Библиотека soteria.ru

Основание Христианства

Джон Стотт

Дата публикации: 15.04.17 Просмотров: 1045    Все тексты автора Джон Стотт

 

I. Личность Христа

2. Кем Христос объявил Себя

Мы уже видели, что, если хочешь найти, необходимо искать. Где же начать поиск? Христиане отвечают, что единственное место, с которого надо начинать, — это историческая личность Иисуса из Назарета; ведь если Бог говорил и действовал, то наиболее полным и совершенным образом Он сделал это в Иисусе Христе. Основной вопрос такой: был ли плотник из Назарета Сыном Божьим?

Есть две главные причины, по которым изучение христианства должно начинаться с личности Христа. Первая — в том, что в сущности своей христианство есть Христос. Личность и дела Христа — та сила, на которой построена вся христианская религия. Если Он не Тот, Кем Себя объявил, и если Он не совершил того, зачем, по Его словам, пришел, основание подорвано и все здание рухнет. Отнимите Христа у христианства и вы выпотрошите его, и практически ничего не останется. Христос — центр христианства, все остальное строится вокруг Него. Мы не хотим сейчас обсуждать природу Его философии и ценность Его системы или качество Его этики. Мы заинтересованы, прежде всего, в сущности Его личности. Кем Он был?

Во–вторых, если Иисус Христос предстает перед нами как уникальная божественная Личность, множество других проблем разрешается естественным образом. Существование Бога доказано и характер Бога раскрыт — если Иисус был божественным. Мы начинаем получать ответы на вопросы о судьбе и доле человека, о жизни после смерти, о назначении и авторитете Ветхого Завета и значении креста — потому что Иисус говорил об этом, и Его учение должно быть истинным, если Он — божественная Личность.

Таким образом, наше исследование должно начинаться с Иисуса Христа, а для того, чтобы узнать Его, надо обратиться к Евангелиям. Пока не обязательно принимать их как часть вдохновенного Писания, вполне достаточно рассматривать их как исторические документы, каковыми они, несомненно, являются. Мы не можем сейчас рассматривать вопрос об их литературном происхождении (по вопросу о достоверности Нового Завета см. Ф. Ф. Брюс «Документы Нового Завета: достоверны ли они?», издание пятое, 1990). Достаточно подчеркнуть, что все их авторы были христиане, что христиане — честные люди и что содержание Евангелий объединяет объективные описания и впечатления живых свидетелей. Однако пока мы будем относиться к Евангелиям просто как к основательной, точной записи жизни и учения Иисуса. Поступая таким образом, мы не будем основываться на неких темных текстах сомнительного происхождения. Мы сосредоточимся на самом общем и простом.

Наша цель — привести свидетельства, чтобы доказать, что Иисус — Сын Божий. Нас не удовлетворяют неопределенные провозглашения Его божественности; нам надо установить Его божественную сущность. Мы верим в то, что Он обладает вечной и сущностной связью с Богом, не присущей никому другому. Мы не считаем Его Богом в маске человека или человеком с чертами Бога, а узнаем Его как Бога–человека. Мы убеждены в том, что Иисус был исторической личностью, обладавшей двумя определенными и совершенными натурами — божественной и человеческой, — а значит, был совершенным и вечно единственным. Только в этом случае Он может быть достоин и восхищения, и поклонения.

Свидетельство состоит, по крайней мере, из трех частей: оно относится к тому, кем Он объявил Себя, какой характер Он продемонстрировал и к Его воскресению из мертвых. Ни один из аргументов сам по себе не позволяет сделать вывода. Но все три свидетельства сходятся и указывают неизменно на одно и то же заключение.

Первое свидетельство, таким образом, — это утверждения самого Христа. По словам архиепископа Уильяма Гемпла, «сейчас признано, что Тот Христос, Чьему существованию есть хоть какое–нибудь свидетельство, — это чудесная Фигура, делающая изумительные заявления» Конечно, сами притязания не составляют свидетельства, но перед нами явление, требующее объяснения. Для ясности, мы сделали пояснения о четырех различных притязаниях.

