II. Нужда человеческая

5. Факт и сущность греха

Мы посвятили много времени рассмотрению свидетельства об уникальной божественной природе Иисуса из Назарета и могли убедиться в том, что Он — Господь, Сын Божий. Тем не менее, Новый Завет говорит не только о том, Кем Он был, но и зачем Он пришел. Он представлен не только как Господь небесный, но и как Спаситель грешников. В самом деле, эти две Его сущности неразделимы, ибо действенность Его работы зависит от божественности Его личности. Но, чтобы оценить то, что сделал Иисус, мы должны понять не только, Кем был Он, но и кто мы такие. Его дело — для нас. Оно было исполнено человеком для людей, это была миссия, совершенная для нуждающихся людей единственным человеком, способным восполнить их нужду. Эта способность — в Его божественности; наша нужда — в нашем грехе. Мы проверили Его способности. Сейчас мы должны обнажить свою нужду.

Итак, от Христа мы обращаемся к человеку, от Его безгрешности и славы — к греху и позору, что живут в нас. Только тогда, когда мы до конца поймем, кто мы такие, мы сможем осознать, как чудесно то, что Он сделал для нас и предлагает нам. Только когда мы узнаем точный диагноз своей болезни, мы захотим принимать прописанное лекарство.

Грех — предмет непопулярный, и христиан часто критикуют за то, что они постоянно пережевывают эту тему. Но христиане Делают это только потому, что они реалисты. Грех — это не изобретение для того, чтобы пасторы не лишились своей работы, это — реальность человеческого опыта.

История последнего столетия убедила множество людей, что проблема зла сосредоточена в самом человеке, а не просто в человеческом обществе. В XIX в. процветал либеральный оптимизм. Тогда широко было распространено мнение о том, что человеческая натура в основе своей несет добро, что зло часто идет от невежества и плохих жилищных условий, что образование и социальная реформа дадут людям возможность жить вместе в счастье и доброй воле. Однако эту иллюзию сломали суровые факты истории. На Западе возможность получить образование быстро распространилась, было создано множество благотворительных обществ. Тем не менее, зверства, сопровождавшие обе мировые войны, последовавшие за этим международные конфликты, продолжающиеся политическое угнетение и расовая дискриминация, общее повышение уровня насилия и преступности заставили думающих людей признать, что в каждом человеке есть стойкое ядро себялюбия.

Многое из того, что мы воспринимаем как должное в «цивилизованном» обществе, основано на предположении о том, что в людях живет грех. Почти все законодательство появилось потому, что человеческим существам нельзя доверять в том, что они смогут уладить свои собственные споры по справедливости и без корыстных интересов. Обещаний нам недостаточно: нам нужен контракт; дверей недостаточно: нужно закрыть их на ключ и запереть на задвижку. Недостаточно просто заплатить за проезд: надо напечатать, проверить и собрать билеты. Закона и порядка недостаточно: нужна полиция, чтобы они выполнялись. И все это — из–за человеческого греха. Мы не можем довериться друг другу. Нам нужна защита друг от друга. Это — страшный обвинительный акт человеческой натуре.

Всеобщность греха

Библейские авторы дают ясно понять, что грех носит всеобщий характер. «Нет человека, который не грешил бы», — сказал Соломон в добавление к своей великой молитве при посвящении Храма. «Нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы», — добавляет проповедник в книге Екклесиаста. Многие псалмы оплакивают всеобщность человеческого греха. Псалом 13, который описывает безбожника — «безумца», дает пессимистическое описание человеческого зла:

«Они развратились, совершили гнусные дела;

нет делающего добро.

Господь с небес призрел на сынов человеческих,

чтобы видеть,

есть ли разумеющий, ищущий Бога.

Все уклонились,

сделались равно непотребными;

Нет делающего добро,

нет ни одного.»

Совесть псалмопевцев говорит им, что, если бы Бог поднялся судить человека, ни один не смог бы избежать осуждения. «Если Ты, Господь, будешь замечать беззакония, Господи, кто устоит?» (Псалом 129:3). Отсюда и молитва: «Не суди слугу твоего, ибо нет ни одного живущего праведного перед тобой».

Пророки так же, как и псалмопевцы, упорно утверждают, что все люди — грешники, и, пожалуй, самыми определенными являются два утверждения из второй половины книги Исайи: «Все мы блуждали как овцы, совратились каждый на свою дорогу» (53:6) и «Все мы сделались — как нечистый, и вся праведность наша — как запачканная одежда» (64:6).

