Введение

Псалмы имеют, несомненно, особый характер. Это не история народа Бога или путей Бога в отношении его, не насаждение положительных учений или обязанностей, не формальное пророческое объяснение грядущих событий. На многие известные события, несомненно, ссылаются в псалмах, и они непосредственно связаны с различными пророческими откровениями (как и с наставлениями и со всеми частями божественного слова, на что я только что обращал внимание), но ничто из этого не образует истинного характера самой книги. А явления различных частей писания, на которые я ссылаюсь при изучении, обязательно находят место в мыслях, выраженных в Псалмах. Но Псалмы трактуют их не прямо. Почти все псалмы выражают чувства, произведенные в сердцах народа Бога событиями (я бы сказал более правильно, если бы произнес «расположенными для них в событиях»), через которые они проходят, и действительно выражают чувства не только народа Бога, но часто, как известно, и самого Господа. Они — выражение части, которую занимает Дух Бога, работая в их сердцах, в печалях и труде святых. Дух производит работу в связи со всеми испытаниями, через которые они проходят, и человеческой немощью, которая проявляется в этих испытаниях, среди которых это порождает мысли о вере и истине, являющихся поддержкой во всем происходящем. Мы находим в них, следовательно, надежды, боязнь, страдание, веру в Бога, которые соответственно наполняют мысли святых, — иногда часть, которую сам Господь занимает лично в них, и иногда, с ограничением для всех, кроме него самого, место, которое Он занимает так, чтобы можно было сочувствовать им. И более зрелое духовное суждение требуется для того, чтобы судить верно об истинном значении и применении Псалтири, чем это надо для других книг Писания, потому что нам следует понять то, что милостиво возвышает ее, и судить о верном месте пред Богом тех, чьи потребности душ выражены здесь; и это еще труднее, так как обстоятельства, положение и связь с Богом людей, чьи чувства она выражает, не таковы, как те, в которых мы находим себя. Благочестие, которое она выражает, поучительно для любого времени; уверенность, которая часто выражается в Боге среди испытания, ободрила сердце многоиспытанного раба Бога по-своему. Это чувство надо тщательно оберегать и хранить; но именно по этой самой причине еще более важно, что наше духовное служение должно осознать положение, к которому относятся настроения, содержащиеся в Псалмах, и которое создает благочестие, находящееся в ней. Без этого полная сила искупления и сила проповеди благодати Бога утрачены для наших собственных душ, а многие выражения, которые потрясли ум христиан, если невнимательно проследить их истинный смысл и значение, останутся неясными и невразумительными. Сердце, которое ставит себя в положение, описанное в Псалмах, возвращается к познаниям, которые принадлежат законному положению, и порядку при падении и испытании в этом положении, и к надеждам земного народа. Законное, и для христианина невероятное положение, утверждается в уме: мы оставляем чувство удовлетворения в духовном состоянии, где мало знания об искуплении; и пока мы думаем взять псалмы для себя, мы находимся в душевном состоянии, когда лишены понимания их истинной пользы и наших собственных привилегий, и становимся неспособны истинно понять сами псалмы и восхищаться ими; более того, нам не хватает благословенного и глубоко поучительного понимания, нежного и доброго сочувствия Христа в их верном и божественно данном употреблении. Соответственно, дух эгоизма не познает Христа, как Он есть, как Он показан, и потеря действительно велика. В псалмах есть успокоения и помощь благодати для души при законе, потому что они обращаются к тем, кто находится под законом (и души в том состоянии успокоены); но использовать их для того, чтобы остаться в этом положении, и обратить их, очевидно, на нас самих, это, я повторяю, значит — неправильно употребить сами псалмы, потерять силу того, что нам дано в них и лишить себя настоящего духовного положения, в которое евангелие ставит нас. Различие просто и очевидно. Взаимоотношения с Отцом не могут быть представлены в них, и мы выпадаем из этого, если живем по ним, хотя послушание и доверительная зависимость — всегда наш верный путь. Я намереваюсь в этом изучении Псалмов исследовать книгу как целое, а также каждый псалом отдельно, чтобы дать общее представление о них. Наиболее благоприятный способ сделать это — так (хотя характер Псалмов представляет это более трудным), как я