Его учение, направленное на Него Самого

Самое поразительное в учении Иисуса то, что Он постоянно говорил о Самом Себе. Верно, что Он много говорил об Отце Боге и Царствии Божьем. Но потом Он добавлял, что Он — Сын Божий, и что Он пришел наследовать Царствие. Вход в Царствие зависел от того, как люди откликнутся на Его слова. Он, даже не колеблясь, называл Царство Божье Своим Царствием.

Эта направленность учения Иисуса на Себя немедленно обосабливает Его от других великих религиозных учителей мира. Они отрицали себя. Он ставил Себя впереди всего. Они указывали людям какое–либо направление и говорили: «Вот истина, как я вижу ее; служите ей» Иисус говорил: «Я есть Истина, следуйте за Мной» Ни один из основателей этнических религий не осмеливался сказать такое. Личное местоимение настойчиво призывает наше внимание, когда мы читаем Его слова. Например:

«Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда» (Иоанн 6:35).

«Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Иоанн 8:12). «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет; и всякий живущий и верующий в Меня не умрет вовек» (Иоанн 11:25–26).

«Я есмь путь, и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только чрез Меня» (Иоанн 14:6).

«Приидите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня»(Матфей 11:28–29).

Важный вопрос, к которому вела первая часть Его учения, был таков: «А вы за кого почитаете Меня?» Он подтвердил, что Авраам возрадовался, увидев Его, что Моисей писал о Нем, что в Писании были свидетельства о Нем и что в самом деле во всех трех больших частях Ветхого Завета — закон, пророки, Писание — было то, что «касалось Его» (Марк 8:29; Иоанн 8:56, 5:46, 5:39; Лука 24:27,44.)

Лука подробно описывает драматическое посещение Иисусом синагоги в Своем родном селении, Назарете. Ему дали свиток Писаний Ветхого Завета и Он встал, чтобы прочесть их. Отрывок был из книги пророка Исайи 61:1–2:

«Дух Господа Бога на Мне, ибо Господь помазал

Меня благовествовать нищим,

послал Меня исцелять сокрушенных сердцем,

проповедывать пленным освобождение

и узникам — открытие темницы,

проповедывать лето Господне благоприятное

и день мщения Бога нашего,

утешить всех сетующих.»

Он закрыл книгу, вернул ее в синагоге и сел, в то время как глаза всех присутствующих были прикованы к Нему. Он прервал молчание удивительными словами: «Исполнилось писание сие, слышанное вами» Другими словами, «Исайя писал обо Мне»

Неудивительно, что имея такое мнение о Себе, Он призывал людей к Себе. На самом деле, Он не только приглашал, Он отдавал приказ. «Идите ко Мне,— говорил Он, — следуйте за Мной» Если только люди приходили к Нему, Он обещал облегчить ношу угнетенным, дать пищу голодным и утолить жажду иссохшей души. В дальнейшем Его последователи должны были быть послушны Ему и свидетельствовать о Нем перед людьми. Его ученики признали право Иисуса на такие тоталитарные притязания, и в своих письмах Павел, Петр, Иаков и Иуда были счастливы назвать себя Его рабами.

Более того, Он предложил Себя Своим современникам в качестве надлежащего объекта их веры и любви. Человеку свойственно верить в Бога; однако Иисус призывал верить в Себя Самого. «Вот дело Божие, — говорил Он, — чтобы веровали в Того, Кого Он послал» Если веровать в Него было первым долгом человека, то не верить в Него было самым страшным грехом (Иоанн 6:29,3:36,8:24, 16:8,9).

Опять же, первая и самая важная заповедь говорит о том, что надо любить Бога всем сердцем, душой и разумением. Тем не менее, Иисус громогласно притязал на высшую любовь человека. Любой, кто любил отца, мать, сына или дочь больше Его, был недостоин Его, — так Он сказал. В самом деле, прибегая к живому еврейскому средству показать контраст через сравнение, Он добавил: «Если кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Матфей 10:37; Лука 14:26).

