Приложения

Приложение 1. Уильям Перкинс о возрождении

Мы приводим ниже краткий обзор учения Уильяма Перкинса о возрождении, чтобы показать исключительную историческую целостность «постепенного» взгляда на возрождение, в противовес изолированному современному понятию, распространенному Джоном Марри в его влиятельной книге «Искупление осуществленное и примененное» Уильям Перкинс (1558-1602) был очень влиятельный духовный наставник среди пуритан, труды которого читали в наиболее широких кругах и которому старались подражать. Он обратился в Кембридже, затем остался в университетском городе как проповедник округа и университетский лектор. О нем однажды было сказано, что в то время как некоторые проповедники допускали ошибку, проповедуя хорошо только Евангелие, не упоминая Закон, он проповедовал хорошо и Закон, и Евангелие. Он был знаменит своим убедительным стилем проповеди и тем, что он был особым инструментом Божиим. Когда Томас Гудвин прибыл в Кембридж десятью годами после его смерти, он увидел, что церковные кафедры города до сих пор находились под его влиянием. Как Перкинс рассматривал процесс возрождения?

Подробный ответ на этот вопрос можно найти в его работах, среди которых такие классические труды по вопросам спасения, как «Золотая цепь» или «Последовательность причин спасения и проклятия». Перкинс разделяет обращение на ряд сложных частей или ступеней, которые стали стандартным планом среди тех пуритан, кто считал, что возрождение следует за осознанием греховности. В этой книге мы предлагаем обратный порядок, что сначала приходит возрождение, но мы соглашаемся с Уильямом Перкинсом, что возрождение является одним из составляющих всего процесса. Перкинс считал, что постепенный процесс имеет место и до, и после возрождения. Эти ступени были недавно представлены в сокращенном виде в одном исследовании следующим образом:

1-я ступень — вступает в действие служение Слова, происходит некоторый внешний или внутренний кризис, который сокрушает и покоряет упорную природу грешника и делает ее податливой к воле Божией.

2-я ступень — Бог побуждает разум грешника к размышлению о Его святых законах.

3-я ступень — Бог заставляет грешника видеть и чувствовать свои грехи, и как он оскорбляет Бога.

4-я ступень — Бог поражает сердце грешника страхом наказания и ада, и также повергает его в отчаяние от невозможности спастись собственными делами и заслугами.

5-я ступень — разум грешника начинает серьезно воспринимать обетования спасения, предложенные в Евангелии.

6-я ступень — Бог зажигает начальную искру веры, или добровольное желание верить, а также дает благодать для борьбы против сомнения и отчаяния.

7-я ступень — как только зародилась вера, начинается внутренняя борьба, в которой эта начальная вера борется с сомнением, отчаянием и недоверием. В этой борьбе сражении человек горячо, непрерывно и искренне просит у Бога прощения, и это желание преобладает над всем остальным.

8-я ступень — Бога в Своей милости успокаивает и умиротворяет совесть, дает грешнику большую уверенность в спасении, и его душа находит покой в обещании жизни.

9-я ступень — человек с искренним сокрушением раскаивается в том, что оскорблял столь милосердного и любящего Бога, и он отдает Богу все свое существо: жизнь, любовь и поведение.

10-я ступень — человек проявляет новое повиновение, в котором он сознательно повинуется Божиим заповедям и начинает ходить в обновленной жизни.

Перкинс считал, что первые пять ступеней могут случаться также в жизни людей, кто не принял спасения (подобно тому, как Феликс «дрожал», и царь Агриппа был «почти убежден» словами Павла). Но что касается избранных, Перкинс учил, что Святой Дух действовал в них так мощно, что первые пять ступеней производили в них смирение и готовили почву к возрождению.

Другие кальвинистские богословы сказали бы, что возрождение произошло в самом начале процесса (у избранных) и то, что Перкинс считал подготовительной работой Духа Святого, было на самом деле начальным возрождением. Оставляя это противоречие в стороне, мы все же видим, что первые пять ступеней происходит в течение какого-то времени. Таким образом, ясно, что Перкинс (и его единомышленники из пуритан) ясно, видели обращение, как процесс. Они придерживались «постепенного» взгляда, даже хотя многое из этого процесса было технически помещено перед возрождением, а не после него.

Но это еще не все. Перкинс и его друзья богословы имели еще один пункт, в котором они удлиняли процесс обращения. Заменим, что происходит в 6-ой ступени. Очевидно, что Перкинс говорит здесь о возрождении, потому что на этой ступени зажигается и насаждается в сердце вера и желание удовлетворить требованиям Бога. Однако при этом все же остается место для сомнений, отчаяния и борьбы (7-я ступень). В течение некоторого времени, короткого или длительного, вера (по схеме Перкинса) ведет борьбу с сомнениями, пока не победит горячая молитва о помиловании. И лишь на 8-ой ступени Бог милостиво приводит борющуюся душу к полной вере, а затем следует раскаяние.

Эти ступени показывают, каковы были взгляды крупнейших авторов ранней пуританской эпохи. Они считали, что возрождающая работа Духа Святого, насаждение семени веры и желания верить, порождает борьбу, которая заканчивается только через действие веры, раскаяние и отдача Богу. Только после этого может полностью проявиться новая жизнь. Мы видим, что прежде, чем полностью проявится вера или раскаяние, человек переживает процесс осмысливания, сознательного убеждения, а заодно с ним — внутреннюю борьбу с сомнением и отчаянием. Наконец, наступает мир. Совершенно ясно, что это — «постепенное» представление о возрождении (даже вдвойне удлиненное), но никак не «мгновенное». Служение убеждения здесь вдвойне важно, и не удивительно, что пуритане были в высшей степени убеждающими евангелистами.

