20 глава

В этой главе начинается рассказ о сороковом годе (который был последним) блужданий израильтян в пустыне. С начала второго года их выхода из Египта, когда они были приговорены отбыть свой срок в пустыне, эти сорок лет скучно тянулись, сменяя друг друга, и о них мало написано, пока не настал последний год, который привел их к границам Ханаана; и история этого года так же обширна, как и первого. Эта глава описывает (I) смерть Мариам (ст. 1).

(II) Извлечение воды из скалы, где мы обращаем внимание (1) на бедственное положение Израиля из-за недостатка воды (ст. 2).

(2) На их недовольство и ропот в этой трудной ситуации (ст. 3-5).

(3) На сострадание Бога и силу, участвующую в извлечении воды из скалы (ст. 6-9).

(4) На слабость Моисея и Аарона в данной ситуации (ст. 10,11).

(5) На недовольство ими Бога (ст. 12,13).

(III) Переговоры с Едомом, просьбу израильтян (ст. 14-17) и отказ едомитян (ст. 18-21).

(IV) Смерть первосвященника Аарона на горе Ор, возведение в его сан Елеазара и скорбь о нем народа (ст. 23 и далее).

Стихи 1-13. После тридцати восьми лет утомительных переходов (или, скорее, утомительных стоянок) в пустыне, во время которых они двигались обратно, к Красному морю, армии Израиля наконец вновь повернули к Ханаану и оказались недалеко от того места, где они были справедливо приговорены божественной Справедливостью начать свои блуждания. До сего момента их передвижение напоминало блуждание по лабиринту, пока исполнялось наказание, к которому были приговорены бунтовщики. Но теперь они вновь оказались на верном пути и остановились в Кадесе (ст. 1): не в Кадес-Варни, расположенном у границы с Ханааном, а в другом Кадесе, который граничил с Едомом и находился дальше от обетованной земли, к которой они теперь спешили, но тем не менее на пути к ней от Красного моря.

I. Здесь умирает Мариам, сестра Моисея и Аарона, которая, похоже, была старше их обоих. Это было естественно, если именно она была той сестрой, которой было велено следить за Моисеем, когда его положили в корзину из тростника (Исх 2:4). И умерла там Мариам (ст. 1).

1. Она была пророчицей и инструментом, с помощью которого для Израиля было совершено много благ (Мих 6:4). Когда Моисей и Аарон со своим жезлом пошли перед народом, чтобы совершить для них чудеса, тогда Мариам с тимпаном шла впереди них, славя Бога за Его чудесные дела (Исх 15:20);

тем самым она оказала им большую услугу. Тем не менее однажды и она возроптала (Числ 12:1) и не могла войти в Ханаан.

II. Здесь мы встречаемся с другой Меривой; ранее, в начале их марша через пустыню, мы сталкивались с местом, имевшем такое же название, которое было так названо по причине укорения сынов Израилевых (Исх 17:7). А теперь появляется другое место, в самом конце их перехода, которое носит такое же название по той же причине: «Это вода Меривы» (ст. 13). То, что было совершено в первый раз, теперь повторилось.

1. Не было воды для общества (ст. 2). Вода, высеченная из скалы неподалеку от Рефидима, следовала за ними, пока они нуждались в ней; но, похоже, какое-то время израильтяне жили в местности, где обеспечивали себя водой обычным путем, а когда общее провидение обеспечивает необходимым, тогда вполне уместно чудеса прекращаются. Но в этом месте оказалось, что воды не было или было недостаточно для общества. Отметьте: мы живем в нуждающемся мире, и где бы мы ни находились, мы должны быть готовы столкнуться с теми или иными трудностями. Великая милость – иметь много воды – милость, которую мы оцениваем, начиная нуждаться в ней.

2. Из-за этого они начали роптать и подняли мятеж (ст. 2): собрались они и взяли оружие против Моисея и Аарона. Израильтяне обвиняли их (ст. 3), говорили те же бессмысленные вещи и тем же грубым языком, что и их отцы до них.

(1) Они считали – лучше умереть преступниками от руки божественной справедливости, чем подобным образом оказаться на какое-то время в пренебрежении божественной милости: «О, если бы умерли тогда и мы, когда умерли братья наши пред Господом!» Вместо того, чтобы поблагодарить Бога (что они должны были сделать) за то, что Он пощадил их, они не только пренебрегли милостью, доставившей им временное облегчение, но и поносили ее, словно Бог причинил им значительное зло, даровав жизнь и выхватив их, как головни, из огня. Но они зря желали умереть вместе со своими братьями, так как теперь стали на их путь, чтобы умереть подобно им. Горе желающим дня Господня (Ам 5:18).