К тому же, подобные заявления не присущи лишь писателям Ветхого Завета. Павел начинает свое Послание к Римлянам очень похожей мыслью, которая охватывает три первые главы, — мыслью о том, что все люди, независимо от того, евреи они или язычники, — грешники в глазах Бога. Он изображает упадок нравственности мира язычников и затем добавляет, что и еврей не лучше. Ведь даже он сам имеет святой закон Божий и учит этому закону других, и он все–таки виновен в его нарушении. Далее апостол цитирует псалмы и пророка Исайю, чтобы наглядно раскрыть эту тему, и заключает, что «нет различия, потому что все согрешили и лишены славы Божией» Иоанн еще яснее выражает ту же мысль, когда объявляет, что «если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя» и «если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым» (Римлянам 3:22–23; 1 Иоанна 1:8, 10).

Но что же такое грех? Понятно, что он распространяется на всех, но какова же его природа? В Библии использованы несколько слов, чтобы описать его. Их можно разделить на две категории, согласно тому, с какой точки зрения рассматривается неверное поведение. Одно слово представляет грех как падение, грубую ошибку. Другое рисует его как непопадание в цель, как при стрельбе в мишень. Третье показывает его как внутреннее зло, склонность к тому, что не соответствует благому, достойному.

С одной точки зрения грех — это проступок. Одно слово делает грех похожим на незаконный переход границы. Другое раскрывает его беззаконность, а третье характеризует его как проступок, нарушающий справедливость.

Эти группы подразумевают существование некоего нравственного стандарта. Это либо идеал, который мы не можем достичь, либо закон, который мы нарушаем. «Кто разумеет делать добро и не делает, тому грех», — говорит Иаков (4:17). Это негативный аспект. «Всякий, кто согрешит, повинен в беззаконии; грех есть беззаконие», — говорит Иоанн. Это позитивный аспект.

Библия принимает тот факт, что у людей существуют разные стандарты. У иудеев есть закон Моисея. У язычников есть закон совести. Но все люди нарушили закон, который они знают, и не соответствуют своим собственным стандартам. Что такое наш нравственный кодекс? Он может быть законом Моисея или законом Иисуса. Это может быть нечто достойное или общепринятое или нечто, представляющее собой условности общества. Это может быть благородная тропа буддистов из восьми ступеней или пять мусульманских столпов порядка. Но что бы это ни было, нам не удается следовать закону. Мы все осуждаем сами себя.

Для некоторых добродетельных людей это настоящий сюрприз. У них есть идеалы и им кажется, что они этим идеалам соответствуют. Они не занимаются излишним самокопанием. Им чужда чрезмерная самокритичность. Они знают, что порой случались и ошибки. Им известно, что в характере у них есть изъяны. Но это их не особенно тревожит, и они считают себя ничуть не хуже других. Это все вполне понятно до тех пор, пока мы не вспомним две вещи. Во–первых, наше ощущение поражения зависит от того, насколько высоки наши стандарты. Легко думать, что умеешь прекрасно прыгать в высоту, если никогда не поднимал планку выше пояса. Во–вторых, для Бога важно, что за мысль стоит за делом и что за мотив стоит за поступком. Иисус ясно говорил об этом в Нагорной проповеди. Следуя этим двум принципам, полезно было бы, наверное, попробовать взять Десять заповедей в гл.20 Исхода в качестве нашего стандарта и посмотреть, насколько каждый из нас не соответствует ему.

10 Заповедей

1. Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим

Это — требование Бога исключительного поклонения человека Ему. Совсем не надо поклоняться солнцу, луне и звездам, чтобы нарушить этот закон. Мы нарушаем его в любом случае, когда отдаем первенство в наших мыслях и привязанностях кому–нибудь другому, а не самому Богу. Это может быть какой–нибудь азартный спорт, увлекательное хобби или эгоистическая амбиция. А может быть человек, которого мы почти обожествляем. Может, мы поклоняемся Богу золота и серебра — в форме надежных капиталовложений и устойчивого счета в банке — или Богу дерева и камня в форме собственности. Ни одна из этих вещей не дурна сама по себе. Они могут быть дурными, если мы отдаем им то место в нашей жизни, которое принадлежит лишь Богу. В основе своей грех — это самовозвышение за счет Бога. То, что когда–то было написано об англичанине, верно для нас всех: это — «человек, сделавший сам себя и поклоняющийся своему творцу».

Для нас следовать первой заповеди означает, как сказал Иисус, любить Господа Бога нашего всем своим сердцем, и всей своей душой, и всем своим разумением, сделать волю Его нашей путеводной звездой и Его славу — нашей целью; ставить Его первым в наших мыслях и словах, в делах и отдыхе, в дружбе и работе; в том, как мы тратим деньги, время и талант, на работе и дома. Никто еще не выполнил этой заповеди, кроме Иисуса из Назарета.

