5 глава

В этой главе Моисей и Аарон имеют дело с фараоном, дабы получить его разрешение пойти на поклонение в пустыню.

I. Они требуют разрешения во имя Господа (ст. 1), он же отвечает на их требование пренебрежением к Богу (ст. 2).

II. Они просят разрешения во имя Израиля (ст. 3), он же на их просьбу отвечает приказами еще больше угнетать Израиля (ст. 4-9). Что же касается этих жестоких приказов, то (1) они исполнялись приставниками (ст. 10-14).

(2) О них жаловались фараону, но тщетно (ст. 15-19).

(3) Народ жаловался о них Моисею (ст. 20,21) и через него Богу (ст. 22,23).

Стихи 1-2. Моисей и Аарон, передав свое сообщение старейшинам Израилевым, у которых они нашли радушный прием, теперь должны говорить с фараоном, к которому они пришли с риском для жизни, в частности Моисей, возможно, объявленный вне закона за убийство египтянина сорок лет назад; так что если кто-либо из старых придворных случайно вспомнил бы, что ему вменялось в вину, то это теперь могло стоить ему головы. Сообщение, само по себе, было для фараона неприятным и затрагивало как его честь, так и прибыль два уязвимых места; однако эти верные послы дерзновенно передали его будет он слушать или нет.

I. Их требование благочестиво дерзновенное: так говорит Господь, Бог Израилев: отпусти народ Мой (ст. 1). Во время переговоров со старейшинами Израилевыми Моисею было велено назвать Бога Богом отцов их. Но во время переговоров с фараоном Бога называют Богом Израилевым, здесь мы впервые в Писании встречаем, чтобы Его так называли; упоминание Бога Израилева в Быт 33:20 подразумевает «Бог этого человека», здесь же под словом Израиль подразумевается народ. Потомки Израиля только начинают образовываться в народ, когда Бог называется их Богом. Вероятно, у Моисея было указание так их назвать, по крайней мере такой вывод можно сделать на основании слов: «Израиль есть сын Мой» (Исх 4:22). В это великое имя они и передали свое сообщение: отпусти народ Мой.

1. Сыны Из-раилевы были народом Божьим, и поэтому фараону не следовало удерживать их в рабстве. Следует заметить: Бог признает Своим Свой собственный народ, несмотря на то, что он нищ и презрен, и Он найдет время защитить его дело. «Израильтяне рабы в Египте, но они Мой народ, говорит Бог, и Я не допущу, чтобы их всегда попирали» (см. Ис 52:4,5).

2. Господь ждал от людей служения и жертвоприношений, и поэтому им необходимо разрешение на выход туда, где они могли бы свободно совершить религиозные обряды, не оскорбляя египтян и не будучи оскорбляемы ими. Следует заметить: Бог избавляет свой народ от руки его врагов, дабы он смог Ему служить, и служить с радостью, дабы он мог устроить Господу праздник; и народ способен сделать это, если с ним милость и присутствие Господа, даже в пустыне, сухой и бесплодной земле.

II. Ответ фараона нечестиво дерзновенный: кто такой Господь, чтоб я послушался голоса Его? (ст. 2). Будучи призванным к капитуляции, он вывешивает флаг сопротивления, оскорбив Моисея и Бога, его приславшего, и категорически отказывается отпустить Израиля; он не только не будет сие обсуждать, но даже с трудом переносит одно лишь упоминание об этом. Обратите внимание:

(1) как пренебрежительно фараон говорит о Боге Израиля: «кто такой Господь? Я Его не знаю и мне нет до Него дела, я Его и не ценю, и не боюсь»; для него это трудное имя, которого он раньше не слышал, но он решает, что оно никак не станет для него источником страха. В то время Израиль был презренным, угнетенным народом, к которому относились как к отбросам общества, и по клейму, которое носил этот народ, фараон судит о его Боге и приходит к выводу, что среди других богов Он представляет собою не больше, чем Его народ среди других народов. Следует заметить, что ожесточенные гонители злобны по отношению к Самому Господу больше, нежели к Его народу (см. Ис 37:23). Кроме того, невежество и презрение к Богу лежат в основе всего нечестия, которое только есть в мире. Люди не знают Господа или думают о нем слишком плохо и низко, поэтому и не слушаются Его голоса и ничего ради Него не выпустят из рук.