Он был настолько убежден в Своей главной роли в намерении Бога, что решил послать Того, кто займет Его место по Его возвращении на небеса. Это был Святой Дух. Христос любил называть его Утешителем. «Утешитель» в греческом языке — это юридический термин, означающий «адвоката», защитника. Задача Святого Духа — защищать дело Иисуса перед миром. «Он будет свидетельствовать обо Мне», — говорил Иисус. И снова: «Он прославит Меня, потому что от Моего возьмет и возвестит вам» (Иоанн 15:26, 16:14). Таким образом, и свидетельство Святого Духа миру, и откровение для церкви касаются Иисуса Христа.

В один из моментов этой захватывающей дух эгоцентричности Иисус предсказал: «И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе» (Иоанн 12:32). Он знал о будущем нравственном магнетизме креста для мужчин и женщин. Но, по Его словам, люди будут привлечены в первую очередь не к Богу, не к церкви, не к истине или к праведности, а к Нему Самому. Вообще, люди придут ко всему этому, только будучи привлечены к Нему.

Самое замечательное в этом самонаправленном учении — ЭТо точт° его проповедовал Тот, Кто настаивал на смирении. Он осуждал учеников за сосредоточенность на себе, Его утомляло их желание стать великими. А следовал ли Он Сам тому, что проповедовал? Он взял маленького ребенка и поставил его в середину как образец. А для Себя Самого у него был другой стандарт?

Его прямые притязания

Ясно, что Иисус считал себя Мессией, о Котором пророчествовал Ветхий Завет. Он пришел установить Царство Божие, предсказанное поколениями пророков.

Важно, что первое записанное слово Его проповеди людям было «исполнилось», а Его первое предложение — «Исполнилось время и приблизилось Царствие Божие» (Марк 1:15). Он принял титул Сына Человеческого, который был общепринятым титулом Мессии, взятым первоначально из одного видения Даниила. Он принял имя «Сын Божий», когда говорил с первосвященником, а это был еще один титул Мессии, взятый, в частности, из Псалма 2:7 Он видел Свою миссию в свете страданий слуги Иеговы, изображенных в последней части книги пророка Исайи. Кульминацией первой стадии Его учения для Двенадцати было происшествие в Кесарии Филипповой, где Симон Петр признал свою веру в Иисуса как в Христа. Другие, возможно, принимали Его за одного из пророков, но Симон уже принял Его как Того, на Кого указывали пророки. Он был не просто еще одним знаком, а Тем, к Кому эти знаки вели (см. Марк 14:61–62; 8:27–29).

Все служение Иисуса окрашено этим ощущением исполнения. «Блаженны очи, видящие то, что вы видите! — сказал Он однажды, оставшись наедине со Своими учениками. — Ибо сказываю вам, что многие пророки и цари желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали» (Лука 10:23; Матфей 13:16–17).

Но прямые притязания, которые мы рассматриваем, относятся не только к тому, что Иисус был Мессией, но и к Его божественной сущности. В Его утверждении о том, что Он — Сын Божий, было нечто большее, нежели притязание на титул Мессии. Это утверждение описывает ту уникальную и вечную связь с Богом, которой обладал Иисус. Можно привести три примера этого великого притязания.

Во–первых, мы видим тесную связь с Богом как с «Отцом», о которой Он постоянно говорит. Уже в двенадцать лет Он изумлял Своих земных родителей бескомпромиссной устремленностью к делу Своего небесного Отца. Он сделал и следующие утвеждения:

«Отец Мой доныне делает, и Я делаю» (Иоанн 5:17)

«Я и Отец — одно» (Иоанн 10:30)

«Я в Отце и Отец во Мне» (Иоанн 14:10–11)

Действительно, Он учил Своих учеников так же обращаться к Богу, как к Отцу, но сыновнее отношение к Богу Христа настолько отличается от нашего, что Он не мог не обозначить это различие. Для него Бог — «Мой Отец» Поэтому он сказал Марии Магдалине: «Я возношусь к Моему Отцу и к твоему Отцу» Было бы невозможно сказать — «Я восхожу к нашему Отцу».

