Глава 5

Служение самарянина — Дальнейшая работа — Чудесное лекарство — Своевременная помощь

По всей стране, наряду с другими бедствиями, свирепствовали тиф и испанский грипп. Эти эпидемии уносили массы нередко цветущих жизней. Посещая по домам больных, зачастую брошенных без всякой человеческой помощи, среди невероятной грязи и съедаемых насекомыми, некоторые братья и сестры заражались сами. Но и во время болезни Господь не оставлял нас без Своей чудной охраны. Из девяти сотрудников, перенесших тиф, никто не умер. Но, встав с одра болезни, они все снова продолжали работу.

Однажды в селении Петровка нам сообщили, что в одном доме лежит несколько больных, оставленных всеми и находящихся при смерти.

Придя в указанный дом, мы увидели потрясающую картину. На земляном полу, на грязной, пропитанной нечистотами, соломе, в грязных лохмотьях, с жалобным стоном прижимались друг к другу трое исхудалых людей. Это были молодой человек лет девятнадцати и две его сестры.

Родители этих несчастных умерли от тифа уже раньше. Во время болезни всего семейства домашние вещи и одежда были украдены злыми людьми. Брошенные всеми, они постепенно умирали от болезни и голода.

Через несколько часов дружной работы было очищено помещение и приготовлены кровати. Не найдя ничего, во что можно было переодеть больных, наши сестры отдали для этого свое белье. Срезанные с больных волосы лежали на полу и шевелились от массы насекомых. Подобная работа была тяжела для человеческой плоти и не всем приходилась по душе.

Небольшой труд принес обильное благословение, обреченные было на смерть быстро выздоровели.

Поручив дальнейший уход за ними верующему семейству и засвидетельствовав выздоравливающим о Христе, мы закончили работу в этом селении и пошли дальше. Четверо из нашей группы заразились при этом тифом и вскоре слегли в постель. Пять недель боролись они со смертью, но Господь был с ними и в болезни; Он поддерживал своих рабов в те дни, когда они проходили долиной смертной тени.

При виде нужды и человеческого горя сердца сотрудников миссии наполнялись еще большим рвением и желанием помогать. Эта давало нам силы переносить всевозможные лишения и испытания.

Нередко случалось, что местный пристав по несколько раз высылал своего помощника с городовыми для нашего ареста. Иногда, придя в другое селение, мы узнавали, что нас ищут в том, которое мы только что оставили. Впрочем, у нас никогда не было и мысли, чтобы бежать или прятаться, но Господь Сам, как видно, смешивал их пути и давал нам свободу для работы.

Однажды в селении Бандышево происходило большое собрание на открытом воздухе. Вдруг появилось несколько полицейских; они потребовали прекратить собрание и последовать с ними в участок.

Сославшись на Слово Божие, где говорится, что Богу должно подчиняться больше, нежели человекам, я просил городовых выслушать сначала проповедь, а потом пойти с нами в участок. Громадная толпа народа требовала продолжать.

По окончании проповеди всей группе пришлось последовать за городовыми. По сторонам и сзади шли несколько человек с обнаженными шашками, а посреди с пением духовных гимнов шли служители Христа. Несмотря на угрозы полицейских, толпа народа сопровождала нас за селение; из домов выходили жители, сожалели об аресте и укоряли арестованных.

Было уже темно, когда мы подошли к большому помещичьему дому, расположенному в тенистом парке. В нем помещалась канцелярия пристава, и был расквартирован большой отряд полиции.

По длинным темным коридорам нам ввели в большой круглый зал. Были зажжены свечи. Отряд полиции с оружием в руках разместился у окон и дверей зала. Один из них направился известить начальство о выполнении поручения.

Оказавшись в такой необычной для нас обстановке, мы решили засвидетельствовать этим людям о Христе и призвать их к покаянию.

Зал для собрания был великолепный, слушатели налицо, и мы начали петь духовные гимны. Вначале послышался было протест, но слова песни и мелодия так поразили слушателей, что они прекратили протест и просили продолжать.

Во время пения в зал быстрыми шагами вошел пристав. Не обращая внимания на его появление, мы продолжали петь. Смущенный, он посмотрел на слушавших полицейских и на группу людей, певших посреди зала. Вынув изо рта дымящуюся папиросу и смяв ее между пальцами, он отбросил ее в сторону и снял фуражку.

Когда окончилось пение, я понял, что тут действует Господь, и попросил разрешения помолиться за них. Пристав проговорил в виде извинения несколько слов о том, что здесь это неудобно и т.д. Не обращая внимания на его слова, я произнес горячую молитву за пристава и всех собравшихся полицейских. Сердце было наполнено жалостью к этим людям. Вся местность была наполнена повстанцами, и полиция находилась в ежеминутной смертельной опасности.