(2) С какой гордостью он говорит о себе: «чтоб я послушался голоса Его, я, царь Египта, великого народа, послушался Бога Израиля, нищего, порабощенного народа? Обязан ли я, который правит Израилем Божьим, слушаться Бога Израилева? Нет, это ниже моего достоинства; я считаю неприемлемым отвечать на Его требования». Следует заметить: те, кто является сыном гордости, являются и сынами противления (Иов 41:26; Еф 5:6). Гордые думают о себе слишком высоко, дабы снизойти даже к Самому Господу, и не желают, чтобы ими руководили (Иер 43:2). Вся суть разногласия заключается в том, что Богу надлежит управлять, а человек не желает, чтобы им управляли. «Моя воля исполнится», говорит Господь. «А я буду поступать по-своему», говорит грешник.

(3) Как решительно фараон отклоняет требование: «…и Израиля не отпущу». Следует заметить, что из всех грешников никто так не упрям и никого не приходится с таким трудом убеждать оставить свой грех, как гонителей.

Стихи 3-9. Увидев, что фараон не имеет совсем никакого почтения к Господу, Моисей и Аарон проверяют, не испытывает ли он сострадания к Израилю, и предстают пред ним смиренными ходатаями за народ с прошением, чтобы он разрешил народу пойти принести жертву; но тщетно.

I. Их прошение весьма смиренно и скромно (ст. 3). Они не сетуют на суровость, с коей народом управляют. Они ссылаются на то, что предстоящий им путь не является их собственным замыслом, но повелением говорившего с ними Бога. Они просят со всякой покорностью: «Мы умоляем тебя» (англ.пер.). С мольбою говорит нищий. Хотя Господь и волен приказать правителям, угнетающим народ, но нам приличествует умолять их и ходить к ним с прошениями. Просьба Моисея и Аарона весьма обоснованна: всего лишь небольшой отпуск на три дня пути в пустыне, к тому же по достойному и вполне безобидному делу: «Мы принесем жертву Господу, Богу нашему, как другие народы своим»; и, наконец, они приводят весьма веский аргумент: «Чтобы, если мы совсем оставим поклонение Ему, Господь не покарал нас тем или иным образом и фараон не лишился слуг».

II. Отказ фараона в их просьбе весьма груб и необоснован (ст. 4-9).

1. Его предположения были весьма необоснованными.

(1) Якобы евреи праздны, поэтому и говорят о том, чтобы пойти и совершить жертвоприношение. Города, которые они строили для фараона, и другие плоды их труда свидетельствовали о том, что народ не был праздным; тем не менее фараон так подло представляет людей в неверном свете, чтобы иметь предлог утяжелить их бремя.

(2) Якобы Моисей и Аарон пустыми речами представили народ праздным (ст. 9). Божьи слова здесь названы пустыми речами, а тех, кто призвал народ к самому прекрасному и необходимому делу, обвинили в сеянии среди народа праздности. Следует заметить, что по злому умыслу сатаны служение и поклонение Господу зачастую представляются как подходящее занятие для тех, кому нечего делать, — занятие исключительно для праздных; тогда как в действительности это непреложная обязанность тех, кто более всего занят в этом мире.

2. Решения фараона вследствие этого носили самый суровый характер.

(1) Моисей и Аарон сами должны идти на свою работу (ст. 4);

они были израильтянами, и как бы Господь ни выделил их среди остальных, фараон не проводит различия: они должны разделить общую участь своего народа в рабстве. Гонители всегда находили особое удовольствие в том, чтобы покрыть презрением и навязать тяготы церковным служителям.

(2) Требовалось изготавливать принятую норму кирпичей; если не выдавать обычное количество соломы, которую добавляли к глине или с которой обжигали кирпичи, тогда на людей возлагается больше работы, и если они будут ее выполнять, то долго не протянут; а если не справятся, то будут подвергнуты наказанию.

Стихи 10-14. Приказы фараона приведены в исполнение; в соломе отказано, а работы не убавилось.