C. Р. Вохен о возрождении

Дальнейший пример исторической целостности «постепенного» представления о возрождении мы видим в трудах C. Р. Вохена, сменившего Робертом Дабни на посту Профессора Богословия в Юнион Семинарии в 1893. Его большая работа, «Дары Святого Духа», была переиздана в Англии в 1975. Как и Уильям Перкинс, C. Р. Вохен придерживался «подготовительного» взгляда, а именно, что возрождению предшествует подготовительная работа, но он все же является сторонником «постепенного» процесса даже после того, как возрождение уже произошло.

С. Р. Вохен говорит о пробуждающем влиянии Святого Духа, что оно предшествует возрождению. Он подчеркивает, что люди, как они описаны в Библии, находятся в спящем, слепом, бессознательном и мертвом состоянии. Пробуждающая работа Духа разбивает эту нечувствительность, но еще не дает духовную жизнь. Обличающее влияние Святого Духа приходит в это же самое время, или вскоре после него. Оно, по представлениям Вохена, также предшествует дарованию духовной жизни.

За обличающим влиянием следует истинное раскаяние, которое, в свою очередь, ведет к возрождению. В это время человеку дается новое сердце, и он может проявлять спасающую веру. С этого момента признаки возрождения и благословение уверенности становятся очевидными и известными.

Почему С. Р. Вохен занял такую теологически странную позицию? Потому что он соответствует той реальной картине постепенного процесса обращения, который доступен для нашего наблюдения. Вохен объясняет этот процесс неправильно, помещая возрождение после пробуждения, однако вполне очевидно, что, он видит обращение, как постепенный процесс.

Мы можем приспособить его схему к более ортодоксальному представлению следующим образом: работа Духа (которым мы называем начальным возрождением или зачатием), пробуждает и обличает, побуждает к раскаянию и спасительной вере, а это, в свою очередь, ведет к осознанному рождению свыше. Задержки в этом процессе могут происходить вплоть до момента, когда искреннее раскаяние и вера приводят к сознательному новому рождению.

Несмотря на то, что схема Вохена не лишена недостатков, она не уводит нас от необходимости проповедовать убедительно и быть инструментами Господними, потому что он подтверждает удлиненный процесс. Мы предпочитаем взгляд, что начальное возрождение должно быть помещено в начале процесса, но С. Р. Вохен, вместе с огромным большинством кальвинистских богословов, подтверждает, что обращение в целом представляет собой удлиненный процесс.

Приложение 2. Неполноценный Евангельский призыв

Ниже приводятся несколько примеров Евангельского призыва, основанного на «моментальном» представлении о возрождении. Первый пример, взятый из пособия по евангелизации, изданного лет 10 назад, ярко иллюстрирует проблемы, порождаемые такого рода богословием. Это пособие по евангелизации полезно во многих других аспектах, но в данном пункте мы считаем, что в нем допущена серьезная ошибка. Автор пособия предлагает, чтобы проповедник обращался к своим слушателям примерно так:

— О, грешник, ты погиб! Моя Библия говорит, что ты слеп к духовным вещам, и если ты не рожден от Бога, то не сможешь увидеть Царство Божие, не говоря уже о том, чтобы войти в него.

— О, грешник, твои дела обстоят еще хуже этого. Моя Библия говорит, что ты мертв из-за преступлений и грехов, и твоя единственная надежда в Боге, открывающем слепые глаза и имеющем силу воскрешать мертвых. О, грешник, там, в небесах, есть Бог, Который может давать жизнь духовно мертвым людям. Призови Его и положись на Его милость.

Такое обращение к грешнику действительно может иметь место, потому что согласно Библии люди должны осознать, что у них нет никакой надежды, если Бог не изменит их сердца. В Иоан. 6 Господь говорит об этом очень ясно в Своем обращении к самонадеянным иудеям. Однако если это единственная Евангельская истина, которую проповедник хотел передать в своей проповеди, то он полностью упускает из виду главную цель. Ведь в таком случае он фактически говорит грешнику следующее:

— У меня нет для тебя никакой доброй вести, потому что ты ее все равно не поймешь. Не стоит взывать к твоему разуму и увещевать тебя, потому что ты не прислушаешься к этому. Не имеет никакого смысла даже пытаться убедить тебя в том, насколько глупо твое положение, потому что у тебя нет духовной чувствительности. Ты этого не поймешь и не примешь во внимание.

Однако проповедник должен сказать намного больше этого, чтобы потому что в результате первоначального возрождения грешник становится способным к пониманию и принятию объяснений Евангелия. Его сердце открывается и у него появляется желание принять и поверить в него. Истинная слава Евангельской проповеди состоит в том, что она действительно является силой Божией к спасению. Учение о том, что возрождение приравнивается к моментальному и законченному обращению, а покаяние является лишь его плодом, упраздняет необходимость в предназначенном Господом служении Слова, необходимого для обращения грешника.

Трудности в проповеди Евангелия, с которыми сталкиваются сторонники этой точки зрения, иллюстрируются далее следующим отрывком из маленького буклета известного автора, который считает себя евангелистом.

Для нас принципиально заметить, что только те, кто получили возрождение, будут спасены. Вы спросите: «Как я могу родиться свыше?» Бог возрождает людей, когда они слышат изъяснение Священного Писания. Он изменяет их сердца. Если вы покаетесь в грехах и по-настоящему уверуете, это произойдет потому, что вы получили обновление или возрождение. Большинство людей слишком далеки от спасения, потому что они находятся вне зоны слушания Истины, которая может спасти их души. Грешники не могут возродить себя, но они могут использовать свои ноги, чтобы донести свои уши туда, где можно услышать проповедь, объясняющую Библейские истины.