Когда кончилась молитва, пристав дрожащим от волнения голосом попросил извинения за арест. «Мне неправильно сообщили о вас.

Вас выдали за каких-то агитаторов, потому я и должен был послать полицию для ареста. Но я вижу, что здесь ошибка, извините меня. Я только об одном прошу вас, не делайте ваших собраний на улицах и так поздно, а то вашим именем могут воспользоваться злые люди для агитации. Идите себе с миром».

После этого он вместе со своими подчиненными, освещая коридор свечами, проводил нас из дома. Двое городовых указали ближайшую дорогу через парк к селению, где находились наши вещи.

Была уже глубокая ночь, когда мы прибыли обратно на нашу квартиру. Рассказав обо всем происшедшем приютившему нас семейству, мы вместе с нашими хозяевами вознесли горячую благодарность Господу за все случившееся в этот вечер. Такого оборота мы не ожидали. Здесь ясно была видна всемогущая рука нашего Господа. В продолжение дальнейшей работы в этом районе нас больше никто не беспокоил, и мы могли спокойно продолжать наше дело.

С некоторого времени мы стали замечать, что больные с неохотой принимали нашу помощь, особенно же предлагаемые нами лекарства. Часто мы видели, что прежде чем принять лекарство, люди несколько раз делали над ним крестное знамение и что-то шептали.

Вскоре нам стала ясна причина этого явления.

После осмотра одной женщины, тяжело больной испанским гриппом, были приготовлены нужные лекарства и ей дали совет, как их принимать. Больная покачала отрицательно головой.

«Я не буду их принимать, — прошептала она слабым голосом. — Если вы добрые люди, то дайте мне лекарство, от которого я не могла бы сделаться штундисткой. Батюшка говорил нам в церкви, когда я еще была здорова, что вы ходите по селам и даете какое-то питье. Каждый, попробовавший его, обязательно делается потом штундистом. Я лучше согласна умереть, чем оставить мою православную веру. Ах, мне так тяжело, так тяжело, и видно я скоро должна умереть, но я так боюсь вашего лекарства!»

После долгих уговоров бедная женщина согласилась принять нужные средства и обещала ими воспользоваться. Мы были благодарны Богу, что Он открыл нам еще одну сторону козней диавола, которые он строил через духовенство православной церкви. Открытый враг не так опасен, как скрытый и невидимый.

Так изо дня в день продолжалась с помощью Господа эта благословенная и необходимая в то время работа.

* * *

В конце августа, пробравшись с большим риском через фронт из Москвы, приехали братья Г.Э. и В. Брат Михайлов остался на месте.

Они сообщили нам, что все палатки и часть литературы оставлены ими в Москве, но один вагон с 4000 Библий и 4000 Новых Заветов, который они успели нагрузить и отправить раньше, чем образовался фронт, был захвачен войсками Деникина на одной из станций и пропал без вести. Впоследствии мы узнали, что вагон был разбит около Мариуполя и разграблен окрестными жителями. Эту потерю мы также принесли в молитвах к Господу, прося, чтобы книги попали в руки людей, ищущих истины, и принесли нужный для Господа плод.

После приезда из Москвы еще двух братьев мы сделали недельный перерыв, а затем разделились на четыре группы и пошли с новыми силами на работу. Каждая группа переживала в своей работе много благословений и помощи свыше.

В то время как мы ходили из селения в селение, Я. Дик работал около станции Панютино. Злоба противников Евангелия разгораясь все больше и больше. За центром миссии, который снабжал группы литературой и всем необходимым, а также за братом Я. Диком был, видимо, установлен тайный надзор.

После одного из собраний, когда Дик уже направлялся домой, к нему подошел офицер и заявил: «Вы арестованы, следуйте за мной».

Видя, что офицер направляется в пустынное место за город, Дик начал с ним бесед. Пробудившаяся совесть заговорила в душе палача, собравшегося втихую расправиться с праведником.

«На этот раз вы избежали смерти, я не могу совершить своего дела, — заявил офицер, опуская наган. — Но берегитесь, не попадайтесь в другой раз».

Как овцы среди волков, ходили наши братья и сестры из села в село, но ни у кого не было ни малейшего страха, никто не думал оставлять трудной и часто опасной для жизни работы. Все чувствовали, что находятся под могучей и крепкой рукой Господа, без воли Которого не может упасть волос с нашей головы.

Наша группа работала в районе Харькова. В селе Водолага один ищущий Бога человек предоставил в наше распоряжение довольно большое помещение, занятое прежде пивной лавкой. Помещение это находилось в центре села около двух больших православных церквей.

Незадолго до собрания мы прошли по селу с пением духовных песен, раздавая трактаты и приглашая на собрание. Громадная толпа народа шла вслед за нами и наполнила довольно вместительный зал.