испробовал в книгах, которые мы уже рассмотрели: дать значение и цель Духа Бога, оставляя выражение драгоценного благочестия, которое содержится в сердце и поддерживается Иисусом через благодать Духа Бога, оно одно способно оценить это. Псалмы и работа Духа Бога, выраженная в них, относятся, собственно в своем применении и настоящей силе, к обстоятельствам Иуды и Израиля, и вместе с тем они основаны на надеждах и боязни Израиля: и, я добавлю, — к обстоятельствам Иуды и Израиля в последние дни, хотя, что касается духовного положения вещей, то последние дни начались с отвержения Христа. Благочестие и вера в Бога, которыми они наполнены, находят отклик, несомненно, в каждом верующем сердце, но это проявление, как выражено здесь, есть среди Израиля. Это суждение, истинность которого наглядно показана при чтении самих псалмов, освящено апостолом Павлом. Он говорит, после цитирования Псалмов: «Но мы знаем, что закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом». Псалмы затем касаются Иуды и Израиля, и мы находим положение, в котором есть те, кто принадлежит Иуде и Израилю. Их главная особенность заключается в деятельности Духа Христа в отношении остатка иудеев {Это так четко характеризует псалмы, что только в немногих из них, даже где содержатся пророчества Христа, не говорится об остатке. Во второй книге их нет, потому что такой элемент ясно представляет, как главный предмет, в первой книге: связь через его вхождение в их печали в благодати, и это легко понять. И необходимо помнить это, чтобы объяснить различные отрывки, в которых они появляются, хотя частично подходят или употреблены Христом} (или Израиля) в последние дни. Он входит во все их печали, давая выразиться их исповедям, их уверенности в вере, их надеждам, боязни, благодарности за полученное избавление — словом, каждому деянию их сердец в обстоятельствах, в которых они находятся в последние дни; для того, чтобы дать им наставление, поддержку и сочувствие Духа Христа и выражение работы того Духа в них и даже в самом Христе. В добавление к этому псалмы являют нам место, которое Христос сам, будучи на земле, занял среди них для того, чтобы они разделили его сочувствие и сделали возможным избавление, а их веру в Бога — справедливой, хотя они согрешили пред ним. В них не говорится, как дано в посланиях, о действенности его работы; но псалмы, которые обращаются к нему, представляют его чувства и исполнение их. Они также напоминают о месте, которое Он занял на небесах по своем отвержении и в конечном итоге — на престоле царства; но, кроме его настоящего возвышения (которое упоминается лишь как факт, который необходимо познать и дать полное описание окончательного избавления Израиля), все, что открывается Господом в той связи с Израилем, отражено не в повествовании, а в выражении его собственных чувств в отношении места, в котором Он находится, как это случилось с самим остатком. Эта особенность является таковой, которая придает особый характер и интерес Псалмов. Она учит нас, что Христос познал полную глубину страданий, которые сделали его сосудом сочувствующей благодати для тех, кто должен был пройти через них, который видит и испрашивает Бога за них. На пути своего собственного унижения Он имеет язык познания, чтобы знать, как произнести слово для того, кто устал. Они были грешниками, не могли требовать избавления, рассчитывать на благоволение, которое могло избавить и восстановить. Они должны были, если бы Он не пострадал за них, принять подлинные страдания, которые они должны были претерпеть в связи с виной, оставившей их самих без благоволения. Но это не было помыслом Бога, Он был готов избавить их, и Христос входит в благодать. Он принимает вину тех, кто должен быть избавлен. Это — страдание за другого, вместо него. И Он помещает себя на путь совершенного послушания и любви в печали, через который они должны пройти. Послушный, Он вступает в ту печаль, чтобы навлечь через искупление действенность освобождающего благоволения Бога на тех, кто должен быть в нем, и быть, благодаря всему, залогом по добродетели всего, их избавления от этого, выступая, таким образом, для них поддержкой их надежды в этом, дабы они не пали. Еще им надлежит пройти через печаль в соответствии со справедливыми путями Бога, что касается их юродства и злобности, и очиститься внутренне от этого. Всю эту печаль познал Христос, так как Он тоже понес их грехи, чтобы быть источником жизни и поддержкой веры для них в этом, когда угнетающая рука была бы тяжелой, когда ужасно чувство