Это высказывание очень похоже на предыдущее. Автор, очевидно, не считает нужным использовать евангельские убеждения для неспасенного человека. Он не использует объяснения, приглашения или уговаривания, чтобы тот раскаялся. Постороннего человека просто убеждают посетить церковь в надежде, что Богослужение, предназначенное главным образом для верующих, повлияет на его непросвещенный ум, и Бог сделает так, что он обратится.

Приложение 3. Программа Евангельских проповедей на Ветхозаветные тексты

В главе 15 мы говорили, что одна четверть Евангельских тем может быть найдена в Ветхозаветных текстах. Естественно, возникает вопрос, как найти эти тексты. Ветхий Завет действительно является источником текстов для подготовки ярких пробуждающих проповедей о спасении, и его надо использовать гораздо шире, чем можно видеть в наши дни. Проповедники прошлого знали, как извлекать сокровища из этой великой кладовой, не прибегая к слабым аллегориям. В данном приложении дается в качестве примера 36 текстов, чтобы показать огромный Евангельский потенциал, начиная от книги Бытие до Екклесиаста. (После Екклесиаста следуют богатые Евангельские рассуждения Исаии, а также Иеремии, предоставляющие великолепные тексты для пробуждения душ, однако мы их здесь не рассматриваем).

Перед рассмотрением предлагаемых текстов, мы остановимся кратко на некоторых трудностях, связанных с проповедью Евангелия по Ветхому Завету.

Трудность 1 — недостаток явно выраженных текстов о спасении

Прежде всего, в Ветхом Завете не слишком много текстов, в которых открыто изображается суть Евангелия — Христос, Голгофа и обращение. Есть некоторые тексты, такие, как Исаии 53, но их немного. Просвещенные глаза, конечно, увидят бесчисленные тексты, в которых спасение сияет, как солнце в своей силе, но есть разница между тем, что видим мы, и что можно ясно показать необращенным глазам.

Очень часто приходится внедрять Голгофу и обращение Евангельскую проповедь, основанную на Ветхозаветном тексте, не мучаясь напрасно в поисках поддержки этих истин в самом тексте. Иногда проповедники отчаянно выискивают в тексте что-нибудь яркое, на чем можно было бы обосновать Евангельский призыв, но терпят неудачу и перекручивают текст, чтобы создать такое обоснование искусственно. Это вовсе не нужно делать. Нет ничего плохого или постыдного в том, если мы смело внедряем в свою проповедь основные темы Евангелия.

В качестве примера приведем известные слова Моисея в Числах 32:23: «И испытаете наказание за грех ваш, которое постигнет вас». Из контекста мы видим, что речь идет о грехе сыновей Рувима и Гада, и это понятие можно расширить, чтобы показать жадность, эгоизм, неблагодарность, нечестие, и тому подобное. Шесть или семь элементов, составляющие их грех, прекрасно иллюстрируют склонности, присущие всем людям. Традиционное изложение проповеди было бы следующим: Вина и осуждение преследуют всякого правонарушителя, так что ему лично придется расплачиваться за это тем, что в его душе не будет мира, и тем, что он предстанет на суд в последний день. Однако, как сбежавший преступник, он может сдаться и возложить свой грех на Христа, а затем раскаяться, доверившись работе Христа (которую проповедник должен описать). Такая заключительная часть проповеди будет примером смелой вставки в проповедь вести о благодати, которая не представлена в тексте открыто. В нашем примере текст дает ответ на другие жизненно важные человеческие нужды и дает основание для убедительных объяснений и призыва, но все же в нем имеется явный недостаток конкретных указаний на путь спасения. В подобном случае мы смело можем вставить в свою проповедь Новозаветные Евангельские мысли.

Трудность 2 — избежание слишком религиозной проповеди

Вторая проблема, которая возникает при проповеди Евангелия из Ветхого Завета — вероятность составления слишком религиозной проповеди. Странно, но с Ветхозаветными текстами это случается чаще, чем с Новозаветными. Тексты Ветхого Завета часто неправильно проповедуются в стиле, который предполагает значительное библейское и духовное знание. Однако не следует забывать, что в Евангельской проповеди нам приходится обращаться, прежде всего, к людям непосвященным, поэтому надо поскорее излагать суть того или иного события или выражения так, чтобы его смысл был ясен для слушающих и не затемнен частыми историческими ссылками и сложными именами и выражениями.

Проповеди на тексты из Ветхого Завета похожи на прекрасные растения, среди которых есть и большие, впечатляющие разнообразием красок, и нежные, с тонким запахом, но эти растения очень трудно уберечь от удушающих сорняков религиозной терминологии.

Трудность 3 — избежание сурового тона

Третья проблема — суровость тона в проповеди. Суровый тон приносит вред также и проповедям на Новозаветные тексты, но все же он намного более распространен в проповедях на Ветхозаветные. Что происходит с нами, когда мы проповедуем на Ветхий Завет? Не воображаем ли мы себя древними пророками, противостоящими идолослужению в Израиле в худшие времена его истории? Или мы думаем, что мы — это Илия, стоящий перед Ахавом? Почему Ветхозаветные тексты так часто гремят и рыкают в наших устах? Нет лучшего способа убедить неверующих в том, что мы имеем мстительного, недружелюбного Бога, у Которого в сердце нет никакой жалости, чем ненужная агрессивность, с которой иногда говорят проповеди на Ветхозаветные тексты. Первым шагом при подготовке проповеди должно быть нахождение и раскрытие в данном тексте благодати, или же мы должны определить, в каком месте лучше сделать такого рода вставку. Следующий шаг должен гарантировать, что мы представляем и передаем это со всей любовью и мягкостью, присущей благодати, памятуя, как было сказано ранее, что каждый грамм суда требует двух граммов милости, а заодно — указания пути к спасению и Божьих обетований.

Мы должны бояться этих двух опасностей проповедования Ветхого Завета, а именно, негативизма и суровости. Надо очень тщательно искать в тексте признаки благодати и объяснения пути спасения.

