Введение

Во все времена обозримого прошлого вопрос, — что есть природа человеческая — неизменно будоражил умы великих и простых. Какими только титулами не награждался человек! От самого божества в религиях Востока до ничтожного винтика в философиях тоталитаризма.

От сползания в мировоззренческий релятивизм христианское сознание защищается верой в спасительность ковчега Слова Божия. За долгую историю ковчег этот выдержал напиравшие на него бушующие волны философий эпохи эллинизма; устоял против жижи безбожия времен воинствующего марксизма; не смешался с блудливым вином религиозного синкретизма.

Подобно тому как потерявшийся в людской толпе ребенок не назначает своих родителей из числа многих лиц, а лишь узнает их, так и историческая христианская церковь по благодатному наитию Свыше узнала в очертаниях 66-ти Богооткровенных книг духовный ковчег Священного Писания. Этот Богоданный свод священных книг Библии и поныне является единственным убежищем для всякой живой души.

Однако же, что есть человек? Можно было бы расширить содержание этого вопроса, прибегнув к словам епископа Игнатия Брянчанинова: «Что — душа моя? что — тело мое? что — ум мой? что — чувства сердца? что — чувства тела? что — силы души и тела? что — жизнь? Вопросы неразрешенные, вопросы неразрешимые!»* .

Тем не менее, это справедливое суждение не отрицает усилий, прилагаемых к осмыслению человеческой природы.

В число важнейших входят вопросы о состояниях и проявлениях того, что принято называть душей человека. Что бы мы не подразумевали под словом душа, ее бессмертие или отрицание такового — вот один из наиболее проблематичных разделов психологии христианского богословия.

Православный христианин связывает с учением о бессмертии души чрезвычайно многое. Это почитание святых и их ходатайственные молитвы; молитвы о загробных судьбах умерших и убиенных, составляющие часть храмовой службы; это моления и прошения за тех, кто страдает в аду неизреченно; это, наконец, само учение о бесконечных муках в аду и райском житии праведников, души которых оставляя тела, входят в бесплотный мир блаженных духов; это возможность духовного общения с умершими, являющимися в видениях или снах и научающих живых; это абсолютное бессмертие личности олицетворяемое бессмертием души и другие менее и более важные верования.

В свою очередь, христианин адвентист не может разделять ни одно из упомянутых верований православного христианина, поскольку адвентистская догматика отрицает возможность разделения души и тела и не приемлет независимое от тела существование души после смерти человека. Сама идея бессмертия души и все, что с ней может быть связано совершенно отсутствует в вероучении Церкви адвентистов. Вместе с тем, в своих догматических разработках как православные так и адвентисты при доказательстве прямо противоположных утверждений ссылаются на Библию.

Однако не только историческая христианская богословская мысль питала неизменный интерес к такому предполагаемому состоянию души, как ее бессмертие. Задолго до появления христианской теологии греческая философская мысль также была озадачена постижением идеи бессмертия человеческой души.

В сравнении с Древним Израилем, которому столь полно явилось Божественное откровение, лучшие умы Древней Греции находились как бы вне прямого, непосредственного откровения Свыше. И тем не менее, и тех и других часто волновали одни и те же вопросы, на которые они по-разному пытались искать ответы.

В связи с этим несомненный интерес представляет попытка исторического обзора учения о бессмертии души и сравнительного анализа представлений религиозно-философского сознания и представлений о бессмертии в христианском богословии, претендующем на богооткровенность. Кроме того, сама вероятность обнаружения общих понятий в христианском богословии и эллинистической философии в теме бессмертия является необычайно притягательной. Именно поиску этих родственных и тождественных понятий в эллинистической философии и богословии православной Церкви мы посвятим последующие страницы.

Формулировка проблемы

В силу своей конфессиональной принадлежности, мы считаем возможным и закономерным поставить под вопрос учение православия о бессмертии души. Нам представляется, что идея бессмертия души не имеет такого библейского обоснования как то традиционно принято считать. Более того, мы полагаем, что древнегреческая философия сыграла ключевую роль в формировании идеи бессмертия души. К тому же есть основания предполагать, что христианское богословие, явившееся на арену истории значительно позже, воспользовалось главным образом наработками античной языческой философии. Поэтому в ходе нашего исследования мы попытаемся предложить ответ на два вопроса. Во-первых, имело ли место влияние эллинистической философии (и особенно философии Платона) на появление учения о бессмертии души в православной догматике. Во-вторых, если такое влияние имело место, то в какой степени платонизм предопределил развитие вероучительного догмата о бессмертии души в богословской мысли православной Церкви.

