Библиотека soteria.ru

Люди особой судьбы

Питер Мастерс

Дата публикации: 07.11.15 Просмотров: 1595    Все тексты автора Питер Мастерс

 

Антарктический путешественник

Лейтенант Бауэрс

Генри Бауэрс по праву заслужил, чтобы его имя было занесено в почетную летопись исследований и открытий, когда в марте 1912 вместе с капитаном Скоттом и доктором Биллом Вильсоном он уснул в последний раз в крошечной палатке под завывание снежной бури, возвращаясь домой от Южного Полюса. Бауэрсу было только двадцать восемь лет и, по общему мнению, он был одним из лучших участников экспедиции. Капитан Скотт говорил о нем, что он лучше всех справлялся с наиболее трудными физическими испытаниями. Вильсон считал его самым надежным товарищем. Сэр Джордж Грин восхищался его удивительной памятью, а его неотразимый оптимизм помогал им всем пережить самые трудные минуты.

Бауэрс был выходцем из семьи крепкого шотландского моряка. Его отец, капитан Александр Бауэрс, одержал победу в парусных гонках по реке Янцзы и дальше других заплыл вверх по течению. Он также построил новые порты, и был представителем индийского правительства, пытавшегося наладить торговлю с Бирмой. Но энергичная жизнь этого благородного, великодушного капитана была прервана суровой морской стихией. Он оставил после себя двух маленьких дочек, мальчика и плачущую вдову, которая особенно присматривала за сыном и надеялась, что он никогда не повторит морскую карьеру своего отца.

Госпожа Бауэрс растила свою семью в большом доме в Сидкапе, что к югу от Лондона. Каждое утро перед завтраком они пели гимн, читали главу из Библии, и молились вместе. Дети были научены так, чтобы знать значение креста Христова и верить в Его искупительную смерть как единственный путь, которым грехи могут быть прощены. Мать часто рассказывала детям, что их отец жил и умер, как примерный христианин, но она никогда не упоминала море, чтобы не посеять тягу к морю в сердце молодого Генри. Но в одно прекрасное утро госпожа Бауэрс вошла в спальню Генри, и увидела над его кроватью большое изображение парусника. В этот момент сбылись ее наихудшие опасения: она поняла, что ее мальчик когда-нибудь станет моряком. Для нее было большим самопожертвованием отдать Генри в Королевскую военно-морскую школу. Он был зачислен кадетом на корабль Ее Величества под названием «Вустер». Генри был невысоким, коренастым пареньком четырнадцати лет, с непокорными рыжими волосами и очень заметным орлиным носом.

Учеба на корабле Ее Величества существенно отличалась от учебы в обычной школе. Чистка, мойка, уборка судна, а также напряженный распорядок дня были главными методами закалки подростков и подготовки их для офицерской службы на больших парусных судах. В длинных спальнях нижней палубы Бауэрс получил репутацию как «самый выдержанный мальчик в мире». Его лучший друг на судне вспоминал, что «у него был самый сильный и самый лучший характер, который я когда-либо встречал. Его неизменной практикой в течение всего времени пребывания на борту «Вустер» было сидеть за одной из парт на главной палубе, и в присутствии всей корабельной команды, четверть часа читать Библию каждый вечер, используя для этого время, отведенное для личных занятий».

Бауэрс закончил учебу на «Вустере» в шестнадцать, получив высший балл по теории и практике мореплавания, и поступил учеником в торговый флот, на четырехмачтовый барк «Лох Торридон». На этом огромном парусном судне, как раз перед началом нового столетия, возбужденный молодой ученик отправился в свой первый рейс к берегам Австралии. Он проживал в каюте вместе с другим стажером и был постоянно при исполнении служебных обязанностей. «Работа не прекращается ни на миг», — писал он домой. В свободное от выполнения матросских обязанностей время, когда он не был занят чисткой и покраской, Бауэрсу было предписано изучать морскую навигацию вместе со штатным матросом, к которому он был прикреплен.

Каюта учеников была своего рода хижиной, построенной на верхней палубе, которая приглашала в гости каждую волну, накатившуюся на борт. Когда волны поднимались слишком высоко, то все имущество молодых матросов оказывалось в воде, но они тем не менее гордились своим судном, потому что на нем можно было плыть под парусом куда угодно.