Трудность 4 — неуместное употребление прообразов

Четвертая проблема, с которой сталкиваются проповедующие Евангелие на тексты из Ветхого Завета — склонность к строго прообразному изъяснению. Мы уже говорили об этом раньше, но стоит раскрыть данную проблему более подробно. Нет никакой пользы от того, когда мы представляем Христа через сложные образы и тени Ветхого Завета, когда Он может проповедоваться в полном свете Нового. Такое представление, на самом деле, может произвести впечатление на неверующих, как что-то весьма странное и даже эксцентричное. Они могут даже подумать, не ведется ли здесь какая-то игра в загадки. Описание личности и дела Христа таким способом будет представлять для них слишком далекий обходной путь.

Будем помнить, что проповедь Евангелия предназначена не для того, чтобы удовлетворить интерес и удивить благожелательных просвещенных верующих, которые с радостью готовы изучать пророчества, скрытые в прообразах, но в первую очередь для людей посторонних. Поэтому наша задача состоит в том, чтобы исследовать прообразные события с целью увидеть, какие аспекты человеческой нужды, и спасения иллюстрируются ими, не упуская личности и дела Христа. Правда, иногда прообразы и тени могут быть представлены, как они есть, даже в Евангельской проповеди. В качестве примера можно назвать законы о жертвоприношениях из книги Левит, поскольку здесь имеется большее количество деталей о сущности непорочной жертвы Христа и Его страданий за грех, чем можно найти в Новом Завете.

Предлагаемая подборка текстов

Мы предлагаем эту подборку текстов в надежде, что она может показать, как много различных тем, объяснений и обращений с призывом могут найти проповедники в благодатных кладовых Ветхого Завета. Мы даем лишь краткие комментарии на каждый текст, поскольку наша задача не в том, чтобы дать готовый конспект проповеди, а в том, чтобы помочь найти текст.

Бытие 3:1-3 необыкновенно ярко представляет картину сущности человека и дает единственно верное объяснение его состояния. Здесь можно предоставить для знакомства и объяснить существования личности Божьего врага, диавола, способ, которым он искусил Еву, а также эквивалентные искушения к нам, типа: — Существует ли Бог? Действительно ли Он так сказал? Должны ли мы Ему повиноваться? Будет ли Он нас судить? Можно также разоблачить идеи типа: — Христианство неразумно, оно лишает вас многих благ. — Будьте сами себе богом и отбросьте всякую мысль о высшем Господине. — Ищите счастья своими собственными силами.

Можно проанализировать последовательность событий в этой главе, чтобы показать, что грехопадение включало в себя не один, а много грехов. Это изображает наше отвержение Бога сегодня, и включает гордость, неповиновение, неблагодарность, воровство (жизни), ложь, самоугождение, и так далее. Истолкуйте стих 15, как обещание Спасителя.

В Бытие, 13, описывается пагубный выбор, который сделал для себя Лот (последствия описаны в главах 18 — 19). Мы признаем, что между 3-ей и 13-ой главой мы пропустили многие хорошие тексты, но судьба Лота дает нам весьма очевидные возможности для изложения евангельских истин, в чем уже убедились бесчисленные проповедники. Вот лишь некоторые из них: неспособность Лота оценить свое преимущество (что соответствует неспособности человека оценить свое духовное состояние, как сотворенного по образу Божьему и наделенного бессмертной душой); эгоистичные земные цели Лота; его легкомыслие по отношению к миру; потеря счастья, мира, положения и семьи. Наконец, мы можем извлечь Евангельскую истину из того, что он не мог избавить самого себя, и его избавил Бог. Понадобилось сверхъестественное Божье вмешательство (указывающее на Голгофу).

Книги Бытие и Исход дают многочисленные описания избавления народа Израильского. Все эти описания соответствуют личному спасению, и в каждом из них подчеркивается какой-то особый аспект духовного спасения. Однако в рамках нашей подборки мы переходим к:

Бытие 28:1, где дается описание Иакова в Вефиле. Патриарх убегал от последствий своего обмана, как бы держа в руках собственную жизнь. Оказавшись один на один со стихиями природы и своей совестью, перед лицом неизвестного будущего, он видел сон, говорящий о связи между небом и землей, а также о Посреднике. Этот текст идеально подходит для евангелизационной проповеди.

В Бытие, 32, написано о страхе Иакова перед Исавом на его пути домой, и о его как он борьбе с ангелом всю ночь. Его молитвенная борьба показывает, как надо молиться о спасении, а также о получении других благословений. Он молился с верой тому Богу, характер которого знал, приближался к Нему правильным способом, признавая свое недостоинство и воспринимая смиряющее Божье воздействие. Даже простой Евангельский проповедник сможет легко увидеть здесь потенциальный материал для своей проповеди. Описание обстоятельств нужно делать короткое, но содержательное. Для Иакова это был реальный кризис веры.

Книга Исход знакомит нас с темой, которую любили использовать многие великие проповедники прошлого. Мы имеем в виду повествование о том, как фараон шаг за шагом ожесточил свое сердце перед Богом, и это привело к тому, что Бог в наказание ожесточил сердце фараона. Ссылки на ожесточение находятся в целом ряде глав книги Исход. Они помогают проповедникам по-особому раскрывать безрассудство и своеволие, присущие неверию, и указывать на саморазрушающую силу нечестия и упрямства.

Исход 3 приводит нас к горящему кусту, который надо рассматривать не как точный прообраз Христа (хотя он и является прообразом Христа), но как картину святости и славы Божией, а самое главное — указание на нашу нужду в Божьем откровении. Каким образом мы можем узнать о том, как вступить в контакт с Богом, или вообще знать о Боге? Для этого Бог должен начать разговор; Он должен открыть Себя нам. (Здесь будет уместно привести некоторые апологетические доказательства в защиту Библии). Метод избавления Евреев был совсем непохож на тот, на который рассчитывал Моисей, и путь спасения не такой, каким мы его себе представляем.