вины внутри, и это, следовательно, без чувства благоволения, но тот, кто верен им и мог выразить это благоволение, взял на себя их отношения с Богом и прошел через это ради них. Воистину полная действенность его работы по их избавлению, в той смерти одного человека за народ, не будет известна им, пока они не воззрят на того, которого пронзили. Они специально оставлены (и особенно остаток из-за своей простоты, так как остальные присоединятся к идолопоклоняющимся язычникам во имя мира) в глубине испытания, которое, как пути Бога в правлении, приводит их через благодать к ощущению вины за оставление закона и за отвергнутого и распятого Мессию, так что они могут правдиво осмыслить, кем каждый из них является, и склониться пред оскорбленным Сущим в простоте сердца, и сказать: «Благословен грядущий во имя Господне». Но хотя избавление и лучшее спасение не должны прийти до того, все же благодаря осуществленной ради этого работе Христос может поддержать и увлечь их души к этому, что как раз и есть то, что дано в псалмах. Они есть его речь к их душам, или даже в душах, когда они находятся в тревоге, иногда — рассказ о том, как Он узнал об этом. Следовательно, души, будучи еще под законом, находят себе такое личное утешение. Непозволительно какой-либо душе, разрешите мне заметить, полагать, что глубокий сердечный интерес в этих печалях Христа утерян при переходе из-под закона под благодать. Существует огромная выгода. Различие таково: вместо того, чтобы использовать их исключительно (хотя, несомненно, и верно) для многих собственных нужд и печалей, я, когда под благодатью, вступаю в обожающем созерцании и радостной любви в печали Христа в более глубокую способность, данную его Духом, живущую во мне. Я возвращаюсь теперь в мир, так как Он высоко, и я слежу с божественно данным интересом и пониманием (насколько способен) за всеми печалями, через которые Он прошел, когда был здесь, проходя этот «путь жизни» в любви к нам через мир греха и несчастья, прославляя Бога в этом, через саму смерть к праведной славе, в которой Он теперь. Христос успокаивал своих учеников в по Иоан. 14, хотя не так, как под законом, но Он говорит в завершении: «Если бы вы любили Меня, то возрадовались бы, что Я сказал: иду к Отцу». Под законом псалмы могут успокоить нас в полезном страдании, под благодатью мы наслаждаемся ими, как любящий Христос, и с божественным пониманием. Однако вернемся. Большим основанием, которое должно было быть заложено, чтобы вызвать сострадание, возможно, было то, что Христос не исчез, куда остаток Израиля {Именно в вопросе смерти встречаются страдания Христа во имя праведности, и то, что Он испытал, чтобы быть способным сочувствовать им, когда они страдают, при правлении Бога, с одной стороны, или искуплении — с другой, при этом последнее изображено во всесожжении и жертвоприношении за грех (ср. Евр. 9), а первое — в выражении и испытании в совершенстве хлебного приношения. Христос страдал до смерти. И Он также совершил искупление за грех. Некоторые из остатка могут страдать до смерти, как верные под испытаниями этого правления, но затем, как Христос, они получат лучшее воскресение. Конечно, искупление исключительно принадлежит ему}, потому что Он должен испытать полное наказание за вину и зло, или Он не мог справедливо и во славу Бога освободить их. Таким образом, Христос должен лично полностью пройти через печаль, как Он делал в духе, и кроме того совершить искупление за вину. Он прошел через это, сохранив дело искупления, близко к Богу; и Он имеет всю благодать и благоволение Бога к нему; все, что Он нашел, есть Бог для Него в печали, через искупление для тех, кто должен был прийти, чтобы быть в этом так, дабы, таким образом, они могли уразуметь все помыслы Бога по отношению к ним в благодати в том случае, чтобы использовать, когда окажутся в этом положении, даже в неведении. Если так говорить, то что же могут они, когда еще не осознали, что есть для них Бог в искуплении? Эти псалмы, говоря о каждой детали, — точное средство их действия в соответствии с главой 50 книги пророка Исаии, как это уже упоминалось. По правде говоря, многие христиане находятся в таком положении. Они цепляются за обетование, чувствуют свои грехи, успокоены надеждой, видят благость Бога, используют псалмы как подходящие им и не осмысливают ни искупления, ни мира. Псалмы, собственно, относятся к Израилю {Я здесь использую Израиль в противоположность собранию и язычникам. Мы увидим, что Иуда отличается от Израиля, когда рассмотрим