Эти стихи взяты из Евангелия от Иоанна, но Иисус говорит о той же уникальной связи с Отцом в Евангелии от Матфея 11:27, где утверждает:

«Все предано Мне Отцем Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть»

То, что Иисус действительно говорил о близком отношении к Богу, далее подтверждается тем негодованием, которое Он вызвал в евреях. Он «сделал Себя Сыном Божьим» (Иоанн 19:7), — говорили они. Так явственно было Его отождествление с Богом, что Он естественным образом уподоблял отношения человека к Самому Себе и Свое отношение к Богу. Таким образом, знать Его означало знать Бога; видеть Его означало видеть Бога; верить в Него означало верить в Бога; принять Его означало принять Бога; ненавидеть Его означало ненавидеть Бога; чтить Его означало чтить Бога (Иоанн 8:19, 14:7, 12:5, 14:9, 17:44, 14:1; Марк 9:37; Иоанн 15:23, 5:23)

Это некоторые из утверждений Иисуса о Его уникальных отношениях с Богом. Дважды Он делал еще более прямые заявления. Первое записано в конце 8–й главы Евангелия от Иоанна. Он сказал: «Истинно, истинно говорю вам: кто соблюдет слово Мое, тот не увидит смерти вовек» Для его критиков это было уж слишком. «Авраам умер, — возражали они, — и пророки умерли;., неужели Ты больше отца нашего Авраама? Чем Ты Себя делаешь?»

«Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой: и увидел и возрадовался», — ответил Иисус.

Евреи смутились еще больше: «Тебе нет еще пятидесяти лет, — и Ты видел Авраама?»

И тут Иисус ответил одним из самых смелых утверждений, которые Он когда–либо делал: «Истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь».

Тогда они взяли камни, чтобы бросить в него. Закон Моисея установил забрасывание камнями наказанием за богохульство, и на первый взгляд можно удивиться, что же богохульного они увидели в словах Христа. Конечно, Он сказал, что жил прежде Авраама. Он часто говорил об этом. Он «сошел с небес и был послан» Отцом. Это притязание было терпимо и достаточно невинно. Посмотрим дальше. Заметим, что Он сказал не «Прежде Авраама Я был», а «Я есмь» Таким образом, Иисус говорил о том, что Он вечно существовал прежде Авраама. Но и это еще не все. В этом «Я есмь» есть нечто большее, нежели притязания на вечную жизнь; здесь — притязания на божественность. «Я есмь» — это божественное имя, которым Иегова раскрыл Себя Моисею в пылающем кусте: «Я есть Сущий… так скажи сынам Израилевым, Сущий послал меня к вам» (Исход 3:15). Этот божественный титул Иисус спокойно взял Себе. Именно поэтому евреи схватили камни, чтобы отплатить Ему за богохульство.

Второй пример таких прямых притязаний на божественность мы видим после воскресения (если мы на минутку признаем, что воскресение состоялось). Иоанн рассказывает (20, 26–29), что в следующее воскресенье после Пасхи, когда Фома неверующий находился с другими учениками в доме, там появился Иисус. Он предложил Фоме потрогать Его раны, и Фома, ошеломленный и изумленный, выкрикнул: «Господь мой и Бог мой!» Иисус принял этот титул. Он упрекнул Фому за неверие, а не за слова поклонения.

Его косвенные заявления

Христос заявил о Своей божественности одинаково сильно — как прямо, так и косвенно. Подтекст его проповедей — такое же красноречивое свидетельство о Себе, как и Его прямые утверждения о Своей сущности. Очень часто Он действовал так, как может действовать лишь Бог Можно привести четыре таких примера.