Переход Чермного моря в Исход, 14 — великолепная иллюстрация и прообраз оставления старого образа жизни и перехода в новый через барьер, который преодолевается только верой. Мы видим здесь противоречивые команды «стоять на месте» и «идти вперед». Каким образом ищущий Бога должен стоять на месте и идти вперед в вере? Данное повествование дает нам едва ли не уникальную возможность дать определение и описание спасающей веры в контексте великого избавления.

Исход 16 — великая глава о манне — это еще один вполне очевидный выбор для проповедника Евангелия. Манна, конечно, является прообразом Христа, но мы можем извлечь из нее больше, чем привести очевидные сравнения. Манна иллюстрирует все аспекты духовной нужды и спасения. Манна (буквально «что это?») покрывает все и включает в себя неожиданный, удивительный характер благодати, нашу потребность в ней, ее доступность, легкость сбора, и так далее. Мы естественно связываем манну с Иоан. 6, где раскрывается сердце Евангелия и Голгофы. Великолепные убедительные проповеди на этот текст изобилуют в летописи Реформации и пробуждений.

В книге Левит 1 — 2 излагаются предписания о различных жертвоприношениях. Эти главы дают возможность проповедникам особым образом передать искупительный аспект и совершенство дела Христа. Где еще в Библии характер Голгофского дела искупления объясняется так подробно, как в левитских жертвоприношениях?

Вол представляет труд, агнец — повиновение, голубь с жалобными криками — любовь от всего сердца. Мы не можем дать Богу ничего из перечисленного, поэтому кто-то должен принести жертву вместо нас. Далее, здесь упоминаются приношения хлебные, изготовленные из очищенной муки с пресным вкусом, что представляет добродетельный характер. A. В. Джукс, в «Законе о жертвоприношениях», объясняет их подробно. Наша проповедь Евангелия должна показывать несовершенство человеческого характера и великую цену нашего спасения.

Второзаконие 29:4 говорит о духовном омертвении. Какая потрясающая тема! Она видна на примере 40-ка летнего странствования по пустыне. После всего, что было пережито, люди так и не получили никакого восприятия, зрения и слуха для духовных вещей. Несмотря на все полученные уроки, они остаются невеждами. Они слепы и не видят свое опасное духовное положение, не осознают насколько глубока пропасть между ними и Богом; они неспособны оценить утерянные благословения и озабочены лишь жалким существованием в суровой дикой местности и заняты самими собой. Оставшаяся часть главы дает идеальное основание для раскрытия контрастирующих ступеней обращения.

Второзаконие 30:19 — еще один часто выбираемый текст: «Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое». Наиболее известное увещевание Уитфилда берет свое начало в этом месте. Это текст великих сравнений: жизнь и смерть, благословение и проклятие. Этот текст, однако, требует некоторой практики в искусстве разработки евангелизационной проповеди.

Иисус Навин, 2, знакомит нас с обращением Раавы. Надо отметить особый элемент в свидетельстве Раавы — то, как она оценила достоинства и недостатки каждой из обсуждаемых сторон — дающий многие весьма полезные мысли для проповеди Евангелия. Перед нею был выбор между многобожием и единобожием, нравственностью и безнравственностью, силой и бессилием, угнетением и свободой. Господь оставил для нас эти яркие подробности для того, чтобы мы использовали их сегодня в обращении к душам, поскольку здесь противопоставляется мирской и духовный образ жизни.

Иисус Навин, 24, особенно стих 15, звенящий сквозь века: «Изберите себе ныне, кому служить!» Есть много способов употребления этого великого призыва. Это прощальное обращение Иисуса Навина. Оно по особому освещает духовные противоположности и призывает избрать Христа, а не мирское безбожие. Здесь предлагается выбор между непокорностью и повиновением, законом и благодатью, мамоной и Христом, временем и вечностью, злом и святостью, невежеством и просвещением, смертью и жизнью, осуждением и помилованием. Этот выбор не возвышает человеческую способность, но помогает людям понять, что духовное безразличие является их добровольным решением и преднамеренным действием.

Судей, 17-18 дает нам впечатляющий рассказ про Миху и его капище. Хотя Миха был вором, лжецом, и в то же время набожным формальным верующим, он строит капище, какое ему нравится и платит священнику, предполагая, что теперь у него все дела пойдут хорошо. Но когда все было захвачено, он кричит: «Вы взяли богов моих, которых я сделал… чего еще более?» Подобно тому, как Миха украл серебро у своей матери, мы воруем наши жизни у Бога. Мы также делаем идолов, которые не будут осуждать нас, и которые не могут восполнить наши внутренние вечные потребности. Одна известная историческая проповедь на этот текст озаглавлена: «Жизнь грабителей». В ней перечисляются все «сыны Дановы», такие, как процесс старения, и тому подобное. Какая тема!

Судей, 18, — эта глава вполне могла бы быть написана апостолом в Новом Завете, поскольку Евангельские истины изложены в ней ясно и последовательно. Здесь имеются почти все основные положения Евангелия. Лаис прекрасно иллюстрирует неверующий мир, который не желает иметь никаких отношений с Богом, не имеет гарантии духовной безопасности, а также правителя, и позволяет делать то, что кажется справедливым в их глазах. Граждане Лаиса жили для одних лишь удовольствий, наслаждались плодородной землей и имуществом, которое досталось им без всяких усилий с их стороны. В конце концов, всего лишь 600 человек оказалось достаточно, чтобы захватить их. Кажется, что евангелизационные выводы едва ли не переливаются через край со священных страниц.