подробности}, а в Израиле — к богоугодному остатку. Это первый основной принцип, который само Слово устанавливает для нас, что, как мы видели, отмечено Павлом — что они говорят тем, кто под законом. При изучении самих псалмов мы найдем элементы этого суждения, которые очень ясны и действенны. Псалмы различают (Пс. 72) и начинают отличать (Пс. 1) человека, который предан и богобоязнен в соответствии с законом, от остального народа. «Не так — нечестивые», и они «не устоят… в собрании праведных». Действительно, Исаия учит той же правде как догматично, так и сильно {Сравните Ис.48,22; 57,2}. Их характерной темой является истинно верующий остаток, праведные в Израиле (Пс. 15,3 и многие другие). Таким образом, удел и надежда Израиля представлены в них. В псалме 1 это определенно и четко показано. Но это — надежда остатка, участь которого с самого начала отличается наиболее заметным образом от участи грешников. Очевидно (и это второй общий принцип, который я бы отметил), что это говорит Дух Христа, Дух пророчества. Это, так сказать, Дух Христа, интересующегося положением верного остатка Израиля. Этот Дух говорит о вещах, которые грядут, как о настоящих, как всегда водится у пророков. Но это не делается менее верным, так как это — дух пророчества, который говорит о будущем и который в этом отношении часто возобновляет свой собственный характер. Но если Дух Христа занимается остатком Израиля, то надлежит объявить страдания Христа, которые были полным подтверждением того интереса и без которых он был бы тщетным. И мы действительно находим наиболее трогательное выражение страданий Христа не исторически, а так, как Он ощущал тогда выраженные его собственными устами слова в момент, когда Он их переносил {Отсюда и близость чувств и особый интерес псалмов. Они — биение его сердца, история обстоятельств его жизни, воплощение жизни во взаимоотношениях с Богом и человеком, чье внешнее представление о Боге и, словом, все пути Бога в отношении его находятся в остальной части писания}. Так всегда говорит Дух {Сравните 1Петр.1,11} Христа, как бы сочувствуя в несчастье и горе его народа, либо его Духом в них, либо сам за них, как единственное средство в присутствии справедливого суда Бога, об избавлении возлюбленного, хотя и виновного народа. Следовательно, мы видим прекрасное соответствие языка псалмов теме, которую я затрону дальше. В псалмах, которые повествуют собственно об искуплении, Христос один и, следовательно, его работа сохранена. В тех, которые говорят о страданиях, не искупающих вину по их природе, даже когда они доводят до смерти, можно найти места, применимые лично к Христу, потому что Он лично прошел через них, но в других частях тех же псалмов представлены также святые, потому что они разделили его страдания, и, следовательно, его личные страдания представлены нам, но его сочувствие также сохраняется. Другой принцип, дающий третью большую характеристику псалмов, связан с этим. Грехи людей будут духовно препятствовать вере остатка в Бога в своем несчастье. Однако только Бог может спасти их, и на него они должны смотреть в простоте сердца. Мы находим, что здесь выявляются обе эти детали: несчастья лежат пред Богом при поисках избавления, и проявляется честность, и в то же время исповедуются грехи. Христос, войдя в их печали, как мы видели, и искупив, может вести их, несмотря на их грехи и отношение их грехов к Богу. Они сначала на самом деле не знают, возможно, полного прощения, но они идут по благодати, ведомые Духом Христа (и как много душ находится в том же состоянии!) {Положение блудного сына до того, как он встретил своего Отца, — положение каждой души, где Бог, который есть свет и любовь, открылся во Христе; но дело искупления и принятие в нем неизвестны — там есть вера, а не мир} в выражениях, данных в этих самых псалмах, к Богу избавления, признавая также свои грехи. Они «возьмут с собой молитвенные слова и обратятся к Господу». Прощение также дано им. Когда Дух Христа живет в них (как принцип жизни), закрепляя намерение их сердца, то они могут, признавая свой грех, искренне защищать свою прямоту и верность Богу. Но мысль о милости повсюду предшествует мысли об истине как основе их надежды. В сущности, все это истинно для каждой обновленной души, которая еще не обрела свободы, свободы, полученной через известное искупление. Псалмы, хотя и есть определенная хвала в завершении Псалмов и в конце некоторых из них, никогда не являются выражением этой свободы: и даже, когда есть выражение этого, оно принадлежит земному