимания на то, противоречило ли это каким-то из его убеждений. Авраам не стоял за свои убеждения насмерть, иначе бы он убил Исаака и сказал, что голос ангела — дьявольский голос. Фанатики поступают именно так. Если же вы сохраните верность Богу, Бог проведет вас через все препятствия прямо в сокровенные покои, в которых вы сможете познать Его. Вот только придется отказаться от своих убеждений и принципов. А еще не нужно просить, чтобы Бог вас испытал. Никогда не говорите того, что сказал Петр: «Все сделаю и даже на смерть пойду с Тобой». Авраам таких заявлений не делал — он просто оставался верным Богу. И Бог очистил его веру.

Чего вы хотите?

«А ты просишь себе великого». (Иеремия 45:5)

Вы просите себе великого? Речь идет не о том, что вы сами хотите быть великим, а о том, просите ли для себя чего-то великого у Бога. Бог хочет, чтобы вы были к Нему поближе и не просто получали от Него дары, а по-настоящему познали Его. Все «великое» — ничто, оно как приходит, так и уходит. А Бог нам пустышек не дает. И нет ничего проще, чем быть с Богом в нормальных, правильных отношениях, если, конечно же, вам нужен Сам Бог, а не то, что от Него можно получить.

Если вы научились пока только просить что-то у Бога, вы еще и не начали понимать, что такое отречься от всего — вы стали христианином на собственный манер. «Я попросил у Бога Духа Святого, а Он не дал мне покоя и мира в душе, которых я ожидал». Бог сразу же указывает вам, почему вы не получаете того, что просите, — вы совсем не ищете Господа, вы ищете чего-то для себя. Христос говорит: «Просите, и дано будет вам» (Мф. 7:7). Просите у Бога всего, чего вам хочется, но вы не сможете по-настоящему просить, если будете просить не того, чего просить нужно. А чем ближе вы будете к Богу, тем меньше будете у Него просить «чего-то». «…Знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» (Мф. 6:8). Так зачем же тогда вообще просить? А затем, чтобы познать Его.

Вы просите себе великого? «О Господи, крести меня Духом Святым». Если Бог этого не сделает, то потому, что вы Ему не покорились до конца, что-то отказываетесь сделать. Готовы ли вы задать себе вопрос: чего вы хотите от Бога и почему хотите? Богу нет никакого дела до вашего совершенства в настоящем, Он хочет, чтобы вы были совершенны в будущем. Он и не собирается делать вас благословенными и счастливыми прямо сейчас, Он постоянно занят тем, что доводит вас до окончательного совершенства, «…да будут едино, как Мы едино» (Ин. 17:22).

Что вы получите

«…А тебе вместо добычи оставлю душу твою во всех местах, куда ни пойдешь». (Иеремия 45:5)

Это незыблемая тайна Господня для всех, кто доверяется Ему: «Оставлю тебе душу твою». А что же еще нужно человеку, кроме его души? Не будет души — не будет ничего. «Вместо добычи» — значит, что, куда бы вы ни пошли, пусть даже и в само пекло, вы выйдете оттуда со своей душой: ей ничто не сможет повредить. Многие из нас заняты показухой — пусть себе мы даже хвастаемся и не богатством или добром своим, а благословениями. Все это нужно отбросить. Но есть что-то большее, чего нельзя отбрасывать ни в коем случае, — жизнь, «сокрытая со Христом в Боге» (Кол. 3:3).

Готовы ли вы позволить Богу взять себя в союз с Ним и больше не обращать никакого внимания на то, что вы называете великим? Готовы ли вы отказаться, отречься абсолютно от всего? Проверить это можно просто: вы готовы, если не спрашиваете: «А как же быть с этим?» Берегитесь всяких «а что, если». Как только вы задумаетесь, а как же быть с чем-то, от чего жаль отказываться, это будет означать, что вы не покорились Богу, что вы Ему полностью не доверились. А как только покоритесь и доверитесь, вы уже не будете больше думать о том, что же сделает Бог. Отречься от всего — значит отказаться от роскоши задавать какие бы то ни было вопросы. Если вы полностью покоряетесь Богу, Он сразу же вам скажет: «А тебе вместо добычи оставлю душу твою». Люди устают от жизни потому, что Бог им кое-чего не дал, потому что они не получили свою душу в добычу. Избавиться от такой усталости можно, если отречься от всего и покориться Богу. И когда вы сможете покориться Богу, вы будете самым изумленным и восторженным человеком на земле — вы станете полностью принадлежать Богу, а Бог даст вам душу вашу. А если с вами такого еще не произошло, то или потому, что вы в чем-то непослушны Богу, или потому, что вы отказываетесь быть попроще.

Благодатная неизвестность

«…Еще не открылось, что будем». (1-е Иоанна 3:2)

Мы по природе своей настолько склонны все просчитывать, что всякая неизвестность нам кажется чем-то неправильным. Нам кажется, что нужно всегда чего-то достигать, но духовной жизнью управляют совсем другие законы. Сущность духовной жизни в том, чтобы знать, что ты и не должен всего знать, и, как следствие, не обустраиваться нигде. Здравый смысл говорит нам: «Вот если бы я был в такой ситуации…» Но мы просто не можем представить, как поведем себя в ситуации, бывать в которой нам пока не приходилось.