Книга Руфь также заявляет во всеуслышание, чтобы ее употребляли для проповеди Евангелия. Нет сомнения, что именно для этой цели Дух Божий управлял описанными в ней событиями и дал нам их подробную запись. (Одна или две сильных евангелизационных проповеди могут проповедоваться из этой книги.)

1 Царств, 3, также должна быть включена в нашу подборку. Здесь Илий учит Самуила молиться словами: «Говори, Господи, ибо слушает раб Твой». Некоторые проповедники прошлого использовали это раннее призвание Самуила в качестве иллюстрации того, как Бог использует «подготовительный призыв», чтобы пробудить совесть и открыть ум к духовному восприятию еще до того, как человек услышит ясный зов Евангелия. (Такого мнения придерживался, например, Джон Уэсли). В том месте, где Илий наставляет Самуила, мы, возможно, сочтем нужным «импортировать» те элементы Евангелия, которых здесь недостаточно. Проповедь на этот текст будет, вероятно, сосредоточена на молитве, в которой выражается ответ на призыв, смирение, открытость, покорность и доверие. Данная глава учит нас, что человеку нужно духовное разумение, чтобы воспринять призыв, исходящий от великой Личности, которую мы называем святым всемогущим Богом.

1 Царств, 8, говорит о том, как люди отвергли старый общественный строй и выбрали себе вместо него царя. Самуил предупредил их о том, чего это будет им стоить, то есть, о налогах, утрате свободы, тирании, военной службе и невозможности прямого доступа к правителю. Целый поток новых мощных, но все же сочувственных размышлений вытекает из этого подразумеваемого контраста между омирщвлением и знанием Господа. (Проповедь на этот текст не должна произноситься в осуждающем тоне, но с озабоченностью и уговорами, присущими Самуилу).

2 Царств, 13, показывает начало сознательной жизни Авессалома, непослушного сына Давида. Его измена и способ, которым он добивался своей цели, хорошо изображает восстание всех людей против Бога. Мы можем видеть жестокость, с какой Авессалом обращался со своим отцом и применить это к духовному восстанию человека. Далее, мы можем сосредоточиться на его падении — неожиданном из-за гордости — и особо отметим сильную скорбь Давида. Хотя и нельзя приписать Богу эту излишне самовлюбленную печаль Давида, мы все же можем показать сердечные чувства Бога по отношению к грешникам. Смысл нашей проповеди Евангелия в том, чтобы эти чувства стали полностью противоположными. (Биографический рассказ всегда гарантирует увлеченное внимание.)

3 Царств, 10, повествует о 1200-мильном путешествии царицы Савской, чтобы увидеть Соломона. Из слов Христа (и ее собственных слова) мы можем сделать вывод, что она пришла к Соломону с искренней духовной потребностью и желанием узнать правду по некоторым вопросам. Хотя царица Савская обладала властью и была одаренной личностью, она все же осознавала свою ограниченность и духовное невежество, и потому была готова отправиться в столь длинное путешествие в поисках света.

Подобно Соломону, мы можем ответить на некоторые из вопросов, которые задают серьезные люди, можем показать им некоторые проблески славы Сиона, и «восхождение», то есть, приношение жертв в доме Господнем (указание на Голгофу). Мы можем рассказать о том, как счастливы слуги Господа (можно привести в качестве доказательства яркие истории обращений известных людей). История царицы Савской — не только идеальное средство для живого представления Евангелия, но и хороший способ засвидетельствовать, что путь к Богу во все времена один и тот же.

4 Царств, 5, рассказывает об исцелении проказы Неемана, — это еще один любимый текст знаменитых проповедников девятнадцатого столетия. Кто не смог бы проповедовать милость и благодать Господа на основании этого места? Сперджен, например, выбрал для проповеди слова: «Вот, я думал, что…» Люди думают, что они должны заслужить Божье благоволение, или исповедоваться перед священником, ходить причащаться, и многое другое. Некоторые думают, что Бог так или иначе все равно спасет всех людей. Метод Елисея был полной неожиданностью для Неемана, смиряя его и ставя в правильное положение перед чудом очищения и восстановления. Только та река, которую он презирал, смогла его очистить.

Сначала царь Сирии послал его для исцеления не к тому человеку. Здесь ясно прорисовываются наглядные духовные параллели, помогающие неверующим понять спасение по благодати.

4 Царств, 7, — совершенно особенное повествование — осада Самарии. Эта глава дает особую возможность изложения Евангелия. Мы можем описать деградацию людей, их безвыходное положение и цинизм, проявленный царским сановником по отношению к пророку. К кому же пришло избавление? К самым униженным. К изгоям и прокаженным. Но это произошло не случайно. Все совершилось благодаря действию Божьему (для нас оно символизирует Голгофу). Неизбежная гибель обратилась в избавление и изобилие. И хотя люди в городе поначалу отнеслись к веси подозрительно, в конце концов, они тоже поверили и испытали ее достоверность, а циничный сановник лишился жизни.

2 Паралипоменон, 33, описывает жизнь Манассии. (Это повествование должно быть связано с 4 Царств 21). Нечестивый царь был, в конце концов, смирен. Авторы прошлого считают, что это произошло с ним потому что он помнил проповедь Исаии, которую он слышал, будучи еще ребенком. Это привело его к обращению. Взаимосвязь с Исаией поможет проповеднику найти его благодатные призывы, из которых можно будет дополнить Евангельские истины к рассказу о Манассии. Эта биография показывает действие преобразующей силы славного Евангелия на человеке, проявившем поистине дьявольский характер. Такая биография гарантирует пристальное внимание.