1. Египетские приставники были весьма суровыми. Фараон постановил несправедливые законы, а приставники готовы написать жестокие решения (Ис 10:1). Жестокие правители никогда не будут испытывать недостатка в жестоких орудиях под своим началом, которые оправдают их в самом необоснованном. Эти приставники настаивали на выполнении дневной нормы такой, какая была и тогда, когда солому выдавали (ст. 13). Видите, как усердно мы должны молиться, чтобы нам избавиться от беспорядочных и лукавых людей (2Фес 3:2). Вражда семени змея против семени жены настолько сильна, что прорывается сквозь все законы здравого смысла, чести, человечности и обычной справедливости.

2. Вследствие этого народ рассеялся по всей земле египетской, чтобы собирать жнивье (ст. 12). Таким образом во всем царстве узнали о несправедливом и варварском обращении с евреями, и, возможно, окружающие стали их жалеть, а правление фараона потеряло привлекательность даже в глазах его собственных подданных: доброй воли никогда не достичь гонениями.

3. Особую грубость проявляли по отношению к надзирателям из сынов Израилевых (ст. 14).Те, кто были отцами домов Израилевых, дорогой ценой платили за свою честь, ибо они непосредственно отвечали за работу, за невыполнение которой их били. Здесь примите во внимание:

(1) какое несчастье несет в себе рабство и какое веское основание мы имеем благодарить Господа за то, что мы свободный и не угнетаемый народ. Свобода и собственность драгоценность в глазах тех, чья работа и имущество зависят от милости деспотической власти.

(2) Какое разочарование нас зачастую постигает после завышенных ожиданий. Израильтяне, недавно воодушевленные упованием на увеличение, теперь не видят ничего, кроме еще большего горя. Сие учит нас всегда радоваться с трепетом.

(3) Какие странные шаги подчас предпринимает Господь, чтобы освободить Свой народ зачастую Он повергает народ в самое затруднительное положение тогда, когда уже готов ему явиться. Самые сильные отливы предшествуют высокой волне, и весьма пасмурные рассветы обычно сменяются самыми ясными днями. Время Божьей помощи наступает, когда ситуация предельно ухудшается(Втор 32:36), и провидение подтверждает парадокс «чем хуже, тем лучше».

Стихи 15-23. Большим затруднением было то, что надзиратели были из рабов; им приходилось либо проявлять жестокость по отношению к своим подчиненным, либо самим подвергаться жестокому обращению со стороны вышестоящих; однако, похоже, они предпочли быть угнетаемыми, нежели самим угнетать; так оно и было. В этой скорбной ситуации (ст. 19) примите во внимание:

I. Как справедливы их жалобы к фараону: и пришли надзиратели сынов Израилевых и возопили к фараону (ст. 15). Куда им было обратиться с возражениями против своих тягот, если не к верховной власти, призванной защищать оскорбленных? Каким бы плохим ни был фараон, его угнетаемые подданные имели право обратиться к нему с жалобами; не было такого закона, который запрещал бы ходатайство. Повествование надзирателей о положении евреев (ст. 16) было скромным, но волнующим: рабов твоих бьют (довольно жестоко, вне сомнения, если ситуация была столь неспокойной), но грех народу твоему: приставникам, отказывающим нам в том, что необходимо для выполнения работы. Следует заметить: как правило, те, кто неумолимо обвиняет других, сами более всего заслуживают порицания. Однако чего надзиратели добились этой жалобой? Ситуация только ухудшилась.

1. Фараон насмехался над ними (ст. 17);

когда они валились с ног от работы, он сказал, что они праздны; люди испытывали усталость от напряжения, тем не менее им вменяется в вину лень, хотя оснований для такого обвинения, похоже, нет никаких, кроме того, что евреи сказали: «отпусти нас в пустыню… принести жертву…» Следует заметить, что довольно часто наилучшим деяниям присваивают наихудшие имена; святое прилежание в лучшем из дел порицается многими как преступная небрежность к мирским делам. Благо нам, что не люди будут нашими судьями, но Бог, который хорошо знает, чем мы руководствуемся. Кто прилежен в жертвоприношении Господу, тот избежит участи ленивого раба у Бога, хотя у людей избежать не удается.