(2) Они гневались, что их вывели из Египта и вели через пустыню (ст. 4,5). Они обвиняли Моисея в том, что делал Бог, и хорошо знали об этом; величайшее благоволение они представляли как великое зло, когда-либо причиненное какому-либо народу. Они предпочитали рабство свободе, дом рабства – земле обетованной; и хотя в то время нуждались лишь в воде, тем не менее тогда, стараясь найти обвинение, отсутствие винограда и смоковниц считали невыносимой трудностью, свалившейся на них. Их вину усугубляло то, что [1] их так долго наказывали за недовольство и неверие их отцов. Писание говорит, что израильтяне будут нести наказание за блудодейство их почти сорок лет в пустыне (Числ 14:33);

тем не менее они рискнули пойти их путями и (что вменено в вину Валтасару) не смирили сердца своего, хотя знали все это (Дан 5:22).

[2] В течение долгого времени они постоянно были свидетелями проявленной к ним милости Божьей, нежности и верности Моисея и Аарона.

[3] Совсем недавно умерла Мариам, и, потеряв одного из лидеров, они должны быть более почтительны к оставшимся; но, словно приняв решение раздражать Бога и вынудить Его оставить их, как овец без пастора, они ведут себя возмутительно по отношению к ним; вместо того, чтобы сочувствовать Моисею и Аарону в связи со смертью их сестры, они добавляют страданий их скорби.

3. Моисей и Аарон не отвечают им, а отступают к дверям скинии, чтобы узнать, что Бог думает по этому поводу (ст. 6). Они пали на лица свои, как и в прошлый раз в подобной ситуации, чтобы уменьшить гнев Бога и просить у Него наставления. Здесь не сообщается, что они говорили; они знали, что Бог слышал ропот народа, и смиренно распростерлись перед Ним, ходатайствуя воздыханиями неизреченными. Там они лежали, ожидая повелений: «Говори, Господи, ибо слышат рабы Твои».

4. Бог явился, чтобы разрешить вопрос, но не для того, чтобы на Своем суде справедливости приговорить мятежников соответственно их заслугам; нет, «Не истреблю Ефрема», — говорит Господь (Ос 11:9), Он не до конца гневается (см. Быт 8:21). Он явился (1) на Своем престоле славы, чтобы заглушить их несправедливый ропот (ст. 6): и явилась им слава Господня, чтобы укротить мятеж народа, вызвав в нем благоговение. Отметьте: видение славы Божьей действенным образом будет ограничивать наши похоти и страсти, а также удерживать наши уста, как уздечка.

(2) На Своем престоле благодати, чтобы удовлетворить их справедливые желания. Им требовалась вода, и поэтому, хотя их просьба была неправильной и несдержанной, Бог не использовал эти недостатки, чтобы отказать им, а немедленно повелел исполнить их просьбу (ст. 8). Моисей должен был во второй раз во имя Божье повелеть воде выйти из скалы, чтобы показать, что Бог, как и ранее, может обеспечить Свой народ благами даже в самых стесненных обстоятельствах, когда вторичные причины бессильны. Всемогущая сила может высечь воду из скалы; она сделала это и вновь делает, ибо Его рука не укоротилась. Чтобы не казалось, что в предыдущей скале было что-то особенное – некие скрытые в ней тайные источники, – Бог велит ему вскрыть другую, но не приказывает, как в тот раз, что для этого он должен использовать, а позволяет использовать, что тому нравится или что первое пришло на ум; для всемогущей силы все равно.

[1] Бог велит ему взять жезл – тот знаменитый жезл, который призвал казни на Египет и разделил море; имея этот жезл в своей руке, и лидеры, и народ могли вспомнить о великих делах, которые Бог ранее совершил для них, и получить ободрение верить Ему сейчас. Похоже, жезл хранился в скинии (ст. 9), ибо это был жезл Господень, жезл силы Его, как названо в Евангелии (Пс 109:2), возможно, со ссылкой на эти ситуации.

[2] Бог велит ему собрать народ: не только старейшин, но и обычных людей, чтобы они стали свидетелями происшедшего и увидели все собственными глазами, устыдившись своего неверия. В чудесах Божьих нет хитрости, поэтому они не избегают света, не боятся исследования и вопросов многих свидетелей.