Капитан был личностью, наводящей ужас, стальной взгляд его серых глаз мог заставить подчиниться даже самых дерзких моряков, посмевших его ослушаться. Бауэрс однако был настолько успешен в учебе, что завоевал уважение даже этого крутого по характеру шкипера, которому трудно было чем-либо угодить. Он был всего лишь восемнадцатилетним учеником, но капитан назначил его своим третьим заместителем, так что Бауэрс имел власть над всем экипажем корабля. Это был только третий его рейс к берегам Австралии, но дела на корабле шли неважно, поскольку экипаж «Лох Торридона» ненавидел своего капитана, и матросы готовы были разговаривать по душам только с этим молодым неопытным офицером.

Дела на корабле пошли еще хуже, когда первый заместитель после ссоры с капитаном с гордым видом ушел в свою каюту и не выходил из нее до конца рейса. А второй заместитель заболел, и Бауэрсу пришлось занять место первого заместителя капитана. Штормы в Южной Атлантике он встречал высоко на реях среди снастей, когда он приводил в готовность огромные паруса. Когда мрачные океанские туманы и обложные дожди продолжались в течение многих дней, Бауэрсу приходилось поддерживать моральный дух подавленного экипажа. Близость к Антарктическому кругу застала его на рее судна, слушающим крики морских птиц — может быть, пингвинов — со странным желанием примкнуть к числу первых полярных исследователей, имена которых так часто появлялись в прессе. «Это было нелегкое путешествие,» — писал он домой. «Это только кажется, что быть третьим заместителем капитана — великолепно и что я сделал большой шаг вперед всего лишь за два года обучения, … но шкипер настроен против своих подчиненных, и с ним очень трудно сладить.»

Поскольку Бауэрс вел весьма активную жизнь, выполняя функции первого заместителя капитана, он стал размышлять о еще более амбициозных перспективах. «Мир замечателен, — думал он, — и возможности кажутся безграничными.» Но в то же самое время он внутренне содрогался от мысли об испорченности мира, поскольку плечом к плечу постоянно находился с людьми, которые заслуживали лишь тюрьмы или же работы на торговом судне. Во время стоянки «Лох Торридона» в Аделаиде он записал: «Наш повар сбежал с корабля, когда мы готовились к отплытию в следующий морской поход. Я ходил в город, чтобы вызволить повара из тюрьмы, и привел его на корабль после обеда. Наш новый экипаж валяется на борту весь пьяный.»

В его мыслях кружились амбиции и сомнения. «Я должен преуспеть, — думал он. — Неужели мир погряз в грехах так сильно, что мне теперь нет другого выхода, как стать верующим? Неужели спасутся только те, кто поверил в Спасителя и посвятил жизнь Ему на служение?» Так, борясь со своими мыслями, Бауэрс должен был готовить судно к путешествию домой вокруг мыса Горн. Сделали перекличку матросов, подняли якоря, расправили паруса, и большой стальной корабль снова отправился в путь. Когда загруженность обязанностями стихла, и судно взяло твердый курс, в душе первого заместителя капитана возобновилась прежняя борьба: с одной стороны мир; с другой стороны — невидимый Господь Иисус, Который, как уже знал Бауэрс, так возлюбил его, что умер на позорном кресте, чтобы понести наказание за его грехи. Чему же должен он посвятить свою жизнь?

«Казалось, что я погряз в болоте сомнений и маловерия. Почему мы вынуждены встретить так много разочарований, когда жизнь и без них так тяжела? Все вокруг представляет собой неразрешимую проблему. Я чувствовал, что никогда не найду выхода, да и не было смысла его искать. Но вдруг, кажется, Сам Господь вмешался в мою судьбу».

«Однажды ночью на палубе, когда дела шли наихудшим образом, мне показалось, что ко мне пришел Христос и показал мне, зачем мы живем на земле, и какова истинная цель жизни. Да, нужно решиться на многое, прежде чем сделать выбор между материальным и духовным. И вот, в то время когда я уже был готов сделать выбор в пользу мира, хотя детское воспитание внушало страх перед такой мыслью, Христос открыл мне Себя, причем не в видении, не через эмоциональную проповедь, но далеко в море. Рядом с Ним мир в своем лучшем виде был ничто, и даже сама жизнь казалась не стоящей ничего. Он наполнил Собой весь мой горизонт… Кто мог бы отказаться от такого Друга, Который знает о тебе все наперед?