Началось собрание. Во время вступительного слова вошел епископ православной церкви. Держа в одной руке свой пастырский жезл, а в другой — шляпу, он направился прямо ко мне, требуя прекратить проповедь и распустить собрание. Не обращая внимания на это требование, я пригласил епископа занять место вместе со слушателями и продолжал проповедь. Все слушатели также не обращали внимания на требование своего пастыря разойтись по домам, продолжали спокойно сидеть, слушая Слово Божие. Владыка постоял несколько минут и затем, стуча посохом о пол и, комкая от злобы шляпу, с гневом оставил помещение.

Слушатели ловили каждое слово, многие плакали. Проповедь Евангелия прозвучала в первый раз в этом громадном селении.

Тишина вскоре была нарушена вторично. На этот раз епископ явился в сопровождении двух понятых и старшины, украсившего свою грудь медалью. Вошедшие потребовали именем закона прекратить собрание. Я новь любезно пригласил их сесть и послушать Слово Божие. Но вся группа снова вышла из помещения. Мне было жаль прекращать собрание и оставлять жаждущих истины людей без надлежащей духовной пищи.

Кончилась горячая проповедь, кончился спетый призывной гимн, и многие, преклонив колени, стали взывать к Господу о прощении своих грехов. Вдруг во время молитвы я почувствовал толчки по наклоненной голове. Несколько городовых, пришедших в помещение, потребовали прекратить молитву. «Вы арестованы, следуйте за нами», — заявили мне пришедшие. Вместе с моим спутником, который не желал, чтобы я шел один, нас отправили в канцелярию пристава.

Оставшиеся сотрудники в это время взывали к Господу о защите.

В соседнем селении произошло ограбление с убийством, и пристав находился в отсутствии. Его приезд ожидался только на следующий день. Его помощника, довольно злого человека, не оказалось в канцелярии. Он находился в другом конце села. Жена пристава, узнав о нашем аресте, просила городовых не извещать помощника до приезда ее мужа.

«Ведь вы знаете, что помощник пристава, не разобравшись, как следует в деле, может погубить этих людей без всякой вины с их стороны», — просила добрая женщина. Однако, несмотря на ее просьбы, двое городовых отправились на поиски своего начальника.

Мы знали, что этот человек крайне жесток и по революционным законам имеет право распоряжаться жизнью людей. В ожидании его прибытия мы мысленно обращались в молитве к Богу.

Не прошло и получаса, как во двор въехал сам пристав в сопровождении нескольких полицейских. Его жена, до сих пор беседовавшая с нами, обрадовалась и побежала ему навстречу. Прежде чем он зашел в канцелярию, она, как видно, сообщила ему все подробности нашего ареста.

Пристав оказался довольно симпатичным пожилым человеком в чине строевого капитана. После короткого допроса, извинившись за неправильные действия городовых, он освободил нас от ареста и разрешил продолжать собрания.

Наши сердца были переполнены благодарностью Богу за Его видимую помощь. Сейчас же направились мы к ожидавшим нас сотрудникам. Пройдя несколько шагов от участка, мы встретили помощника в сопровождении двух городовых. Последние указали на нас и заявили: «Вот те самые люди, которые были арестованы».

Спросив, кто нас освободил, надзиратель потребовал, чтобы мы следовали за ним снова в участок.

«Кто и почему освободил этих людей?» — обратился он к встретившему нас во дворе приставу.

«А вам какое дело, господин надзиратель» — ответил немного насмешливо пристав.

«Это странный ответ, господин пристав! Ведь эти люди повсюду устраивают митинги, собирают массы народа, возмущая их против существующего порядка. С этой целью шайка прибыла и к нам. Под нашим носом они чинят безнаказанно свои безобразия. Их необходимо упрятать подальше, чтобы они никогда больше не возвратились к нам!» «Правда ли все это, в чем вы обвиняете этих людей, господин надзиратель? Видели ли вы, как они возмущали население, слышали ли вы политические речи на их митингах?» «Нет, г-н пристав, но мне передали это верные люди, старшина и епископ».

«Ну, г-н надзиратель, нам пора уже перестать слушать бабьи сплетни, но расследовать самим и лично убеждаться в виновности или невиновности обвиняемых».

«Идите себе с Богом», — добавил он, обращаясь к нам.

Нам было неприятно слушать не совсем любезные объяснения двух человек. Но во время этих препираний мы увидели еще яснее чудные пути нашего Господа. Человек, от которого зависело наше освобождение и которого ожидали только на второй день, неожиданно явился в нужное время, на один день раньше. Тот же, который горел ненавистью к нам и всеми силами стремился сделать зло, должен был отсутствовать и придти, когда было уже поздно.

Поблагодарив нашего Господа за своевременную помощь, мы проработали в этом селении беспрепятственно еще несколько дней и направились дальше, неся Евангельскую весть о спасении.


Глава 8 из 28« Первая«789»Последняя »