2. Не делай себе кумира

Если первая заповедь говорит об объекте нашего поклонения, вторая говорит о том, каким должно быть это поклонение. В первой заповеди Бог требует всецелого поклонения, а во второй — поклонения искреннего и духовного. Ибо «Бог есть Дух, и поклоняющиеся ему должны поклоняться в духе и истине» (Иоанн 4:24).

Возможно, мы не производим никакого мрачного материального объекта поклонения своими руками, но что за ужасный мысленный образ держим мы в своем сознании? Далее, хотя эта заповедь и не запрещает использовать все внешние формы поклонения, она подразумевает, что эти формы бесполезны, если они не соответствуют внутреннему состоянию души. Возможно, мы посещаем церковь, но вот восхваляли ли мы Бога когда–нибудь на самом деле? Возможно, мы произносили молитвы; но молились ли мы когда–нибудь по–настоящему? Возможно, мы читали Библию, но позволяли ли мы когда–нибудь Богу говорить через нее с нами и поступали ли по слову Его? Бесполезно чтить Бога устами, если сердце ваше далеко отстоит от Него (Исайя 29:13; Марк 7:6). Это совершенно бесполезно.

3. Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно

Имя Бога представляет сущность Бога. В Библии часто говорится, что мы должны почитать Его имя, а в «Отче Наш» нас учат молиться за то, чтобы святилось имя Его. Его святое имя может быть осквернено небрежным языком, и многим из нас следовало бы инспектировать свой словарный запас — и не только время от времени. Однако, произносить имя Бога всуе означает, что дело не только в словах, но и в мыслях, и в поступках. Всегда, когда наше поведение не соответствует вере или то, что мы делаем, противоречит тому, что мы исповедуем, мы произносим имя Господа всуе.

Называть Бога «Господом», называть Бога «Отцом» и носить в себе беспокойство и сомнения значит отрекаться от Его имени. Произносить имя Божие напрасно значит говорить одно, а делать другое. Это — лицемерие.

4. Помни день субботний, чтобы святить его

Иудейская суббота и христианское воскресенье утверждены Богом. Выделять один день из семи — это не только желание людей или социальная условность. Это — план Божий. Иисус подчеркнул, что Он сделал субботу для человека (Марк 2:27). А так как Он сотворил и человека, для которого делал субботу, то Он приспособил этот день к человеческим нуждам. Телу и разуму человека нужен отдых, а духу человека нужна возможность поклонения. Таким образом, суббота — это день отдыха и день поклонения.

Но не только мы сами должны сохранять субботу для своего же блага. Нам надо делать все возможное для всеобщего блага, чтобы не заставлять других напрасно трудиться в этот день.

Так, воскресение — это «святой» день, отделенный для Бога. Это день Господень, а не наш день. Значит, его надо проводить, как Он этого хочет, для поклонения и служения, а не только для эгоистических удовольствий.

5. Почитай отца твоего и мать твою

Эта пятая заповедь все еще относится к первой половине закона, который говорит о нашем долге перед Богом. Поскольку наши родители, по крайней мере, пока мы еще дети, стоят перед нами in loco dei, они представляют власть Бога. Но все–таки часто именно дома люди, особенно молодые, ярче всего проявляют себялюбие и невнимательность. Конечно, это так легко — быть неблагодарным и пренебрежительным и не оказывать родителям должное уважение и любовь. Часто ли мы пишем им, навещаем их? А может, им нужна материальная поддержка, которую мы могли бы дать, но в которой мы им отказываем?

6. Не убивай

Это не просто запрещение убийства. Если бы взгляды убивали, многие бы убивали взглядом. Если можно совершить убийство жестокими словами, многие виновны в этом. И, действительно, Иисус сказал, что сердиться на кого–либо без причины и оскорблять людей — точно так же серьезно; а Иоанн делает верный вывод, когда пишет: «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца» (1 Иоанна 3:15). Каждая потеря самообладания, каждый взрыв неудержимого гнева, каждое проявление угрюмой ярости, каждая горькая обида и жажда мщения — все это убийство. Можно убить злорадной сплетней. Можно убить нарочитым пренебрежением и жестокостью. Можно убить злостью и ревностью. Наверно, все мы совершили что–нибудь подобное.

7. Не прелюбодействуй

Эта заповедь применяется гораздо шире, нежели только по отношению к неверности в браке. Она включает любой секс вне брака, вне отношений, для которых и был создан секс. Она включает флирт, эксперименты и одиночный сексуальный опыт. Она включает все сексуальные извращения, ибо, хотя мужчины и женщины не несут ответственности за извращенный инстинкт, они все–таки ответственны за поощрение этого инстинкта. Она включает и эгоистические требования в браке и многие, если не все, разводы. Она включает сознательное чтение порнографической литературы и потворство нечистым фантазиям. Иисус прояснил все это, сказав: «всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем».