[3] Он велит Моисею обратиться к скале, и она делает то, что ей велено, чтобы пристыдить народ, к которому так часто обращались, а он не слушал и не повиновался. Их сердца были тверже этой скалы; они не были такими же мягкими, податливыми и покорными.

[4] Он обещает, что скала даст воды (ст. 8), – она так и сделала (ст. 11): «…и потекло много воды». Это пример не только силы Бога, доказывающий, что Он может извлечь мед из камня и елей из твердой скалы, но и пример Его милости и благодати, раз Он совершал эти чудеса для такого недовольного народа. Это было новое поколение (большая часть старого стада к тому времени отошла), но оно было таким же плохим, как и его предшественники; ропот присутствовал в их крови, но это не лишало их права на божественное благоволение, а божественная терпимость в данной ситуации сияет так же ярко, как и божественная сила. Он – Бог, а не человек, когда щадит и прощает; более того, Он не только дает воды напиться им и их животным (ст. 8,11), но и дает им испить духовное питье, символизирующее духовные благословения, ибо той скалой был Христос.

5. Моисей и Аарон действовали неверно, управляя создавшейся ситуацией, и Бог был настолько недоволен ими, что сразу сказал им, что они будут лишены чести ввести Израиль в Ханаан (ст. 10-12).

(1) Это непонятный раздел в данной истории, тем не менее он очень поучителен.

[1] Несомненно, Бог был очень обижен и вполне справедливо, ибо Он никогда не гневается без повода. Хотя они были Его слугами и обрели милость быть верными, хотя они были Его любимцами, которых Он высоко почитал, тем не менее что-то в их мыслях, словах или поступках в данной ситуации подвергло их позору, и Бог решил предать их смерти вместе с другими неверующими израильтянами недалеко от Ханаана. Несомненно, вина заслуживала такого наказания.

[2] Неясно, что именно в их поведении так разгневало Бога. Их ошибка была довольно сложной.

Во-первых, они не исполнили в точности данное повеление, а в некоторых деталях отклонились от приказа. Бог велел им сказать скале, а они сказали народу и ударили в скалу, чего в данном случае им не было велено, но они думали, что одних слов будет недостаточно. Когда из-за неверия в силу слов мы обращаемся за помощью к мирским силам, чтобы разрешить вопросы совести, то поступаем, как Моисей, ударивший скалу, к которой должен был лишь обратиться со словами.

Во-вторых, они присвоили себе большую часть славы за совершение этого чуда; «Разве нам из этой скалы известь для вас воду?» — спросили они, словно это было совершено их силой. Поэтому их обвинили в том (ст. 12), что они не явили святость Бога, то есть не воздали Ему славу за это чудо, достойную имени Его.

В-третьих, самым большим грехом было неверие (ст. 12): «…вы не поверили Мне»; более того, это названо непослушанием Божьему повелению (Числ 27:14). Господь повелел, чтобы они извлекли воду из скалы, но, усомнившись, они восстали против Него, сомневаясь, получится это или нет. В их словах звучало сомнение: «Разве нам из этой скалы известь для вас воду?» Возможно, они каким-то другим образом раскрыли свою неуверенность в том, что пойдет вода для этого непокорного поколения. Возможно, хотя Бог пообещал воду, но они сомневались, так как у этой скалы слава Божья не являлась им, как при скале в Рефидиме (Исх 17:6). Они не верили слову Бога без знамения. Д-р Лайтфут представляет их неверие, как сомнение в том, войдут ли они наконец, после сорока лет скитаний, в Ханаан, или из-за ропота будут приговорены к следующему периоду блужданий: так как новая скала открылась, чтобы напоить их водой, то они восприняли это как указание для длительной остановки. Если так, то они были совершенно справедливо удержаны от Ханаана, в то время как народ вошел в назначенное время.

В-четвертых, они все совершали, находясь во власти раздражительности и страстей; вот как описывается их грех (Пс 105:33): «они огорчили дух его, и он погрешил устами своими». Именно находясь во власти чувств, он назвал их непокорными. Правда, они и были таковыми; так называл их Бог, и впоследствии Моисей, справедливо обличая (Втор 9:24), так же называет их без оскорблений, но сейчас эти слова стали результатом раздраженного духа и были сказаны необдуманно; они слишком напоминали слова «рака», или «ты – дурак». Его двойной удар по скале (похоже, он вообще не хотел ждать, чтобы вода вышла после первого удара) показывает, что он был в ярости. Одни и те же слова и дела, но совершенные с кротостью, могут быть оправданы, а сказанное и сделанное во гневе – сурово наказано (см. Иак 1:20).