Иов, 23:10 — классический текст для проповедования в том виде, как он есть: «Но Он знает путь мой». Краткое знакомство с биографией Иова поможет завладеть вниманием. Далее я бы лично применил этот текст следующим образом: сначала объяснил бы то, что относится ко всем людям:

(a) «Он знает» — мою жизнь, историю, мысли, все дела в подробностях, каждый шаг, тогда как люди знают лишь немного;

(b) Знаю ли я путь, которым я иду? — жизнь можно представить, как полный опасностей путь, у которого есть свое предназначение;

(c), «путь мой» — я сам отвечаю за свое направление в жизни и за свои грехи.

Далее, я бы объяснил то, что относится к Иову и ко всем верующим, с целью своего рода свидетельства:

(a) Он знает мой путь, на который я вступил, а именно, путь спасения; Он хорошо знает этот путь, поскольку запланировал его прежде, чем начался мир, и затем «проложил» его на Голгофе, ибо Отец наблюдал воплощение, чудеса, и совершенную жизнь Христа, а также Его распятие на кресте, где был наказан мой грех;

(b) Он видит этот путь, пробегающий столетия, т.е. Дамасский путь и другие примеры обращения;

(с) Когда я начал следовать по пути спасения, он видел мое сердце, мое раскаяние, мое доверие, мое послушание, и спас меня. (Остальная часть стиха может продолжить мысль о пути спасения).

Псалом 21 — Мессианский Псалом — является одним из многих, из которых можно проповедовать Евангелие. В Псалмах содержится так много «евангелизации»! Данный Псалом в живых красках изображает искупительную смерть Христа за 1000 лет до Голгофы. Давид не говорит здесь о себе. В его жизни не случалось ничего похожего. Стихи 7, 8, 15, 16, 18, 22 и 31 упоминаются или подразумеваются в Новом Завете. Псалом показывает, что Господь стал как бы мерзким для нас. Он страдал один, униженный толпой. Весь наш ужас, мука, моральный долг, непослушание и гордость были возложены на Него. Его пронзили с большой свирепостью. Он был изможден и терзаем болью столь сильной, что поражает воображение, — и все это за Свой народ.

Все стихи Псалма освещают тот или другой аспект Голгофы. В стихах 21-22 мы видим воскресение. В стихе 26 провозглашается готовность Христа открыть Себя кротким. Он представлен в стихе 28 как Господь и Спаситель. О Нем будет проповедоваться (стих 29) до конца дней. Венчает Псалом утверждение искупления и вмененной праведности (31-ый стих).

Псалом 22 — картина долины тени смертной, описание суетной и унылой жизни везде, где Солнце правды заслоняется крутыми стенами ущелья. Никто не живет в таком ущелье; люди только проходят через него (как и через жизнь). Оно мрачно, отрезано от Бога, опасно, одиноко, пугающе. Этому противопоставляются утешающие образы Евангельской благодати. Этот Псалом, рассматриваемый в свете евангельских рассуждений, — один из наиболее сильных, и в то же время нежных Псалмов.

Псалом 31 — «Блажен, кому отпущены беззакония» — говорит о высшем счастье и полноте. Прощение — наша первая и наибольшая потребность. Оно имеет вечное созидательное значение (поскольку вводит нас в новую жизнь). Прощение заканчивает состояние войны с Богом, восстанавливает наше достоинство и воздействует на каждую часть нашего существа (разум, чувства, волю). Прощение нельзя купить или заработать. Мы не можем получить его без раскаяния. Проповедь должна охватить, по крайней мере, первые пять стихов. Здесь есть много хороших мыслей, как выраженных прямо, так и подразумеваемых, и все они дают жизнь погибающим душам.

Псалом 48:8 — «Человек никак не искупит брата своего и не даст Богу выкупа за него» — этот стих часто выбирают для проповеди Евангелия, но в идеале, можно использовать для этого почти весь Псалом. Здесь мы видим серьезнейший призыв, однако в нем нет ни тени скуки и ненужной тяжеловесности. Каждый стих предлагает важную отличительную мысль.

Псалом 50, конечно, не нуждается в длинных комментариях. Мы просто обязаны проповедовать на этот наиболее важный Псалом через регулярные интервалы времени, напоминая его значение в жизни Давида. Мы должны внимательно объяснить различия между преступлением, грехами и грехом. Эти различия непременно привлекут внимание постороннего слушателя. Они помогают проповедникам развить мысль о серьезности греха, рассматривая его аморальность, безобразность, безумие, и губительную силу. Все, что объясняет нам дух истинного раскаяния, находится в этом Псалме.

Псалом 64 — молитвенный Псалом; действительно, это самый прекрасный молитвенный текст в Ветхом Завете, на котором можно строить Евангельскую проповедь. Мы здесь узнаем, что Бог слушает не все молитвы людей; что мы должны молиться Богу, как личности, а не невидимой силе; что мы должны приходить к Нему лично, а не кто-то другой за нас; что мы должны видеть в Боге единственный источник помощи, и что прощение является нашей первой и наиважнейшей нуждой.

Мы должны расширить содержание Псалма описанием бесполезных молитв, то есть, когда молящиеся люди уверены в себе, нераскаянны, лицемеры, неверующие, необязательны (то есть: не дают Богу обетов и посвящения своей жизни), когда они молятся о недуховных, земных выгодах. Каждый пункт может сопровождаться библейским примером. Необходимо также подчеркнуть, что Бог дает спасение в ответ на молитву. Все эти и другие темы можно извлечь из данного Псалма. Трудность здесь в том, что имеется слишком много материала, о котором можно говорить.

Псалом 106-ой яркими красками описывает состояние путников, заблудившихся в пустыне, оставшихся без крова и голодных. Далее, он описывает жизнь заключенных в мрачных темницах. Далее говорится о тех, кто (из-за распутного образа жизни) переносят истощающие болезни. Также Псалом описывает перепуганных моряков, попавших в страшный шторм. Все они получают избавление, точно соответствующее их состоянию. Но в духовном смысле все люди также страдают в таких же условиях. Проповедь Евангелия на данный Псалом будет убедительной, интересной и сострадательной.