Во–первых, Он утверждал, что прощает грехи. В двух местах Евангелия Иисус прощал грешников (Марк 2:1–12; Лука 7:36–50). В первый раз к Иисусу привели паралитика. Друзья его разобрали крышу дома, где находился в тот момент Иисус, и спустили туда постель, на которой лежал расслабленный. Иисус увидел, что нужда больного была в основе своей духовная. И изумил толпу, сказав ему: «Чадо! Прощаются тебе грехи твои».

Второй раз Он объявил о прощении женщине, которая была известна своим безнравственным поведением. Иисус был в доме фарисея, когда она подошла к Нему, возлежавшему за трапезой, омыла Его ноги слезами, вытерла их своими волосами, расцеловала и умастила их. Иисус сказал ей: «Твои грехи прощены».

В обоих случаях те, кто был рядом, подняли удивленно брови и спросили: «Кто это? Что это за богохульство? Кто может прощать грехи, кроме самого Бога?» Эти вопросы были очень верно заданы. Можно простить боль, которую причиняют нам другие; Но гРехи, совершаемые нами против Бога, может простить лишь ^ам Бог.

Христос утверждал Свою божественную сущность, дару яжизнь. Он говорил о Себе как о «хлебе жизни», «жизни» и «воскресении и жизни» Он уподоблял зависимость Своих последователей от Себя тому, как виноградные лозы питаются от своих ветвей. Он предложил самаритянке «воду жизни» и обещал вечную жизнь молодому богатому правителю, если тот придет и последует за Ним. Он звал Себя Добрым Пастырем, который не только отдаст жизнь за Своих овец, но и даст им жизнь. Он говорил, что Бог дал Ему власть над всей плотью, что всему, что Бог дал Ему, даст Он жизнь вечную и объявил, что «Сын оживляет кого хочет» (Иоанн6:35, 14:6, 11:25, 15:4,5,4:10–15; Марк 10:17–21; Иоанн 10:28,17:2,5:21).

Это заявление было настолько определенным, что ученики Его ясно увидели его истинность. Покинуть Иисуса стало для них невозможным. «К кому мы пойдем?» — спросил Петр. — «У Тебя — слово вечной жизни».

Жизнь — загадка. Будь это жизнь физическая или духовная, ее природа так же непонятна, как и ее происхождение. Мы не можем ни определить, что это такое, ни установить, откуда она берется. Мы лишь можем назвать ее божественным даром. Это тот дар, который обещал дать Иисус.

Третье косвенное заявление Иисуса заключалось в том, что Он учит истине. Наше внимание привлекают не столько истины, которым Он учил, сколько прямая и даже догматическая манера Его проповедей. Его современники были глубоко потрясены мудростью Иисуса:

«Откуда у Него это? Что за премудрость дана Ему? Не плотник ли Он?..

«Как Он знает писания, не учившись?»

Но еще большее впечатление на них произвело Его осознание Его власти:

«Никогда человек не говорил так, как этот Человек» «Его слово было властью «

«И когда Иисус окончил слова им, народ дивился учению Его, ибо Он учил их, как власть имеющий, а не как книжникии фарисеи» (Марк 6:3; Иоанн 7:15, 46; Лука 4:32; Матфей 7:21–29).

Если Его власть не была властью книжников, она не была и властью пророков. Книжники никогда не учили без цитирования источников. Пророки говорили властью Иеговы. Но Иисус провозглашал Свою собственную власть. Его формула была не «Так говорит Господь», а «Истинно, истинно говорю Я вам» На самом деле, Он описал Свое учение не как Свое, а как Отца, Который послал Его. Тем не менее Он знал, что является прямым средством божественного откровения, и поэтому имел возможность говорить с большой личной уверенностью. Он никогда не сомневался и не извинялся. Ему не надо было противоречить, брать Свои слова назад или как–то изменять то, что Он говорил. Он произносил недвусмысленные слова от Бога: «Тот, Кого послал Бог, молвит Слово Божие» Он совершенно убежденно предсказывал будущее. Он давал абсолютные нравственные приказы: «Возлюби врага своего», «Не заботьтесь о завтрашнем дне», «Не судите, да не судимы будете» Он давал обещания, ни минуты не сомневаясь в их исполнении: «Просите, и дано будет вам» Он утверждал, что Его слова вечны, как закон, и не исчезнут никогда. Он предупреждал всех, кто слушал Его, что их судьба будет зависеть от того, как они откликнутся на Его учение, — так же, как судьба израильтян зависела от их ответа на слова Иеговы.