Уверенность в будущем — признак жизни, которой правит здравый смысл. Благодатная неизвестность — признак духовной жизни. Быть уверенным в Боге — значит быть неуверенным во всем остальном, значит не знать, что готовит нам грядущий день. Обычно эти слова произносятся с печальным вздохом, а наш дух должно захватывать не от печали, а от радостного предвкушения. Мы не уверены в своем следующем шаге, но уверены в Боге. И как только мы полностью покоримся Богу и возьмемся за дело, которое само просится нам в руки, Бог будет постоянно наполнять нашу жизнь сюрпризами. Когда мы становимся служителями буквы, что-то в нас умирает — мы уже больше не верим Богу, мы верим только нашей вере в Него. Христос сказал: «…Если… не будете как дети» (Мф. 18:3). Духовная жизнь — это жизнь ребенка: в Боге мы уверены, мы просто понятия не имеем, что Он сделает в ближайшем будущем. Если мы уверены только в своих убеждениях, у нас появляется чувство собственного достоинства и налет суровости, со своей точкой зрения мы определяемся окончательно и бесповоротно, но, если наши отношения с Богом в полном порядке, жизнь наша наполняется неподдельной, радостной неизвестностью и предвкушением чудес.

Иисус сказал: «В Меня веруйте» (Ин. 14:1). Он не говорил: «Веруйте в доктрины». Предайте все Ему. Как Он придет, неизвестно, известно, что придет. Храните верность Ему.

Непредсказуемость любви

«Любовь долготерпит, милосердствует…» (1-е Коринфянам 13:4)

Любовь нельзя запрограммировать заранее, она рождается непредсказуемо, и проявления ее не менее непредсказуемы.В словах Павла о любви нет никаких математических формул. Мы не можем сказать: «Все, больше не буду «мыслить зла», буду «всему верить». Любовь потому и любовь, что приходит нежданно-негаданно. Нам не нужно ставить перед собой слова Христа как моральный кодекс, потому что, когда Дух Святой сможет в нас действовать, мы будем по этому кодексу жить, сами того не осознавая, и, оглядываясь назад, будем поражаться каким-то своим бескорыстным чувствам, которые как раз и доказывают, что в нас живет неподдельная и непритворная любовь. Все, что в нас от жизни Божьей, распознается только тогда, когда оно уже прошло.

Источники любви — в Боге, а не в нас. Бессмысленно искать любовь Божью в своих плотских сердцах: она там может оказаться только в том случае, если излита в эти сердца Духом Святым.

Если мы пытаемся показать Богу, как мы Его любим, — это верный признак как раз того, что мы Его не любим. Свидетельство же нашей любви к Нему заключается в том, что любовь наша прорывается абсолютно непредсказуемо, сама собой. Оглядываясь назад, мы не можем объяснить, почему мы что-то сделали. А сделали мы это просто потому, что в нас живет Его непредсказуемая любовь. И жизнь Божья проявляется в нас именно так, потому что источники любви в Духе Святом (Рим. 5:5).

Верой, а не чувствами

«…Мы ходим верою, а не видением». (2-е Коринфянам 5:7)

Такое-то время мы чувствуем, что Бог о нас заботится, а потом, когда Бог начинает нас использовать в делах Своих, мы напускаем на себя трагический вид и только и говорим, что об испытаниях и трудностях, в то время как Бог хочет, чтобы мы исполняли свой долг без лишних слов. Если бы это зависело от нас, никто бы никогда не уходил в тень, все лезли бы на свет. Можем ли мы исполнять свой долг, когда Бог затворяет перед нами небеса? Некоторые из нас всегда хотят быть в ореоле святости, с золотыми нимбами над головой и румянцем вдохновения на щеках, хотят иметь дело только с такими же самыми святыми. Но от святого в позолоте толку мало, это отклонение от нормы, патология, такой святой не приспособлен к повседневной жизни и совсем не похож на Бога. Мы — люди, а не еще не оперившиеся ангелы, мы призваны трудиться в этом мире, и трудиться в хаосе этого мира с бесконечно большей силой, потому что мы рождены свыше.

Если мы пытаемся поймать редкие минуты вдохновения — это признак того, что нам нужен совсем не Бог. Из тех мгновений, когда Бог действительно приходил к нам и что-то говорил, мы делаем себе идолов и требуем от Бога, чтобы Он проделывал это опять и опять. А Бог-то хочет от нас, чтобы мы «ходили верою». Кто из нас не складывал рук и не говорил в душе: «Ничего больше не буду делать, пока мне не явится Бог»? А Бог не явится, и нам придется вставать и браться за дело без всякого вдохновения, без всяких внезапных прикосновений руки Божьей. Вот тогда-то мы и удивляемся: «Так оказывается, Он все время был рядом, а я этого даже и не знал!» Никогда не живите только редкими мгновениями: сюрпризы они сюрпризы и есть. Бог ниспошлет нам минуты вдохновения, если увидит, что они нам не вскружат голову. И не нужно нам делать эти минуты для себя нормой, норма для нас — выполнение нашего долга.


Глава 5 из 13« Первая«456»Последняя »