В-пятых, больше всего усугубляло их проступок и вызывало негодование то, что он был совершен публично, перед глазами сынов Израилевых, для которых они должны быть примером веры, надежды и кротости. Мы видели, что Моисей был виновен в греховном неверии (Числ 11:22,23), но это происходило лично между ним и Богом, и поэтому он был только предупрежден. В данном же случае присутствовал народ; он опозорил Бога перед Израилем, словно жалел для людей Его благоволения и разубеждал их уповать на Бога; и поэтому из-за высокого положения и достоинств преступников этот грех был сурово наказан.

(2) Из всего этого мы можем познать,

[1] что и наилучшие совершают ошибки, пренебрегая теми благодатями, благодаря которым особо известны. Как человек, Моисей был очень кроток, а здесь согрешил, поддавшись чувствам; поэтому кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть.

[2] Что Бог судит о грехе не так, как человек; мы можем подумать, что в словах и поступке Моисея не было большой ошибки, а Бог увидел повод, чтобы сурово наказать его. Он знает расположение человеческого духа, какого он нрава и как расположен в определенной ситуации, от каких мыслей и намерений происходят его слова и поступки; и поэтому мы уверены, что Его суд по истине, когда он не совпадает с нашим.

[3] Что Бог не только обращает внимание, но и недоволен грехами Своего народа; чем ближе к Нему человек, тем более оскорбительны его грехи (Ам 3:2). Похоже, именно на этот грех Моисея и Аарона ссылается псалмопевец (Пс 98:8): «Ты был для них Богом прощающим и наказывающим за дела их». Бог многих щадит в этой жизни и наказывает в иной, равно как многих наказывает в этой жизни и спасает для иной.

[4] Что, когда наши сердца разгорячены, мы должны остерегаться, чтобы не согрешить своим языком. Тем не менее [5] тот факт, что Моисей остался нелицеприятным, излагая в этой книге происшедшее с ним, и не набрасывает покрывало на собственную слабость, свидетельствует о его искренности. Из всех его слов и поступков следует, что он искал Божьей славы больше, чем своей собственной. И наконец, из-за этих событий место названо Мерива (ст. 13). Чтобы отличить от другой Меривы, его назвали Мерива в Кадесе (Втор 32:51) – водой пререкания; это название должно было сохранить память о грехе народа и Моисея и в то же время память о милости Бога, который обеспечил их водой, признал и почтил Моисея, несмотря ни на что. Так Он был освящен как Святой Израилев, ибо так Его назвали, когда милость восторжествовала над судом (Ос 11:9). Моисей и Аарон не явили святость Бога, как должны были сделать, в глазах всего Израиля (ст. 12), но Бог явил Свою славу на них, ибо Он ни из-за кого не потеряет Своей славы. И если Он не явит Своей славы через нас, то прославится на нас.

Стихи 14-21. Эти стихи описывают конфликт между Израилем и Едомом. Ближайший путь в Ханаан из того места, где Израиль сейчас расположился станом, лежал через Едом.

I. Моисей посылает послов, чтобы просить царя Едомского разрешить Израилю пройти через его страну, и дает им наставления, что говорить (ст. 14-17).

1. Израильтяне являются родственниками едомитян: «Так говорит брат твой Израиль». Оба народа произошли от Авраама и Исаака – их общих предков; Исав и Иаков, отцы этих уважаемых народов, были близнецами-братьями, и поэтому, они вполне разумно надеялись, что те, благодаря родству, будут милостивы к ним. Едомитянам не стоило бояться, что у Израиля есть какие-либо плохие намерения относительно них или они хотят воспользоваться своим преимуществом.

2. Они должны были вкратце рассказать историю и описать нынешнее положение Израиля, о чем (не вызывало сомнений) те были хорошо осведомлены. Это была двойственная просьба:

(1) египтяне жестоко обращались с израильтянами, и поэтому те ожидали получить помощь и сочувствие от родственников: «Худо поступали Египтяне с нами и отцами нашими, но мы надеемся, что наши братья едомитяне не будут такими же суровыми».

(2) Господь чудесным образом спас Израиль, и поэтому ему будет оказано благоволение и поддержка (ст. 16): «И воззвали мы к Господу… и послал Ангела – Ангела Своего присутствия, Ангела Своего завета, вечное Слово, Который вывел нас из Египта и привел сюда». Поэтому едомитянам было бы выгодно сотрудничать с народом, имеющим такое влияние и благоволение на небесах, и они подвергнут себя опасности, если нанесут им какой-либо вред. Мы поступим мудро и исполним свой долг, если будем добры к тем, к кому благоволит Бог и считает Своими, если сделаем Его народ своим народом. Войди, благословенный Господом.