Очень трудно выразить в словах то, что я внезапно увидел так явно, иногда даже трудно вспомнить подробности происшедшего. Я знаю также, что мои желания добиться успеха в этом мире будут противоречить ясному свету, который я увидел в этот момент, но я никогда не могу забыть, как во мгновение времени я осознал, что все, что случается с нашими телами, не имеет никакого значения.» Всю свою оставшуюся жизнь Бауэрс вспоминал это необычное переживание, когда Господь встретил его со столь слабой верой, чтобы восстановить в нем веру детства и повести дальше по жизни.

Он отправился еще один раз в рейс на «Лох Торридоне», а затем оставил парусник и перешел на пароход, на котором были побиты все рекорды по скорости пересечения Тихого океана за последние шестнадцать лет. Затем он перешел служить на корабль

«Кейп Бретон», направляющийся в Нью-Йорк. Правда, здесь ему досталась не столь хорошая должность, как он рассчитывал, но к этому времени Бауэрс ясно чувствовал невидимое руководство в своей жизни. В разговоре со своей сестрой о ее планах на будущее, он писал: «Не пришла ли ты к тому же выводу, что и я когда-то, что слишком много думать о будущем не приносит ничего, кроме еще большего разочарования? Я порядком намучился, пытаясь держать свое будущее в собственных руках, пока, наконец, не доверил все Тому, Кто уже знает наперед цель, к которой движется вся моя жизнь.

Бауэрсу исполнился двадцать один год, он служил в Нью-Йорке на корабле «Кейп Бретон», когда получил телеграмму, сообщающую, что он был произведен в звание младшего лейтенанта и переведен для дальнейшей службы в Королевский Индийский Морской Флот. Бауэрс давно желал перевода из торгового флота в военный, и догадывался, что об этом походатайствовал командир корабля «Вустер», где он когда-то проходил начальное обучение.

Возвратившись в Англию, он отправился прямо на «Вустер», чтобы выразить благодарность командиру корабля, а тот представил его сэру Клементсу Маркхэму, который считался «отцом» экспедиции капитана Скотта на корабле «Дискавери». Командир обратился к сэру Клементсу и, показывая на Бауэрса, сказал: «Этот молодой человек в один прекрасный день возглавит одну их этих экспедиций.» Сэр Клементс долго и выразительно посмотрел на молодого офицера. Этот взгляд глубоко запал в душу Бауэрсу.

Индийский флот был совсем не похож на большие парусники, огибавшие мыс Горн, или на дымные пароходы, бороздившие Атлантический океан. Бауэрс был прикреплен к плоскодонной канонерке, патрулировавшей реку Ирравади. Здесь корабли не становились на якорь, а просто привязывались к прибрежным деревьям, и успех передвижения зависел от бдительности офицеров, знавших каждый изгиб и водоворот на реке. В воздухе носились тучи москитов, а климат был жарким, как печь. Преимуществом службы на Ирравади было то, что Бауэрс мог выходить на берег, где он ездил на велосипеде по горным дорогам к Китайской границе, наблюдал бурную жизнь джунглей, находил золото в горных ручьях, изучал язык хиндустани, а также старался заниматься всевозможными спортивными упражнениями. Неудивительно, что при столь хорошей физической подготовке он мог превосходно играть в сквош.

Так же, как и на «Лох Торридоне», Бауэрс быстро сумел стать ответственным лицом на службе в Индийском Флоте. Цепочка необычных событий привела его к тому, что он стал командиром корабля «Бхамо». Это была шестидесятиметровая канонерка, которая считалась самым трудным для службы судном во всем флоте. Бауэрс справлялся со своей должностью капитан-лейтенанта столь успешно, что ему дали прозвище «комета». Он относился к работе с фанатической старательностью, так что то, что он успевал делать, казалось просто невероятным. Однако в душе Бауэрс был далек от самодовольства. «Я часто призывал Божью помощь в трудные минуты, когда сам уже ничего не мог сделать своими силами, и эти моменты жизни навсегда останутся в памяти. Я сознаю, что спешка и суматоха жизни часто закрывают мои глаза на то, что вечно, но все же я уверен, что не позволю им меня ослепить.»