Псалом 114:1-2 — «Я радуюсь, что Господь услышал голос мой, моление мое» — дает богатые возможности для проповеди в стиле личного свидетельства. Здесь сразу напрашивается мысль: о чем люди радуются? Не о материальных ли вещах? Они думают, что только слабые находят утешение в Боге. Но, присмотревшись внимательнее, мы обнаруживаем, что наиболее сильные люди в мире любили Бога. Почему же я не радуюсь о Нем? Я еще даже не встретился с Ним! Я до сих пор любил мир, — который не отвечает взаимностью. Я также люблю грех, который меня же съедает, — какой циничный партнер! Еще я люблю самого себя. И обо всем этом я радуюсь.

Каким образом Давид начал радоваться о Боге? Благодаря услышанной молитве. Молитва была произнесена в большом бедствии. В молитве была выражена конкретная нужда, она была наполнена верой и послушанием. Здесь будет очень уместно поделиться личным опытом. Стих 3 говорит об осуждении греха, стих 4 — о раскаянии, и стих 5 — о благодати.

Псалом 120 — «Возвожу очи мои к горам» — это Псалом восхождения, который должен привести слушателей к Голгофе и к спасению. Когда утомленные паломники приближались к Иерусалиму, окружающие его знакомые холмы давали им новые силы и ободрение. Они представляли собой и символизировали Господа, Который постоянно присутствовал здесь, — вечный, высокий, окружающий безопасной стеной. При их виде люди также чувствовали свое ничтожество, смертность и нужду. Многие никогда не приходят к Богу с просьбой о помощи. Проповедь, основанная на этом Псалме, поможет им понять, почему они должны прийти к Нему, и объяснит значение спасения (стихи 3-8).

Псалом 138 говорит о невозможности убежать от всемогущего Бога. Весьма уместная тема для наших дней! Он видит все (эта мысль всегда отрезвляет), до мельчайших подробностей. Он видит внутреннюю личную жизнь, также как и внешнюю, и делает это без всяких затруднений. Он знает непосредственно, как Бог (стих 2). Он знает историю и направление нашей жизни (стих 3).

Мы не можем избежать Бога. Его существование очевидно через свидетельство творения, через наш внутренний инстинкт Богоискания, а также через свидетельство верующих в Бога людей. Сюда можно добавить замечательные, самоудостоверяющие свойства Слова Божьего. Какую пользу можем мы извлечь от пренебрежения Богом? Мы должны перечислить в своей проповеди список земных выгод показать их тщету. А далее — перечислить духовные цели, которые подразумеваются в Псалме.

Псалом 141 — «Никто не заботится о душе моей» — это Ветхозаветный эквивалент слов Спасителя: «Придите ко Мне». Проповедники прошлого часто говорили проповеди на этот Псалом. Кто заботится о том, что для нас существенно? — должны задать мы вопрос. Это относится к потребности человека в целом, включая его вечную душу. Полезно перечислить тех, кто не заботятся о нашей душе — мирское общество, правительство, предприниматели, школа, и так далее. Удивительнее всего, на что мы должны указать людям, — то, что они сами не заботятся о своих душах. Да, мы равнодушны к собственным душам! Почему? Может быть, из-за нашей мелочности, слишком узких взглядов на жизнь, глупости, близорукости, духовного невежества, или склонности к греху.

А кто заботится? Прежде всего — церковь. Мы можем кратко указать на историю евангелизации, на миссионеров, на молитвенные собрания и Воскресную школу. Верующие действительно заботятся о душах. Но больше всего заботится Спаситель — доказательство тому Голгофа. Стихи 1-2 отражают нашу нужду и раскаяние; стихи 3 и 5 — доверие; стихи 6-7 — сущность спасения.

Екклесиаст, 10:1-4 раскрывает, по крайней мере, три особенности строптивой человеческой независимости:

1. муха в бальзаме мироварника представляет самоправедность — картина, требующая пояснения. Пока флакон не открыт, порча спрятана. Эта тема раскрывается многими иллюстрациями и показывать слушателям истинную человеческую природу.

2. глупец, который пытается хвастаться, идя в ложном направлении, представляет человеческую самоуверенность. Мы думаем, что можем преуспевать и быть счастливыми без духовной жизни. Картина жалкого глупца, который ведет себя, как ребенок, утверждает эту мысль, потому что он находится в блаженном неведении о своей судьбе. А его реальное положение как бы говорит за него: — Я духовно парализован и нуждаюсь в Спасителе, мне необходимо получить новую природу.

3. Слуга на суде, который встретил царя в гневе, представляет человеческое своеволие. Когда царь повелевает — надо подчиниться, иначе лишишься своего положения. Когда слышишь призыв Евангелия — покайся и покорись. Какое безумие пренебречь милосердием Бога.

Книга Екклесиаста наполнена красочными Евангельскими истинами с начала и до конца.

* * *

Эти краткие комментарии могут сделать не более, чем пробудить аппетит проповедника для большего исследования евангелистских возможностей книг Ветхого Завета. Много Евангельских аргументов использует Исаия. А у Иеремии их больше, чем у всех остальных пророков. Надо лишь рассматривать его книгу не как обращение к Израильской нации, но как зов (в одиннадцатый час) к людям, чтобы они могли быть спасены. Если мы рассматриваем его книгу в этом свете, духовные аргументы Евангелия будут переливаться через край из ее страницы.

Это приложение как бы говорит проповеднику: — Стань энтузиастом, более того — специалистом в раскрытии обширного множества Евангельских аргументов и картин из Ветхого Завета для провозглашения их автора — Иисуса Христа.


Глава 19 из 19« Первая«171819