избавлению или прощению. В итоге псалмы — выражение Духа Христа либо в иудейском остатке (или в остатке всего Израиля), либо в его собственной личности, страдающей за них, по заветам Бога в отношении его избранного земного народа. И так как эти заветы должны быть исполнены более точно в последние дни, то это является выражением Духа Христа в этом остатке среди событий, которые произойдут в те дни, когда Бог опять начнет деяния в отношении своего земного народа. Духовные страдания, связанные с теми событиями, были более или менее испытаны в истории Христа на земле и в его жизни, или даже больше в его смерти. Он связан с интересами и судьбой этого остатка. В истории Христа, во время его крещения Иоанном, Он уже отождествлял себя с теми, кто образовывал этот остаток, не с нераскаявшимся множеством Израиля, а с первым движением Духа Бога в этих «дивных на земле», которые вели их к признанию Бога в устах Иоанна и к подчинению ему. Сейчас обетования, данные Израилю, будут осуществлены в этом остатке, чтобы, пока только для остатка, их любовь и надежды являлись и любовью и надеждами народа. На кресте Иисус оставался единственным настоящим преданным Богу в Израиле — личностное основание целого остатка, который должен быть избавлен, как и исполнитель той работы, на которой их избавление могло быть основано. Есть некоторые дальнейшие наблюдения по теме, на которую я уже ссылался, которые, будучи в большинстве своем взятыми из своих псалмов, через свет, проливаемый на это евангелиями, могут помочь нам увидеть дух всей книги и понять смысл многих псалмов в подробностях. Я имею в виду страдания Христа. Мы видели в общем, что книга представляет нам остаток, его печали, надежды, избавление и связь Христа с ним во всем этом. Он вошел в их печали, будет их избавителем и осуществит искупление, которое закладывает основание их избавления как основание избавления любой живой души, — но Он умер за этот народ. Конечно, его собственное совершенство сияет в этом, но здесь мы должны искать его связь с Израилем и землей, хотя надо отметить личное возвеличивание до небес, откуда проистекает окончательное избавление. Однако мы не должны искать ни тайну собрания, которая в это время была сокрыта в Боге, ни Христа, рассматриваемого в его связи с собранием. Псалмы представляют самым изысканным образом все земные познания Христа и его народа, которые Дух Христа изобразит нам. Нам предстоит посмотреть в Новом Завете (Фил. например, или еще где-нибудь), чтобы найти тех божественных, кого Он искупил. И вот Христос прошел через всякие духовные страдания, через которые может пройти человеческое сердце, был искушен во всем, как и мы, при этом в одиночестве. Ничто не может быть более плодотворным в этом месте (так как не надо слишком долго останавливаться на этом и полностью отделять от божественной стороны его характера или становиться бесполезным или вредным из-за настоящего плотского чувства), чем если занять сердце рассмотрением печалей блаженного Искупителя. Никогда не было подобного ему. Но псалмы изобразят нам их, и я воздерживаюсь от рассмотрения их здесь. В этих вступительных замечаниях я могу только кратко сослаться на принципы и положение, в котором Он страдал. Их, я думаю, три. Он страдал из-за человека за истину и любовь, за свидетельство, которое Он нес в том, что было благом, в чем Он и явил Бога. Он страдал от Бога за грех. Эти две отдельные черты страдания очень просты и ясны уму каждого верующего. Третье страдание предполагает больше внимания к писанию. О путях Сущего с Израилем сказано: «Во всякой скорби их Он не оставлял их, и Ангел лица Его спасал их». Это было (что же касается последней части, то еще будет) особенно исполнено во Христе, Сущий приходит как человек в средину Израиля. Но страдания Израиля, по крайней мере остатка иудейской части народа, принимают в конце особый характер. Они — под притеснением языческой власти, среди крайнего беззакония в Израиле, однако они характеризуются простотой сердца (действительно, это то, что делает их остатком), но они сознают это по той самой причине и страдают от последствий греха под правлением Бога, но во власти сатаны и смерти. Избавление, которое освобождает их от этого, еще не пришло, и тяжесть этого лежит на их настроении. Эту печаль Христос полностью разделил. Во время всей своей жизни, даже до самой смерти, Он страдал из-за человека ради праведности (см. в связи с этим Пс. 10 и другие). Кроме этого, на кресте Он страдал за грех, испил чашу гнева за грех, чашу, которую