Точно так же, как лелеять мысли об убийстве в сердце означает совершить убийство, так и лелеять в сердце мысли о прелюбодействе значит совершить прелюбодеяние. Эта заповедь говорит о каждом оскорблении святого и прекрасного дара Божьего.

8. Не кради

Воровать значит красть у человека все, что ему принадлежит, или все, что ему полагается. Кража денег или собственности не является единственным нарушением этой заповеди. Уклонение от налогов — это кража. Уловки на таможне — тоже. Сюда же относится работа не в полную силу. То, что мир называет ловкостью, Бог называет воровством. Заставлять людей работать больше и не доплачивать им значит нарушать эту заповедь. Наверно, лишь очень немногие из нас всегда оставались неизменно и до мелочей честными в личных делах и бизнесе.

Эти запрещающие заповеди имеют и положительное значение. Чтобы действительно держаться подальше от убийства, надо делать все возможное, чтобы заботиться о здоровье и поддерживать жизнь других. Недостаточно лишь удерживаться от прелюбодеяния. Заповедь требует правильного, здорового и уважительного отношения полов друг к другу. Таким же образом, избегать воровства не значит обладать какой–то особой добродетелью, если человек скуп или злобен. Для Павла было недостаточно того, что вор прекратит красть: вору надо было начать работать. Вообще, он должен был продолжать честно работать до тех пор, пока не получил бы возможность давать тем, кто нуждается.

9. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего

Последние пять заповедей выражают именно такое уважение прав других, которое подразумевает подлинная любовь. Нарушать эти заповеди значит красть у человека самое дорогое: его жизнь («не убивай»), его семью или честь («не прелюбодействуй»), его собственность («не кради»), а также его доброе имя («не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего»).

Заповедь применима не только к судебному делу. Она действительно включает лжесвидетельство. Но она включает и все виды скандалов, клевету, пересуды и сплетни, всю ложь и намеренное преувеличение или искажение правды. Мы можем лжесвидетельствовать, прислушиваясь к недобрым слухам, а так же распространяя их, отпуская шутки на счет других, создавая ложные впечатления, не исправляя неверных утверждений, — и молчанием так же, как словом.

10. Не возжелай

Десятая заповедь, в каком–то смысле, раскрывает больше, чем все остальные. Она превращает это десятизаконие из внешнего морального кодекса во внутренний моральный стандарт. Гражданский закон может наказать нас только за кражу, но не за желание иметь. Зависть принадлежит внутренней жизни. Она таится в сердце и в сознании. Как похоть относится к прелюбодеянию, ярость — к убийству, так и завистливость — к воровству.

Те вещи, которых мы не должны возжелать и которые упоминаются в заповеди, удивительно современны. При недостатке жилья многие хотели бы иметь дом своего соседа, а судебные залы не так часто рассматривали бы дела о разводе, если бы мужчины не желали жены своего соседа. «Любостяжание есть идолослужение», — писал Павел и, по контрасту, — «великое приобретение — быть благочестивым и довольным» (Колоссянам 3:5; 1 Тимофею 6:6).

Перечисление этих заповедей пролило свет на уродливый список грехов. Так, многое происходит в нашей внутренней жизни, в тайных уголках нашего сознания. Этого не видят другие, и нам удается скрыть это даже от самих себя. Но Бог видит все это. Его взор проникает в глубокие тайники наших сердец: «И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто пред очами Его: Ему дадим отчет» (Евреям 4:13). Он видит нас такими, какие мы есть на самом деле. Действительно, целью закона было обнажить грех, ведь «законом познается грех» (Римлянам 3:20).

Когда знаменитому проповеднику XIX в. К.Х. Сперджену было всего 14 лет, он испытал потрясающее ощущение своей собственной греховности. Как никогда раньше, он понял две истины — «величие Бога и мою греховность» Он пережил подавляющее ощущение собственной недостойности.

«Я не сомневаюсь, говоря, что тот, кто осмотрел бы мою жизнь, не нашел бы никаких особо страшных грехов; и тем не менее, когда я посмотрел на себя, я увидел ужасающий грех против Бога. Я был не похож на других ребят, которые врали, хитрили, сквернословили и т.д. И вдруг я встретил Моисея, несущего закон …десять слов Божьих,.. и когда я прочитал их, казалось, они все объединились, чтоб обвинить меня перед взором трижды святого Иеговы».

И в нашем случае ничто не сможет убедить нас в нашей греховности так, как возвышенный праведный закон Божий.


Глава 6 из 12« Первая«567»Последняя »

Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Основание Христианства. Раздел: Протестантизм-1.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.