3. Они должны смиренно просить разрешения пройти через их страну. Хотя сам Бог в столбе облачном и огненном был водителем Израиля, следуя за которым израильтяне могли оправдать прохождение через землю любого человека в мире, но Бог хотел, чтобы определенное уважение было оказано Едому, дабы показать, что именем религии нельзя посягать на собственность другого человека. Владычество основывается на провидении, а не на благодати. Подобным образом, когда Иисус должен был пройти через селение Самарянское, для жителей которого это могло бы быть оскорблением, то послал вестников, чтобы спросить позволения (Лук 9:52). Кто хочет получить милость, тот не должен считать ниже своего достоинства просить о ней.

4. Они должны уверить в безопасности и хорошем поведении израильтян во время этого перехода: они будут держаться царских дорог, чтобы не топтать собственность других людей; что касается земли и воды, то всякий раз, пользуясь ею, они будут платить, а также постараются поскорее пройти, насколько смогут их ноги (ст. 17,19). Их предложение было очень учтивым и доброжелательным.

II. Послы вернулись с отказом (ст. 18). Едом, то есть царь Едома, как защитник своей страны, сказал: «Не проходи через меня», а когда послы продолжили просить, он повторил свой отказ (ст. 20), пригрозив, что если они осмелятся войти в его страну, то рискуют погибнуть; он поднял своих обученных воинов, чтобы противостоять им. Не согласился Едом позволить Израилю пройти. Причиной этому была (1) их зависть к израильтянам; они боялись, что и им придется принять обетования. И правда, если бы эта многочисленная армия подчинялась кому-либо другому, а не праведному Богу, который не допускал, чтобы им причиняли зло, и не позволял израильтянам делать зло, то у едомитян были бы основания для ревности, но чего они могли бояться со стороны народа, у которого были такие справедливые постановления и законы?

2. Старая вражда Исава к Израилю. Если у них и не было оснований бояться, что израильтяне нанесут ущерб, то они просто не желали оказать им милость. Исав ненавидел Иакова из-за благословения, а теперь ненависть ожила, когда благословение должно было вступить в силу для наследников. Тем самым Бог раскрыл недоброжелательность едомитян, чтобы опозорить их, и испытал доброжелательность израильтян, чтобы прославить их: и Израиль пошел в сторону от него, не воспользовавшись ситуацией, чтобы сразиться с ними. Отметьте: мы не должны удивляться, когда безрассудные люди отказывают на самые благоразумные просьбы, когда публично наносят оскорбление людям, к которым благоволит Бог. А я, как глухой, не слышу. После недостойного поведения едомитян по отношению к Израилю Бог дал Своему народу особое предостережение не гнушаться едомитянином (Втор 23:7), хотя те проявили свою ненависть к ним; Он хотел научить нас в подобных случаях не помышлять о мести.

Стихи 22-29. Глава начинается с похорон Мариам, а заканчивается похоронами ее брата Аарона. Когда смерть входит в семью, то часто поражает дважды. Израиль не улучшился со времени предыдущего наказания, когда умерла пророчица, и поэтому вскоре Бог забирает их священника, чтобы посмотреть, глубоко ли это затронет их сердце. Это случилось во время следующей остановки, когда они передвинулись к горе Ор, направив свой путь вокруг Едома и оставляя его по левую руку. Куда бы мы ни шли, смерть сопутствует нам и могилы готовы для нас.

I. Бог велит Аарону умереть (ст. 24). Он отводит Моисея и Аарона в сторону и говорит им: «Пусть приложится Аарон к народу своему». Этим двум любящим братьям сообщается, что они должны расстаться. Аарон, старший, должен умереть первым, и, похоже, Моисей недолго задержится здесь; поэтому это расставание лишь на короткое время.

1. В этих повелениях ощущается некое недовольство. Аарон не должен войти в Ханаан, так как не справился со своими обязанностями у воды пререкания. Упоминание об этом несомненно запало в сердце Моисея, который в то время наверняка знал, что его вина больше.

2. В них было много милости. Хотя Аарон умер за свое преступление, но не был предан смерти как преступник, с помощью казни или огня с небес, а умер легко и в почете. Он не был истреблен из своего народа, как часто говорят о тех, кто умер от руки божественной справедливости, а при¬ложился к народу своему, как человек, умерший в объятиях божественной благодати.