дал испить ему его Отец. Но кроме этих двух страданий Он нес в своей душе в конце своей жизни (мы можем сказать — после пасхальной вечери) все несчастье и страдание, с которыми иудеи пройдут через правление Бога, — не презрение, а еще последствие греха. Несомненно, Он предвидел и чувствовал это, как в Иоан. 12 — грядущий крест; но сейчас Он разделил это. Что касается обсуждаемого вопроса, то это были, как Он говорил, час отступнического Израиля и власть тьмы. Но Он все взирал на своего Отца в смысле верности. Он еще не был оставлен Богом. Он мог еще взирать на человека, смотрящего с ним. Что же мог сделать взор, когда божественный гнев был на нем? Но отличительный характер этих страданий ясно виден, если мы, наученные Богом, оценим псалмы, которые говорят о них соответственно. Мы, следовательно, увидим, что, когда Он страдает от человека, то ищет, говоря о его Духе в и для Израиля, мести человеку. Часто также видно, что остальные страдают с ним. Когда Он страдает от Бога, то Он совершенно одинок, а последствия — несмешанные благословения и мир. Что касается страдания из-за человека, то мы можем иметь привилегию такого страдания, объединясь с его страданиями. В страдании от Бога под гневом Он сделал так, дабы мы никогда не имели последней капли, что бы ни было в той чаше; это было бы нашей вечной гибелью. В страданиях, которые Он претерпел на кресте, Он выпил чащу гнева приготовленную Богом для нас, приведя нас в славу из под власти сатаны, тьмы и смерти. (см. Евр. 2,10). Он страдал, чтобы сочувствовать иудеям в их несчастьях, в которые они попали из-за своей простоты, но, однако, в своих грехах. Каждая пробудившаяся душа под законом найдет утешение в этом. Все эти страдания являются составной частью псалмов в том, что касается Христа и Израиля. Но иудеи подошли к краю гибели и потере всех обетований (кроме высшей благодати), а остаток, как таковой, подвергся испытаниям и скорби из-за отвержения Мессии. Необходимо помнить, что, хотя все три принципа страдания в основном отличаются, очень ясны и важны по-своему характеру, а в конце жизни Христа все сплелись и объединились в печалях его последних часов, кроме, в чем я не сомневаюсь, выхода из Гефсимании, давление силы сатаны на его дух прошло и завершилось, но на кресте Он страдал из-за человека за праведность, а от Бога — только за грех. Я убежден, что это последнее, что полностью лежит на его душе, было слишком глубоким, чтобы оставить возможным, чтобы другие или еще кто-нибудь почувствовали всю эту тяжесть. Сделав эти общие заметки, которые казались мне необходимыми для понимания книги, мы сейчас исследуем с помощью Господа ее содержание, и пусть Он воистину ведет меня и моего читателя в этом! Если она изображает страдания Христа и его интерес к людям на земле, то нам следует исследовать ее почтительно, однако с детским доверием, и уповать, как мы действительно всегда должны, на его учение, чтобы нас можно было вести и учить в нашем исследовании. То, что говорит о том, что Он чувствовал, должно быть тронуто доверительной любовью, сообразуемой со святой почтительностью. Общеизвестно, что Псалмы делятся на пять книг, первая из которых завершается псалмом 40, вторая — псалмом 71, третья — псалмом 88, четвертая — Псалмом 105 и пятая — псалмом 150. Каждая из этих книг выделяется, я не сомневаюсь, отдельной темой. Наше исследование псалмов, содержащихся в каждой, даст полнейшее понимание характера нескольких книг, но неплохо бы представить сейчас общее значение их содержания. Тема первой книги — положение иудейского остатка до того, как он был вытеснен из Иерусалима, и, следовательно, положение самого Христа в связи с этим остатком. В первой части о личной истории Христа говорится больше, чем во всех остальных. Это легко понять, так как Он входил и выходил вместе с остатком, соединенным, однако, еще с Иерусалимом. Я использую здесь слово «иудейский» в отличие от Израиля или всего народа. Во второй книге остаток рассматривается как изгнанный из Иерусалима (Христос, конечно, занимает свое место среди них и дает истинное место для надежды остатку в этом состоянии). Явление им Христа, однако, восстанавливает их, ввиду пророчества, до их положения в связи с Сущим, как народа пред Богом (Пс. 44; 45). Прежде изгнанные, они говорят о Боге (Элогим), нежели об Сущем, так как они потеряли завет благословения; но этим учатся узнавать его намного лучше. Я не сомневаюсь, что история жизни Христа предоставила ему возможность разделить практический личный смысл этого состояния