2. Фараон умножил бремя народа: «Пойдите же, работайте» (ст. 18). Следует заметить, что нечестие происходит от нечестивых; чего же ждать от неправедных людей, кроме еще большей неправедности?

II. Как несправедливы их жалобы на Моисея и Аарона: да видит и судит вам Господь (ст. 21). Это было непорядочно. Моисей и Аарон привели достаточно доказательств, что они искренне радеют о вольностях Израиля; тем не менее из-за того, что события разворачивались не так стремительно, как ожидали, Моисея и Аарона обвиняли в содействии рабству народа. Израильтянам надлежало смирить себя перед Богом и устыдиться собственного греха, который отвернул от них добро; но вместо этого они бросают вызов своим лучшим друзьям и ссорятся с орудиями своего избавления из-за незначительных трудностей и препятствий, возникших на пути его осуществления. Следует заметить: те, кто призван к публичному служению для Бога и для своего поколения, должны быть готовы к испытаниям не только злобными угрозами гордых врагов, но и несправедливыми и недоброжелательными обвинениями со стороны неблагодарных друзей, которые судят исключительно по наружности и проявляют недальновидность. Итак, как же поступил Моисей в этом затруднительном положении? Его опечалило до самого сердца то, что происшедшее не соответствовало, а скорее противоречило его ожиданиям; укоры были резкими и пронзали, словно меч, до костей, но:

(1) он обратился к Господу (ст. 22), дабы поведать Ему об этом и изложить суть дела; Моисей знал, что в своих словах и действиях он руководствовался Божьими указаниями, и поэтому считал, что выдвинутые против него обвинения бросают тень на Бога, и, подобно Езекии, он развернул их пред Господом, как заинтересованном в этом деле, и воззвал к Нему (сравните с Иер 20:7-9). Следует заметить, что всякий раз, когда на пути своего служения мы оказываемся в затруднении или в замешательстве, нам надлежит прибегать за помощью к Богу и излагать перед Ним свое дело в усердной молитве с верою. Если удаляемся, то давайте удаляться к Господу, но не далее.

(2) Он дискутирует с Богом (ст. 22,23). Моисей не знал, как примирить провидение с обетованием и поручением, которое он получил: «Таким ли образом сходит Господь, чтобы освободить Израиля? Должен ли я, надеявшийся быть для народа благословением, стать для него бичом? Из-за этой попытки вытащить людей изо рва те еще глубже в нем погрязли». Теперь Моисей спрашивает:

[1] «Для чего Ты подвергнул такому бедствию народ сей?» Следует заметить: даже когда Бог идет к Своему народу по пути милости, Он порой прибегает к таким методам, что людям не приходит в голову ничего, кроме того, что с ними плохо обращаются. Орудия избавления, призванные помогать, оказываются помехой, и западней становится то, на что уповали, как на благоденствие; Бог допускает, чтобы сие происходило, дабы мы перестали надеяться на человека и преодолели зависимость от побочных причин. Следует еще заметить, что, когда народ Божий думает, что с ним плохо обращаются, он должен идти к Богу с молитвою и просить Его, ибо именно таким образом можно обрести лучшее обхождение в надлежащее, с точки зрения Бога, время.

[2] «Для чего послал меня?» Таким образом,

(а) Моисей сетует на свою неудачу: «Фараон причинил этим людям зло, и, похоже, ни шагу не сделано к их избавлению». Следует заметить: дух тех, кого Господь задействовал в Своей работе, не может не быть весьма удрученным от разумения того, что их труд не приносит никакой пользы, а тем более если они видят, что он со временем причиняет вред, хотя и ненамеренно. Хорошему служителю неприятно осознавать, что его старания в убеждении и обращении людей только лишь усиливают их порочность, укрепляют предубеждения, ожесточают сердца и заключают их под печатью неверия. Подобно пророку, он идет в огорчении с встревоженным духом (Иез 3:14), или же (б) Моисей осведомляется, что нужно сделать дальше: «Для чего послал меня?» То есть: «К каким еще методам мне прибегнуть в исполнении моего поручения?» Следует заметить, что разочарования в нашей работе не должны уводить нас от Бога, но нам по-прежнему надлежит размышлять над тем, зачем мы посланы.


Глава 6 из 41« Первая«567»Последняя »