Иисус провозглашал Себя вправе судить мир. Это, наверное, самое невероятное из Его притязаний. В нескольких Его притчах подразумевается, что Он вернется в конце света, и день Последнего Суда отложен до Его прихода. Он Сам воскресит мертвых, и все нации соберутся перед Ним. Он будет сидеть на троне Своей славы, и суд будет передан Ему Отцом. И тогда Он отделит людей Друг от друга, как пастух отделяет овец от коз в своем стаде. Одних Он призовет унаследовать Царствие, приготовленное для них с начала мира. Другие же услышат страшные слова: «Идите от меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам Его» (Матфей 25:31–46; Иоанн 5:22, 28–29).

Но Иисус будет не только судьей; критерием разделения будет отношение к Нему, выраженное в отношении к Его «братьям», или отклик на Его слово. Тех, которые исповедовали Его перед людьми, Он исповедает перед Отцом; и Он отвернется от тех, кто отвернулся от Него. В самом деле, для того, чтобы изгнать человека с небес в последний день, Иисусу достаточно будет сказать: «Я никогда не знал вас» (Иоанн 12:47–48; Матфей 10:32–33, 7:23).

Трудно переоценить величие этого утверждения. Вообразите священника, обращающегося к прихожанам в наше время: «Внимательно прислушайтесь к словам Моим. Ваша судьба в вечности зависит от этого. Я вернусь в конце света, чтобы судить вас, и ваша судьба решится по тому, насколько вы были послушны Мне» Такому проповеднику, скорее всего, придется иметь дело с полицией или психиатром.

Его притязания, воплощенные в действительность

Нам остается лишь рассмотреть описанные чудеса, совершенные Иисусом, которые можно назвать Его притязаниями, воплощенными в действительность.

Мы не будем тщательно обсуждать возможность и назначение чудес. Достаточно указать, что ценность чудес Христа — не столько в их сверхъестественной природе, сколько в их духовной значительности. Они были знамениями в той же степени, как и чудесами. Они никогда не совершались ради личной выгоды или просто так. Они были нужны не для того, чтобы продемонстрировать превосходство или вызывать в людях покорность. Они показывали скорее нравственную силу, нежели физические возможности. Это, в конечном счете, — притчи Иисуса, происшедшие на самом деле. Они наглядно выставляют Его заявления. Его дела воплощают в действие Его слова.

Иоанн ясно это видел. Он строит свое Евангелие вокруг шести или семи избранных знамений (см. 20:30–31) и связывает их с великими заявлениями о том, что Он — Сущий. Первым знамением было превращение воды в вино во время свадебного пира в Кане Галилейской. Само по себе это чудо не является особо назидательным. Его значимость не лежит на поверхности. Иоанн рассказывает, что «там было шесть каменных водоносов, стоявших по обычаю очищения Иудейского» (Иоанн 2:6). Это — именно тот ключ, который мы ищем. Под водой понимается старая религия как колодец Иакова в гл.4, богатый связями с Ветхим Заветом Под вином подразумевается религия Иисуса. Как Он превратил воду в вино, так и Евангелие заменит закон. Этот закон утвердил, что в Его власти было ввести новый порядок. Он был Мессией. Скоро Он скажет самаритянке: «Он это Я».