народа, хотя, конечно, в общем менее исторично его место. В псалме 50 остаток признает вину народа (более точно, иудеев) в отвержении его {Я думаю, можно будет заметить, что первые две книги несколько отличаются от трех последних. Первые две больше говорят о присутствии лично Христа среди иудеев, последние три более национальны и историчны. И Пс. 71, последняя часть первых двух книг, завершается царствованием Соломона}. В третьей книге мы читаем об избавлении и восстановлении Израиля, как народа, и о путях Бога к ним, как таковых (Иерусалим в конце — центр его благословения и правления). Ужасный результат того, что они были под законом, и то, что все милости сосредоточены во Христе, изображено в псалмах 87 и 88, завершающихся взыванием к исполнению последнего. Избирающая благодать в верховной власти за избавление, когда все было потеряно, представлена в псалме 86. В четвертой книге говорится об Сущем, жилище Израиля во все времена. Израиль спасен приходом Сущего. Это может в своем основном содержании характеризоваться как явление миру единородного. Сущий всегда был жилищем израильтян, они ищут в нем избавления. Для этого вводятся Авраамово и тысячелетние имена Бога — Всемогущий и Всевышний. А где найти его? Мессия говорит: «Ищу их в Сущем, Боге Израиля». Воистину Он — там; следовательно, будет осуждение нечестивых, а праведные спасутся. Полная божественная натура Мессии, однажды отвергнутая, вводится, чтобы заложить основу для того, чтобы Он принял участие в благословениях последних дней, хотя однажды отвергнут. Он — неизменный живой Сущий, Творец. Затем идет благословение Израилю, создание, осуждение язычников, чтобы Израиль мог обладать обетованиями. Но это та же милость, которая так часто щадила их. Последняя книга — более общая, что-то вроде научения обо всем, а в завершение — ликующая похвала. Сказав о подробностях их восстановления через трудности и опасности, имени Бога для всей земли, нечестии антихристианского орудия врага, возвышении Мессии до десницы Сущего, доколе его враги не станут подножием ног его, а земной народ — желанным в день его власти, — мы имеем повторение путей Бога, пояснение всему состоянию Израиля, того, через что они прошли, и принципы, на которых они стоят пред Богом; а закон этот начертан в их сердцах. Затем — завершающая похвала. Как покажет этот быстрый набросок (а подробности, за которые я сейчас примусь, покажут еще более ясно), в псалмах много больше порядка, чем обычно предполагается теми, кто рассматривает каждый из них отдельной одой, которая служит выражением личного благочестия. Они не связаны, это верно, в одно продолжительное рассуждение или рассказ, как могут быть связаны другие части писания; но они четко и упорядоченно представляют отдельные части той же темы; то есть, как мы видим, положение остатка иудеев, или Израиля, в последний день, их чувства, связь Мессии с ними. Эти темы рассматриваются самым тщательным образом. Дух Бога, который, управляя всем сущим, вдохновляя содержание всего писания, запечатлел определенные следы своей руки на этой особой части его. А кто собирал эти божественные песни, работу различных авторов, написанные в различные эпохи, — я не решусь сказать. Это учение богословов можно обсуждать; но результат не может, я думаю, оставить сомнения в уме любого, кто понимает смысл их, что касается того, чья сила работала в нем. Я уже в общем отметил тему каждой из пяти книг. Отличие темы, которое я нашел в них, заставило меня разделить все Псалмы так до того, как мое внимание было привлечено к хорошо известному факту такого же разделения в еврейской Библии. Но этот принцип порядка выполняется также в подробностях каждой книги. Этот порядок первой книги и содержание псалмов, которые составляют ее, сейчас должны занять нас. Она, возможно, является полной в общем и характерном виде, каким она изображает темы, о которых говорится в псалмах, и поэтому самой интересной. Остальные, естественно, говорят о подробностях, которые воплощают данную идею. Надо заметить, что следующий принцип проходит через нее, и более или менее, когда проходит через другие: некая великая истина или историческая особенность выдвигается в том, что касается Христа или остатка, или обоих, а затем следует ряд псалмов, выражающих чувства остатка в связи с той истиной или особенностью.


Глава 1 из 14812350100»Последняя »

Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Синопсис-Псалтирь. Раздел: Синопсис книг Библии.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.