В выходные дни его всегда можно было найти на богослужебных собраниях. Однажды, после посещения служения для моряков в Калькутте, он писал домой: «Гимны Сэнки001 были действительно великолепны. Они принесли мне столь прекрасные воспоминания о Сидкапе! Я всегда благодарю Бога за те утренние гимны, которые мы пели вместе перед завтраком. Они навсегда отпечатались в моей памяти.»

Спустя почти год разлуки, госпожа Бауэрс снова встретила своего сына дома, в Шотландии. В это время он был назначен на военный корабль Ее Величества «Фокс». Это был Британский военно-морской крейсер с пятидюймовыми орудиями, плавающий в Персидском заливе, где был самый жаркий климат во всем мире. Здесь Бауэрс был занят преследованием арабских морских контрабандистов-торговцев оружием, когда неожиданно, в 1910-м, он был вызван в Бомбей к Главнокомандующему Королевским Индийским Морским Флотом. Со страхом переступил он порог его ведомства, мучимый вопросом, что же он сделал плохого. Главнокомандующий поприветствовал его спокойно, держа в руках две телеграммы. В первой говорилось: «Если возможно, выделите лейтенанта Бауэрса для похода в Антарктику». Во второй: «Если он может быть в Лондоне к 15-ому мая, он будет назначен.»

Командир корабля Ее Величества «Вустер» и сэр Клементс Маркхэм представили его характеристику и служебные записи капитану Скотту, который без всяких формальностей или собеседований отклонил свыше 8000 претендентов и дал телеграмму в Бомбей, чтобы заручиться его согласием. У Бауэрса замерло дыхание от изумления, он был убежден, что через столь необычные обстоятельства Сам Бог направлял ход его жизни.

«Терра Нова», корабль экспедиции капитана Скотта, покинул берега Англии в июне 1910 года. Бауэрсу было поручено отвечать за все продовольственные запасы. Очень скоро он проявил себя как один из выдающихся людей на корабле. Бауэрс писал: «Человек, больше всего поразивший меня среди членов экипажа — это доктор Вильсон… Я уверен, что он — истинный христианин, в этом нет никакого сомнения, поскольку это видно во всем… К тому же он замечательный художник.» Доктор Вильсон также сделал личную запись относительно Бауэрса: «Невысокий, рыжеволосый, коренастый человек, с очень большим носом, образец трудолюбия, да еще вдобавок с самым бескорыстным характером, который я когда-либо видел.»

В скором времени он из-за своего носа заслужил прозвище «Пташка», и все стороны взаимно решили, что где-нибудь в Антарктике должен иметься в его честь «Птичья высота». Капитан Скотт часто вызывал Бауэрса для советов, и был настолько поражен им, что решил взять его в группу для высадки на берег. В январе 1911 группа высадки покинула борт «Терра Новы» в районе Мыса Эванс и стала готовиться к походу на Южный Полюс. «Каждый день, — говорил Скотт, — Бауэрс что-то предлагает или делает на пользу лагерю… Я еще не встречал человека, который не боится холода так, как он.»

По мере продвижения экспедиции, Бауэрс и Вильсон были главными, кто поднимал моральный дух ее участников. Гриффит Тейлор вспоминает, что Бауэрс всегда приносил экземпляры камня для геологов с замечаниями вроде: «Вот вам друза, вкрапленная в базальт с полевым шпатом и роскошным оливенитом.» Понтинг, корабельный фотограф, вспоминал: «На земле еще не было более радостной души, чем он, человек, столь пренебрежительный к невзгодам… С того момента, как мы высадились с корабля и отправились к Южному Полюсу, он был личным советником Скотта по всем вопросам, касающимся снабжения различных исследовательских групп.»

Группа путешественников постоянно переживала потрясения, неудачи, потери; они лишились двигателей, пони, собак; к тому же погодные условия были ужасными. Скотт еще больше оценил в Бауэрсе его «…изумительную физическую подготовку, благодаря которой он мог работать в таких условиях, которые просто парализовывали остальных. У него самые высокие интеллектуальные данные, а способность запоминать подробности — просто великолепна.»