Похожим образом, накормив пять тысяч человек, Он показал, что может утолить сердечный голод. «Я есть хлеб жизни», — говорил Он немного позже. Он открыл глаза слепорожденному, сказав перед этим: «Я свет мира» Если Он мог вернуть зрение слепому, Он мог открывать людям глаза, чтобы они увидели и узнали Бога. Наконец, Он возвратил к жизни человека по имени Лазарь, который пролежал мертвым четыре дня, и заявил: «Я есть воскресение и жизнь» Он воскресил мертвеца. Это был знак. Жизнь тела символизировала жизнь души. Христос мог стать жизнью верующего перед смертью и становился воскресением верующего после смерти. Все эти чудеса — притчи, потому что эти люди голодны, слепы и мертвы духовно, и только Христос может утолить их голод, вернуть им зрение и воскресить их для новой жизни (Иоанн 6:35, 8:12, 11:25).

Вывод

Невозможно исключить все эти заявления из учения плотника из Назарета. Нельзя сказать, что они были выдуманы евангелистами или бессознательно преувеличены. Они широко и равномерно распределены по разным Евангелиям и источникам Евангелии; и общая картина слишком гармонична и уравновешенна Для того, чтобы быть выдуманной.

Мы видим эти заявления. Сами по себе они еще не образуют свидетельство божественности. Они могли быть ложными, но Для них должно быть найдено объяснение. Нельзя больше относиться к Иисусу просто как к великому учителю, если Он полностью ошибался в одном из самых главных пунктов Своего учения — в Себе. Многие ученые увидели здесь некую беспокоящую их манию величия.

«Подобные заявления от обычного человека можно считать эгоизмом, возведенным до степени имперской мании величия»

(П.Т Форсит «Жизнь теперь и потом», 1947).

«Противоречие между глубиной и разумностью и (позвольте добавить) проницательностью Его нравственного учения и неудержимой манией величия, которая должна скрываться под Его богословским учением, если только Он на самом деле не Бог, никогда еще не было удовлетворительно объяснено»

(К.С. Льюис «Чудо» 1947).

Что ж, тогда Он сознательно обманывал нас? Неужели Он добивался, чтобы люди принимали Его взгляды, и затем приписывал Себе божественную власть, которой на самом деле у Него не было? В это трудно поверить. В Иисусе есть нечто бесхитростное. Он ненавидел лицемерие в других и Сам был предельно искренен.

Может, Он искренне ошибался? Создал прочную иллюзию о Себе Самом? У этой позиции есть защитники, но есть подозрение, что их иллюзия гораздо сильнее. Иисус не оставляет впечатления ненормальности, которое мы обычно получаем от обманутых, заблуждающихся. Его характер подтверждает Его заявление, и именно в этом направлении мы продолжим наше расследование.

 

ПРОГРАММЫ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ БИБЛИИ:

ИНФОРМАЦИЯ ПО САЙТУ:

Внимание! Контент сайта обновляется. Возможны незначительные баги в текстах - повторение оглавления на 1 и 2 странице. Проблема решаетя. Файлы pdf будут полностью заменены на html и epub до 20.09.

ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ:

Когда будет конец света    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 59 Категория: Статьи

И снова о Троице    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 44 Категория: Статьи

Нужны ли христианам изображения Христа    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 34 Категория: Статьи

Семинар — Книга Откровение    Юрий Юнак     31.08.19    


Просмотров: 85 Категория: Статьи

Десятина в Новом Завете    Василий Юнак     28.08.19    


Просмотров: 261 Категория: Статьи

Статьи

НОВЫЕ ПРОПОВЕДИ:

Для чего живёшь, человек    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 64 Категория: Новые проповеди

Ещё одна буря на море    Игорь Котенко     29.08.19    


Просмотров: 96 Категория: Новые проповеди

Как Бог оправдывает грешника    Игорь Котенко     29.08.19    


Просмотров: 39 Категория: Новые проповеди

НАШ ФИЛИАЛ:

 

ПОЛЕЗНО ПОЧИТАТЬ:

 Яндекс цитирования Rambler's Top100 Яндекс.Метрика