3. В них много прообразов и значимости. Аарон не должен войти в Ханаан, чтобы показать, что священство левитов не делает ничего священным, но оно вводит в лучшую надежду. Эти священники не могли быть вечными из-за греха и смерти, но ради священства Христа, которое, являясь непорочным и неизменным, пребывает вечно, он должен был отказаться от всей своей славы (Евр 7:23-25).

II. Аарон подчиняется и умирает так, как ему велено, насколько мне известно, с такой радостью, словно отправлялся в постель.

1. Он надевает свои святые одежды, чтобы благодаря им получить позволение, и поднимается со своим братом, сыном и, возможно, некоторыми старейшинами на вершину горы Ор (ст. 27). Они поднимались на гору в глазах всего общества, которому, возможно, было сказано, по какому поручению они идут. Благодаря этой торжественной процессии Аарон дает Израилю знать, что не боится и не стыдится умирать, а при приближении жениха приводит в порядок свой светильник и отправляется ему навстречу. Его восхождение на гору, чтобы умереть, символизирует, что смерть святых (Аарон назван святым Божиим) – это их вознесение; они восходят вверх, а не спускаются вниз к смерти.

2. Моисей, чьи руки вначале облачили Аарона в одежду священника, теперь снимает ее с него, ибо из уважения к священству не годилось, чтобы он умер в ней. Отметьте: смерть разденет нас; мы нагими пришли в мир и нагими должны уйти из него. Поэтому мы должны осознать, как мало у нас оснований гордиться своей одеждой или украшениями или почетными знаками, если задумаемся, что скоро смерть лишит нас славы, всех должностей и почетных званий и снимет венец с нашей головы.

3. Моисей сразу надевает одежду священника на его сына Елеазара, облачает в одежду отца и опоясывает его поясом (Ис 22:21).

(1) Для Моисея, чьей рукой был дан закон о священстве, огромное утешение видеть, что священство передается по наследству и что светильник, рукоположенный для помазания, не иссякнет из-за смерти. Это было счастливым залогом и указанием для Церкви, что Бог будет заботиться, чтобы одно поколение служителей и христиан (духовных священников) сменяло поколение ушедших и становилось на его место.

(2) Это было великим удовлетворением для Аарона: видеть своего сына, который был дорог ему, достигшего такого положения, видеть свое служение, которое было еще дороже, сохраненным и продолженным, особенно видеть в этом прообраз вечного священства Христа, в котором оно будет увековечено. «Ныне, — мог сказать Аарон, — отпускаешь раба Твоего, Владыко… с миром, ибо видели очи мои спасение Твое».

(3) Это было великой милостью для народа. Утверждение Елеазара до смерти Аарона помешало тем, кто был недоброжелателен к семье Аарона, попытаться поставить другого в связи со смертью первосвященника, соревнуясь с его сыном. Но что им оставалось делать, когда все уже было решено? Это также ободрило людей, боящихся Бога, в том, что Он добр к ним и не оставит их; Его верность не подведет.

4. И умер там Аарон. Вскоре после того, как с него сняли одежду священника, он лег и умер удовлетворенным, ибо благочестивый человек желает жить до тех пор, пока он полезен, если такова воля Бога. Разве стоит стремиться прожить в этом мире дольше того времени, когда, живя в нем, мы можем совершить служение для Бога и своего поколения?

5. Моисей и Елеазар вместе со своими попутчиками похоронили Аарона там, где он умер (что следует из Втор 10:6), а затем сошли с горы. Теперь, когда они спустились, а Аарон остался наверху, они вполне могли подумать, что Аарон вознесся в лучший мир, а они остались здесь.

6. Все общество оплакивало Аарона тридцать дней (ст. 29). Хотя потеря была восстановлена за счет Елеазара, который, находясь в расцвете сил, больше подходил для публичного служения, чем Аарон, если бы он был жив, тем не менее это был долг, который нужно было отдать усопшему первосвященнику, поскорбев о нем. Пока он жил, они роптали на него в любой ситуации, а теперь, когда умер, они скорбели о нем. Подобным образом многие научены оплакивать потерю тех милостей, за которые не научились благодарить, когда наслаждались ими. Многие благочестивые люди больше чести оказывают памяти о людях, а не самим людям; могилы многих, которых преследовали при жизни, украсили после их смерти.


Глава 21 из 37« Первая«202122»Последняя »

Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Комментарии Мэтью Генри — Числа. Раздел: Комментарии Мэтью Генри на Ветхий Завет.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.