18-ого января 1912 года группа из пяти человек достигла Южного Полюса. Это были Скотт, Вильсон, Бауэрс, Оутс и Эванс. «Мы установили точное местонахождение Южного Полюса — записал Бауэрс, — и оставили там Британский Флаг. Я имел честь видеть это своими глазами, и фактически обеспечивал продвижение группы к этому месту, а также проводил все научные наблюдения с тех пор, как Тедди Эванс вернулся назад. Люди Амундсена оставили палатку с некоторыми приборами близко к Полюсу. Они были здесь ровно месяц назад. Мне ужасно жаль капитана Скотта, которому пришлось пережить очень ощутимый моральный удар.»

На обратном пути от Полюса тревожные обстоятельства медленно смыкались вокруг маленькой группы. После мучительного спуска с Ледника Бердмор в феврале Эванс сорвался и разбился насмерть. «Нет, дальше так продолжать невозможно, — писал Скотт немного спустя. — Я не знаю, что бы я делал, если бы Вильсон и Бауэрс не были так решительны и оптимистичны, несмотря ни на что.» В марте Оутс, сильно заболевший в то время, вышел из палатки в снежную бурю, и больше его никто не видел. Теперь уже смерть казалась неизбежной для всех их, и Скотт записал в своем дневнике: «Если бы мы остались в живых, то можно было бы рассказать целую сказку… конец не может быть далеким…»

Вскоре после этого он снова взял перо и написал госпоже Бауэрс следующее: «Дорогая госпожа Бауэрс, я боюсь, что это письмо дойдет до вас после одного из самых тяжелых ударов в Вашей жизни. Я пишу Вам в тот момент, когда конец нашего путешествия уже очень близок, и я завершаю его в компании с двумя учтивыми, благородными джентльменами. Один из них — ваш сын. Он был одним из моих самых близких и способных друзей, и я ценю его замечательный открытый характер, его способности и энергию. По мере того, как нам становилось все труднее, его бесстрашный дух сиял еще ярче, и он оставался веселым, полным надежды и силы до конца… До самого конца он говорил о Вас и о своих сестрах. Каждый мог понять из его слов, каким счастливым было его семейство…»

Бауэрс не испытывал никакого страха перед смертью, потому что он встречал ее, зная Друга, Который был Другом его отца, того Друга, с которым познакомила его мать, когда он был еще мальчиком. Он вручил свою жизнь Христу, как Спасителю, и доказал реальность Его силы за свою короткую жизнь на земле. Его последние слова были написаны 22-ого марта 1912 года:

«Моя родная и самая дорогая мама,

Поскольку это может быть мое последнее письмо к тебе, мне жаль, что в нем — только короткие каракули. После того, как мы покинули Полюс, я написал немного, но это было не потому, что я мало думал о тебе и дорогих сестрах. Обратная дорога была ужасной… Бог Один знает, каким будет конец 22-мильного марша, который нам еще предстоит впереди, но я по-прежнему уповаю на Него и на обилие благодати моего Господа и Спасителя, Которому ты учила меня доверять еще с детства и Который был моей опорой в течение всей жизни. Я доверяю вас Его охране, а сам утешаюсь только тем, что мне позволено бороться до конца…»

По всей вероятности, всего лишь через несколько часов лейтенант Генри Бауэрс перешагнул порог вечности.

 

ПРОГРАММЫ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ БИБЛИИ:

ИНФОРМАЦИЯ ПО САЙТУ:

Внимание! Контент сайта обновляется. Файлы pdf будут полностью заменены на html и epub до 20.09.

ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ:

Когда будет конец света    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 74 Категория: Статьи

И снова о Троице    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 53 Категория: Статьи

Нужны ли христианам изображения Христа    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 39 Категория: Статьи

Семинар — Книга Откровение    Юрий Юнак     31.08.19    


Просмотров: 93 Категория: Статьи

Десятина в Новом Завете    Василий Юнак     28.08.19    


Просмотров: 297 Категория: Статьи

Статьи

НОВЫЕ ПРОПОВЕДИ:

Для чего живёшь, человек    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 78 Категория: Новые проповеди

Ещё одна буря на море    Игорь Котенко     29.08.19    


Просмотров: 124 Категория: Новые проповеди

Как Бог оправдывает грешника    Игорь Котенко     29.08.19    


Просмотров: 51 Категория: Новые проповеди

НАШ ФИЛИАЛ:

 

ПОЛЕЗНО ПОЧИТАТЬ:

 Яндекс цитирования Rambler's Top100 Яндекс.Метрика