Историографический обзор

Из числа доступных нам источников, использованных в данном исследовании, необходимо выделить несколько из них, а именно: капитальный двухтомный труд адвентистского исследователя L. R. Froom «The Conditionalist Faith of Our Fathers» Однако, он не может вполне удовлетворить запросы нашей темы. Одна из причин в том, что в этом исследовании полностью отсутствуют никейские отцы и лишь вскользь упоминается Афанасий Великий. А между тем, именно никейские отцы во многом предопределили пути развития восточного богословия. Важно подчеркнуть, что место никейских отцов занимает Августин, связь которого с восточным богословием не может рассматриваться как чрезвычайно значительная.

Из православных исследователей наиболее близкой к нашей теме является докторская диссертация архимандрита Киприана «Антропология св. Григория Паламы». Несмотря на обширность и глубину исследования в нем есть некоторый недостаток, который мы отчасти пытаемся восполнить в нашем дипломном сочинении. Архимандрит Киприан совсем не упоминает некоторых латинских апологетов, взгляды которых важны в контексте нашего исследования. Упоминая таких восточных отцов, как св. Феофил Антиохийский и св. Ириней Лионский, этот исследователь не углубляется в анализ представлений упомянутых отцов в связи с бессмертием души. Это обусловлено обзорным характером той части диссертации, в которую помещены ранние отцы церкви. Нам же представляется, что воззрения этих доникейских отцов являются чрезвычайно важными для восстановления общей картины истории становления и развития идеи бессмертия души в христианском богословии. Примерно в таком же, т. е. обзорном ключе написано и «Введение в святоотеческое богословие» прот. И. Мейендорфа.

В книге Г. Флоровского «Восточные отцы века» не обращается внимание на психологические воззрения Афанасия Великого и Григория Назианзина. Это обусловлено тем, что Г. Флоровский концентрирует свое внимание на более важных аспектах богословия этих отцов в связи с арианской ересью.

Несомненный интерес представляет работа Ю. Зяблицева «Платонизм и богословие св. Григория Нисского». Однако как и означено в теме она в основном посвящена лишь одному Григорию Нисскому. По этой причине в исследовании не имеет обширного освящения влияние платонизма на раннее христианское богословие в целом.

Нам не удалось обнаружить ни одного исследования на русском языке, которое было бы непосредственно посвящено рассмотрению появления и развития учения о бессмертии души в христианском богословии в исторической ретроспективе.

В значительной части своего исследования мы будем опираться на тексты самих отцов церкви в переводном англоязычном издании. Это обусловлено, отсутствием некоторых работ ранних отцов церкви на русском языке, а так же тем, что автор данного исследования не владеет латинским языком. В некоторых случаях мы будем цитировать отцов церкви, ссылаясь на исследования, выполненные другими авторами.

Цель исследования

Мы ставим своей целью показать, во-первых, недостаточную изученность темы, вынесенной в заглавие дипломного сочинения. Во-вторых, опираясь на фактологический материал, показать необходимость более глубокого изучения правомерности использования в христианском богословии понятия бессмертие души.

Масштаб и методология исследования

Первая часть нашего исследования является обзорной и посвящена проблематике исторической «встречи» двух миров: зрелого мира античной философии и зарождающегося мира христианского богословия. Мы попытаемся наметить основные вехи, явившиеся результатом этой встречи и во многом определившие пути дальнейшего развития христианского богословия.

Во второй части исследования мы кратко изложим доступные исторической науке свидетельства возникновения и развития идеи бессмертия души в Древней Греции. Наибольшее внимание будет уделено взглядам Платона. Кроме того, мы вкратце упомянем Филона Александрийского, который, на наш взгляд, выполнил роль своего рода переходного звена в традиции толкования библейского текста между греческой философией и христианским богословием.

Вся третья часть представляет собой своеобразную репрезентативную выборку текстов, посвященных истории зарождения и формирования учения о бессмертии души в христианском богословии первых четырех веков. По ходу этой части будут делаться сравнения и выводы с оглядкой на наследие греческой философии в связи с идеей бессмертия души.

В четвертой части, мы рассмотрим каким образом это учение нашло свое место в первой вероучительной системе православного богословия, изложенной И. Дамаскиным в его труде «Точное изложение православной веры». Последний раздел четвертой части будет посвящен отдельным трудам некоторых современных православных богословов, а точнее, присутствию в их трудах учения о бессмертии души и специфики изложения этого учения в контексте философского наследия античности.

В заключении последует краткое изложение основных итогов и выводов исследования.

Определение терминов

Мы не ставим своей целью всестороннее исследование понятия душа. Обширную информацию на сей счет можно получить в «Богословском словаре Нового Завета» под ред. G. Friedrich and G. Kittel, который упомянут в библиографии. Мы же сосредоточимся лишь на одном предполагаемом состоянии души человека, а именно ее бессмертии. Иными словами, чем бы ни была душа, нас интересует лишь один вопрос: богословская обоснованность определения души как бессмертной.

Бессмертие — бесконечно продолжающееся состояние или качество, не имеющее никаких временных ограничений.


Глава 1 из 7123»Последняя »